Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Возрождение Альянса. Книга 1. Колдоум Chameleon
17. Прана

Комната Шеда располагалась ближе всего к двери на чердак. В свое время юный эмпат, впервые ступивши на борт Хамелеона, выбрал для себя самое отдаленное помещение от жилья капитана. Виви обитала в двух дверях от Дэани, но с противоположной стороны. Таким образом первые пассажиры Хамелеона сосуществовали в своеобразном треугольнике. Весьма остром треугольнике...


За долгую жизнь своего постояльца комната едва изменилась: ее полки не хранили ни сувениров, ни артефактов, в ней вообще не было никаких предметов. Кровать и прочие бытовые необходимости эмпат прятал в стенах и выдвигал только когда было нужно. Жилье Шеда ребята в шутку называли камерой. Единственным ярким предметом была массивная круглая магнитная подушка на полу. Эмпат был любителем помедитировать в полной отстраненности от всего, даже от твердых поверхностей, потому часто коротал время, левитируя в самом центре комнаты.


Алекс осторожно переступил порог, словно боялся ненароком потревожить хозяина. Правда среди темных стен никто не медитировал. Обильный свет щедро лился из окон, лишь обнажая унылую пустоту, от чего комната казалась еще более безмолвной. Гость невесело почесал отросший ежик на затылке – последствие недавнего пари с Линдой. Что поделать, дама любит спорить на волосы. Теперь понятно, почему она вечно с короткой стрижкой. Из ее слов Николь стрижется реже всех. Странные традиции команды, но Алекс уже давно привык к ним и даже находил их забавными. Ровно, как и постоянные посиделки на его чердаке. Колдоум тайно надеялся, что, когда запасы кофе истощатся, команда расползется по своим норам и он сможет наконец насладиться тишиной и покоем, но сей номер не прошел в периферии Атши. У Фермера на все продовольственные «увы» нашлись свои «ура» и уже через три дня он прибыл с пятью мешками отборных кофе-зерен. Алекс, пригубив первую порцию, со скрипом на душе признал, что лучшего кофе он в жизни не пил. После чего Джакоб крепко пожал ему руку, закрепив устный договор о поставке. Взамен попросил отведывать мастерство Колдоума при каждой встрече. Правила сумийского корабля Джакоб понимал и на борт ни разу не напрашивался. Поэтому Алекс делал ему кофе на вынос, когда тот гостил на Пране.


Колдоум уже более-менее ориентировался в универсальном времяисчислении, хотя календарь Од так и не освоил. Просто как-то раз заменял Шеда на его посту ювелирного наблюдателя, когда Кайл обрабатывал очередной черный опал (свой любимый минерал) и нашел в столе презабавный циферблат с механизмом. Капитан, заметив удивление на лице гостя, с долей гордости заявил, что собрал эти часы с учетом только лишь земного времени и даже на орбите черной дыры они будут тикать так, как тикали бы на Джане. Не успел он договорить, как часы исчезли в Алексовом кармане, а вместе с ними исчез и сам Алекс. На несколько недель. Погулять по Пране, тем более, что Джакоб уже давно приглашал его на экскурсию.


За три с половиной года (по Джане, и теперь Алекс мог легко определять это самостоятельно) он всего лишь три раза исследовал планету Дэани. Два раза с Джакобом и один раз с – Кайлом. Фермер во всех подробностях изложил гостю все о флоре и фауне, а также поведал о быте пропавшего народа. Мир Дэани во многом походил на Джану. Дни и ночи сменяли друг друга каждые 25 часов, а через четыре месяца наступал новый сезон. Четыре климатических зоны опоясывали планету. Все как на Земле. Ну почти. На Пране было всего два океана (на юге и севере) и огромная пресложная сеть рек и озер, оплетавших широкое кольцо суши.


Хамелеон прибыл зимой. Кайл выбрал окраину северного берега, где холодный океан аккуратной дугой разделял белое и синее царства. Ветров в заливе почти не было. Снега покрывали изогнутые холмы и кучерявые деревья – невысокие и вытянутые как наковальни, что-то из породы хвойных, очень напоминающие кедры. Только пахли как эвкалипты и зимой их аромат усиливался, одаривая легкие морозной свежестью и чистотой. Дважды в день Виви убирала прозрачные купола, оставляя только защитный барьер, чтобы снег не залетал в рубку, тренировочную или на чердак. Целительный ледяной воздух наполнял корабль, просачиваясь в медпункт, где в коконе восстанавливался Шед.


«Уже три с половиной года», – печально хмыкнул Алекс, глядя на черный циферблат со светящимися полосками и подвижными точками.


Слишком долго даже для Дэани. В таком контексте не переставал ворчать Уилл, колдуя над бесчувственным другом согласно строгих инструкций Уоррена. В регулярности своих сообщений доктор не плошал и присылал указания четко раз в три месяца. Курс полной реабилитации займет 5 лет. Об этом сообщалось в первом письме. Кайлу, скрипя зубами, пришлось признать свое поражение. Противника он недооценил, и зеленый огонек – показатель бушующей злости – не гас в его глазах до самой Праны, рубя на корню все возмущения команды, мечтавшей отдохнуть у Раммана. Да и как они смогут там восстановить Шеда, если на Хаке ни один сигнал извне не ловится? Кайл знал, какой будет реакция эмпата, когда тот очнется на родной планете, которую избегал все их знакомство, но также он ведал и о чудесных целительных свойствах Праны для своего народа. Хотя не исключено, что дело было именно в народе, а не в планете. Как бы то ни было, команде нужно было убежище, чтобы там дождаться восстановления эмпата.


Джакоб встретил просьбу хамелеоновцев с полным пониманием, правда сей фанат Дэани добавил Кайлу свой пуд соли. Последней каплей в чаше терпения капитана было неожиданно найденное яйцо в одном из хлюстов. Темно-зеленый окрас и три белых пятнышка, расположенных равносторонним треугольником. Кайл тут же узнал узор и, злобно прогремев на всю рубку «Амур» с гарниром из нескольких бранных, изъял из панели молекулярный преобразователь, чтобы там расщепить яйцо на мельчайшие частицы. Но в последний момент его выхватил юркий испанец и исчез в коридоре. Ни уговоры, ни угрозы делу не помогли. Диего был готов защищать амурское потомство точно так же, как и зверь-родитель некогда защитил его и Уилла ценой своей жизни. Шотландец на убеждения испанца не поддался. Он вообще мало на что поддавался – поражение Уоррену по-своему сказалось на его гордости горца и большую часть пути он не трезвел. Катавасию с яйцом помнил слабо и частями. Испанца первым поддержал Митч. В хакере проснулся научный интерес, и он подвязался обеспечить процесс инкубации всеми необходимыми технологиями. В том, что яйцо все еще было живым – Кайл не сомневался. Амуры хоть и теплокровные животные, но наделенные изумительной стойкостью. Их скорлупки могли сохранять нужную температуру и в жар, и в холод. Единственное «но» – долгий период инкубации. Порой он мог затянуться на несколько лет. Что на это влияет – науке неизвестно. Именно эту тайну Митч на словах и хотел исследовать, скрупулезно поясняя это взвинченному Кайлу и обещаясь в случае успеха передать эмбрион Грэззолу, который «просто описается от счастья». Аскорд и без эмпата считал в искренних глазах парня тонну лапши, но подрывать командный дух в приступе гнева не стал. Махнув рукой мол делайте, что хотите, он развернулся и покинул рубку, оставив Митча и Диего разбираться с остальными ребятами и в частности с пилотом. Последнюю убедить было куда сложней.


Алекс помнил, как Виви, красная от гнева и уже обессилевшая от тщетных попыток образумить двух упрямцев, посылала ему взглядом намеки включить свой талант и запечь яйцо прямо в руках испанца. Колдоум было поддался на ее немые уговоры и уже навел фокус на темно-зеленый предмет, но что-то резко остановило его порыв. Какой-то голосок внутри противно шептал, что идея плохая. Скорбно пожав плечами, он примкнул к защитникам. Как ни странно, его поступок тут же утихомирил всю команду. Словно именно слово Алекса и было решающим. Даже Виви и та преобразилась, в плане ее гнев сменился на удивление с небольшой долей смирения. Ребята вскоре разошлись, а Алексу выпал редкий шанс хорошенько разобраться в себе. Тем более, что вопросов с момента его побега накопилось предостаточно, и сейчас появлялся долгожданный ресурс – время.


Чем больше Алекс думал, тем больше он понимал, что его дары пиромага и воздействия на других людей – еще не все сюрпризы. А то, что Алекс умел влиять на разумных существ – он знал наверняка. И это была не эмпатия и не телепатия, иначе Совет бы мигом его раскусил. Это было что-то другое... Но вот что? Кайлу он не хотел открываться. Потому что их беседа обязательно привела бы к весьма неприятному общему знаменателю всех Алексовых бед – к Уоррену. Лишний раз драконить капитана не хотелось: после поражения на Земле их отношения и без того охладились. Колдоум несколько раз пытался наладить контакт с Кайласом, но Аскорд поддаваться на его дар не хотел. Лишь после того, как он попросил капитана показать ему дом Шеда, появился долгожданный проблеск.




Когда они отбыли, весна в очередной раз вступала в свои права, притесняя снежные берега все ближе к покрытым лесом вершинам холмов. Накануне команда получила очередное письмо от Уоррена, в котором он (ознакомившись с высланными давеча анализами) дал весьма оптимистические прогнозы и известил о скором пробуждении Шеда. Но это было лишь одной из стадий реабилитации. По словам доктора, для восстановления всех церебральных функций понадобится еще какое-то время. Все дело было в секретной жидкости, которой он обработал ту самую иглу. Игла была изъята по разрешению Уоррена лишь спустя две недели после травмы и естественно, на ней уже не осталось и следа яда. И все же письмо весьма подняло настроение капитана, а вместе с ним и общий дух команды. Кайл даже отпустил в дороге пару шуток касательно новых часов Алекса, на что тот также шутливо скрутил ему кукиш и продолжил любоваться красотами Праны из штурманского кресла. Иногда среди лесов выглядывали полукруглые стеклянные крыши корпусов Атши. В них располагалась одна автоматика. Дроны и самоходные зонды периодически покидали помещения для сбора данных. Ученые прибывали только когда в этом была необходимость. На Прану допускались несколько проверенных специалистов из личного круга Джакоба. Более никто не знал координат. Кроме Грэззола и коротышки, что продал в свое время планету Фермеру. Юный князь хранил секрет свято – даже его друг детства не был в курсе, а раскусить Пранора и того сложней. Если у него есть свой интерес в сохранении координат мира Дэани, то эту тайну он не выдаст ни под какими пытками. А в том, что личный интерес у него все же имелся, не сомневался ни Кайл, ни Джакоб.


Дом Шеда находился на Падающих Озерах – немного южнее и дальше на восток от стоянки Хамелеона. Джакоб как-то рассказывал, что в некоторых районах грунты полны карстовых полостей. Поэтому там опасно ходить обычным людям, не умеющим чувствовать природу. Еще издревле Дэани использовали свое чутье, чтобы менять ландшафты. Проломив пористый грунт, они образовали гигантские чаши, в которые пустили воду с гор. Так были созданы озера, разделенные циклопическими водопадами – высокими и необъятно широкими. Благодаря ветрам их гул едва доносился до середин, где над водами возвышались одинокие дома. Сия и Шед обитали в самом нижнем, откуда открывалась изумительная панорама на каскады и горы. Цепочки из плоских камней извилистыми мостиками соединяли жилища с берегами. И ничего, похожего на транспорт. Алекс даже не спрашивал об этом Кайла. Он знал, что жилище и быт вокруг сохранились именно такими, какими были еще при обитателях. Дом стоял на круглой платформе. Изогнутые стены, похожие на игрушку «шарик в лабиринте», просторные высокие окна и никаких дверей. В центре дома зиял круглый колодец, окольцованный низким диваном.


– Здесь они и общались с Древними, – тихо пробормотал Алекс.


– Ты-то откуда знаешь? – вопрос капитана мгновенно отрезвил Колдоума, и тот, вздрогнув, попятился от темно-синей бездны.


– Просто тут самая глубокая точка озера и ... – ляпнул он первое, что взбрело ему в голову.


– Верно, – кивнул Кайл, не выпуская его из своего поля зрения. – И все же я повторю свой вопрос. Откуда. Тебе. Это. Известно?


– Не знаю! – поднял руки Алекс. – Может мой дар, а может моя память?


– Последнее вряд ли, – Кайл услышал горчинку и тут же смягчился. – Никому ничего неизвестно о мире Дэани.


– И все же, вы его почти восстановили.


– Только по описаниям Пранора. Его люди и нашли планету уже заброшенной.


– А сколько тогда времени прошло после Коллапса?


– Полторы диффины.


– Это сколько?..


– Вот если бы ты тогда не убежал, сломя голову, то дал бы мне объяснить все нормально, – говорил Кайл, беря Алекса за руку, оттягивая рукав куртки и вскрывая корпус часов, под которым прятался еще один циферблат. На зеленом фоне, изукрашенном тантрическими узорами и надписями, горела точка. Текущий момент. Кайл нажал пальцами, и появились еще две точки, меж ними засеребрилась полоса узора длинною ровно...


– Полторы диффины! – прочитал Алекс.


– Закрой корпус.


Он сделал, как сказал капитан и с еще большим изумлением прочитал:


– 142 года, 98 дней!


– Это по Джане, – улыбнулся Кайл.


– Ёлки-палки! Это ж сколько работы! – присвистнул Алекс. – Наверно, мне стоит...


– Нет, – Кайл остановил его порыв снять часы. – Я для тебя их собирал. Думал вручить, когда все закончится, но кто ж знал, что этот Уоррен окажется таким угрем.


– Зато ты нашел сильного противника.


– И едва не потерял друга.


Алекс перестал улыбаться и с благодарным кивком спрятал часы под рукавом.


– Я понимаю, что своим настроением лишь отравляю вам воздух, – Кайл устало пригладил волосы. – Но ты не представляешь, какой сильный удар под дых нанес мне твой куратор. Нельзя мне было отпускать Шеда так далеко от себя. Я беспечно надеялся, что он сможет распознать охотника, как делал всегда, но... не учел, что Уоррен так мастерски скрывал свои намеренья и чувства. Хотя еще во время подготовки твоего побега Шед не раз мне говорил, что «не видит» Уоррена. Мы никак не могли составить его характеристику.


– Может, вам изначально стоило приглашать его, не меня? – слегка нахмурился Алекс.


– Не мы выбираем команду.


– А кто же?


– Корабль. Если бы он тебя не выбрал, ты бы даже не увидел его тогда на скале. И наш разговор на том бы и закончился. И коридор на Атанне нам освобождают лишь потому, что нерезидентов команды Хамелеон отгоняет специальными отпугивателями. Даже Джакоб и тот не подходит ближе чем на километр.


– Значит, корабль, – пробормотал Алекс.




Немного побродив, они вернулись на Хамелеон. Колдоуму было не по себе в пустом доме. Кайл то и дело ловил его настороженные взгляды в сторону колодца. Словно его друг боялся, что оттуда вот-вот вылезет монстр.


«Неужто он уже встречался с Древними?» – спрашивал себя капитан по пути обратно. Конечно, такой расклад был маловероятным, но после последних приключений он уже не исключал ничего. Он и сам не без дрожи вспоминал о своей первой встрече с Древним, когда Моргван прошел вместе с ним через зеркальный лабиринт. Уже после Кайлас узнал, что у этих полуастральных тварей свои «правила явления» перед обычными физическими субъектами. Почему-то они всегда начинают со страхов. Может это своего рода отсев, а может на это влияет низкий уровень вопросителя. Но когда зеркала пришли в движение и по полу заскользили длинные черные щупальца, Аскорд впервые в жизни ощутил, как его ноги предательски дрожат. Ему было страшно и стыдно. И эти чувства словно отголоски далеких времен до сих пор иногда поднимаются из глубин его груди. Особенно когда он против воли вспоминает, как увидел Око Древнего. Этот взгляд затмил собой катастрофу, что случилась несколькими мгновениями позже. Поэтому Кайл и не врал, когда говорил, что ничего не помнил о Коллапсе.


На суде Тао Аскорду вынесли высшую степень наказания. Кайл был рад принять казнь, чтобы хоть как-то избавиться от постоянных кошмаров. Но его ждало крупное разочарование, когда приговор не смогли привести в исполнение. Древний одарил Аскорда бессмертием. Об этом заявил явившийся Вертоградарь и, выписав солидный штраф за расхищенные Кайласом сады, приговорил его к материальной отработке. Едва Аскорд стал свободным, как его заковали в новые цепи.


С тех пор прошло много времени, но до сего дня Кайл недолюбливал зеркала. И порой поглядывал на них точно так же, как и Алекс в тот колодец. Да уж, необычного они участника нашли.




Все началось несколько лет назад, когда Совет поручил Хамелеоновцам расследовать дело о похищении людей для продажи в различные сферы рабства. Кайл, вспомнив, как ранее искал Шеда по самым черным заведениям Былого Альянса, тут же согласился. След вывел команду на зингаи. Эти космические цыгане похищали резидентов из периферийных миров, где власть Совета была не сильно распространена, и устраивали увеселительные мероприятия с аукционами. Чаще всего после таких вечеров проданные бедняги исчезали навсегда. Кайлу удалось перехватить во время «передачи товара» молодую мать и двух ее дочерей. Женщине и старшей девочке зингаи успели вколоть какой-то наркотик и полет на Хамелеоне они не перенесли. Уилл, Лин и Кайл с большим трудом сумели спасти лишь младшую. Две смерти сильно сказались на психике шотландца, в свое время потерявшего молодую жену и двух дочерей. Его разум помутился, он взял выжившую девочку под свое крыло, называл ее Алией, как и свою младшую дочь. Все страхи Кайла оправдались, когда по прибытию на Атанну Уилл взбунтовался и отказывался отдавать ребенка под опеку Совета. Капитан и эмпат долго упрашивали и в конце концов смогли достучаться и вразумить друга. Естественно, Уилл ушел в очередной запой, а Кайл выпросил у Модьйоса отпуск. Получив добро, он тут же повернул корабль на Хак к Рамману, чтобы там побыстрее восстановить шотландца. Рамман как всегда принял их с распростертыми объятиями и тут же развернул обратно, оставив упившегося до чертиков Уилла у себя. Такое гостеприимство он объяснил тем, что во время своего последнего похода «в туман», увидел образ человека, что должен вскоре примкнуть к их команде. Он даже назвал его имя и сказал, где его искать – на Земле. Шед и Виви, синхронизировавшись с кораблем, подтвердили слова Раммана, а Хамелеон мчался к Джане на скорости, в три раза больше обычной крейсерской. Сомнений у Кайла более не оставалось. Но отыскать Алекса Колдоума было нелегко. Что бы Аскорд ни делал, нигде не было ни зацепки. И тогда корабль выбрал другого участника – хакера из Лондона. Едва Митч заехал в инвалидном кресле на борт, как Хамелеон покорно вернулся на Хак.


«Видимо, для Колдоума должно прийти свое время», – думал тогда Кайл.


Под конец спасательной миссии нервы у всех были натянуты до предела. Все хотели заполучить Алекса, напрочь забыв, зачем они вообще его искали. Да, вкусный кофе был прекрасным плюсом, но хоть убей, Кайл никак не мог вспомнить, что именно тогда сказал ему Рамман.


«Да уж. Дурная голова ногам покоя не дает!»


Ничего. Скоро он получит ответы на свои вопросы. Но почему-то противный голосок внутри шептал, что во время похищения Алекса они допустили какую-то ошибку.




Обработав последний лабрадорит, Кайл сложил камни в сумку и тихо вышел в коридор. Все двери были закрыты, кроме одной. Самой ближней к ходу на чердак. Поняв, кто гость, Кайл, вздохнув, направился к комнате Шеда.


– Ничего не ускорится оттого, что ты здесь каждый день, Ал.


– Доделал заказ Джакоба? – спросил тот, не оборачиваясь.


– Да. Как раз направляюсь к нему.


– Возьми хлюст. Он кофе обещал передать.


– Вообще-то я телекинетик.


– Который во время прошлой тренировки потянул спину. Не выеживайся, а то еще и серое вещество повредишь. Все-таки возраст...


– Сам ворчишь аки старик.


– Топай уже, телекинетик.


– Дыру не протопчи, вздыхатель.


Алекс показал ему средний палец. Кайл с тихим смешком направился в грузовой отсек. Колдоум был рад, что их общение вошло в обычную колею и старый лед почти растаял. Он давно раскусил, что за личиной загадочного типа в черном кроется радушный и общительный парень, а вот что кроется за ширмой радушного и общительного парня, еще предстоит открыть. Не исключено, что там скрывается далеко не одна матрешка.


«Долгая жизнь дает свои наслоения», – хмыкнул Алекс, почесав стриженные волосы.


Снова беззвучное присутствие в дверях. Поди Кайл что-то забыл.


– Извини, но кофе Джакобу сделать не смогу. Виви сегодня выдоила всю машинку.


– Как прискорбно, – тихо прозвучал хриплый голос.


Алекс круто развернулся, едва не грохнувшись на магнитную подушку.


– ШЕД!!!


В дневном свете из окон эмпат казался еще бледнее, а его отросшие ниже плеч волосы струились бесцветными прядями.


– Хреново выглядишь, – сглотнув, произнес Алекс, попытавшись взять себя в руки.


– А ты рыжий! – хмыкнул тот в ответ. – Лин покрасила?


– Только подстригла, – мотнул Алекс головой. – Это, очевидно, мой натуральный после стрессов пробился.


– Тебе идет. Не такая невзрачная мышь, как раньше, – эмпат прошлепал босыми ногами к себе в комнату и выдвинул из стены диван. – Док нас поимел, да? – снова хмыкнул он, устало рассевшись.


– Уоррен знал с самого начала, что за ним следят.


– М! – Шед достал стол и открыл несколько ящиков со сладостями. – Вот ведь испанская паскуда! Подмел почти все мои запасы.


– Только те, у которых срок годности заканчивался. Заморозку Ди не трогал.


– М-да? – удивленно приподняв бровь, Шед вскрыл нишу в стене. – Благородная сторона его снобизма бесит еще больше. Но за тирамису спасибо. И мороженное! Будешь? – он протянул Алексу стаканчик.


– Я сладкое могу только с горьким кофе, – тот мотнул головой.


– Я бы тоже от глиссэ не отказался, но... – Шед сокрушенно пожал плечами, ковыряя ложечкой пломбир.


– Кайл поехал к Джакобу по зерна.


– К Джакобу? Мы на Атше?


– В их периферии, – кивнул Алекс, остерегаясь следующего вопроса. – Ты продрых три года.


– По Джане? – Шед, казалось, просек его попытку увести тему, и ловко вернул ее в нужное русло.


– Три здешних весны, приятель, – Алекс растянул сжатые губы в сожалеющей улыбке. – Мы на Пране.


– Вот лажа! – вздохнул эмпат, отодвигая мороженное. – А пофиг! – сказал он, снова придвинув стаканчик. – Этот чернявый идиот поди думал, что местный воздух меня быстрей восстановит.


– Да нет, ты восстановился почти полностью согласно прогнозов Уоррена.


– Че-его? – изумленно поднял голову Шед.


– Уоррен присылал в письмах инструкции как тебя реабилитировать. Конечно же он выбрал самый долгий вариант. И его курс еще не закончен.


– Ничего себе! – к удивлению гостя, Шед произнес это с неподдельным восхищением.


– Ты восхваляешь его? – спросил Алекс.


– Я восторгаюсь им, – ответил эмпат, слизывая с ложки остатки мороженного. – Он обвел нас всех вокруг пальца, обманул того, кто видит чувства насквозь и при этом не потерял ни грамма профессионализма. Если бы мы оценили его изначально как равного соперника и вышли на диалог открыто, финал был бы совсем другим.


– Ну да. Теперь-то мы его точно не поймаем. Он украл твой фиксатор и маскировку.


– Хм! – тихо кивнул Шед. Его взгляд скользнул по Алексу, задержался на его медных волосах.


– Чего?


– Не хочешь потренироваться?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть