Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Возрождение Альянса. Книга 1. Колдоум Chameleon
18. По дороге в Никуда



– А-МИ-ГОО!!!


Прогремело на весь коридор, едва Шед вышел за порог своей комнаты. Эмпат еще не успел ничего сообразить, а его уже прижимали к красной рубахе.


– Ди!.. – он с кое-какими усилиями смог высвободить себя из крепких рук испанца.


– Что же ты... – глаза Диего удивленно округлились. – Что она с тобой сделала!!! Как она могла посягнуть на святое! – взвыл он на грани истерии.


– О чем это ты? – недоумевал Шед.


Сзади тихо хихикнул Алекс. Эмпат, поняв, что неладное, осторожно коснулся лица.


– Ох! Ли-ин! – прорычал он.


– Да, мой милый! – пропел сладкий низкий голос, когда еще одна пара цепких рук оплела его сзади. – Не благодари. Тебе та-ак идет! – она развернула его лицо к себе. – А я та-ак соскучилась по этой смазливой моське!


Алекс уже смеялся в голос, держась за косяк, когда в коридор вышли остальные, разбуженные громкими разговорами. Минут пять эмпата тискали и еще пять минут комментировали его эспаньолку – точную копию фирменной фишки Диего.


– У меня как будто появился брат-близнец, – с недовольным прищуром изучал блондина испанец. – Уродливый брат-близнец.


– Который тебя старше на пять веков. Ух! Хотел размять ноги, но наверно придется сначала в ду...


– ШЕД!!! – прокатилось эхом по коридору со стороны кормы. Из техотсека показалась взъерошенная фигура шотландца. Лохматый и помятый Уилл напоминал разбуженного среди спячки медведя-шатуна.


– Черт, он что, только из запоя? – глаза эмпата испуганно округлились.


– Ше-ед! – Уилл на полном ходу кинулся к другу. Шед попробовал скрыться в своей комнате, но убегать от Уилла это все равно, что переходить дорогу синкансену на полном ходу. Естественно, МакНейл его перехватил. – Ох, ты проснулся! Все, как он и говорил! – его голос скатился до злобного хрипа. – Клянусь, я вырву его сердце и вдавлю очки в его поганую черепушку! Только доберусь до этой гидры!


– Да! Да!.. Только хватку... ослабь, mo charaid! – пыхтел Шед, пытаясь ухватить ртом воздух.


– Кстати, он попросил сообщить ему, едва ты проснешься, – Уилл отпустил друга и принялся набирать письмо на цифровом браслете.


– Уоррену? – Шед размял шею. – Ты что, скидывал ему данные по моей анатомии?


– Пришлось, амиго, – развел руками Диего. – На кону стояла твоя жизнь.


– Хмпф! – эмпат покачал головой. – Рад, что ты нашел друга по переписке.


– Да я его прибить хочу!!! – прогремел Уилл и тут же согнулся над пиликнувшим ответом. – Хотя, как врач он гений.


– Уилл проштудировал все Уорреновские диссертации и лекции, весь материал, что был в свободном доступе и даже выклянчил кое-что из личных разработок... – заговорила Линда. – Когда не пил.


– И что он пишет? – зевнул сонный Митч.


– Спрашивает, есть ли у Шеда аллергия на морепродукты, – Уилл поднял на эмпата взгляд, в котором читалось непонимание и ступор. – Это он для реабилитации что ли?..


– Не совсем, – криво ухмыльнулся Шед. – Дай сюда! – он перебросил письмо на свой браслет. – Я отвечу.


– И что ты хочешь ему сказать? – холодно поинтересовался Алекс.


– Что сам решу, когда и где верну ему иглу, – со злой гримасой Шед нажал отправить.


– Хороший ответ! – одновременно сказал Алекс и ответное письмо от Уоррена.




Сколько Уилл ни пытался, затащить Шеда в медпункт он так и не смог. Дэани, пожалуй, был одним из немногих, кто мог пободаться с упертым шотландцем. Уилл провел диагностику наручным сканнером, и команда, насмотревшись на шоу, начала понемногу расходиться, но тут неожиданно пиликнул браслет Шеда. Пришло сообщение от Кайла.


– Он написал тебе? Серьезно?! – изумился испанец. – Вы же ментально общаетесь.


– Да, и, очевидно, он услышал, что я проснулся, – мрачно ответил эмпат, – но я не смог принять его ответ.


Такое заявление снизило атмосферу на несколько градусов. Да и сообщение от капитана добавило волнений – с ним прибудет Джакоб. Иссэ желал лично удостовериться, что Дэани пришел в себя.


– Вот же твердолобый верзила! – ворчал Уилл, копошась в медотсеке.


– Это ты про себя? – поинтересовался Алекс.


– Про Джакоба! – гаркнул шотландец, сверкнув злобным взглядом из-за дверцы шкафчика. – Ведь не дурак и знает, как воздействует аура корабля на нерезидентов. И все равно прет за черту поражения!


– И-и что будет? – Алекс неуверенно покосился на Шеда.


– Пожалуй, душ подождет, – ответил тот, развернувшись к своей комнате.


Через 6 минут вся команда собралась у крыла корабля. На долгих простоях Хамелеон полностью опускался брюхом на грунт, растравляя свои «плавники» во всю длину. В расслабленном виде они создавали ореол на 15–20 метров вокруг корпуса и служили трапом для команды. Текучие невесомые краски обволакивали ногу по щиколотку, скрывая ее от глаз. Алекс любил гулять снаружи босяком, отмечая гладкую, но не ровную поверхность, словно ходил по обточенному волнами камню. А еще удивительным было то, что и зимой, и летом поверхность была одинаковой температуры – ровно +13.


Полупрозрачный челнок вынырнул из-под крон деревьев и плавно опустился подле крыла. Первым вышел Кайл. Ловко спрыгнув на траву, он подал руку человеку, сидевшему в штурманском кресле. Алекс с трудом узнал в скрюченном старике крепкого правителя, что всегда излучал силу и бодрость. Но сейчас Джакоб выглядел так, словно постарел лет на сорок... или столько там. Этих неджанийцев не поймешь.


– Ох, Иссэ! – к Джакобу тут же подоспел Шед и аккуратно подхватил его за вторую руку.


Тот чуть отдышался и предпринял робкую попытку распрямиться. При виде эмпата на его измученном лице появилось некое подобие улыбки.


– Мне... очень... жаль... мой мальчик, – рваными выдохами пробормотал он. – Не хотел, чтобы... ты... видел... ее... такой... пустой.


– Вы проделали огромный труд! И я очень благодарен вам.


Алекс с удивлением отметил, как Шеду идет искренняя улыбка. Никогда раньше он не видел, чтобы глаза эмпата лучились добротой. Даже куцая бородка не могла скрыть его красоты.


– За что ж вы его так, Нэсс? – обратился Джакоб к Линде, заметив растительность на обычно гладко выбритом лице Дэани.


Та убрала экран и одарила Иссэ таким огненным взглядом, что заставил бы его отпрянуть и в самом расцвете сил.


– Увидели? Помацали? Теперь катитесь отсюда к чертовой бабушке! – гаркнула она. Уилл, стоя рядом, твердо кивнул.


– И что Канцлер в ней нашел? – шепотом спросил Джакоб.


– Сам без понятия, – пожал плечами Шед. – Но Лин права, Иссэ. Вам не стоит здесь задерживаться.


– Ты ей еще не говорил?


– Пусть сам ей скажет, когда заманит в свои хоромы. Если заманит...


– Заманит, и не сомневайся. Ноа-Най тот еще дальновидный паук, – ухмыльнулся Джакоб. – А ты молодец, умеешь хранить чужие тайны. – Он поймал внимательный взгляд Алекса, который слышал их тихую беседу, и насторожился.


Шед сразу понял его эмоцию.


– Не беспокойтесь, Иссэ. Он тоже умеет хранить секреты.


Джакоб пообщался с Шедом еще пять минут. Их предоставил им Алекс, взяв на себя инициативу по кофейным мешкам. Вместе с Митчем, Диего и Уиллом, который взвалил на себя сразу два, они перенесли тару на чердак и от души поблагодарили Джакоба. Алекс протянул ему стаканчик со свежим эспрессо и вместе с остальными в повелительном тоне пожелал счастливого пути. Было видно, как пагубно действует каждая минута, проведенная вблизи корабля. Хамелеон жестоко отталкивал от себя любого чужака. Вплоть до умерщвления. Едва челнок вспорхнул в небо, команда с облегченными вздохами вернулась на корабль. А точнее – столпилась на чердаке. Кофейный голод достиг своего апогея. Только Шед не сразу примкнул к остальным – таки умчался в душ: мыться и бриться. Переступая порог чердака, он чуть ли не лбом столкнулся с капитаном. Тот передал от Джакоба благодарность за напиток и теплые пожелания в предстоящем пути, приложив координаты точки, где Хамелеон сможет пополнить продовольственные запасы.


– По-любому придется проходить портал, – подытожил Диего, растянувшись животом вниз сразу на двух креслах-мешках. – И Совет нас тут же засечет.


– Значит, приступим к своим обязанностям, – пресно ответил Шед.


– Ага, – фыркнул Уилл, обильно поливая свой латте каким-то супер-раритетным ликером из личной коллекции. – Магдзена уже пеной исходит из-за чертового семени. Но что-то у меня нет никакого желания наново лезть в недра Йора.


– Который сейчас, судя по отчетам, превратился в кислотное пекло, – подхватил Митч.


– Кстати, Верон недавно писал, что нашел неплохую альтернативу для посадки Семени, – вставила Николь.


– Какую альтернативу? – Диего удивленно перекатился на бок.


– Он еще не присылал фото. Сказал, что отправит, когда там будет. Сейчас он в Яродайских туманностях... в тех, которые дальние, – дополнила она, облизывая ложку и мечтательно разглядывая на экране красочные снимки.


– И давно вы так любезно общаетесь, mon amour? – недовольно сощурился испанец.


– Что поделать: мне всегда нравились невысокие брюнеты, – кокетливо улыбнулась Ники.


– Радуйся, красавчик, – Линда послала ему лукавый взгляд.


– Пока радостей мало, – тот состроил недовольную гримасу и перекатился на спину. – Неохота сейчас перед Советом светиться!


– Мы и не будем, – ответил ровным голосом Кайл.


– Это как? – Диего вопросительно запрокинул голову в сторону капитана.


Кайл не спеша опустил книгу.


– Мы дойдем до Синдайских врат, дождемся там атшинскую баржу и вместе пройдем портал. Она уйдет в 224 префектуры, а мы – в туманы Плея, – завершил он, отпивая допио.


– Это как?.. – изумился Митч.


– Затаримся харчами у баржи, – пояснил Уилл. – Мы такое уже проделывали. Давно.


– О-о! Джакоб не поскупился на торговый мультипропуск! – ухмыльнулся Диего. – Их Совет не проверяет. О чем же вы так сладко пошептались? – хитро сощурился он Шеду.


– О твоей эспаньолке, – ответил тот, ровно стоя у окна и даже не обернувшись.




Баржа уже ожидала у портала, когда Хамелеон прибыл на место. Транспортное судно представляло из себя сцепленные цилиндры наподобие океанских ленточных сальп, каждая длинной с локомотив. И таких «звеньев» ровно 45, в каждом по 5 секций, кроме последнего, где их было 4. Баржой управляла автоматика, работа которой заключалась в том, чтобы дойти до портала и рассоединить все звенья в момент прохождения. После чего бортовые компьютеры переключались в режим маячка, который плавно направил бы груз по нужному адресу, если бы вдруг его не встречали у выхода. Но обычно его уже ожидали.


Виви плавно подвела корабль к концу ленты на стыковку и набрала нужные координаты в единственной пустой строке адреса. Баржа тут же пришла в движение и потянула корабль за собой в портал. Вспышка света, и баржа исчезла. Хамелеон парил в одиночестве, но не среди космоса, а в ярко-голубых туманах.


Алекс от неожиданности промахнулся кружкой мимо рта и вылил полпорции кофе на себя.


– Ах ты ж!!! – рявкнул он подскочив.


Команда ответила дружным смехом.


– Добро пожаловать в Никуда! – радостно подскочил Диего. – Наконец-то!


– Хеммея увижу! – добавил Митч, мечтательно глядя вперед.


– Мы вроде к вашему аскету Рамману направляемся, – произнес Алекс, оттряхивая грязную футболку.


– Хеммеем коня зовут, – пояснил Митч. – Рамман на челноках не разрешает летать по его просторам. Зато какие у него кони!


– Очаровательно! – фыркнул Алекс. Стянув футболку, он открыл карман в панели под окном и поднес туда одежду. Крошечный пульверизатор выдал порцию сухой пены. Пятно тут же начало исчезать. Втирая порошок, Алекс поднял взгляд на окно. Отовсюду тянулись длинные рукава туманностей, как...



Ты только посмотри! Видишь эти прекрасные голубые и серые полоски? Именно эта часть мозга отвечает за зрительное восприятие! Цвета, свет, тень, очертания, именно здесь они складываются в единую трехмерную картину. По этим крошечным нейронам проносится информация о них самих. Они сейчас видят самих себя. Мы создали уникальный круговорот! Никогда не думал, что трепанация может быть столь прекрасной...


Эльви, вернись в промежуточный отдел и направь трубку глубже. Ближе к таламусу. В самый сгусток лимбической системы... Именно здесь и притаился его дар....



Алекс нервно вздрогнул от жутких воспоминаний.


–Что, не нравится зрелище? – его дрожь заметил Митч.


–Эм... нет, все нормально! – сказал Алекс, отойдя от окна. Надев футболку, он поймал на себе внимательный взгляд Шеда, который впервые за весь разговор отвернулся от окна. Колдоум глянул на Кайла: тот неотрывно наблюдал за ним поверх книги. – Уоррен снова в голову лезет. Старые флэшбеки, – признался Алекс.


Эти проницательные черти даже не дадут спокойно покопаться в себе.


– Мы прибудем через...


– Четырнадцать часов! – перебила Кайла Виви, явившись на чердак.


– Ооо, si! – довольно промурлыкал Диего, подсаживаясь к Николь. – Ты не рада, шери?


– Ты же знаешь, я ровно дышу к этим четвероногим, – фыркнула она. – И вообще не люблю подолгу прохлаждаться без дела и без связи.


– Это так, – ответил ей Кайл. – Но правила тебе известны, Ники: когда дается карт-бланш, а именно, – пояснил он Алексу, – нас не засекают и предоставляют свободный проход через портал, тогда мы сразу направляемся к Рамману. Это – его правило.


– Ты хочешь сказать, что это Рамман так все устраивает? – низким голосом спросила Николь.


– Не знаю, – небрежно пожал плечами Кайл. – Может да, а может и нет. У Раммана много тайн, и меня он посвятил далеко не во все.


– А как давно вы знакомы? – спросил Алекс, почуяв интересную тему.


– Он помнит меня еще слугой Зэввот. Мы с ним встретились уже ближе к финалу моей службы.


– Ясно, – тихо ответил он, осушив свою кружку. Его взгляд снова невольно приковался к туманам, то и дело вызывая гадкие воспоминания.


– Я все-таки не против потренироваться, – бодрой походкой к нему шагнул Шед. – Что скажешь?


– Ох, не люблю я твое оружие! – скуксился Колдоум.


– Вот и славно! – хлопнув его по плечу, эмпат направился к выходу. – Заодно и мне разминка не помешает.




Перед тем, как зайти в зал, Шед нажал на панель, после чего холодный пол сменился темно-зеленым ковром. Сбросив с себя ботинки, он упоено прошелся по мягкой, шершавой поверхности.


–А-ах! Здорово! – мурлыкал эмпат, шаркая босыми пятками. – Разувайся.


Алекс снял обувь еще до того, как это проговорил Шед.


–Так значит, Рамман лошадей разводит?


–А ты все так же переводишь темы, когда боишься, – рассмеялся эмпат.


– Давай сегодня без психологии! И так на душе тошно.


– Сегодня я тебе не психолог, – ответил Шед, извлекая из полки с инвентарем две рукояти. Алекс, увидев их, побелел.


Этот черт собирается гонять его ленточным мечом? Нет, уж лучше сеанс соплей и откровений.


– Твой куратор обезоружил меня с невероятным профессионализмом, – он швырнул одну рукоять Алексу. – И, признаться честно, это пошатнуло мою гордость.


– Надеюсь, ты не собираешься срываться на других, – произнес Алекс, слегка напрягшись и готовясь к атаке.


– Я вижу, что тебе некомфортно, – краем рта ухмыльнулся Шед, прохаживаясь вдоль окна. – Но не ощущаю ни единой твоей эмоции. Ни столь привычного сдерживаемого максимализма Ди. Ни вечной депрессии Уилла. Ни апатии Виви, что давно придушила в ней всякую надежду. С одной стороны, это... удивительно и даже забавно не слышать ваши извечные проблемы и самобичевания, а с другой... меня это жутко бесит! – оскалился он, делая замах. – Бесит, что какой-то земной докторишка вырвал мой главный дар и уровнял с остальными! – Зеркальная полоса, вздымаясь кольцами и шипя как огромная змея, понеслась через весь зал к Алексу, но перед самым его лицом замерла и взлетела под купол. – Что очень странно, ведь Дэани – негордый народ.


Сердце Алекса пропустило удар, когда смертоносная спираль густыми лентами рухнула на Шеда и коконом закружилась вокруг его торса.


– Мы никогда не ставили себя выше других. И, кажется, этой нашей чертой я слегка злоупотребил, – эмпат говорил спокойным голосом, плавно вращаясь вокруг себя. Хаотические спирали выровнялись, образовав нечто вроде круглого зеркала.


Алекс наблюдал за картиной, широко разинув рот, и не знал, чему больше дивиться – мастерству Дэани или его неожиданным откровениям. Он знал, почему Шед это говорил, знал о давнем обычае Карающей Длани. О так называемом Танце душ. Шед как-то рассказывал ему о церемонии укрепления духовных связей его народа. Интимная исповедь трех – рассказчика, слушателя и ленточного меча между ними. Тот, кому надо выговориться, начинал свой танец с найди и постепенно входил в транс; исповедь длилась до тех пор, пока исповедуемый не останавливался сам, или пока меч не касался его кожи. Последнее значило, что проблема еще далека от разрешения, и обычно именно так и завершался танец.


– Ты же хотел, чтобы я тебе выговорился, – зеркальный шар раскрылся, и Шед плавно шагнул ближе. Ленты собрались в плащ кобры за его спиной. – Я это делаю только так. Ведь только так ты убедишься, что я не вру.


Шед уже стоял в полуметре от Алекса, неотрывно глядя ему в глаза. Ни один мускул, ни один небрежный тик не выдавал его эмоций – все тот же спокойный эмпат, но почему-то Алекс ощущал, что перечить ему сейчас выйдет боком... или точнее войдет в бок острым мечом.


– Ты злишься от того, что тебя одолел джаниец, или из-за своей нынешней бесполезности для команды? – стараясь говорить как можно спокойней, Алекс ответил ему хищным прищуром.


– Команды? – Шед сжал губы и шагнул назад. – Знаешь, если посудить о всей моей жизни на борту корабля, то едва ли меня можно назвать полноценным членом команды.


– Как и каждого из вас. Ведь обычно вы сидите каждый в своей комнате, изредка пересекаясь в холле или в рубке... По крайней мере до появления баристы все так и было, верно ведь?


– Не самое скромное заявление, но ты таки прав, – слегка ухмыльнулся эмпат.


Алекс увидел, как вращающаяся лента опустилась ниже, и предпринял еще одну попытку.


– А сейчас ты скажешь о том, что почти никогда не принимал участия в беседах, а если и принимал, то обычно сорил сарказмом и скепсисом... И далее последует прочая самобичивальная лирика. Так что добро пожаловать на борт.


– Неплохо, Ал, – Шед почти опустил найди, но почему-то его рука продолжала нервно подергивать рукоять. – Но есть одна небольшая деталь, что не дает мне покоя.


– Какая?


– Аскорд. А точнее – его ген Орлонца.


– Орло... Погоди, что? – Алекс изумленно покосился на эмпата.


– Колено Мистионы, – ответил Шед, когда найди снова закрутился над его головой. – Один его далекий потомок заключил Оданаот с представительницей Костяка. Всей предыстории не знаю. Может у них была любовь, а может какой-то расчет, но с тех пор каждый последующий Аскорд выбывал из игры, едва встречал свою вторую половинку. Говоря их языком, когда его инстинкты сообщали, что на горизонте появилась та, что физически может дать ему потомство. А с этим всегда были сложности. Порой хозяевам надо было похоронить сотни, а то и тысячи претенденток, прежде чем получали долгожданного наследника. И только Зэввоты смогли избавить себя от ненужных хлопот. Правда, в их решении была другая сторона медали.


Эмпат затих и отвернулся к окну, но найди все еще крутился над его головой.


– Какая же? – осторожно спросил Алекс.


– Хозяин терял всякую власть над своим рабом. Аскорд более ему не принадлежал.


– Он принадлежал...


– Ей, – кратко завершил Шед. И ленты снова сомкнулись вокруг него в кокон.


– Ты думаешь, Кайла постигнет такая же участь?


– Я не думаю. Я знаю.


– Но ведь он больше не раб.


– Это не упраздняет ген Орлонца. Сей народ известен своей преданностью аки Дэани.


– Значит, ты тоже...


– У меня нет рабской родословной на сотни поколений. Я смогу сохранить трезвый разум в любой ситуации.


– Да-да! Именно поэтому и спишь со всем, что двигается.


– Думаешь, я бунтую?


– Именно так все и выглядит. Кайл, имея лишь частичку Костяка, соблюдает целибат, в то время как ты – представитель древнейшей династии Дэани – соришь своими генами налево и направо. И вообще твое поведение смахивает на хронику. А любое хроническое заболевание есть следствием внешнего раздражителя, который обычно задевает часть головного мозга.


– Когда ты цитируешь Уоррена, ты становишься чем-то на него похожим.


Хоть Алекс и не видел лица Шеда, но знал, какое сейчас у него выражение по одной его кислой интонации.


– Наверно, я тоже жертва своего хронического демона.


– Ну да, – прозвучало из кокона после небольшой паузы.


– Так что же случилось между тобой и Бальтором Грэззолом?


Лента на короткий миг дрогнула, но, к счастью Алекса, продолжила вращаться. Не хотел он прерывать разговор на столь важной ноте.


– Просто скажи, что ты это имя услышал не от наших.


– Мерджи. Она поведала мне о том, что тебя предал твой друг, но в детали не вдавалась.


– Что ж... – глубокий вдох и ленточный меч снова взмыл вверх. Начало нового откровения. – Можно попробовать, – тихо произнес Шед, когда найди снова сокрыл его от собеседника.




– Когда-то давно я был весьма экстравертен. Вдохновлялся историями первооткрывателей, зачитывался легендами про Замира и Хикаро, про Джеврона и его отважную команду, о первом Оданаоте, заключенном меж несколькими людьми, которые бороздили просторы космоса и за всю свою долгую жизнь открыли кучу миров. Мечтал о том, что точно так же в свое время примкну к чьей-то сильной команде или соберу свою. Представлял, как повстречаю Древних, как получу от них благословение... Все юные дураки в Альянсе бредили этим.


И вот, на одном званом вечере в Квэре я познакомился с компанией таких же мечтательных ребят. Бальтор, как лидер, выделялся среди остальных. Конечно же меня приняли в их компанию и все последующие дни, пока Сия решала свои вопросы, мы витали в облаках, мечтая о совместных путешествиях в самые далекие и темные уголки Вселенной. Я не особо интересовался пророчествами сестры и политикой моего народа. Считал себя чем-то более особенным и на всякие наставления с ее стороны отвечал резкими отказами. А Сия все просила меня повлиять через Бальтора на прочих Грэззолов. Предупреждала, что империи Венедов светит стопроцентный распад, если случится какой-то коллапс. И он таки случился, и это был, мать его, Великий Коллапс. Когда связь между мирами пропала, началось такое... Представь, что в огромном мегаполисе, где ты даже слить за собой или открыть дверь без электроники не можешь, резко вырубили всю энергию и всякое сообщение. И вот стоят друг подле дружки куча изолированных высоток с народом, запертым в темноте. Так вот, это фигня по сравнению с тем, что произошло после Коллапса, и в первую очередь все обиженные народы заочно обвинили в этом Дэани. Даже когда нашли виновного Аскорда, нас по инерции продолжали ненавидеть. Меня от лютой расправы на первой же остановке спасло то, что я путешествовал на венедском корабле. Мое чутье на врагов зашкаливало так, что я нигде не мог распознать ни единого друга. Думал, либо весь мир сошел с ума, либо я сам окончательно спятил, потеряв всякую связь со своими. Даже с Сией. Долгое время я скрывался, а потом решил пойти на риск и отправился искать Бальтора. Нашел его на Илларе – это одна из их колоний. Тот выслушал мою горькую историю о тяжелых странствиях, немного пожаловался на наши разбитые вдребезги мечты и высказал надежду, что не все потеряно, поле чего предложил собраться всей нашей... недокомандой. Кое-как мы смогли воссоединиться. Тогда связь поддерживалась лишь порталами, как и сейчас, в принципе. Но тогда их было куда меньше.


Мы отбыли в периферию... один из мирков не самых удачных аскордовладельцев. Все ради того, чтобы меня укрыть. Дыра дырой с негустым населением, но именно там я не ощущал врагов... Почти. Лишь тех, что стояли подле меня. Окончательно я прозрел, когда Бальтор и вся его компания пустили меня по кругу и избили до полусмерти. Очнулся я во время очередного круга (не знаю, сколько их было) в публичном доме той самой периферии. Вот так обо мне и позаботился лучший друг. Хотя стоит отдать ему должное – за все мое долгое пребывание там, на мою жизнь ни разу не покушались.


– Черт, Шед!.. – Алекс нервно пригладил волосы, не зная, что сказать. – Во дерьмо!


– Так я и думал, – найди опустился на пол, явив Дэани, который с кривой улыбкой смотрел на порезанную руку. Проблема не решена. – Но знаешь, я впервые рассказал об этом кому-то другому.


– А-а... кэп... нет?


– Нет, – мотнул головой Шед. – Он ни разу не спрашивал. Да и зачем ему, он и так все знает. Если честно – психолог он так себе.


– Согласен, – Алекс скопировал его ухмылку. – Он тебя спас?


– Нет, – он снова помотал головой. – Мы пересеклись не Земле. Я жил в Александрии, занимался кожевенным делом. Из-за тамошних химикатов посадил себе горло.


– Как же ты там оказался?


– Не помню, – пожал плечами Шед.


– С твоей-то памятью? – удивился Алекс.


– Да. Кто-то мне ее стер и это точно не был Кайл, – Шед кивнул на рукоятку с найди в руках Алекса. – Ну что, не хочешь попробовать?


Колдоум неохотно покосился на оружие, словно держал сверток вонючей грязной пакли.


– Только если ты скажешь, что тебе полегчало.


– Не очень, – Шед почесал голову.


– Иди в задницу! – Алекс всучил ему меч и развернулся к выходу.


– Стоп! – эмпат резко схватил его за плечо.


– Чего?


– Прямо по курсу, – Шед кивнул вперед. – Мы в туманностях Плея. Здесь есть несколько кислородных облаков с удивительным составом. Мы всегда минуем их по пути к Рамману, чтобы...


Он продолжал говорить, крепко держа Алекса за плечо двумя руками. Настолько сильно, что его пальцы уже оставили красные отметины и потом там наверняка появятся синяки. Но Колдоуму не было до этого никакого дела ровно, как и до речей про туманы, Раммана и таинственный Хак, что на давнем языке означает «нигде». Алекс все смотрел на Шеда и не переставал дивиться блеску в его глазах и восторженной мальчишеской улыбкой. То ли дело в туманах, которые окрасили его зеленые радужки во все цвета авроры, сокрыв все резкие углы на его лице, то ли дело в Танце душ. И где-то в глубоко внутри Алекс понимал, что эта древняя как мир церемония непременно помогла бы ему найти то, что все время ускользало в его флешбеках, сколько он ни пытался это найти. И он еще не раз пожалеет, что отказался.


– Сейчас! – резкий голос Шеда прогнал все его мрачные думы.


Эмпат кивнул вверх.


Стекло начало вибрировать. Из центра купола пошла волна, покрыв всю его поверхность мелкими сотами. Одна за другой, они начали таять, оставляя после себя пустоту. Через несколько секунд оболочка исчезла, обнажив открытый космос.


Все помещение заполнилось свежим прохладным воздухом, настолько насыщенным кислородом, что у Алекса от первого вдоха закружилась голова.


–Ой, мать! – выдохнул он, пошатнувшись.


–Стоишь? – слегка забеспокоился Шед.


–Вроде бы.


–Отлично. Надеюсь, ты настроил гравитацию на чердаке?


– Грави... ЧТО?!!!


Громко рявкнув, Алекс тут же вылетел из тренировочной и галопом направился к себе. Однако, на чердаке все стояло на своих местах, а команда валялась на пуфах, мечтательно пялясь на голубое небо.


Вот же скотина-эмпат!


– Как позанимались? – спросил Кайл, отложив дочитанный роман.


– Что за черт тут происходит? Куда крышу дели?


– Я ж вроде тебе все пояснил, – сзади послышался хитрый смешок Шеда.


– Паскуда! – буркнул Алекс. – Прости не слушал. Переваривал твои уроки.


–Да, крышу мы убрали. Остались только фотоабсорбенты, – ответил Кайл, пока Алекс готовил Шеду кофе. – Обычно корабли караванов нуждаются в регулярном простое, для прочистки воздушных фильтров и различных систем, но здесь это можно сделать без посадки и за куда меньший срок.


–И полюбоваться красотами как бонус, – добавил Шед, насыпая в кофе дробленного шоколада и корицу, найденную им на одной из полок.


–Кислородная туманность! – проговорил Алекс. Теперь он не скрывал свой восторг. – И большая она?


–Сама туманность Плея сравнительно да. А кислородных облаков в ней несколько. Конкретно это размером в две Солнечные системы.


–Прилично, – Алекс оценивающе закивал. – А почему это место называется «никуда»? – спросил Алекс, делая очередную порцию кофе.


–Потому что Кодекс былого Альянса запрещает давать имена незаконченным мирам, – ответил Кайл.




Ребята просидели на чердаке несколько часов, наслаждаясь видами. Но вскоре праздные беседы иссякли, и все разошлись по комнатам.


На чердаке воцарилась непривычная тишина. Лишь тихие завывания доносились из открытого космоса. Странное чувство, словно стоишь на пересечении тысяч миров и голос каждого сливается с остальными в бесконечный и далекий гул. Снова обведя взглядом свои хоромы, Алекс заметил на полке с кофейником новый предмет. Он подошел и с любопытством изучил фолиант в белоснежном переплете с незнакомыми серебристыми символами. Сами страницы были серыми, из очень гибкой бумаги, если из бумаги вообще. Вместо закладки был сложенный ободок и рядом записка «Учи языки, салага».


Алекс понял и тихо рассмеялся.


–Ну спасибо, Шед. Ведь знаешь, как я не люблю цеплять себе на голову всякую дрянь.


Но ради книги Дэани, он так и быть готов себя переломать.


Алекс свалился в гамак и принялся с любопытством изучать том. Ровные строки букв собирались в изящные узоры. Кое-где красочные иллюстрации изображали прекрасных и статных людей в длинных одеяниях. Светловолосых и волооких. Алекс понял, что на картинках были изображены персоны царского рода – супружеские пары, семьи с детьми, а кое-где и представители братских союзов. В самом конце он увидел прекрасную молодую деву и юного мальчика, крепко державшего ее за руку. Длинные прямые волосы девушки струились по плечам и груди, ее зеленые глаза были спокойны и приветливы, а юноша смотрел прямо и серьезно. Под ними витиевато извивалась незнакомая надпись, но Алекс знал, что она значила: «Сия и Шед Дэани».


В его груди что-то больно кольнуло, а подбородок слегка дрогнул. Чувствуя, как волна эмоций после тренировки снова подступает, он убрал книгу.


«Черт! Может, все-таки попробовать этот танец?»


Откровения Шеда перемешались с Уорреновскими нотациями, создав в голове гадкий и кислый винегрет.


– Просто дыши, – сказал он себе, делая один глубокий вдох за другим. Космический холодный воздух насытил легкие свежим кислородом, слегка развеяв морок.


Алекс снова взял книгу и открыл последнюю страницу. Но в этот раз его внимание приковала Сия. Что-то в ее облике притягивало, словно...


Тихий рокот вывел его из наваждения: Кайл вернул купол на место.


Немного поерзав в гамаке, Алекс понял, что покемарить часок-другой в полной тишине никак не получится, а потому, прихватив куртку, направился в рубку, где уже собрались Уилл, пилот и старпом. Капитан и остальная часть команды отсутствовали.


«Снова готовятся?» подумал Алекс.


За окном он увидел, что их корабль держал курс на огромное облако золотистой пыли.


–Итак, – заговорил Диего, когда Алекс спустился к пульту управления. – Мы прибыли.


–Куда?


–Вот это, – испанец указал пальцем на туманность, – и есть мир без названия.


–Никуда?


–Ага, – кивнула Виви, изучая сводку по составу веществ за бортом. – Хотя лично я считаю это старческим маразмом.


–Что именно?


–То, что планета-обиталище Раммана не имеет имени, – МакНейл покинул штурманское кресло и подошел к ним, – с чем Виви в корне не согласна, и при каждом прибытии ворчит уже который век.


–У всего должно быть имя! – вставила Виви. – Планета существует, не важно, завершена она или нет!


–То есть как это, планета не завершена? – вполголоса спросил Алекс у Диего, в то время, как пилот продолжала громко изливать свое негодование на Уилла.


–Бóльшая ее часть очень горяча и активна, – также полушепотом ответил ему испанец. – Лишь на небольшом участке можно жить. А Виви происходит из той расы, где чуть ли не каждый камень по имени называли. У Суми самый богатый словарный запас. Потому-то она и недовольна.


–Ты хочешь сказать, что Рамман живет на небольшом островке среди раскаленной породы и вулканов?


–Что-то вроде этого. Видишь тот сгусток туманностей прямо по курсу? – Алекс кивнул. – Это и есть дом Раммана. Его Ничто. Или же Хак, на его языке.


–Эта туманность?


–Планета там внутри, просто ее не видно. Крупный участок материка покрыт защитным куполом, который удерживает стихию. И не спрашивай меня, как его создали. Cами без понятия. О, а вон и твердь показалась!


Увидеть кусок планеты среди разноцветных туманов было непросто. Но Алекс таки смог разглядеть светлую полоску, после того, как Диего, встав ближе, ткнул в нее пальцем.


–Бесподобный камуфляж! Отыскать почти невозможно, – восхищенно произнес Колдоум.


Через полчаса в рубку спустился Кайл и подошел к креслу пилота.


– Виви, позволишь?


–Как всегда! – та недовольно цокнула языком и встала. – Он никому не доверяет здесь управление кораблем, – обратилась она к Алексу.


–Почему?


–Потому что пробраться через туман можно только по особому маршруту, – пояснил Кайл.


–А напрямую к острову нельзя?


–Нет, купол не пустит.


Капитан взялся за штурвал, и свет в помещении убавился. Краем глаза Алекс заметил знакомые летающие пластинки над рукой Кайла.


Туман быстро приближался и вскоре полностью укутал Хамелеон. Космос, звезды, серп планеты, все исчезло в серой пелене. Но все же Алекс чувствовал, как маневрировал корабль под управлением опытного пилота. Еще более его смущало то, что Кайл не использовал навигации: поверх стекла не было видно ни карты, ни теплограммы, ни сводки топографии и состава... ничего.


«Наверно, только, используя Ничего, можно попасть в Никуда».


–Как он видит, куда лететь? – тихо спросил Алекс.


Виви в ответ лишь молча пожала плечами.


–Уместней было бы спросить зачем, – с тихим смешком к ним подошел Уилл. – Все эти повороты, уклонения тебя не смущают в космосе-то?


Алекс озабоченно нахмурился.


–Смущают.


–Как-то к нам на хвост упали несколько шаттлов зингайского флота, – заговорил капитан, неотрывно глядя вперед. – Многие недалекие умы думают, что у нас тут свой Дюггор с тоннами артефактов, вот иногда и пытаются нас перехватить у этих врат. Нам не хотелось их приманивать за собой, поэтому мы направились прямиком сюда, в этот туман... Больше мы их не видели.


–И что же с ними случилось? – спросил Алекс.


–Туман поглотил их.


–Он что, ядовит?


–Нет, он окутывает разум и загоняет жертву к раскаленной породе, где та неминуемо гибнет.


–Что за фарс! – фыркнул Алекс.


–Не веришь? – Кайл перевел взгляд на него.


–Ты лучше корабль веди! – ответил тот, усевшись в кресло второго пилота.


–Веришь, – довольно изрек капитан, вновь сосредоточившись на маршруте.


Наконец проступила долгожданная поверхность планеты. Прорвавшись сквозь мглу, она засияла перед Хамелеоном яркими красками. Издалека она походила на Атанну, или Мирам, или Землю. Но все же разница была. У туманных границ твердь чернела, будто ее выжег гигантский пожар.


–Большой остров! – Алекс, рассматривая панораму, подался вперед.


–Чуть меньше Северной Америки, – ответил Диего. – Рамману хватает.


–Один на всей планете? Ему не одиноко?


–Ни капли. – Кайл выключил синхронизацию и снова запустив все приборы.


Хамелеон миновал полоску высотных облаков и плавно заскользил к поверхности безымянной планеты. Уже можно было разглядеть ее многочисленные озера и реки, приземистые холмистые плато и огромную паутину каньонов. Далеко на горизонте возвышалась высокая горная гряда, украшенная белыми снежными шапками. Но там, где к ним подступал туман, торчали лишь голые острые пики.


Постепенно снижая корабль, Кайл направил его в сторону плато. Там он выбрал удобное место на плоской возвышенности и пошел на посадку.


–Уилл, найди Митча и напомни ему о правилах, – сказал капитан, выключая все системы. – И вообще, присмотри за ним.


–Хорошо, кэп.


МакНейл, Наварро и Вьен направились к выходу.


–Ал, задержись, – Кайл остановил его у самой лестницы. – Прежде чем ты ступишь на эту планету, нужно, чтобы ты узнал несколько важных моментов.


–Каких?


–Здесь ты забудешь о течении времени. Тебе будет казаться, что всюду царит вечность. – Капитан подошел ближе, и его лицо стало серьезным. – Помни, что это – иллюзия, не дай ей обмануть себя. Время идет всегда и везде.


–Хорошо. – От его горящих глаз Алексу стало не по себе.


–Здесь очень красиво, места обладают целительными свойствами. Ты свободен в любом перемещении, бывай где хочешь, когда хочешь, как хочешь. Но никогда не заходи на поле с черной травой. Понял? НИКОГДА!


–Ладно. А что там?


–Растительность чернеет на границе туманов. Дымка появляется спонтанно, ты даже ничего не заметишь и не почувствуешь, как впадешь в безумие. И выбраться уже не сможешь. Тебя медленно завлечет в пекло из ядовитых газов, раскаленных источников и лавы. Поэтому, держись от таких мест подальше. Но если все же угодишь, ничему не верь и никуда не двигайся, что бы ты не видел. Я сам тебя найду и вытащу.


Алекс натужно сглотнул.


–На тебя они не действуют?


–Мои цели выше иллюзий. Шед мне сразу даст знать, если кто-либо туда угодит.


–Он еще не восстановился.


– Рамэ быстро поставит его на ноги. И без всяких инструкций, – резким голосом завершил капитан.


Алекс кивнул. Не хотелось раздражать Кайла дальнейшими разговорами.


–Это все. Можешь идти к хлюстам.


–Что-то надо брать с собой? – Он остановился на середине лестницы.


–Ничего. У Раммана есть все необходимое.


Когда Алекс спустился в грузовой отсек, главные ворота были уже открыты, а шесть челноков выведены из корабля.


–Сколько их у вас всего? – спросил он Уилла, когда тот накрывал один из хлюстов, спрятанный в нише стены.


–На данный момент двенадцать. В преобразователе можно воссоздавать их сколько угодно. Проект есть в памяти.


–Вы их теряли?


–Пару раз их угоняли зингаи, пару раз сбивали, когда мы отправляли их на беспилотнике...


–Ты сказал, угоняли?


–Ничего страшного в этом нет. Хамелеон может уничтожить хлюсты, где бы они не находились... Ладно, на этот раз твое место в штурманском кресле вместе с Диего. Митч! – Он окликнул парня, гулявшего снаружи. – Со мной полетишь.


Тот вытянулся и отдал честь.


Алекс сошел на новую планету.


–Вот это да! – сражено ахнул он.


Такого прекрасного и красочного неба он не видал ни в каком сне! Там не было ни солнца, ни луны; лишь миллиарды звезд и разноцветные туманности, которые тянулись от горизонта до горизонта.


«Мир под открытым космосом! Действительно невероятно. Отсюда, кажется, можно увидеть все, даже Землю. Где-то там... далеко...»


–Эй, амиго! – Голос Диего вывел его из транса. – Летим уже! Запрыгивай.


Алекс тихо угукнул и, встряхнув головой, направился к хлюсту.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть