Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Легенды Ануэ. Наследие Айжен Ad Astra. Aigen Legacy
Глава 12.2 - Взлеты и падения

       Скрыться от бдительных сканеров Ай-Зур было крайне не просто. И Ксан это хорошо знал. Он прекрасно представлял, на что способны истребители серии Таб. Штурмовики класса «Коршун» имели два режима атаки. Первый – на скорости, при преследовании цели, и второй – при статичном сражении, например, в городских условиях.


       Наибольшей меткости и убойности в секунду орудия достигали именно в тот момент, когда машина зависала в воздухе и концентрировала огонь в определенной точке. В остальных случаях «Коршуны» отличались только большей подвижностью, чем все остальные суда Альянса. В движении их атаки сводились лишь к нанесению общего, неприцельного урона, чтобы затормозить цель.


       Так что юркому синтетику достаточно было не давать истребителям зависнуть на одном месте и поймать себя на прицел. А на лету, при всем своем великолепии, машины просто не успевали за одинокой ловкой целью. Другую опасность представляли боевые дроны, что носились за дезертиром оголделой стаей.


       В этой погоне свою роль играли и столбы деревьев, и свисающие сверху лианы, и громадные листья и корни – словом, все великолепие растительного ландшафта, который никак не был связан с землей. Шэдоу использовал любую возможность увернуться от беглого огня со стороны летающих турелей.


       Гигантская растительность Ирл-Вернора лучшим образом подходила для ухода от погони. Оставалось только сделать это так, чтобы она еще и не сожрала при этом беглеца. Из зарослей то и дело пробивались причудливые всполохи света и искажающих энергий. Датчик икс-рэя периодически зашкаливал по всем параметрам, вынуждая альянсовца срочно менять направление. Еще не хватало облучить и без того полуживую Каори.


       Ночной лес реагировал на погоню самым диким образом. Из-под огромных листьев прорывались то облака удушливых газов, то сияющие искры рэйкора. Живые корни и хваткие побеги расползались перед источниками шума или, наоборот, норовили их поймать. Повсюду встречались горящие осколки разбитых кораблей, но их уже облюбовали сэнтрэй.


       Несколько «Коршунов» пронеслось впереди между деревьями, отрезая путь беглецу. Совсем рядом полыхал пожар упавшего судна. Резко изменив направление, Ксан метнулся на проделанную пиратским кораблем плешь между деревьями. Ревущее пламя охватило деревянное тело массивного фрегата и распугивало окрестную живность.


       Синтетик смело прыгнул внутрь горящего гиганта и сразу, сквозь него, пробрался в незаметные руины какого-то древнего строения. За ним смогли последовать только боевые дроны Альянса. Но стоило машинам с писком пробиться через пламя, как их мигом настигла череда прицельных выстрелов из ружья. Не отпуская Каори, синтетик развернулся в узком проходе и за пару секунд, наконец, избавился от назойливых роботов.


       - Так-то, - подбодрил себя синтетик. – Теперь…


       Не успел он договорить, как несколько взрывов сотрясли древнее сооружение с двух сторон. Поросшие мхом старые стены не выдержали такого удара. Некоторые плиты с глухим стуком обрушились внутрь, перекрывая выходы из комплекса. В узких коридорах поднялась пыль. Понимая, что задумал противник, синтетик поспешил срочно покинуть свое укрытие.


       Ему вслед Альянс добавил еще несколько разрушительных залпов, норовя похоронить беглеца под руинами. Не жалея сил искусственного тела, дезертир пронесся стрелой по коридорам комплекса и вырвался через еще уцелевший проход. Со всех сторон за деревьями замелькали визоры солдат Ай-Зур и сенсоры «Коршунов». Кольцо оцепления быстро сжималось вокруг беглеца.


       Выбора не оставалось. Рассчитывая вероятности оторваться от преследования, Ксан быстро пришел к выводу, что без боя шансы спасти Каори сводились к нулю. А значит, у парня оставался только один выход.


       Вырвавшись из поля зрения одного особо навязчивого «Коршуна», Ксан скатился по пологу на просторную поляну. С одной стороны в зарослях едва угадывались очертания еще одного строения древних. Не позволяя себе замешкаться в нерешительности, синтетик подскочил к одному из окошек, прикрытых лианами, и аккуратно положил девушку внутрь. Поспешно прикрыл растительностью, убедился, что со стороны ее не видно, и мигом обернулся к приближающимся преследователям.


       Следующего шага Ксан не ощутил. Выверенный выстрел из зарослей настиг синтетика, легко прошив бок и едва не разорвав пополам. Неподготовленного к такому удару дезертира швырнуло на землю.


       В толстый слой мха брызнули темные капли, заменяющие воину кровь. Искусственное тело мгновенно адаптировалось, перекрыв поврежденные каналы, чтобы сохранить драгоценную жидкость. Болевого шока Ксан не ощутил, но логи отчетов в голове заполнились импульсами, очень похожими на человеческую боль.


       Не спеша добивать свою добычу, на поляну медленно выплыл «Коршун». Машина, подобно дикому зверю, прокралась сквозь заросли, напряженно гудя двигателями. Строгие потоки ветра трепали листья и кустарники, но сам истребитель висел ровно, нацелив орудия на единственную цель. Со всех сторон сквозь растения начали просачиваться солдаты Ай-Зур. Окружение стянулось вокруг беглеца. Было очевидно, что эта охота подошла к концу.


       Мысли Ксана подтвердил открывшийся люк истребителя. Панели сзади разъехались, и на поле боя себя явил сам командующий - Гриден Цэссан. Не дожидаясь, пока машина опустится на землю, кибернетик спрыгнул вниз и не спеша, без всякого оружия, направился к раненому альянсовцу. Конечно, компанию ему составила парочка бойцов в тяжелых доспехах.


       - Вот, значит, как, - устало выдохнул командир, останавливаясь в паре метров перед Ксаном. – Я до последнего надеялся, что это не ты…


       - Гриден… - пренебрежительно усмехнулся синтетик. – Смотрю, высоко поднялся. Нашел себе нового покровителя. Теперь выслуживаешься перед Арктуром? Готов кому угодно служить, лишь бы отрабатывать свои смазанные гайки?


       - Неисполнение приказов, дезертирство, помощь врагам новой власти и агрессивным элементам, что представляют угрозу особого уровня, - спокойно и строго перечислил Цэссан. - Мне больно снова видеть тебя, Ксан. Альфа-3Р Первый.


       - Меня. Зовут. Ксан, - выдавил синтетик, все еще держась за бок.


       - Ну, конечно, - равнодушно отозвался командир. – Теперь ты на стороне бунтовщиков. Вкусил вольных манер, отравляющих разум амбиций и потребительского простодушия. Я полагаю, это тебе с самого начала бунтовщики на белом глайдере были обязаны своим сказочным везением. Их побег из Арк-Короса, диверсия на СКП Намириск, слив информации по проекту «Немезида», использование модифицированного вируса «Блэкаут» на внутренней сети Альянса в Ирл-Эт. А теперь еще и помощь бунтовщикам в проведении военной операции против сэнтэла Ай-Зур. Не слишком ли много ты взял на себя, 3Р Первый?


       - Достаточно, чтобы заставить вас задуматься о том, куда катится наш «великий» сэнтэл Ай-Зур, - прорычал парень. – С каких пор мы позволяем самовольным «принцам Корва» вертеть нами, как им заблагорассудится, ради собственных утех? Куда делось достоинство нашей организации? Верность идеалам и принципам, которые мы предали?


       - Ах, так ты, значит, предал предателей? Такого твое оправдание? – Гриден недовольно фыркнул. – Значит, Третий Корвеносец, твой отец и создатель вырастил идеалиста? Как похвально. Жаль, что у него не выйдет порадоваться твоим успехам. Ибо он погиб за свои идеалы.


       - Какое тебе дело? Ты просто сменил хозяина, - прошипел синтетик. – Что для тебя верность сэнтэлу Ай-Зур? Верность принципам? Ты – всего лишь благоустроенная командирская шестерка. Готов ради своего места и своих гнилых ценностей угробить целый флот. Тебе-то стоит только посылать простых солдат в расход! Самому тебе никогда не понять, какого это служить системе, которая уничтожает тебя из прихоти! Не более, чем кабинетная крыса!


       - Мне не понять? – голос командующего вдруг резко изменился. Искусственные глаза зажглись гневными красными огоньками. – Ты… ты… меня счел кабинетной крысой?


       Самым неожиданным образом слова Ксана буквально перекосили лицо командующего. Словно не выдержав подобного оскорбления, Гриден схватил красную ткань, перекрывающую его грудь, и решительным движением сорвал ее прочь. За алой накидкой иссеченная шрамами и рубцами плоть грубо соседствовала с кибернетикой. На месте сердца угадывался медицинский модулятор. В плоти множество дырок были закрыты заклепками, на шляпке которых отметками выделялись памятные награды за бои. Плечи представляли собой искусственное соединение торса и рук, состоящее из трубок и серво-мышц. Гриден Цэссан уже давно превратился в нечто между человеком и машиной.


       - Я был в большем количестве битв, чем ты можешь себе представить, щенок! – прогремел командир, решительно приближаясь к синтетику.


       Только этого парень и ждал. Шэдоу мигом сорвался навстречу, выхватывая клинок из-за спины. Его молниеносный удар устремился к шее зазнавшегося командира. Кинжал блеснул убийственным лезвием… и вдруг выпорхнул из рук убийцы, отлетев куда-то в сторону.


       Эффектным блоком Цэссан мгновенно остановил удар синтетика и тут же обезоружил мимолетным движением. Не растерявшись ни на миг, Ксан нанес несколько ударов в грудь, но не один не достиг цели. Более того Гриден прервал серию оппонента ловким парированием и тут же контратаковал прямым ударом локтя в лицо.


       Мозг диверсанта содрогнулся, едва не покинув черепную коробку. Не успел парень прийти в себя, как Цэссан нанес сокрушительный добивающий удар ногой. Второй выпад командира пришелся ровно в голову, отправив синтетика снова на землю.


       - Ты – жалкая ошибка системы! – прорычал Цэссан, не спеша продолжать бой. – Издержка производства! Считаешь себя особенным? Таких, как ты, хватает в каждой армейской части. И, конечно, ни у каждого хватает ума и сдержанности! Я повидал сотни таких сопляков! И из них делал солдат!


       Выгадав момент, Ксан снова пошел в решительное наступление. И снова все его попытки достать до цели ушли в пустоту. Цэссан отточенными движениями отвел взмахи в сторону и одним точным ударом в грудь вывел противника из равновесия. После чего последовал стремительный захват правой руки, которой парень из последних сил пытался дотянуться до горла командира. Перехватив кисть врага, Гриден зафиксировал руку и мощным ударом выбил сочленение в локте, сломав искусственное тело.


       Растерявшийся враг не успел ничего предпринять, как Цэссан вывел его из захвата, швырнув на землю. Схватив голову синтетика в падении, командующий с силой вжал лицо противника в грязь и придавил вторую руку ногой.


       - Этому всему обучают в военной школе, мальчишка! – уже спокойнее произнес командир. - Я сам был солдатом! И шел в бой задолго до того, как меня заметил Наар-Киз и возвел в ранг командира! Я сражался с самим Кидом Айженом и пережил удар его гитары! За моими плечами боль и страдания, которые тебе, сосунку, никогда не познать! Потому, что я и мои солдаты рисковали собой ради твоего блага!


       С трудом выдерживая давление старого воина, Ксан заметил, как солдаты Альянса приближаются к укрытию Каори. Не похоже, что они знали о нем, но обыскивали местность, скорее всего, именно с целью отыскать девчонку. Наверняка истребители заметили ее на руках у Шэдоу во время погони.


       - Как же до этого дошло? - неожиданно давление ослабло. Выдохнув, Гриден отпустил старого товарища и отступил назад. – Мы столько отдали на благо сэнтэла! Столько сил и стараний! Некогда сэнтэл охватывал своим влиянием весь Поток! Наша общая цель была так близка. Слово «Альянс» звучало гордо. Это было Объединение. Сила. Инициатива тысяч ради блага миллионов. И ни одна паршивая организация не могла сравниться с нами по собранности и порядку. А сейчас… мы вынуждены сражаться друг с другом. Предавать и дезертировать. Как великий Альянс мог дойти до такого?


       Потеряв интерес к поверженному противнику, Цэссан отвернулся и спокойно отошел назад. На Ксана устремились стволы десятка винтовок. Все вокруг словно застыло в каком-то странном заторможенном состоянии. Хотя высоко над группой Альянса продолжался бой. Звенья «Коршунов» прочесывали лес и проводили отвлекающие маневры. Взрывы и хлопки орудий эхом доносились до земли. Вдалеке падал еще один корабль пиратов, охваченный пламенем.


       С трудом оценив новую порцию повреждений, Ксан был вынужден признать свое поражение. Шансов вырваться из оцепления или хотя бы одолеть такого опытного противника, каким оказался командир, у синтетика не оставалось. Но сдаваться парень не собирался. В своей позиции Шэдоу был уверен, независимо от того, как сильно за нее ему приходилось страдать.


       - Сэнтэл пал, когда нашими командирами стали аристократы, а не военные, - ответил убийца, приподнимаясь с земли. – Ученый, шпион и сервисный искусственный интеллект. Как они могут понять суть сэнтэла Ай-Зур?


       Своевременный жест Гридена остановил стрелков, когда пальцы воинов надавили на курки. Поняв, что своей речью, может еще потянуть время и выиграть хотя бы призрачный шанс на выживание, Ксан продолжил.


       - Оживший справочник, цель которого сбор и систематизирование информации может помочь миру? – спросил парень, ни к кому конкретно не обращаясь. - Если вся ее информация – это секретные проекты, досье, компроматы и кибер приблуды для ведения грязной игры, как она может удовлетворить первоочередной инетерс Альянса? Игры в бога-фетишиста в тайных лабораториях и эксперименты по скрещиванию живого и неживого могут помочь миру? Или только удовлетворить потребности инициатора?


       - Конечно, - тихо произнес Цэссан, непонятно с чем соглашаясь. – И самовлюбленный эстетик-скрипач, живущий легкомысленными мечтами о геройской славе из сказок и легенд. Трата времени на концерты и формирование своего образа-идола могут помочь миру? Возможно. Если толкнуть этого бездаря в правильном направлении…


       Не совсем поняв, что именно сейчас произнес Гриден, синтетик удрученно взглянул на командира. Цэссан лениво поднял свою накидку и аккуратно снова навесил ее на плечи, начав заправлять концы в свое изуродованное тело. За его спиной медленно приземлялся челнок, разгоняя потоками ветра растительность и мелкий сор из упавших листьев.


       - Я понял твою позицию, 3Р Первый. Последний вопрос перед тем, как мы решим твою судьбу. Так к чему ты стремишься? – спокойно спросил командир, снова оборачиваясь к Ксану. – К самоутверждению? Удовлетворению своих эгоистичных амбиций или утолению обиды? Или же тебя волнует судьба старого Альянса? Той Высшей Силы, что процветала под руководством Первого архи-командора Мефисы?


       Взгляд Ксана остановился на глазах командира. Слова Цэссана прозвучали спокойно и уверенно. Все больше синтетику начинало казаться, что он что-то не понял. Верховный командующий Гриден Цэссан все больше открывался с самой неожиданной для синтетика стороны. Его усмешка над Арктуром и вопрос про старый Альянс застали Шэдоу врасплох чуть ли не больше, чем военная подготовка. В любом случае, кто бы ни спросил, Ксан готов был ответить только одно.


       - Я хочу служить на благо Альянсу, - решительно произнес парень. - И знать, что Альянс служит на благо миру. А не утоляет амбиции ложных лидеров, избалованных своими возможностями.


       - В таком случае, боец, - Гриден протянул руку парню и слегка наклонился, чтобы тот мог дотянуться, - что мешает тебе начать менять эту систему изнутри? Там, где твоя сила и ловкость, решимость и энтузиазм, найдут достойное применение, займут свое русло. И будут работать на благо Альянса, а не против него.


       По-прежнему не веря своим ушам, Ксан краем глаза заметил, как солдаты Альянса принялись обшаривать руины совсем рядом с тем местом, где лежала без сознания Каори. Времени на размышления не оставалось. Недолго думая, парень протянул руку и сжал железные пальцы командира.


       - Верно, - Цэссан схватил Ксана и уверенно-легким усилием поставил его на ноги. - Время Корвеносцев прошло. И с такими как ты, мы – дети старого Альянса, снова возьмем инициативу в свои руки. Я рад, что не ошибся в тебе, парень.


       Без слов командир коротко кивнул своим бойцам. Пару человек быстро схватили синтетика и скрутили руки за спиной. С помощью специального устройства один из конвоиров отключил датапад Ксана, перекрыв синтетику доступ в сеть.


       - Конечно, я не могу довериться тебе сразу и бесповоротно. Верить дезертиру и предателю – это нонсенс, - объяснил свои действия Цэссан. – Но я не стану тебя убивать. Ты побудешь некоторое время под надзором. И увидишь, что произойдет с Альянсом дальше. Во многом твоя судьба будет зависеть от тебя. Не жди, что все твои правонарушения сойдут тебе с рук. Однако, учитывая обстоятельства, твою помощь врагам системы можно будет счесть определенного рода подыгровкой нам.


       - Вот как? – усмехнулся Ксан, не сопротивляясь. – Даже то, что я лично нанес несовместимые с жизнью увечья Второму Корвеносцу в Элинориане?


       - Устранение Корвеносца – это, конечно, большое упущение, - согласился командующий. – Но с теми результатами, что он достиг, мы можем пойти на такую условность. Арктур сыграл свою роль. И, хотя бы под конец своего правления, этот актер оказал благотворное влияние на подвластные ему силы, а не только на его собственный имидж.


       Ксан замер, внимательно вглядываясь в командира. Не дожидаясь ответа синтетика, Цэссан так же, без слов, приказал солдатам завести пленника на борт челнока. Вместе с тем и остальные солдаты оставили свои позиции и обыски. Часть воинов быстро собрались в прежние группы по четыре человека, и снова исчезли в джунглях. Другие, вместе с командиром и пленником, поспешили в пассажирское отделение челнока.


       С каким-то странным трепетом Шэдоу снова поднялся на борт десантного летуна. Мысли о позорном поражении старику мешались с неожиданным открытием истинного лица Гридена Цэссана. Утешало только то, что Каори не попалась на глаза солдатам. Хотя Ксан и не представлял, как сообщить прежним союзникам о том, где находится девушка.


       Сохраняя поразительное самообладание, командующий завел руки за спину и поднялся следом за всеми. Над лесом еще продолжалась битва. С бешеной скоростью «Коршуны» носились вокруг флота пиратов и гоняли по небу вражеские штурмовики. Как только десантный люк закрылся, на стене шаттла высветилась карта с расположением сил и стратегическими метками.


       Ксана посадили на пассажирское кресло и обступили с двух сторон, держа на мушке. Цэссан расположился напротив, раздавая приказы короткими касаниями голографической карты.


       - Значит, Альянс уже допускает гибель Арктура Энкора? – спросил Ксан, поднимая взгляд на командира.


       - Арктур Энкор уже не учитывается как живой, - простодушно ответил Цэссан. – На самом деле, его жизнь уже не так актуальна для деятельности сэнтэла Ай-Зур. Он был бы полезен, как народный шут. Первый Спикер, которым он сам себя назвал. Но в нынешней ситуации его влияние крайне несущественно.


       - Нынешней ситуации? – Ксан нахмурился.


       - Имеется в виду утрата контроля над важнейшими открытиями и научными изысканиями Альянса. Мощная утечка информации, превращение одной ячейки Альянса в правительственную организацию, открытое разжигание конфликта с Символом Фериссии и торговым Союзом, - перечислил Цэссан без особого интереса. – Иначе говоря, основательная дестабилизация действующей части сэнтэла в зоне влияния. Естественно, это привлекло внимание самой верхушки. Именно то, что и требуется Альянсу сейчас.


       - Верхушки? Это Первый? Первый Корвеносец идет сюда? – ужаснулся Шэдоу.


       - Первый Корвеносец уже прибыл в Энтэриус, - немного напряженно отозвался командир. - Одновременно с началом битвы в Ирл-Верноре, судя по докладам. Это значит, что Альянс ждут большие перемены. И сейчас не будет никаких издержек и условностей. Останутся только те, кто готов принять Ай-Зур и следовать его инициативе. А те, кто будет против, окажутся подавлены и уничтожены. Или переработаны в ресурсы ради общего блага в зависимости от их значения. И тогда сэнтэл Ай-Зур снова расправит крылья. Обновленный мир омоется кровью очищающей войны. И никто не сможет оспорить наше право на Энтэриус.


       - Вот как… - Ксан обреченно опустил голову. – Звучит так, будто эти слова произнес сам Арктур. Не похоже на вас…


       - И действительно, - заметил Цэссан. - Начинаю проникаться этим… эридовым искусством.


                                                      ***


       Холодный ветер встрепал волосы и приятно охладил обожженное тело. Ритмичные глухие взмахи крыльев заглушали канонаду далекого сражения. Юноше потребовалось некоторое время, чтобы заново осознать себя и прочувствовать. Эо лениво заползали по телу, жалуясь на многочисленные ожоги, гематомы и порезы.


       Сойер пришел в себя с трудом и тут же неловко дернулся. Под собой парень заметил размытые облака и землю в доброй сотне метров далеко внизу. Его удерживал на руках сам Вертхолк, поднимаясь все выше к своему кораблю.


       Вокруг судна еще кипел бой, но силы Альянса, поняв тактику противника, теперь старались держаться от него подальше. Так как вблизи корабль Вертхолка, Кордэн Шохатерон, спалил своим грозовым фронтом уже не один фрегат Ай-Зур.


       - Каори! – первое, о чем подумал Сойер осознано - была подруга, оставленная им на мостике. – Где Каори?


       - Прости, мой друг, - произнес из уст крылатого совсем другой голос, нежели был в комнате с дымом. Более низкий и мелодичный без всякого шипения. – Я не заметил никого из твоих спутников, если ты имел в виду кого-то из них. Едва успел вынести тебя из корабля командира Альянса до того, как огонь достиг твоего укрытия.


       - Мы должны вернуться! Я не могу ее оставить! Она была на мостике! – запротестовал парень.


       - Боюсь, это совершенно бессмысленно, Сойер, - равнодушно отозвался Вертхолк. – Корабль командира Альянса выгорел изнутри. Мостик был выжжен, и никто не мог уцелеть в том огне. Сочувствую твоей утрате, но не отчаивайся. Гибель одного человека – не конец жизни другого. Так же, ничто не гарантирует то, что эта Каори погибла.


       - Я должен узнать! Если ей нужна помощь… - растерявшись, монах попытался выбраться из хватки пирата. И тут же застыл, устремив взгляд в небеса.


       Далеко в ночной тьме, закрывая собой звезды, в воздушное пространство Ирл-Вернора погружалась СКП Мантиро. Нижние блоки станции уже обхватывало пламя, подсвечивая ее в темных небесах. Вокруг нее продолжали сыпаться со всполохами обломки кораблей и куски корпуса. Где-то там, в этой крепости, находились Джейт и Рэн.


       - Началось, - с восторгом прошипел Вертхолк. – Падение этой машины – символ скорого падения всего Альянса. Помяни мое слово. Не важно, сколько сегодня погибнет людей. Вслед за этой битвой последуют другие. Но ни в одной из них сэнтэлу Ай-Зур уже не быть триумфатором. Их время прошло. Настало время свободы. Время, когда выживет только сильнейший.


       Мощным взмахом крыльев пират резко поднял себя ввысь и приземлился как раз на подоспевший ему под ноги союзный бриг. Раскосая ловкая машина, обвязанная тлеющими длинными флагами сзади, устремилась в сторону грозового линкора.


       Сойер поспешил встать на ноги и отдалился от неприятного союзника. Синекожий продолжал с диковатым оскалом разглядывать поле боя и падающую станцию. Вытянувшись во весь рост, жуткий энтэссер сложил крылья за спиной и распустил свои могучие энергии.


       Сражение не утихало. До сих пор со стороны СКП продолжали прибывать дополнительные силы. Пострадавшие корабли наоборот отступали для ремонта и затем снова возвращались в бой. Со стороны Крайтер так же сыпались редкие залпы, не прощающие ошибок тем врагам, что случайно попадали в ее поле зрения.


       Где-то среди общего хаоса и огней петлял кораблик Эйн. Судя по всему, Аксеран уже основательно проел энергетический запас пилота, потому что в бою Повелитель небес почти не участвовал. Высоко над станциями пестрил яркими цветами белый глайдер. Верный летун ждал, когда герои вернутся с успехом на его борт, чтобы, наконец, закончить эту битву.


       - Мы сражаемся не ради хаоса и просто уничтожения Альянса, - мотнув головой, наконец, произнес Сойер. – Наша конечная цель – не превосходство над противником. А обеспечение другим людям свободы от той участи, на которую Альянс обрекает жертвы своих экспериментов. И если бы нам удалось достигнуть этой цели, не прибегая к разрушению и войнам, так бы мы и поступили!


       - Но вам не удастся. Любой войне, любой великой цели нужны жертвы, - спокойно проговорил Вертхолк. – И любой, кто собирается достигнуть успеха, должен считать эти жертвы. Это неуклонный бизнес самой жизни. За достижение своей мечты отдаешь часть своей жизни. За достижение изменений в мире отдаешь жизни и мечты людей, которым это нужно.


       На глазах Сойера и Вертхолка, несколько скоординированных залпов со стороны Альянса разнесли в щепки одно из суден пиратов, что долгое время сражалось наравне с Кордэн Шохатероном. Машину пробило насквозь прицельным огнем и выдавило ее содержимое в щепках и кусках металла наружу. Превратившись в огненное облако, корабль быстро вошел в пике.


       - Разве не поэтому вы попросили нас стать пушечным мясом? – равнодушно следя за поверженным союзником, продолжил пират. - Ради вашей великой идеи? Полагаю, мы все, живые и мертвые, кто сегодня сражается за свою свободу и за свое будущее, имеем право воспринимать эту войну так, как нам удобно.   


       Кроны деревьев разрозненной россыпью подсвечивались пожарами упавших машин. Внизу еще сверкали вспышки наземных битв в зарослях. Среди аномалий и дикой природы болот сражались пехотинцы Ай-Зур и уцелевшие, при крушениях, пираты. Где-то на границе мира шли битвы с покинувшими главную сцену кораблями пиратов. Те, кто сбежал с поля боя, сейчас страдали одинаково и от сил Ай-Зур и от бывших союзников.


       Сколько уже жизней было сегодня поглощено огнем и лесом Ирл-Вернора, страшно было даже представить. Кто еще был жив, а кого уже забрал Ануэ. От таких мыслей Сойеру стало дурно.


       - Значит, дальше мы будет сражаться за то, чтобы таких войн больше не повторялось, - тихо уверил себя монах. – Видимо, такова наша Судьба. Может быть, это и мое призвание.


       - Пытаться изменить природу простейших вещей? Естественных принципов, что с древних пор управляли людьми? – отвлекся на юношу крылатый.


       Парень поднял взгляд на пирата. Вертхолк лишь загадочно улыбнулся. За его спиной уже вырастал облачный массив, прикрывающий сильно потрепанный линкор. По корпусу судна безостановочно бегали молнии, упираясь в завесу из синеватых туч. Во все стороны из шипастого гиганта торчали антенны и электрические катушки. В корпус были вплетены различные артефакты в окружении констрактов. Кордэн Шохатерон словно излучал какую-то зловещую атмосферу.


       - Ну, так к чему ты стремишься, молодой Сойер? – властно спросил Вертхолк. – К спасению отдельных лиц, которые, возможно, вынуждены отдать свою жизнь во благо твоих стремлений? Или к достижению своих стремлений, зная сколько «блага» они принесут в будущем? Для тех, кто доживет до этого будущего. Что для тебя важнее?


       Неуверенный взгляд монаха снова охватил поле боя и горящий лес. Как ни странно, сколько бы противоречивых чувств и эмоций не бурлило сейчас в голове юноши, парень почти сразу нащупал ответ. Все было очевидно.


       И свое решение Сойер с дрожью во всем теле сообщил без слов, ступив на борт Кордэн Шохатерона вместе с Вертхолком.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий