Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Легенды Ануэ. Наследие Айжен Ad Astra. Aigen Legacy
Глава 9.5 - Рефлексия

       Пространственная помеха охватила глайдер с характерным тихим шипением. Серое поле поглотило всех, кто находился на палубе. На секунду красные небеса и багровый дым сменились хаотичным полем странных бесцветных картин. Как если бы реальность вокруг превратилась в экран с помехами и характерным белым шумом.


       Всего миг вокруг царствовало серое монотонное забвение. Где-то, в бесконечной дали, появилось быстро растущее окно пронзительной синевы. Оно стремительно приблизилось, стирая края пространственного перехода. И вот, вместо горячего воздуха, падающего пепла и искр, на палубу ворвался холодный освежающий ветер. 


       Альтарион ворвался в ночь незнакомого мира. В борт сразу же ударили волны и запах соли. Где-то в небесах тревожно закричали птицы. Со стороны портовой части какого-то города, отмеченной огоньками, зазвучал протяженный гудок. Глайдер едва не зарылся носом в воду, появившись посреди акватории обширного залива.


       Вместе с этим всё на корабле неожиданно ожило. Словно только сейчас кто-то запустил время на борту белого летуна. В хаотичный шум незнакомого мирка ворвались крики и стоны людей на палубе. Кто-то тут же пробежал мимо, зовя на помощь медиков. Кто-то бросился раздавать указания. Фигуры спасенных Искателей принялись мотаться по палубе, оказывая помощь множеству пострадавших.


       Одновременно с этим сознание Джейта помутилось. Ноги подкосились, и юноша медленно опал на колено. Ветер поспешно сорвал ослабленный красный плащ с его плеч, унося его подобно дыму. В глазах поднялась мутная пелена. Поле зрения сузилось до остывающего использованного констракта перемещения.


       - Джейт, - холодные грубые руки схватили юношу за плечо. - Что с тобой? Держись. Сейчас я позову помощь.


       - Не нужно, - парень неловко мотнул головой. Мобилизовав остатки сил, он постарался подняться на ноги, вырывая себя из болезненной дремы. - Я в порядке. Но спасибо за волнение… Ксан.


       Красный снова вытянулся, возвращая себя в строй, и обернулся к союзнику. Увидев серьезный взгляд товарища, синтетик коротко кивнул. Он выглядел наиболее здоровым на всей палубе.  Это было и не удивительно, если учесть, что в битве Шэдоу участия не принимал. Но его стороннее участие, как уже подозревал Джейт, снова стоило Альянсу успеха. Убедившись, что Красный в норме, Ксан обернулся к поверженному Однорукому.


       Вокруг неподвижного тела Рэна столпились Искатели. Несколько медиков, в том числе Кони, тревожно водили руками по его телу. Их нежные светлые энергии в виде пучков света пытались коснуться кожи воина. Но каждый раз лишь срывали неприятный черный дымок с тела. Напоминая собой какую-то тягучую жидкость, он просачивался сквозь одежду и поднимался ввысь с едва слышимым шепотом. 


       - О,  Ануэ Милосердный! - упавшим голосом прошептала Кони. Девушка выглядела крайне шокированной. - Что с ним такое? Как он мог получить такие раны? 


       - Он еще жив? - так же тихо спросил Фит. Парень и сам выглядел живым мертвецом с залитым кровью лицом.


       - Не могу сказать, - отчиталась девушка, явно удрученная состоянием пациента. - Некоторые его источники, вроде как, все еще целы. По идее, они должны обеспечивать регенерацию тканей и восстановление внутренних повреждений. Эо такого уровня способны выполнять простейшие функции, вроде восстановления жизнеспособности носителя даже без его осознания. Это происходит банальнейшим образом, исходя из инстинкта самосохранения, которому эо поддается так же, как и любой живой организм.


       - Но сейчас его источники не помогают ему восстановиться? - догадался Джейт. Целители бросили на него испуганный взгляд. 


       - Д-да. И к тому же раны на его теле… - испугано пропищала Кони.


       Вокруг Рэна стремительно растекалась лужа темно-красной крови. Буквально все тело было иссечено десятками порезов. Даже на шее и голове были заметны опасные для жизни алые штрихи. Пальцы на левой руке почти посинели. От одежды во многих местах остались только ошметки. Волосы спутались на грязном лице. Рэн выглядел как воин, которого уже оставила жизнь. 


       - Где Эрния? - в толпу зевак и медиков ворвалась всполошенная Эйн. - Где его меч? Без констракта Феникса он…


       - Констракта Феникса больше нет, - заявил Сойер. Парень сидел, держась за плечо у бортика. По лицу так же стекала кровь от раны на макушке. Судя по всему, полученные травмы каждую секунду причиняли юноше дикую боль. - Я слышал, как Пересмешник заметил это. Эрния перестроила констракт во что-то другое. С целью одолеть этого масафата… Так что она больше не сможет помочь Рэну. К тому же... похоже… Эрния осталась там.


       - Вот как… - услышанное, словно контрольный выстрел, окончательно выбило Эйн из реальности.


       Пошатнувшись, Сатэрн застыла, печально смотря куда-то в пустоту. Несколько Искателей приблизились к гилдмастеру, предлагая помощь. Эйн лишь коротко мотнула головой и тихо сказала что-то про Сойера и других раненых. После чего отошла назад, оставив поверженного друга в руках спасателей.


       Все усилия целителей свелись к перекрытию кровотечений. Как только первый осмотр был завершен, под руководством Кони спасатели начали сдирать лишнюю одежду и занялись простейшими перевязками с особыми средствами. В ход пошли исписанные констрактами бинты и артефакты различного целительского вида.


       В этот момент на груди мечника вырисовался жутковатого вида черный круг с изысканными узорами. Чем-то он напоминал рисунок ловца духов. Черные линии обхватывали всю грудь воина и отдельными частями уходили за спину на плечи. Таких странных констрактов никому видеть еще не приходилось. Прочувствовав его энергетическую суть, Кони предложила пока попытаться просто ограничить его влияние на Рэна.


       Джейт тяжело вздохнул и отвернулся от друга. Смотреть на поверженного Рэна ему было неприятно. Странно, но это отпугивало. Становилось даже как-то противно. Но не от вида Рэна. От самого себя. Сложно было осознать тот коктейль эмоций, что сейчас властвовал в душе. Определенно, сейчас там нашлось место и страху, и жалости. А также разочарованию. Но в ком именно, Красный сейчас предпочитал не разбираться.


       Мотнув еще раз головой, чтобы прогнать тяжелые мысли, юноша повернулся к капитанской палубе. За штурвалом, в полной растерянности, стоял Фекс. Рядом с ним еще несколько людей обследовали бесчувственное тело Каори. По большей части все их старания сводились к изучению ран на голове, судя по свечению, которым медики обследовали девушку.


       - Фекс, как ты? - вяло спросил Джейт, приближаясь к рулевому.


       - Я-то в порядке, - тихо отозвался мужчина, неловко оглядывая людей на палубе. - Но вот как остальные? Похоже, всех сильно потрепало. Даже Рэну досталось. Я уж думал, энтэссеру ничто в мире не угроза.


       - На стороне врага тоже есть энтэссеры, - коротко ответил Джейт. - И неважно, человек ты или энтэссер - любому врагу Альянса не поздоровится. Сегодня мы были на краю гибели. Если бы не ты и Альтарион…


       - Да я-то что? - Фекс недовольно мотнул головой. - Это тот синтетик неожиданно заявился на борт и сказал, что надо делать. Если бы не он, я бы и не знал, что происходит. Когда неожиданно раздались все эти выстрелы и взрывы, я себе места не находил. Так и сидел в пещере, ожидая, когда все закончится. А потом еще и это жуткое землетрясение… Я знал, что вы и Альянс в средствах не стесняетесь. Но чтобы целый замок разрушить…


       - Ну, это, в большей степени, была инициатива Альянса, - словно оправдываясь, пояснил парень. - Мы и сами чуть не окосели от такого поворота. Все-таки Ай-Зур становится донельзя грозной силой, когда не пытается делать все, как по учебнику.


       - В таком случае, это большая удача для нас, что хотя бы один из Альянса на нашей стороне! - уверенно заявил рулевой, бросая взгляд на Ксана. Синтетик помогал целителям остановить кровотечение Рэна. - Этот парень, действительно, хорошо соображает. Это ведь была его идея не ждать вас, а отправиться на помощь. Он каким-то образом связался с Каори и передал сообщение "Ториэн Крата". А затем провернул какую-то операцию со своим датападом. От чего весь Альянс вдруг словно выключился.


       - Так это он с Каори лишили Арктура поддержки? - Джейт обернулся на подругу, поймав взгляд одного из медиков. - Как она?


       - Жить будет, - немного неуверенно пробубнил целитель. - Ее тело пострадало на удивление мало. Мы заметили только очень слабый перелом правой ноги. Слава Ануэ, костюм защитил ее от больших повреждений. Но, судя по всему, у девушки наблюдается крайне серьезное сотрясение. Есть подозрение на кровоизлияние в мозг. Сейчас еще выясняем причины. Но, в любом случае, с нашими силами восстановить ее состояние удастся. И, если повезет, с минимальным облучением рэйкором.


       - Да, уж вы постарайтесь, - тихо произнес парень. От одного только названия полученных Каори травм ему стало не по себе. Немного отрезвила мысль о том, что все могло бы быть намного хуже, не приди Фекс на помощь. - Говоришь, Ксан тебя надоумил отправиться к нам?


       - И не только надоумил. Снаружи было столько войск Ай-Зур, что без его махинаций мне бы и носу высунуть не дали, - подтвердил техник. - А так мы пролетели, как по лугу и, наверное, жутко их взбесили…


       - Но констракт телепорта на палубе, который работает как на затрагиваемые объекты, так и на источник - твоя ведь идея?


       - Эм… - Фекс смущенно улыбнулся. Хоть и улыбка вышла довольно кислой. - Не стану скрывать. Я же сказал, что сильно увлекся идеей создания констрактов. Ксан хорошо запомнил констракт, с помощью которого вы несколько раз перемещались сразу через несколько миров. Он воспроизвел его на бумаге, а я облегчил и… как бы сказать, «перенастроил» его. Это было чистейшей воды самоубийство! Использовать экспериментальный констракт в столь опасной ситуации. Но это сработало! Я до сих пор поверить не могу. Мой констракт сработал!


       - Да, ты спас нас всех, - Джейт положил руку на плечо рулевому и крепко сжал. - И вряд ли мы когда-либо сможем с лихвой отдать тебе этот долг.


       - Ага! Я уже даже придумал, как можно использовать этот констракт постоянно с куда меньшими затратами времени! - Фекс быстро нагнал волну энтузиазма и даже отвлекся от невеселого положения. - Хоть я и не смог избавиться от необходимости использовать катализаторы для перемещения - эти парные артефакты. Но я уже представляю установку, которой можно оснастить Альтарион, чтобы использовать порталы перемещения прямо на ходу! Это даст нам возможность перемещаться между мирами без использования порт-станций! Возможности использования этих констрактов почти безграничны!


       Подгоняемый утренними лучами просыпающегося солнца, глайдер неспешно шел к берегу. Вдали поблескивали бликами зеркальные высотки, торчащие из городского массива. Сначала Джейт подумал, что команду снова занесло в Элинориан. Но в Городе Свободы таких строений не было. Чуть позже, из разговоров людей на палубе, парень узнал, что имя этого пространственного осколка - Ферос. Сосед Элинориана и почти центральный мир Символа Фериссии.


       В какой-то момент вся палуба притихла, когда со струн гитары Эйн сорвалась тихая печальная музыка. Уставшая хозяйка привалилась к борту и завела под ленивые переливы струн какую-то грустную песенку. Все остатки ее эо вложились в звучание гитары и разлились по палубе и внутренностям корабля. Ее тихие слова пригасили боль и мучения пострадавших, странным образом успокоили волнения и страхи.


       Словно слушая ее тихую песню, примолкли птицы, выстроившись следом за глайдером. Успокоило свои волнения море. Даже ветер унялся, отдавая залив во власть тихой музыки. 


       В скором времени, на берегу, куда двигался глайдер, появились другие люди. Среди них тоже замелькали гильдийцы. Судя по всему, те, что укрылись в подземных помещениях под замком. Выходило, что и их Эйн успела спасти. 


       К тому времени, как глайдер достиг береговой линии, последние силы гилдмастера уже покидали измученное тело. Вытягивались до последней капли музыкой для поддержки ее учеников и друзей. 


       Когда сознание Эйн уже не могло сопротивляться накатывающему забвению, на борт выскочила маленькая фигурка и с тревожными криками бросилась к матери. 


       Сознание вернулось мгновенно. Эйн включилась, словно робот. Но ее уже окружала совсем не палуба корабля. Приглушенный свет просторного помещения с широко открытым окном. Прохладный ветер тревожил занавески. Ему было не под силу пробраться под теплое тяжелое одеяло, что укрывало хозяйку Гильдии. Голова слегка тонула в мягкой подушке. И что-то теплое, едва ощутимо, давило на живот.


       Первым делом Эйн интуитивно пустила импульс эо по телу, проверяя свое состояние. Как и ожидалось, все раны и повреждения были уже зализаны внутренними энергиями, и сейчас о них напоминали только слегка неприятные тягучие ощущения по всему телу. Многие источники эо восстановились больше, чем на половину, но были еще слишком повреждены, чтобы отдавать сразу много эо за раз. Отчего потоки энергии казались высушенными и хилыми.


       Следующим шагом гитаристка пустила импульс проверки уже вокруг себя, пытаясь прочувствовать комнату. Абсолютно скучное помещение из дешевых материалов, словно комната в какой-нибудь казарме. Несмотря на простоту материалов, помещение отличалось более-менее красивым оформлением и мебелью. И уже все в этой комнате было пропитано лишь одним следом эо, что перебивал даже Эйн. Его источник мирно сопел рядом на одеяле.


       Опустив голову, женщина с теплой улыбкой заметила макушку своей дочери. Кираи была одета в незнакомую одежду. Тонкие джинсы и куртка с капюшоном, поверх красного свитера. Спутанные волосы, явно не знавшие некоторое время ухода, струились по телу девочки и спадали на одеяло. 


       Словно почувствовав взгляд матери, ребенок судорожно всхлипнул во сне и открыл сонные глаза.


       - Мама? - сорвался звонкий голосок с губ девочки. Пару раз хлопнув яркими глазами, девочка скромно улыбнулась. - Добрый вечер! С пробуждением.


       - Как ты, кролик? - ласково спросила Эйн,  поглаживая дочь по волосам. Энергии Эйн тут же принялись обвивать родного человека, нежно проверяя ее состояние. Почувствовав это, девочка доброжелательно распустила свои эо.


       - Я в полном порядке, -  отчитался ребенок. - Я пробыла с тобой все время. Разговаривала с тобой во сне. Чтобы ты ни о чем не волновалась и быстрее приходила в себя. Ты помнишь?


       После этих слов Эйн и правда вспомнила свои на удивление приятные сны. Кираи была в них, держа мать за руку и что-то рассказывая. Она много смеялась и грустила. И хотя у дочери не получалось совсем скрыть во сне волнения и переживания, главного она добилась - Эйн была обеспокоена только разговором со своим ребенком и не вспоминала о тревожных событиях, что погрузили измученную женщину в такое состояние. Сейчас Эйн чувствовала себя намного лучше, чем могла бы ощутить, проведи она сон в беспокойных мыслях о здоровье своих подчиненных и друзей.


       Такова была сила младшей Сатэрн. Юной телепатки. Но сон закончился. И теперь уже ничто не могло отвлечь старшую Сатэрн от своих обязанностей и мрачной реальности. Улыбнувшись, женщина медленно поднялась и прижала к себе свое дитя. Кираи не стала спорить и мешать матери нарушать отдых. Она знала, что для нее лучше.


       - Как там все? -  задала самый волнующий ее вопрос Эйн.


       - Переживают за тебя, - тихо отозвалась девочка, не отпуская мать из крепких объятий. - Ты проспала всего полдня. Многих уже подняли на ноги. Но некоторых нельзя вылечить с помощью энтэссенса. И их состояние…


       - Я понимаю. Пойдем.


       Кое-как поднявшись, Эйн быстро забралась в предоставленный ей халат. От боевой формы пиратки не осталось ничего толкового. Из-за безумных выходок Эйн, одежда превратилась в черный выжженный каркас - такова была сила искажений, порожденных гневом Сатэрн, когда она частично утратила контроль над своей эо. Из-за этой гари досталось и Эффиону. Правда, любимая гитара, разве что, покрылась сажей. Коснувшись верного инструмента, Эйн воспряла духом и натянула струнного друга на спину. 


       За стеной комнаты оказались, действительно, почти военные интерьеры своеобразных бараков. Невысокое здание соседствовало с ангаром, где расположились беженцы из Рассерана. Просторная площадь была поделена на множество отдельных боксов с помощью ширм, засеяна палатками и обустроена жилыми блоками в виде мобильных контейнеров.


       Из техники ангар занимали только два судна. Аксеран, который Эйн отправила портальным констрактом прямо из завала вместе с уцелевшими Искателями. И Альтарион. Сейчас вокруг обоих кораблей собралось большое количество техников и инженеров в голубых комбинезонах с планшетами в руках. Люди с любопытством изучали машины сканерами и копались в реестрах летательных средств, ища сравнения.


       - Что это за люди? - сконфуженно спросила Эйн, стараясь не замечать колющего чувства в кулаках. - Что за место?


       - Этот официальный штаб независимого объединения колоний - "Ториэн Крата", - отчиталась девочка. - Они приютили нас и разрешили остаться, пока не восстановим силы.


       - А с флотом все в порядке? - с легким испугом спросила мать.


       - Основной флот еще не вернулся. Но не переживай - ни один корабль не пострадал, - спокойно ответила Кираи. - Они вовремя получили сообщение от Ксана, чтобы не вступали в бой. Поэтому им удалось избежать столкновения с Альянсом.


       - Слава Ануэ, - выдохнула Эйн. - Впрочем, причем здесь этот слепец? Как дела у Рэна, Джейта и остальных?


       - Ммм… Идем. Сама увидишь, - как-то сконфуженно заявила девочка.


       Семейство Сатэрн незамеченным прошло мимо Искателей. Этот трюк дочери, Эйн был уже хорошо знаком. Девочка оказывала влияние на сознание простых людей и слабых энтэссеров, заставляя их не замечать определенных личностей. Правда, пока что выполнить этот сложный трюк Кираи могла только с полными силами и в мирных условиях. Стоило спокойному состоянию смениться напряженным или, не дай Ануэ, испугом или стрессом, и возможности юной Сатэрн заметно снижались.


       Так или иначе, сейчас Эйн была благодарна дочери за возможность не привлекать к себе внимание учеников. Юноши и девушки, заботились друг о друге, готовили еду, пересчитывали свои припасы и тихо разговаривали о своем положении. Всех их Эйн повела почти на смерть. 


       Некогда они были частью ее большой семьи, не знающей бед. Искателей уважали и любили почти во всех мирах. Быть Искателем означало для многих людей быть олицетворением прогресса. К этому стремились десятки молодых авантюристов. Собирать информацию, редкости, артефакты, помогать людям во всех мирах, получать знания и развиваться, за счет современнейших технологий в уюте и компании таких же энтузиастов. А сейчас…


       Сейчас все это оказалось брошено в горнило войны. Давно начавшейся и до сих пор идущей войны устаревших идеалов и приоритетов. Не было в этот раз никакой осмысленной цели у этого конфликта. Не было достойной причины. Просто в какой-то момент Эйн Сатэрн позволила пробиться из глубин своему старому «я». Тому, что она некогда глубоко запечатала внутри, потерпев величайшее фиаско. Все из-за того, что однажды бросила друзей в беде. И совершила самый ужасный поступок в своей жизни. О чем жалела до сих пор. Сколько лет она пыталась этого не замечать. И все же, после появления Рэна, Эйн снова позволила себе усомниться в своем пути.


       И сейчас за эту маленькую слабость расплачивались молодые. Тех, кого она хотела защищать и учить, как не совершать ее ошибок. Они доверились ей, а их любимый гилдмастер предал всех.


       - Это не так, - тихий голосок Кираи выдернул Эйн из раздумий. Но женщина даже не сразу поняла, что сказала дочь, и к чему это относится. - Ты не виновата в том, что не была не Дне Корва, мам. Если бы ты была там, то у тебя бы не было меня! Неужели ты не понимаешь?


       Ребенок вдруг остановился и изменился в лице за секунду. В глазах скопились горошины слез, и девочка сдавленно всхлипнула. Тельце дрогнуло, тонкие пальцы соскользнули с руки матери и начали неловко вытирать лицо. 


       - Разве я похожа на ошибку, мама? - жалобно проревела девочка.


       - Ануэ! Нет! Нет, конечно! - Эйн в панике опустилась на колени перед Кираи и сжала дитя в объятиях. - Ануэ. Прости меня, Кираи! Я даже не… я люблю тебя! Ты самое ценное, что есть в моей жизни! Конечно, прости меня за эти мысли! 


       - Я люблю тебя, мамочка! - всхлипывал ребенок, прижимаясь к Эйн. - Не жалей об этом! Хватит вспоминать тот день! Это черный день! Ты ничего не могла сделать! Кид спас тебя! И меня! Прекрати думать об этом! Или станешь совсем как мистер Рэн!


       - Да! Прости меня! - Эйн не смогла сдержать слез. Откуда-то из груди хлынул поток неудержимой горечи. Словно в сердце что-то треснуло, вырвав горячие потоки давно сдерживаемых эмоций. - Я жалею! О, как я жалею, что не смогла всем им помочь! Я жалею моих учеников, доверившихся мне! Я жалею, что я такой ужасный лидер! Такая плохая мать. Прости меня, Кираи! Я слишком много ошибалась!


       - Не говори так! - возразила девочка. - Ты все равно - моя мама. Самая лучшая мама! И они так же думают. Они любят тебя. Да. Некоторые осуждают. Некоторые ненавидят. Это их выбор. Как и их выбором было пойти за тобой. Они все доверились тебе! Многие пострадали. Но это не значит, что ты не заслуживаешь их любви. На самом деле, только сейчас ты сможешь доказать им, что их доверие не было ошибкой.


       - Кираи. Девочка моя! - Эйн судорожно вздохнула, сжимая руки за тонкой спиной дочери. Сколь много мудрости было в этом маленьком хрупком теле? Сколько жизни и доброты? - Я стану лучше, обещаю тебе! Я стану еще сильнее! Вырасту на своих ошибках.


       - Я люблю тебя, мам, - повторила Кираи, шмыгая носом. - Давай уже вместе примем прошлое и вступим дальше. В будущее. Нас еще столько всего ждет…


       Эти слова донельзя странно звучали детским голосом из уст заплаканной девочки. Эйн бережно поцеловала дочь в лоб. Первая волна пробившихся волнений утихла, оставив в омытом горячими слезами сердце приятные чувства.


       - Ох ты, - раздался неожиданный вздох за спиной. - Ну, с семьей Сатэрн, по крайней мере, похоже, все в порядке.


       Из-за угла коридора появился Джейт. Юноша выглядел бледнее обычного с мешками под глазами, но улыбался кроткой приятной улыбкой. Похоже, магия Кираи порассеилась из-за горьких эмоций. Эйн поспешила вытереть лицо от слез.


       - Как раз шел вас проверить, - сипло произнес Красный. Несмотря на усталый вид носителя, алый наряд вполне себе уверенной плащаницей спадал с его плеч. - Как самочувствие, Эйн?


       - Готова к бою, - отчиталась гитаристка, поднимаясь в полный рост и по-прежнему придерживая дочь рукой. - Как сам? Выглядишь паршиво.


       - Я нормально, - отмахнулся парень. 


       Джейт говорил очень тихо. Так, что приходилось напрягать слух. Но при этом нарочито спокойно и расслабленно. Ему не удавалось скрыть свою измотанность, но парень, похоже, и не пытался. Отчего измученные улыбки на лице выглядели еще драматичнее.


       - Нормально. Лучше, чем Кони. Бедняга уже больше суток без сна. До сих пор неустанно оказывает помощь пострадавшим. Час назад даже меня, вот, выловила. Как раз извлекла пару лишних патронов из плеча…


       - Патроны? Ты что? Все время проходил с такой раной? - ужаснулась Эйн. 


       - Я же - энтэссер в плаще - энергетическом маньяке. Что мне будет? - пожал плечами парень. - Другое дело прокол Пересмешника… ну это ладно.


       Юноша с едва заметной гримасой боли потер плечо, куда пришелся удар Инкогнито. Плащ сердито колыхнулся. Повернувшись обратно, Джейт поманил семью Сатэрн за собой и двинулся в медицинский блок.


       Небольшая пристройка, заполненная обеспокоенно суетящимися врачами, была пропитана каким-то духом отчаяния. Вдоль длинного темного коридора располагались операционные и комнаты реабилитации, в которые выходили широкие окна. За ширмами и занавесками стонали больные.


       Многие из них пострадали при разрушении замка. Некоторые чудом пережили первое нападение агентов Альянса. И хотя возвращение Эйн, после обвала, спасло многих из пострадавших, сейчас они до сих пор продолжали бороться за свои жизни. 


       - Каори тоже сильно досталось, - продолжил парень. За ближайшим стеклом среди больных Эйн заметила рыжую девушку. Все еще без чувств, она лежала с дыхательной маской на лице. - Врачи говорят, что с ней все будет в порядке. Просто сильное переутомление. Поначалу опасались, что это критично. Но потом… обнаружилось, что подобное состояние Каори переживала и раньше. Еще будучи ребенком. Очень много раз. Так что ее организм, очевидно, уже научился восстанавливаться после такого. Надо только дать ей отдохнуть.


       - Чем вызвана ее травма? - осторожно поинтересовалась Эйн.


       - Использованием своего устройства на правой руке, очевидно, - Джейт устало вздохнул. - Врачи предполагают, что она умеет каким-то образом оцифровывать свое сознание и погружать его в виртуальную сеть. Что позволяет ей на совершенно ином уровне манипулировать цифровой средой. Но это так же каждый раз наносит определенный вред мозгу. Похоже, такого представление Альянса об идеальном кибероружии.


       - Сойер? - испуганно спросила Эйн, заметив, вдруг, юношу без сознания, сидящего на стуле рядом с пустой койкой.


       - А, не обращай внимания. Он просто спит, - махнул рукой Джейт с мимолетной усмешкой. - Из всех нас он легче всего пережил атаки Инкогнито. Каким-то образом просто рассеял всю энергетику Пересмешника. И его раны начали заживать, как обычные. Правда, для этого потребовались почти все его силы. Он долгое время пытался еще помогать врачам. Но в итоге только всем мешал. Так что сейчас, думаю, и он, и они заслужили отдых друг от друга.


       - Слава Ануэ, - выдохнула Эйн. - Этот мальчишка, как обычно, себе на уме. Кстати, а что с Иджи?


       - Я ее разбудила, - ответила Кираи вместо Джейта. - Арктур «выключил» ее простой командой. Одной из кодовых. Я не уверена, как именно у меня это получилось, но я смогла достучаться до ее сознания. Она неожиданно проснулась, пожелала доброго утра и тут же умчалась куда-то.


       - Очевидно, сюда, - едва не зевая, предположил Джейт. Парень остановился у последнего стекла. - Сейчас ее здесь нет. Но она около десяти часов, как проснулась, провела здесь. С ним. Никто больше не смог ничего сделать. И я не уверен, что она тоже что-либо смогла.


       В темной комнате был всего один человек. И это единственное место, которое больше походило не на госпиталь. А на морг. Рэн Однорукий, подключенный к аппаратам жизнеобеспечения, включая несколько артефактных технологий, без движения лежал на койке.


       - Выглядит он уже лучше. И сейчас хотя бы стало слышно его дыхание, - заметил Джейт. - Я не совсем понимаю, что Иджи сделала с ним. Он так и не проснулся за это время. Но сейчас хотя бы не выглядит, как живой труп.


       - Верно, - согласилась Эйн. - Он выглядит, как мертвый. Что это за рисунок у него на груди?


       - Я думал, ты нам раскроешь эту тайну. Никто из тех, кто его видел, не смог даже предположить, - горько усмехнулся Джейт. - Мы не можем понять, ни что это за штука,  ни как она работает, ни как крепится к его телу. Кони сказала, что по свойствам эта фиговина похожа на констракт. Но очень уж странный. Так или иначе, мы подозреваем, что эта штука не дает силам Рэна восстанавливаться. И Кони подозревает, что… она, наоборот, убивает его. Сейчас он в состоянии вроде комы.


       - А Эрния? - с надеждой спросила Эйн. Быть может, ей все-таки показалось тогда на борту, и девочка все же была среди спасшихся?


       Ее надежды разрушил отрицательный жест Джейта. Парень молча помотал головой. 


       - Если это так,… то… - Эйн замешкалась. Ее взгляд нерешительно опустился на Кираи. Девочка робко выглянула из тени, стоя впритирку к матери, но промолчала. На ее взволнованном личике властвовали печаль и скорбь. - В таком случае… путь Рэна закончен. Великий мечник потерял свой меч. Так у каждого из героев былой эпохи начинался последний путь. Путь к падению.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий