Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Легенды Ануэ. Наследие Айжен Ad Astra. Aigen Legacy
Глава 12.3 - На бис!

       Стон погибающей станции разносился по разрушенным отсекам. Бесконечный скрежет и глухие удары эхом отдавались в глубинах Мантиро. Звуки сирен уже давно сбились в неразборчивый вой. Невозможно было понять, что привело к такому исходу: кибер атака на станцию или похищение ядра аналогового интеллекта. Было очевидно лишь одно – СКП Мантиро разрушалась на части. И это одинаково грозило гибелью всем, кто был внутри.


       И даже в такой ситуации битва внутри не утихала ни на секунду. Войдя в раж, Пересмешник шутя выжигал своими эо целые комнаты и залы небрежными взмахами. Эго энергии хаотично били из изуродованного тела. И только хоть немного упорядоченные потоки вырывались через Эрнию, превращая каждый взмах ею в праздник разрушения и смерти. Даром, что смерть чаще настигала случайно попавших под горячую руку солдат Альянса и обслуживающего персонала станции. 


       Похоже, Эрния не забыла своей нелюбви к Альянсу и особо не сдерживала себя, позволяя новому хозяину громить окружение. Лишь в редкие моменты, когда на ее пути появлялись обычные работники станции, без оружия и готовности сражаться, серый клинок рассеивал свои энергии, сводя урон к минимуму.


       Но каждый раз, когда лезвие бастарда достигало своей главной жертвы, отступающему противнику становилось совсем худо. Черный клинок, которым Рэн пытался заблокировать первый удар, Эрния просто расщепила такой волной гнева, какую мужчина еще ни разу не испытывал. Однорукого спас лишь протез, который пренебрежительно оттолкнул всю массу энергий, направленную в него через Эрнию. И точно так же железная лапа спасала Рэна и во всех прочих случаях, когда двуликий настигал своего врага.


       Как бы не старались серый клинок и его новый хозяин, никакая энергия не могла пройти через блок руки самого Хроноса. Некоторые выплески эо протез жадно пожирал, но его носителю от этого не доставалось ничего. Зачем артефактной руке потребовались чужие энергии, которые железка впитывала крайне избирательно, Рэн не мог даже предположить. Впрочем, и времени на предположения у него попросту не оставалось.


       - Ну как же так, Рэн?! – восклицал Пересмешник, в прыжке выжигая очередной зал безумными энергиями. – Разве ты пришел не погибнуть? Чем тебе не нравится героическая смерть? Сколько можно испытывать наше с Эрнией терпение?


       У Однорукого, едва находящего время на дыхание, просто не было возможности ответить. Тот уровень эо, который был доступен ему сейчас, едва-едва позволял избегать смертельных атак Пересмешника. Даже при ставке на технику и хитрость, сил Рэна просто не хватало, чтобы выдержать давление оппонента. Да и те эо, что были ему доступны, непозволительно быстро сгорали для пассивной защиты своего носителя.


       Огонь, нехватка воздуха, резкие опасные маневры, гематомы, растяжения и порезы – все это почти целиком пожирало запас энергий. При таком раскладе Рэну оставалось только играть с противником в кошки-мышки. И, как назло, ему так и не удалось придумать, как перехватить родной клинок из рук двуликого. 


       Единственное, что еще спасало Рэна, это четкое представление о том, как работает Эрния, и как ведут себя ее энергии. Но это никоим образом не помогало приблизиться к ней. И хотя бой проходил без участия Инкогнито, Однорукого это не особо спасало. Пусть все атаки Эрнии были просты, как банальная пощечина. Пусть без Инкогнито раны Рэна не открывались сами собой. И Пересмешник постоянно промахивался, не в силах предсказать следующий ход противника. Но всего этого не хватало. Рэн стремительно проигрывал эту битву.


       Очередной маневр уклонения вытолкнул мужчину спиной в один из широких коридоров. Рэн оказался перед целым отрядом солдат Ай-Зур, спешащих на помощь с нижних уровней. Не успели ни солдаты, ни энтэссер среагировать, как всю толпу вояк накрыло черным пламенем. Сквозь потолок пробился Пересмешник и случайной вспышкой выжег весь отряд.


       - Рээээээн! – провыл двуликий с ужасной улыбкой на лице. – Нам становится скучно! Почему ты молчишь? Не злишься. И даже не шутишь? Что с тобой такое? Сломался?


       Пересмешник дернул клинком вверх. С его руки через меч вырвался поток энергий и подобно хлысту волной вспорол пол и потолок. Такого обращения коридор не выдержал. Через порезы сверху повалились руины верхних уровней, прикрывая Рэна от последовавшего удара. Но гневная сила все равно настигла свою цель даже сквозь случайное прикрытие.


       Мужчину подкинуло взрывной волной, едва не лишая сознания. Удар об стену чуть не выбил дух. А последовавший вслед за ним добивающий прием Пересмешника заставил Рэна пожалеть, что он не сгорел вместе с черным клинком в самом начале. Разве что в этот раз сила противника разом выжгла не оболочку, а только оставшиеся источники эо в теле Однорукого.


       Прыжком прорвавшись сквозь пламя и разруху, черный мечник достиг цели и мощным ударом прибил Рэна к стене. Локоть двуликого вжался в грудь мужчины, заставил затрещать ребра и выбил последние крохи дыхания. Лица монстра приблизились в упор к лишенному сил противнику. В глазах засияло пламя энергий. И их потоки обвили жертву холодными хвостами.


       - Ты понимаешь теперь? – прошептал Пересмешник. – Ты полностью уничтожен. И жив только потому, что я хочу увидеть твои мучения. Хочу, чтобы ты мучился, как мучились мы. Познал слабость, никчемность, ничтожность, унижение и беспомощность. Хотя бы толикой ощутил, каково нам было выполнять наше предназначение. Быть чьей-то игрушкой. Да! Мы с Эрнией хорошо понимаем, каково быть чьей-то игрушкой. Пойми же теперь и ты.


       Из последних сил Рэн протянул протез, попытавшись ухватиться за серебристый бастард. Не спеша добивать врага, Пересмешник держал Эрнию в руке за спиной. В отражении лезвия, Однорукий видел свое покрытое копотью и кровью лицо. Разбитое и жалкое. Он смотрел на себя через меч, который был так близко. И так далеко. Пальцы протеза не дотягивались до Эрнии всего на несколько сантиметров.


       - Верно! Теперь ты видишь, - прошипел двуликий. – Жалей об этом. Последние секунды. Ведь теперь ты умрешь.


       Перевернув клинок лезвием к жертве, монстр занес Эрнию над обездвиженным противником. По острию меча прошел огненный блик, высветив полосу на лице Рэна. В его глазах уже не было надежды, страха или отчаяния. Лишь сожаление. Рука Пересмешника не давала ему вздохнуть. И сказать последние слова. Хотя бы одно простое последнее слово, которое помогло бы успокоиться перед смертью…


       - Аргус! – вдруг окликнул двуликого голос из динамиков.


       Шипящий, но все еще узнаваемый голос Арктура, донесся из колонок. Разрушенная коммуникационная система лежала рядом в обломках в окружении огня. Но эхо голоса Корвеносца разносилось по всей станции.


       - Это Арктур. У меня к тебе просьба, приятель: не убивай пока что Рэна Однорукого, - заискивающе произнес генерал. – Видишь ли, меня взяли в заложники. И… похититель хочет увидеть своего учителя живым. Некоторое время. Поэтому, ради меня, не будешь ли ты так любезен? Приведи мне Рэна в ангар С. Это на самом верху. Надеюсь, еще не поздно.


       С глухим шипением колонки отключились, оставив двух мечников в весьма неловком положении. Даже Рэн не смог не выдавить на лице выражение крайнего замешательства. Как Джейт мог додуматься до такого? И неужели он рассчитывал, что это просьба дойдет до ума такого безумца, как Пересмешник?


       В ответ на просьбу «приятеля» Аргус же только улыбнулся еще шире.


       - Вееееерно! Ведь для начала мы можем убить твоего ученика. Чтобы стереть все твое наследие из этого мира! – посмеиваясь, сообщил двуликий. – И как я мог забыть про этого красного мальчишку? Мы убьем и его тоже! А затем - тебя! Верно, Эрния?


       Перекрутив клинок, Аргус легко подтянул ослабленного воина к себе. И, не давая ему вздохнуть и собраться с силами, тут же прыжком поднялся в соседнее помещение. Почти раскидывая Рэном встречающиеся преграды, монстр устремился вверх. Через проделанные им пробоины между переборками, Пересмешник довольно быстро достиг указанного места.


       Кое-как сориентировавшись и перетерпев боль от нескольких мощных ударов спиной, Рэн снова потянулся к Эрнии. Протез почти скользнул по краешку ее лезвия.


       В этот момент двуликий швырнул свою жертву в стекла разгромленной операторской рубки ангара. Рэна, бесформенной куклой, продавило сквозь окна и, подобно мешку с мясом, обрушило на пол ангара. Не оставляя свою жертву надолго, Аргус аккуратно приземлился рядом.


       В  светлом ангаре было необычайно людно. За спиной прибывших гостей оказалась толпа из солдат Альянса, держащая на мушке единственную цель. Еще около двадцати бойцов корчились в алых разрядах тока на полу впереди. В центре этого подрагивающего сборища смельчаков стояли двое. Полуживой Арктур, и за его спиной, почти в упор, стоял Джейт Орсон.


       Красный плащ, не переставая, высекал молнии во все стороны. Некоторые разряды пробегались только по окружению, задевая ящики с припасами и подвешенную технику. Другие нервно выжигали черные линии на полу. Молнии струились из алого энтэссера, демонстрируя всю его решимость.


       - Привет, Аргус! – с елейной улыбкой сразу отреагировал Арктур. – Привет, Рэн! Вижу, ты еще жив каким-то чудом.


       Едва приходя в себя, разбитый Однорукий медленно приподнялся и сел на полу.


       - Видишь ли, приятель, - неуверенно начал Энкор. – Вышло немного неловко. Но, согласись, довольно интригующе. Я и не ожидал, что наш юный герой столь находчив. Так же, как и не ожидал, что Рэн Однорукий столь живуч. То ли я дурак, то ли Дэксис Мория оказалась просрочена…


       - Одно другому не мешает, - прорезался из уст Рэна хриплый голос. – Если… мы все решили, то, может, вернемся… к тому, на чем закончили?


       - Конечно! – ликующе согласился Пересмешник. Юноша резко развернулся и занес Эрнию.


       - Аргус! – остановил его Арктур. – Если ты сделаешь это, то я погибну. Ты ведь не хочешь потерять друга?


       - Потерять друга? Э? – двуликий задумался на секунду. – Эй, Рэн ты ведь не хочешь потерять друга? Это ведь должно быть неприятно? Кому не больно, когда у него что-то забирают? Особенно друзей…


       - Вот именно! Мы уже столько всего потеряли! – поспешил закрепить успех Арктур. – Я все еще надеюсь закончить выступление победителем. И теперь, когда все участники на этой сцене, можно, наконец, обсудить то, что так волнует нашего юн…


       Договорить Корвеносец не успел. Мощный удар красных энергий швырнул его через весь зал прямиком в Пересмешника, наконец, соединив двух друзей. Но и сам Джейт не отстал от него. Прикрывшись от последующих выстрелов телом генерала, юноша мигом достиг учителя и первым делом обрушил следующую волну эо на солдат за его спиной.


       Все  произошло столь стремительно, что почти никто не успел даже понять, как за одну короткую вспышку, все резко изменилось. Энергии Джейта ударили по всему ангару, мигом погрузив его во тьму. Лишь фонтаны искр и вспышки оружейных выстрелов осветили сцену. В этот момент сияющий алый энтэссер схватил Рэна и прикрыл его от залпов со спины.


       Пораженные ударом Джейта солдаты еще не успели упасть на пол, а Красный мощным прыжком ретировался с поля боя вместе с учителем. Их обоих прикрыл собой эвакуационный челнок. Солдаты вынуждены были быстро перегруппироваться и пойти на штурм укрытия. 


       Но не успели они собраться в группы, как неожиданный взрыв раскидал бойцов по ангару. Сдетонировали снаряды в контейнерах, которые облучил своим иск-рэем молодой энтэссер. Огненная феерия быстро разделила зал на две части, подарив нарушителям лишние секунды на реабилитацию.


       Первым делом Джейт принялся вливать свою энергию в тело учителя. Пусть и нехотя, но пару его источников снова раскрылись, начав лениво впитывать спасительный дар.


       - Молодец, - просипел Рэн. – Моя школа...


       - Теперь надо уходить, Рэн, - напряженно отозвался ученик. – Арктур мертв. Прописанного мной заряда хватит, чтобы его внутренности сварились вкрутую. Нельзя здесь больше оставаться.


       - Нет. Я не уйду… без Эрнии, - Рэн попробовал размяться плечи и шею, но вместо этого все тело отдало неприятным хрустом и болью. – Ты ведь знаешь… я уже не жилец. Эо больше, эо меньше – Печать Смерти доконает меня. Так я… лучше погибну в бою. Тем более… мне есть за кого… сражаться…


       - Оставь это дело мне! – возразил Джейт. – Иджи похитила Мантиро. Наверняка, интеллект СКП много чего знает. Найдем какой-нибудь способ тебя вылечить. А с Эрнией лучше разобраться мне. В таком состоянии…


       - Джейт, - протез Рэна крепко сжал плечо друга. – Пожалуйста,… оставь это… мне. Я не могу… бросить ее. После всего,… что с ней сделал. Таков кодекс воина. Беречь свой меч. Таков совет Кида… и таков мой… скажем, родительский долг. За все… я должен ответить… сам.


       Взгляды друзей пересеклись. Решительный и взволнованный Джейта. Усталый и упрямый Рэна. 


       На лицах товарищей играли блики огня и алого сияния плаща. Вокруг продолжал выть и трястись от взрывов ангар. Вся станция изнывала от охватившего ее хаоса. Где-то за контейнерами маячил враг. Но два воина молча смотрели друг другу в глаза, зная, что никакие слова уже не изменят того, что их ждет.


       Пламя охватило часть ангара. Несколько солдат быстро организовали защитный барьер вокруг задыхающегося Корвеносца. Другие бросились тушить огонь или выискивать противника. Нейросеть в голове Арктура вышла из строя. Как и многие другие импланты его умирающего тела. Все, что оставалось генералу, это смотреть на происходящее удивленным взглядом и, как рыба, хватать ртом воздух.


       Его друг медленно приблизился к нему. На фоне ревущего пламени Пересмешник выглядел еще чернее. Бледная кожа и серебристый клинок буквально пожирали рыжеватые отсветы, чуть ли не светясь изнутри. На лице Аргуса даже сейчас продолжала играть улыбка. Так похожая на фирменную улыбку самого Арктура.


       - Похоже,… мое… выступление… окончено… - прохрипел Энкор, вздыхая через каждое слово. – Не ждал… что… у Рэна… такие… решительные… союзники… Этот… парень… тоже… силен…


       - И он тоже умрет, - Пересмешник медленно присел на корточки рядом с Арктуром. – Смерть – странная штука. Или только люди странно к ней относятся. Многие ее боятся. Пытаются от нее убежать. Мы же гонимся за ней, как за свободой. И не важно, кого она настигнет в этой гонке. Но она ускользает от нас. Мы не можем принести ее тому, кто ее заслуживает больше нашего. Он почему-то не умирает. И сами мы не можем умереть. Все время выживаем…


       - Я…


       - А вы все расстаетесь с жизнью по желанию и без, - равнодушно перебил Арктура двуликий. – Может быть, мы отталкиваем ее от себя? И она охватывает окружающих? В таком случае, зачем нужны друзья? А, генерал? Может быть, чтобы они впитывали эту смерть. Чтобы они продолжали умирать за нас?


       Аргус с улыбкой вгляделся в лицо задыхающегося Арктура. Сзади что-то взорвалось. Шальной осколок снаряда пронесся рядом с лицом Пересмешника, оставив прямой порез на щеке. Но монстр лишь улыбнулся еще шире, не отрывая взгляда от Энкора.


       - Я… хотел… - уже не находя дыхания, Арктур поднял дрожащую руку, - моя… скрипка…


       Глаза генерала остекленели, и последний вздох сорвался с его застывших губ. На посиневшем лице дрожали блики бушующего пламени. Через рубашку и жилетку быстро выступала кровь на груди. Все искусственные части тела снова остановились внутри.


       - Или, может быть, друзья нужны совсем для другого? – продолжил Аргус сам с собой, чуть притихши. – Не как условность. А как способ эту условность превзойти? Добиться большего? Не ресурс для себя? Но ресурс для своих великих целей? Для общих целей? А, генерал? В таком случае, смерть – это не неуклонная величина. Это – все лишь препятствие.


       Исказив лицо в жуткой усмешке, Аргус резко опустил руку на грудь генерала и повторил констракт, которым заставил его тело ожить на стадионе. Мощный разряд вновь запустил поврежденные части его аугментаций, электрический импульс достиг сердца и мозга.


       Получив еще одну порцию искажающих энергий, Арктур резко дернулся. Кожа на его лице мигом покраснела и пошла волдырями, цвет глаз поблек, и с макушки выпала часть волос. Облученный выше нормы организм ожил и тут же забулькал в конвульсиях.


       - Рахааай! – проревел не своим голос Арктур. – Что это? Что со мной? Что ты сделал?


       - Ты снова живешь, генерал! – самодовольно объяснил Пересмешник.


       Он поднялся над дрожащим другом. Одновременно с этим окружившие их солдаты замертво попади на землю. За черной броней было не видно, как их тела исказились от икс-рэя, что излучал собой Аргус. Мечник направленно пропитал бойцов своим эо, и теперь пополнял его запас, пожирая на расстоянии всю оставшуюся в солдатах энергию.


       - Живите, генерал! Не бойтесь смерти! Ваше выступление еще не закончено! – радостно воскликнул монстр. – Время повторить момент триумфа! Снова! На бис!


       Слова двуликого заглушили автоматные очереди. Где-то за стеной огня разгорелась стремительная битва. Сквозь пламя прорвалось несколько контейнеров и солдат в черных доспехах, откинутых небрежной силой. Затем огонь покраснел. Прямиком сквозь его кровавые языки на сцену снова вступил Джейт. Распуская эо, юноша встретился взглядом с Пересмешником. И оба воина поняли друг друга без слов.


       Мелькнула вспышка с молнией, подобно удару грома. Высоко над Арктуром два энтэссера пересеклись в безумной битве. Из плаща Красного волнами проступили десятки лезвий. Им в противовес засверкал единственный серебристый клинок в руках черного мечника.


       Арктур отвлекся на шоу всего на секунду. А перед его лицом уже засвистели пули. Перекатившись в сторону, изуродованный генерал поспешно выхватил кинжал и пистолет из кобуры поверженного солдата. Едва Арктур успел вооружиться, сверху на него уже опустился черный штурмовой клинок с соседнего тела.


       Кое-как увернувшись, генерал быстро поднялся на ноги. Перед ним проявил себя лично Рэн Однорукий. Держа в протезе черный меч и автомат в другой руке, воин начал теснить заклятого врага прочь.


       - Ну же, ублюдок! – прорычал Рэн. – Начинай болтать, как ты любишь!


       Тяжелые замахи штурмового клинка было почти невозможно заблокировать. Арктуру оставалось лишь парировать атаки и уводить их в сторону. В какой-то момент, оттолкнув противника, Рэн выставил вперед автомат. Увернуться Арктур не успел, но выстрелы задели лишь живот и бок. Сзади него, со стороны сражающихся, обрушилась волна энергий, сбив прицел Однорукого.


       Не жалея сил, Энкор бросился к противнику и решительным ударом выбил автомат из рук. В ход пошел пистолет, который Корвеносец подставил почти к виску жертвы. В последний миг Рэн успел перехватить ствол оружия, и выстрел скользнул лишь по макушке. Не отпуская руку генерала, Рэн направил клинок в живот противнику. Одновременно с этим Арктур вонзил кинжал в грудь Рэна.


       Черное лезвие пронзило фигуру Корвеносца насквозь. С губ обоих потекла кровь. Особо тяжело себя ощутил Арктур с широким клинком в животе. Едва не выплюнув свои кишки, мужчина сгорбился над противником. Опереться он мог только на своего врага. Но и Рэн едва находил силы, чтобы стоять на ногах. Его руки продолжали опираться на эфес меча.


       Удар Арктура пришелся почти ровно в Печать Смерти. Кинжал вонзился в грудную клетку на добрые пару сантиметров. Видимо большей силы, изуродованный Корвеносец себе позволить не мог. С мелькнувшей надеждой Рэн оглядел паршивую метку. Но хватка хономера не ослабла.


       - Это же… просто смешно… - просипел Арктур в плечо Рэну. – Мы с тобой… как два петуха, танцуем с пафосными… речами… друг вокруг друга. И все никак… не можем сдохнуть.


       - Думаешь, стоило вместо этого… посидеть с чайком за столиком… и просто все обсудить? – невнятно пробормотал ему в ответ Рэн.


       Мужчины застыли в убийственной позе на фоне взрывающихся в ангаре энергий. Пересмешник и Джейт метались по полю боя, обмениваясь массами энергий. Они уже дважды разбивали соседние стены и помещения, уходили куда-то вглубь станции, и снова возвращались в простор ангара. Оставалось только удивляться их прыти в помещении, где почти целиком выгорел воздух.


       - Возможно, - устало согласился Энкор. – Знаешь,… это была… хорошая игра. Я неплохо... повеселился… Ты, полагаю, тоже… Но надо было… остановиться раньше…


       - Знаешь… - выдохнул Рэн. Он попытался улыбнуться, но это ему не удалось из-за дикой боли. – Я хотел сказать только… одно… Задрал болтать! Умри уже!


       Левая рука Рэна схватила генерала за горло, перекрыв ему доступ кислорода. Протез же решительно вытащил кинжал из груди и перевернул его. В глазах Арктура мелькнул ужас. Лезвие кинжала уверенно прошило его лоб, выпустив кровь на обожженное лицо. Не останавливаясь на этом, Рэн грубо вонзил кинжал еще несколько раз в шею, где уже виднелся шрам от прошлых сражений. Затем по самый эфес погрузил клинок в сердце.


       Последнего усилия у Рэна хватило только на то, чтобы оттолкнуть от себя тело генерала. С закатившимися глазами Арктур замертво упал в пробоину, где бушевало пламя. На глазах Рэна Корвеносца пронзило несколькими арматурами и тут же охватило огнем.


       - В этот раз все, - решительно сказал себе Однорукий. – Теперь… Эрния!


       Бой мигом прервался. Парировав удар Пересмешника, сильно раненый Джейт отпрыгнул подальше. Сам Аргус опустился на разбросанные по ангару контейнеры и бегло оглядел зал.Он встревожено осмотрел Рэна и пятна крови под ним.


       - Генерал? – позвал двуликий испуганным голосом. – Что ты с ним сделал?


       - Эрния, - игнорируя черного мечника, снова позвал Рэн. – Я всего лишь хочу сказать. Прости меня… за все…


       - Где мой ДРУГ?! – проорал Аргус не своим голосом.


       - Да, я – ублюдок, кретин, масафат, бессердечная сволочь, - продолжил Рэн, не поднимая взгляда. – Слабый и тщедушный. Я жалею только о паре вещей…


       - Что ты с ним сделал?! – визжал двуликий. - Генерал!


       - Жалею, что так и не испытал той боли, которую чувствовала ты все это время, - голос Рэна становился все ровнее и тише. – Ты чувствовала всего меня. Мои раны и страдания. А я так… и не удосужился прочувствовать тебя. И жалею о том,… что не увижу больше твоей улыбки…


       - РЭЭЭЭЭЭЭН! – нервы безумца не выдержали.


       - Если тебе станет проще… - почти одними губами закончил Рэн, едва не теряя сознание, - я весь перед тобой…


       Поняв, что сейчас произойдет, Джейт бросился к Пересмешнику, стараясь опередить его. Но потерявший над собой контроль монстр в прыжке лишь отмахнулся волной эо от ученика. И стремительно обрушился на его учителя. Стоя на месте без движений, поникший Рэн даже не попробовал увернуться. Кинжал выпал из пальцев. И лезвие серебряного клинка пронзило его тело, намертво пришив к стене ангара.


       Грудная клетка не выдержала такого удара, треснув под давлением широкого меча. Все тело внутри сжалось от гнева Пересмешника. Последние капли крови брызнули изо рта и раны на лицо и грудь черного мечника. В этот момент все было кончено.


       - Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! – зашелестел шипящий голос Пересмешника. – Просто умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри ради нас! Умри! Умри! Умри за генерала! Умри! Умри! УМРИ!


       Но Рэн уже не слышал его. Рэн Однорукий был мертв.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий