Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Снежинка на ладони Snowflake on the palm
5.100

         Мощные прожекторы на высоких опорах вперяли свои лучи в белый полумрак, но все их потуги были тщетны — погода была нелётная и аэропорт временно простаивал. Со всех сторон Димку окружали незнакомые люди, они были повсюду — куда ни кинь взгляд — везде бесконечно передвигающиеся в разные стороны посетители этого трехэтажного комплекса с ресторанами, магазинами и многочисленными кафешками, где очень трудно было найти нужного человека.       Раз самолётам не дали добро на взлёт, Дима сделал очевидный для себя вывод — Фея где-то здесь. Он успокоился и решил просто запастись терпением и ждать. Две стойки регистрации, через которые осуществлялся пропуск к посадочным зонам, сейчас были закрыты. Но рано или поздно они откроются, и тогда дело за малым, — ему только останется не прозевать и вовремя найти в цепочке людей знакомый силуэт девушки.


Он так торопился, что не успел у Лены спросить номер рейса, да и телефон остался в сумке, которая сейчас находилась в квартире Софьи Ивановны.


       Высокая мраморная стела, установленная как раз напротив двух стоек, идеально подходила для наблюдения и имела в основании площадку, на которой сейчас устроился Дима. Миниатюрные четырехконечные сегменты с разными по длине лучами, вырезанными из белого металла, разбежались в верхней части черного мрамора стелы, словно вспыхивающие бортовые огни бороздящих ночное небо авиалайнеров.


       Пользуясь временным затишьем, Димкины мысли витали в том зимнем вечере, где также мерцали далёкие звезды в потемневшем небосводе. Тогда он, на пару с тёзкой, с соседом по подъезду, таким же дошкольником, открыли неожиданно для самих себя, что мир-то вокруг них бесконечен…



                                      ***


… Когда-то, после оживлённой перестрелки снежками и лепки внушительного снеговика, они удобно расположились на заснеженном столе, где было очень удобно наблюдать за пролетающим спутником, ровно бегущим по своей орбите и, изучая яркие созвездия, попытаться хоть чуть-чуть стать ближе к ним через свои детские фантазии.


— Представляешь, мы летим с тобой на звездолёте, и бац — перед нами огромная стена из мармелада! — восторженно начинал Димка озвучивать их будущий полёт среди мириады планет, наслаждаясь снежком, который хрустел так звонко.


 — А мы? Что будем тогда делать? — взволновано спросил второй «пилот» только что созданного «космического корабля», тот самый тёзка с первого этажа.


— Как что? Прогрызаемся, конечно, сквозь эту стену!

— Здорово!

— Прогрызаемся и летим дальше!

— А дальше леденцовая стена! — подхватил сообразительный напарник и тоже откусил от снежного комочка.

— Шоколадная!

— Ореховая!

— Зефирная!

— Сахарная!

— Слушай, а ведь сколько бы мы ни пролетели галактик и сколько бы стен ни встретили перед собой, получается, что даже за самой далёкой стеной всё равно что-то да есть, — поразмыслил Димка, запихивая остатки снега, словно заедая им все те сладкие препятствия, которые им пришлось преодолеть только что.

— Да, что-то точно будет. — подтвердил друг, тоже доедая «космический» ужин и сползая со стола (его только что позвали домой)…



                                       *** 


      После долгого затишья по громкой связи аэропорта объявили начало регистрации на первый рейс. Встрепенувшись, Димка ушёл целиком и полностью в разглядывание людей, выстроившихся перед двумя стойками. Сразу вокруг него стало шумно и многолюдно…


… — Ой! Как ты меня опять выручила, Светочка! — открывая дверь и впуская в квартиру девушку, с большим пакетом в руках, причитая, проговорила Софья Ивановна.

— Я взяла двух видов, всё-таки акция, да и Кнопка думаю будет тоже довольна разнообразию в меню, — опуская свою ношу в прихожей, Света удивилась, обратив внимание на знакомую сумку с прикорнувшим на её боку ёжиком.

— Давеча, забежал ко мне один молодой человек и умолял оказать ему помощь. Вот и пришлось для него вызвать такси и отправить его в аэропорт, — перехватив взгляд девушки, быстро разъяснила наличие этой сумки у себя дома Софья Ивановна.

— Он был у Вас около 9 утра? — поднимая с пола Димкину сумку, спросила Света.

— Да, а как ты догадалась? Уж больно сильно Дима беспокоился, что опоздает, прямо места себе не находил, все говорил: «Надо успеть! Надо успеть!»

— Видела его утром, возле школы. А по какой причине торопился в аэропорт он не сказал?

— Нет, не сказал. Я даже ему бутерброды не успела приготовить, умчался как метеор.

 — Уже 8 часов прошло, думаю он всё ещё там, так что бутерброды будут очень кстати. — задумчиво произнесла девушка, вытаскивая из Димкиной сумки вибрирующий телефон и добавила, — Телефон я возьму и ему передам вместе с бутербродами.

— Зачем бутерброды? Я ведь для него специально свежих булочек напекла, только вот не думала, что он там так задержится, ну и немудрено, погода-то сегодня для полетов уж очень неприглядная.

— Хорошо, я позвоню попозже, — сказала Света напоследок, закрывая дверь и забирая из рук Софьи Ивановны небольшой пакет со свежей выпечкой.


…       Больше всего Диме хотелось пить. От небольшого перекуса тоже бы не отказался. Вдобавок ко всему, он плохо спал прошедшей ночью, поэтому сейчас ему приходилось бороться с этой приставучей сонливостью: в очередной раз стал тереть виски кулаками и, боднув головой невидимого врага, он встал с согретого им за эти часы мрамора и, изобразив подобие растяжки, завел руки за голову. От долгого сидения ноги непривычно затекли, и ему захотелось вырваться из этого необъятного сборища людей на волю, пробежаться, вдохнуть, наконец, свежий воздух. Только всё это он сделает позже, когда выполнит данное ему поручение.


Вдруг от неожиданности Димка усиленно заморгал, потому что рядом с ним, прошуршав небольшим пакетом, присела Фея. Он быстро поднялся с места и, улыбаясь, протянул ей пенал, так бережно им хранимый.


— Привет, ты сейчас улетаешь? —

— Привет, решила на другой день билет взять.

 — Ааа, понятно…

— Ты сегодня ел что-нибудь? — Фея быстро перешла к делу, более важному в этот момент. Димкины круги под глазами и явно заторможенную координацию движений трудно было не заметить.


Димка остолбенел, не зная, что сказать в ответ. Вообще-то сегодня утром перед тренировкой он, как обычно, съел яблоко, и теперь пытался сообразить, считается ли это едой.

— Это тебе свежие булочки с маком от Софьи Ивановны, угощайся, — не обращая внимания на заминку, предложила девушка, выкладывая из пакета булочки, а заодно Димкин телефон.


— Ага, — кивнув головой в ответ, Димка запихал в рот мягкую сдобу, предвкушая насладиться ароматным угощением, но прогудевший телефон напугал взглянувшего на экран мальчишку, заставив его закашляться и полностью забыть о булочках. От страха Димка трясущимися руками случайно перевёл телефон в режим громкой связи, и сейчас из маленького электронного приборчика летели в его адрес конкретные угрозы, озвученные хриплым мужским голосом:


— Ты почему на звонки не отвечаешь?! И где до сих пор шляешься, жить надоело?!


Положив телефон на черный мрамор, Димка непроизвольно отодвинулся от него, словно хотел спрятаться от этого грозного мужского голоса; кашель, вновь захвативший его, помешал хоть что-то сказать в свое оправдание звонившему.


А на помощь пришла Фея, протянула бутылочку с водой, на которую он не обратил сразу внимания, так как очень обрадовался булочкам. Девушка взяла телефон и, не обращая на изливаемые из него продолжительные угрозы, посмотрев на экран, спросила Диму:

— Крокодил Гена? Это кто?

— Это наш тренер, Геннадий Павлович, — делая жадно большой глоток, ответил Дима и добавил, — у нас сегодня на вечерней тренировке запланированы были контрольные заплывы перед соревнованиями. Вот он и разбушевался, что я не пришёл.


Димка потянулся к телефону, опять пытаясь сдержать подступивший к горлу сильный кашель, но Фея опередила его, уверенно взяв телефон в руки и уловив в монологе говорившего короткую паузу, спокойным голосом произнесла:

— Дима с самого утра находится в аэропорту, срочно нужна была его помощь, и только сейчас он освободился и возвращается домой. Пропуск тренировки никак не повлияет на его результаты на предстоящих соревнованиях, он обещал, что улучшит свои личные рекорды на всех дистанциях и приятно удивит вас, как тренера. Если он не сдержит слово, то мы оба готовы принять от вас любое наказание за сегодняшний пропуск занятий.


Димка от удивления раскрыл рот и замер, стараясь переварить произнесенные Феей слова, думая, что это ему привиделось, но хриплый голос тренера лишний раз доказывал, что всё это происходит наяву:

— Хмм… Ладно, до этого пропусков у него я не замечал, то дам ему шанс. Но, если что не так, отвечать будете оба! И по полной!


       Уже подъехал рейсовый автобус, радушно распахнув свои двери, а Димка всё стоял в нерешительности, размышляя, как же Фее удалось укротить грозного тренера. Дима пропустил девушку вперёд и растерянно поднял руку, изображая прощальный жест при расставании, — ему было неловко говорить, что у него нет денег на обратный путь. Он знал, что примерно за 5-6 часов он сможет дойти до дома и пешком.

Внимательный и требовательный взгляд Феи буквально через пару секунд каким то непостижимым образом втянул Димку в салон автобуса и припечатал юношу в высокое кресло с подголовником из серого пластика. Оно оказалось очень удобное, так что Димке достаточно было одной минуты, чтобы полностью перейти в состояние крепкого сна.


В небольшом пространстве в конце салона, рядом с мотором, располагалась ниша, вмещающая только два пассажирских места, и поэтому Димке досталось самое тихое местечко, но во сне он всё равно машинально держался рукой за жёлтую стойку салона, стараясь не задеть ненароком Фею.


      В больших окнах проплывали яркие огни многочисленных домов-кораблей. Автобус мягко покачивало, словно на волнах, а девушка, ни на что не обращая внимания, достала из сумочки аккуратно сложенный платок и бережно убрала прилипшие к щеке крошки у сладко спящего юноши…


       Поздно вечером, дома, Димка проваливаясь в сон, ещё раз коснулся рукой своей щеки, ощутив необычный для него какой-то тонкий и приятный аромат, улыбнулся и, пожелав от души всему городу крепких снов, закрыл уставшие глаза.


       А Фея этим временем выложила на стол отданный ей в аэропорту пенал, не спеша открыла его и, заглянув внутрь, вздрогнула… Быстро отодвинула от себя раскрытый предмет… Утром Лена говорила, что для розыгрыша она положила в пенал первое, что под руку попалось, а что конкретно, не сказала.


Фея опустилась в кресло и, глубоко вздохнув, задумалась. После нескольких минут, казавшихся такими долгими, она достала из пенала два карандашных обломка, потом выдвинула самый нижний ящик в тумбе стола. В ящике, в полиэтиленовом пакете, наполненном доверху, лежали безжалостно разломанные карандаши и кисточки.


Рука, сжимая два карандашных обломка, опустилась вниз, но почему-то совсем не спешила наградить их участью тех обломков — тихо лежать в задвинутом ящике. Фея посмотрела прямо перед собой… Сложная гамма эмоций скользнула по её лицу, и она, в конце концов, опустила два обломка на лист бумаги. Крепко прижав их к друг другу, постаралась придать карандашу целостность, закрепив место слома скотчем… Посмотрела… Затем канцелярским ножом заточила карандаш с двух сторон. Ещё раз посмотрев на проделанную работу, девушка убрала карандаш в верхний ящик.


      Ночь за окном приветливо готовила для Феи свою расшитую звездами подушку, но девушка не спешила принимать её и, лишь сложив руки под подбородком, устало смотрела на большую стопку книг, думая о чём-то своём. 

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть