Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Легенды Ануэ. Наследие Айжен Ad Astra. Aigen Legacy
Глава 10.4 - Дэксис Мория

       Напряженная обстановка развеялась неожиданным появлением Шаффи с толстенными книгами в руках. За ее спиной остановился Норфин с вдвое большей стопкой и парой планшетов сверху. Испуганно застыв, девушка поймала несколько удивленных взглядов команды.


       - Эээ, простите, - тихо пропищала молодая Искательница. – Эйн, тут… книги, вот.


       - Проходи-проходи, душка, - с улыбкой отреагировала гилдмастер. Несмотря на неприятную ситуацию, женщина вела себя спокойно и собрано.


       Ученики неловко пересекли комнату, чтобы выложить книги на кухонный столик, у которого расположилась Эйн с дочерью. Ребятам явно было неприятно себя ощущать в поле раздраженных потоков эо. Энергии Эйн и Сойера продолжали перебивать друг друга, теснясь в скромном пространстве кают-компании. По сравнению с ними, два молодых энтэссера чувствовали себя совсем незначительными фигурами. Да еще и попавшими на собрание в, определенно, не самый удачный момент.


       - Шаффи, - на удивление смело обратился к девушке Сойер. - Три дня назад вы ведь возвращались в Ирл-Эт вместе с флотом "Ториэн Крата"?


       - В-все верно, - робко ответила Искательница, пугливо оглядывая совещающихся. - У нас не было времени снова собраться вместе после того, как Каори отослала нас с ретрансляторами на другие корабли и победила вирус. Джейт вместе с вами полетел на опережение, чтобы предупредить о планах Альянса.


       - Это ведь Ксан передал сообщение на флот колонистов с советом не вмешиваться в бой? - подал голос Рэн, поднимая взгляд на синтетика.


       - Н-ну да. Он связался сначала с нами, - нерешительно продолжала девушка. - И попросил передать сообщение капитану. С просьбой не вступать в бой с Альянсом.


       - Тем самым лишив нас подкреплений, - подытожил Рэн. - Вирус же ликвидировал большую часть войск Ай-Зур в Ирл-Эт. Альянс при всем желании не мог бы противостоять флоту колоний! Если бы наш добрый союзник не проявил инициативу и не предложил колонистам постоять в стороне, пока нас уничтожал Арктур…


       - Остановить флот колонистов было желанием Эйн, - принялся объясняться синтетик. - Его мне передала Каори, когда я вернулся в Ирл-Эт, и она смогла со мной связаться. Я счел это решение стратегически обоснованным и логичным. Так же, с ее помощью, мы загрузили через мой датапад вирус, которым пользовались наемники.


       - Разве тогда не логично было позволить "Ториэн Крата" достичь цели и оказать нам поддержку, а не останавливать его? – удрученно спросил Джейт. - Рэн прав - это было бы стратегически куда эффективнее. Мы парализовали силы врага. Оставалось только его добить!


       - Это не изменило бы ситуацию к лучшему. Да, вирус вырубил всю технику врага и электронные системы, основанные на работе компьютеров, - продолжил Ксан. - Но он не смог подействовать на флот Альянса за пределами Ирл-Эт. Напомню, у каждой порт-станции блокадой встали военные силы Ай-Зур. С обеих сторон. А так же он не добрался до СКП Мантиро, что заняла свое место прямо над замком. Разум станции быстро заметил, что происходило и в силу своей уникальности смог защититься. Но ее, насколько я понял, никто кроме нас с Каори не заметил. Как и не заметили бы ее "Ториэн Крата", пока на них не обрушился бы огонь с небес.


       - Над замком была СКП? - Норфин нахмурился, недоверчиво оглядывая синтетика. - Что-то я не помню такого…


       - Могла прилететь во время битвы. Что ж, по крайней мере, это объясняет, откуда прилетел эридов двуликий масафат, - Рэн тяжело вздохнул. – И все же, это не оправдывает того факта, что без поддержки флота колонистов нам пришлось так позорно отступать. Мы бы разбили Альянс, Арктура и всех его шестерок, доберись до нас "Ториэн Крата"! Но благодаря твоей заботе, этого не произошло! И это уже не первый твой косяк, который позволяет Ай-Зур вытягивать победу из наших рук! Случайно ли?


       В глазах Однорукого кипела злость. Алкоголь также оказывал свое неприятное влияние. Не в силах противостоять ему без эо, Рэн быстро терял над собой контроль. Недовольство, презрение и иррациональный гнев чувствовались в каждом слове.


       - В тех условиях я был сосредоточен на том, чтобы сохранить как можно больше союзных сил. Которые в дальнейшем помогли бы нам выстроить инициативу превосходства над Альянсом, - спокойно отозвался синтетик. - Наш бой был проигран с самого начала. Под всей силой, что выстроил против нас Арктур, мы могли бы попытаться достичь победы только через очень большие жертвы. Я считаю такую тактику заведомо ошибочной. И не мог позволить всем нашим союзникам рисковать собой ради твоих амбиций. Поступи я иначе, и был бы немногим лучше Корвеносцев.


       - Верно! Моих амбиций? Сказал будущий правитель Альянса! - небрежно бросил Рэн. - Просто признай, что работаешь против нас!


       - Верно, я – будущий правитель Альянса, - повторил Ксан. - Я свой выбор сделал. И продолжу ему следовать. Но для этого у меня нет никаких причин желать вам смерти. Вы мне не верите – ваше право. С самого начала я предупреждал, что не заслужу доверия. Но если вы сами до сих пор ищите причины считать меня врагом, то не вижу смысла пытаться вас разубедить. Однако, предупреждаю, что за свою жизнь, в отличие от репутации, я буду сражаться.


       Выпрямившись, Ксан развернулся и решительным шагом покинул совещание. Норфин, Шаффи и даже Сойер неуверенно переглянулись. Ребята выглядели немного пристыженными. Лишь Рэн не разделял их сомнений в предательстве синтетика.


       - А ну, стой! Железка! Мало мы ваших распинали! - зарычал воин, стараясь подняться с места. - Иди сюда! Я сейчас тебя по винтику разберу!


       - Успокойся. Я сам им займусь, - тихо, но уверенно сказал Джейт, опережая приятеля.


       Юноша со вздохом поднялся, поправил плащ и спокойно вышел следом за альянсовцем. В комнате воцарилась неприятная тишина. Еще некоторое время никто не решался прокомментировать происходящее. Энергии Эйн и Сойера быстро улеглись. Но в воздухе, наравне с дымом, остался какой-то неприятный осадок. Первой тишину робко нарушила Шаффи.


       - Думаете, он, действительно, мог нас предать? - тихо спросила девушка, вглядываясь в лица товарищей.


       - Да кто знает! - недовольно проворчал Рэн, откидываясь назад на спинку кресла. Мужчина уже не выглядел таким уверенным, как минуту назад. - В любом случае, мы не можем доверять ему. Как ни крути - он часть системы Ай-Зур, что и сам не раз признавал. После всего случившегося у нас просто нет выбора. Нужно держать его подальше от нас.


       Не спеша демонстрировать свое отношение к синтетику, Эйн прислушалась к чему-то, что прошептала ей на ухо Кираи. Девочка выглядела встревожено и бросала робкие взгляды на Рэна. Даже будучи в нетрезвом состоянии, Однорукий не мог не заметить этого. Как и того, что остался один. Все остальные стояли либо с Эйн на другой стороне комнаты, либо у входа.


       Тяжело вздохнув, воин отставил недопитую бутылку подальше от себя и понуро опустил взгляд. Мало помалу его гневный настрой сошел на нет.


       - Ладно. Я, наверное, стал сам на себя не похож, - тихо произнес мужчина. Голос его прозвучал совсем тихо, заставив всех напрячь слух. - Простите меня. Это я всех вас подвел. Итак был полуживой, ни на что не способный. А теперь еще и бурлю обвинениями поровну с предрассудками, словно старый дед. Ругаюсь и… веду себя ублюдски. Совсем не так я себе все это представлял. Хах… Дожили. Хорошо хоть, что мой собственный ученик меня сейчас не слышит.


       - Но он все прекрасно понимает, - Эйн по-прежнему сохраняла поразительное спокойствие. Хоть в ее голосе и звучало легкое отчуждение, с другом она говорила не без сочувствия во взгляде. - Он уже давно знает, что ты - не бессмертный великий символ героизма. И все равно он поддерживает тебя. Ты многое ему показал. Но еще больше он смог понять и сделать сам.


       - Джейт очень умный и серьезный, - неожиданно добавила свое мнение Шаффи, слегка покраснев. - Я, хоть и знаю его не очень хорошо, но уже не раз видела, как он старается даже в самой критичной ситуации принять верное решение.


       - Парень очень практичный и сообразительный, - согласился Норфин за компанию. – Не каждый смог бы сохранить самообладание в тех случаях, когда на кону не только собственная жизнь, но и судьба друзей и союзников.


       - А ведь Джейт помог нам вовремя спастись из Ирл-Эт, - продолжил Сойер с задумчивым видом. - Вместо битвы с Пересмешником - он нашел Эйн и Альтарион, скоординировал их действия и повел машину нам на помощь. Без его инициативы Альянс сжал бы кольцо оцепления вокруг нас уже через несколько минут.


       - Тебе стоит помнить, кто такой Рэн Однорукий, хотя бы ради него, - заключила Сатэрн. - Да, ты пострадал. Ты уязвлен, я понимаю. Эрния… в плену. Ануэ, надеюсь, с ней все в порядке. Но вокруг тебя еще есть союзники, которые готовы будут тебя поддержать в любой ситуации. Не позволяй себе сломаться, Рэн.


       - И да, кстати. Не знаю, насчет верности Ксана. Но контрольный выстрел тебе в голову не дал сделать именно он, - подал голос Фекс с безопасного расстояния. Боясь неблагоприятного воздействия эо, техник прикрывал рот тряпочкой. - Это он выстрелил из ружья в Арктура, когда ты потерял сознание. Я не совсем понимаю все, что с тобой сделали, но, по-моему, это как раз называется… «спас жизнь».


       - Вот как. Значит, он… И верно, - тихо согласился Рэн. - Простите меня еще раз. Что-то я совсем раскис. Видимо, я просто устал. Слишком… слишком много взвалил на себя. Слишком расслабился. Как Кид со всем этим справлялся?


       Измученное лицо Однорукого, наконец, тронула скромная улыбка. Полностью расслабившись, мужчина со вздохом съехал по креслу и устремил взгляд в потолок. Люди в комнате неловко переглянулись, тоже отмечая улыбками унявшийся конфликт. Сойер, выдохнув, опустился на край дивана рядом с Рэном. Подмигнув Шаффи и Норфину, Эйн взъерошила волосы дочери и крепче прижала девочку к себе.


       Пьяная тишина позволила всем немного успокоиться. Следы неприятной беседы все еще продолжали беспокоить собравшихся, судя по неловкими переглядываниям и встревоженным взглядам. Но, по крайней мере, теперь не приходилось ждать, что в любую секунду члены дружной некогда команды вцепятся друг другу в глотки, пытаясь найти виновных в унизительном поражении.


       - Если ты успокоился, то, полагаю, нам осталось только решить, что будем делать с этой черной меткой? - предложила Эйн, оглядывая собравшихся. - Мы уже многое перепробовали, но до сих пор понятия не имеем, что это за штука. Из общих наблюдений, смогли выяснить только то, что это является неким констрактом. Хоть и весьма специфическим…


       - Дэксис Мория, - коротко ответил Рэн, удивив окружающих. - Так это назвал сам Арктур. И при этом лучился такой эйфорией, будто этой штукой прописывал мне посмертное вечное присутствие на всех его концертах. Сказал что-то про смерть и душу… я так и не понял, что из этого относилось к этой хрени, а что было его напыщенным пафосным словоизлиянием. И да, про констракт что-то упоминал.


       - Дэксис Мория! - Эйн резко подскочила и схватила со стола одну из принесенных книг.


       Один из самых старых фолиантов, что принесли ученики Рикона, заскрипел в руках гилдмастера и поднял со своих страниц пушистое облако пыли. Быстро перелистав большую часть истертых листов, Эйн остановилась где-то глубоко в середине книги и победоносно щелкнула пальцами.


       - Вот оно! Я ведь думала об этом разделе! - лицо гилдмастера быстро помрачнело. – Но это все было из разряда мифов и легенд, которым больше четырех веков! 


       Несколько секунд женщина сосредоточенно вчитывалась в старинные тексты. Немного взволнованные, Шаффи и Норфин приблизились к ней, тоже с опаской заглядывая в книгу. Будто боялись, что рисунки с ее страниц оживут и набросятся на них.


       - Да, вот оно, - задумчиво проворчала гилдмастер. - Такими констрактами, по рассказам, древние вершили правосудие, совершали месть и устраняли самых опасных людей, чьей силы после смерти боялись не меньше, чем при жизни. Подобных Дэксис Мории был целый набор на все случаи, как говорится. Но тут было примешано столько оккультизма, некромантии, божественных откровений и прочего, что я никогда особо не принимала эти истории за чистую монету.


       - Раздел Истории Мрачных Времен, - как ни странно, рассказу Эйн закивал Сойер. - В моей Обители было немало литературы и отсылок про эти времена. Некоторые историки нашего ордена считали, что именно из традиций и идеологий той эпохи выросло наше учение. Некоторые замечали даже откровенное заимствование многих философий и идей. Но даже в этих книгах было очень мало конкретики и очень много домыслов.


       - Ну, славно! - Рэн неуверенно развел руками, демонстрируя пренебрежение. - Значит, в те далекие времена тоже был свой экссекрет и способ вырезания его участников. Как это поможет мне?


       - Это многое объясняет, - Сатэрн не отвлекалась от книги, сосредоточено водя пальцем по страницам и периодически их переворачивая. - Особенно, форму констракта. В те далекие времена понятия «констрактов» еще, в принципе, не существовало. Это в последние столетия они в большинстве своем приняли практичную форму круга и получили такое красивое имя. А тогда еще схемы энергетического воздействия могли представлять собой что угодно. В том числе бесформенные кляксы или сложные рисунки. Называли их просто печатями. Или хономерами.


       Шаффи и Норфин с любопытством разглядывали страницы книги. Судя по их лицам, ученики мало что понимали в их содержимом. По крайней мере, до той поры, пока Эйн не остановилась на конкретном изображении, окруженном множеством вычурных записей. Ребята мигом побледнели.


       - Вот же она. Дэксис Мория. Печать Смерти, - тихо и медленно проговорила Эйн, хмуро вчитываясь в записи.


       - Смерти? Как банально. И… там ведь написано,… как ее снять? – как-то робко спросил Рэн. - И что она делает?


       Ответ последовал не сразу. Несколько секунд Эйн напряженно вчитывалась в строки на старом языке. И выражение ее лица становилось все более мрачным.


       - Убивает, - наконец, просто отозвалась Эйн. - Даже хуже. Насколько я понимаю, она уничтожает душу, источники всех энергий, сам потенциал жизни в человеке. «Так, чтобы даже нечего было отдать на суд Ануэ». Она эридски сложна в изготовлении. Ставится на конкретную жертву. И… не имеет ни единого контр эффекта, которым можно было бы ее снять…


       - Да не можем такого быть! - Рэн приподнялся в кресле, бросая взгляд на Эйн, словно пытался разгадать, не шутит ли она.


       - Печать Смерти - сильнейшая из всех хономеров Судного Порядка - тринадцати меток, которыми вершили суд древние, - подруга была беспристрастна. - Она убивает за…


       Эйн запнулась. Ученики Рикона переглянулись и бросили испуганный взгляд на Рэна. Даже Кираи прикрыла рот руками, видимо, прочитав мысли старших.


       - Да-да? Сколько… мне еще осталось? – нетерпеливо спросил Рэн.


       Еще раз перечитав некоторые строчки, гилдмастер пролистала несколько страниц назад и снова вернулась к рисунку Дэксис Мории. Перед ответом она прочистила горло и произнесла следующие слова, тихо, словно охрипши.


       - Ты уже должен быть мертв, - последовал короткий и жесткий ответ. - Дэксис Мория вписывается не в поверхность, на которую ее ставят, не в тело. А в твою душу. Если вообще можешь себе представить, что это такое. Древние, по всей видимости, представляли. Иначе я не могу объяснить, как они умудрились создать что-то настолько нелогичное и ужасное. И да - заставить его работать. Печать Смерти использует твои же энергии, чтобы убивать. Медленно, но верно она должна превращать твою же силу в слабость. И, в конце концов, уничтожить тебя в корне самим же собой. Чем сильнее твои энергии, тем быстрее и мучительнее… ты будешь…


       - Я понял! - Рэн жестом остановил подругу и слегка взволнованно подался вперед, снова берясь за бутылку вина. - Но… я ведь еще жив! Значит… Значит, Арктур как-то не так ее поставил? Или я, может быть,… оказался настолько крут,… что не так уж и крут, чтобы так быстро умереть? Верно?


       - Наверное, все дело не в тебе. А в Химере, - немного небрежно предположил Сойер. - Девчонка с тобой возилась почти все время, пока ты был в отключке.


       - Никто ничего не мог сделать с твоим состоянием, - перехватила инициативу Эйн, задумчиво кивая головой. – Как бы мы не пытались тебя вылечить, ничего не помогало. Ты угасал быстрее свечи. И только она додумалась вместо лечения… начать тебя немножко убивать.


       - Верно, - нервно усмехнулся мужчина. – Поотключала мне все источники, порезала нервную систему, лишила эо, заморозила вдобавок… Выходит, она меня спасала. А я ее…


       - Однако, исходя из записей, это не поможет. Дэксис Мория все равно убьет тебя, - траурно продолжила Эйн. - Только теперь ей потребуется на это намного больше времени.


       Мотнув головой, Рэн фыркнул с каким-то отчаянием. Явно озадаченный своим положением, он запустил пальцы в волосы и замер. Встревоженный взгляд остановился на какой-то точке в полу. Только спустя пару секунд он вспомнил про бутылку и одним махом опустошил ее.


       Компаньоны тревожно переглянулись. Вид совсем растерявшегося воина производил странное впечатление. А его жуткая участь, без сомнения, пугала каждого. Это было видно по пустоте в глазах и побледневших лицах. Не каждый смог бы сохранить лицо, зная, что на нем стоит метка смерти, против которой невозможно ничего сделать.


       Молчание затянулось. Ребята пытались найти какие-то слова утешения, но это казалось настолько же бессмысленным, как и утешение мертвеца. Никто не знал, что можно сказать в такой ситуации. Шурша страницами, Эйн принялась в десятый раз перечитывать записи, надеясь, что хотя-какая-то деталь в них укажет на спасение. Вдруг, что-то пропустила или не так поняла, и надежда есть? Остальные просто стояли, потупив взгляды, словно уже находились на похоронах, где все слова излишни.


       - Что ж, я понимаю, - уже спокойнее произнес Однорукий, отпуская пустой сосуд. – Вот и все для меня. Пришло время новых героев. Я, похоже, морально устарел. Как кто-то и говорил. Рад, что оставлю за собой хоть кого-то...


       - Рэн! Это еще не конец! – решительно произнесла Эйн. Женщина оторвалась от столика и приблизилась к другу. – Сейчас уже не Мрачные Времена! Наверняка, можно как-то снять это проклятие! Надо лишь…


       Слова потерялись где-то в хороводе мыслей. Не находя в себе силы для лжи, Эйн снова принялась перелистывать книгу в поисках ответов. Хотя уже было очевидно, что все они даны на той же странице, где четко описывалось роковое воздействие Печати Смерти.


       - Вот, почему Эрния оставила меня. Даже она поняла, - продолжал сокрушаться Однорукий. - Конечно, она ведь умная девочка. Поняла, что я не стою ее заботы. Что со мной у нее нет будущего. Теперь у нее, наверняка, новый покровитель. Который будет ее любить. Я уже - отработанный материал.


       - Не смей так говорить про Эрнию! - строго и с вызовом воскликнула Эйн, гневным голосом разрушив мрачную атмосферу. - Она бы ни за что не променяла тебя на кого-то еще!


       Женщину почти затрясло. Закрыв книгу, она поддалась вперед и опустилась на колено перед другом. Выловив его глаза, Сатэрн бережно погладила сломленного воина по щеке и через миг почти по-матерински прижала к себе. Рэн не сопротивлялся. И вообще никак не реагировал, ведя себя почти как сломанная податливая кукла.


       - Будь сильным, друг мой, - тихо попросила Эйн, не отпуская шеи Рэна. - Ради своих павших друзей. Ради тех, кто помнит тебя. Ради тех, кого помнишь ты. Ради меня. Ради своих учеников. Ради Эрнии, Иджи, Каори. Ты выбрал эту роль, помнишь? Сколько бы ты не обманывал всех своим безразличием к чужим судьбам, к своему собственному счастью, к будущему этого мира, ты решил сражаться за всех нас. Ты решил сделать то, что все остальные - даже я! - побоялись сделать. Крепись! Не сдавайся! Мы обязательно - обязательно! – что-нибудь придумаем.


       Рэн не ответил. Воцарившееся молчание уже никто не нарушил. Товарищи застыли с траурными лицами. Не находя в себе сил, чтобы справиться с отчаянием, которое излучали взрослые, Кираи стояла, закрыв личико руками. Повисшая в кают-компании тишина очень быстро снова превратилась из напряженной в гробовую.


                                                                             ***


       Ксана Джейт застал на носу глайдера. Синтетик без особой спешки натягивал на шею широкую полосу ткани в виде накидки с капюшоном. Без лишних слов парень приблизился к союзнику и остановился рядом с ним.


       Нос глайдера смотрел в открытые двери ангара, в сторону моря. Узкой полосой живописный вид сочетал в себе темно-синюю массу беспокойного водного простора,  кусок земли впереди, отмечающий край залива, и хмурое серое небо. За свинцовыми тучами утробно гремели редкие раскаты грома. Дождя не было, но его запах, едва ощутимо, примешивался к редкому соленому ветру, что едва пробивался в ангар через запахи машинных масел и медикаментов.


       В какой-то момент синтетик тоже замер, устремив взгляд в эту даль. Словно пытался что-то разглядеть на горизонте. Несколько секунд товарищи просто стояли на краю палубы, молча уделив все свое внимание тревожному пейзажу.


       - Ну, полагаю, просить тебя не принимать его слова близко к сердцу не придется? - скромно усмехнулся Джейт, чувствуя себя немного неловко. – Сам ведь понимаешь, что Рэн просто немного не в себе.


       - Даже в таком состоянии он достаточно наблюдателен и проницателен, - спокойно отозвался Шэдоу. - Даже я сам не осознавал, насколько подозрительно выглядят некоторые мои действия со стороны. А он заметил все. И даже в таком состоянии смог буквально за секунды выстроить теорию моего предательства, которую довольно сложно оспорить.


       - Но ты же не агент Арктура? - без нажима спросил Джейт.


       - Нет. И о своем отношении к нему я вам уже говорил. Но, - синтетик запнулся, задумавшись на секунду, - в действительности, кроме моих слов у меня нет никаких аргументов, доказывающих мою невиновность. Нет доказательств, что я – ваш союзник. Рэн прав: почти все мои инициативы смотрятся весьма уместно, если предположить, что моей целью была минимализация усилий, которые потребуются Арктуру, чтобы вас уничтожить. И минимализация риска, что он пострадает в столкновении с вами. На самом деле, это смотрится настолько логично, что я даже сам уже не уверен - а не был ли я тайно запрограммирован на выполнение таких операций.


       - А такое возможно? -  удивился парень.


       - Теоретически да, - спокойно согласился синтетик. - Хотя в моей памяти нет даже намека на то, что кто-то кроме Наар-Киза вносил какие-либо изменения в мою программу. Я четко помню свой путь после уничтожения Скавенджера. И все же -  я не могу быть уверенным в полном контроле своих инициатив на все сто процентов.


       - Уверен, Каори может тебе помочь в этом, - пожал плечами Красный, доставая еще одну сигарету. - Она ведь у нас умница-хакер. Кто, как не она, сможет узнать, делал ли кто-нибудь из Альянса новую прошивку твоих мозгов?


       - Не самый лучший вариант. Каори слишком молода, неопытна и не приспособлена для проведения таких операций, - возразил синтетик. - При ее вмешательстве не только ее, но и мой мозг, личность, воспоминания могут быть сильно повреждены. К тому же, она - не специалист нейрохирургии.


       - Значит, нам просто остается поверить тебе на слово? - Джейт поджег сигарету кончиком пальца и тут же задымил, снова устремляя взгляд на грозовые небеса.


       - На самом деле, мою статистику ошибок и успехов в нашей совместной истории можно выправить, узнав истину одного единственного наиболее важного и влиятельного события, - задумчиво продолжал альянсовец. – Если бы я мог доказать, что, наверняка, убил Арктура в Элинориане и сделал это именно с целью убить, а не обмануть вас и спасти его – то моя репутация была бы спасена. Все остальные случаи можно было счесть за совпадения. Многие мои неудачи, были бы перекрыты влиянием моих благоприятных для вас поступков.


       - На самом деле, ответственность с тебя за тот поступок снял сам же Рэн, - усмехнулся юноша, стряхивая пепел с сигареты. - Ведь он лично проверил труп Арктура после твоего выпада. А значит, признал его смерть. Даже я тогда не ощущал жизни в его теле. А с нами еще была Иджи и Эрния. Это означает, что Арктур однозначно был мертв. И если он снова воскрес, это лишь означает, что все мы были слишком беспечны и невнимательны. Мы что-то упустили. Тут нет конкретно твоей вины.


       Не говоря ни слова, синтетик обернулся на Джейта и с легким удивлением посмотрел на парня. В его искусственных глазах сложно было прочитать какие-то конкретные эмоции. Лишь тонкие брови лениво демонстрировали минимум мимики, выражая настрой синтетика. Но его молчание и пристальный взгляд и так сказали Джейту о многом. Большего и не требовалось.


       - Ну, так что? - спросил Джейт, вылавливая взгляд союзника. - Пойдем еще потерпим бедного пьяного инвалида?


       - Нет, - вдруг отрезал Ксан. Его голос прозвучал решительно и холодно. Но через миг строгий образ развеялся очень скромной полуулыбкой. - Истина - очень сложная и многогранная структура. Она - определяющий фактор в отношении к миру. И, особенно, во взаимоотношениях между людьми. Вместе со сложностью Истина весьма прозрачна. Подобно призме. И через каждую ее грань всегда можно взглянуть с двух сторон.


       - Ого! Ну, ты завернул! - Джейт явно не все понял и задумчиво нахмурился, выдувая дымок. - Это тебе такую сложную штуку Наар-Киз в мозг загрузил?


       - Я сам сложил в своем сознании такую картину. Хотя во многом ее помогла мне построить Инкогнито. Мы некоторое время общались с ней. Я пытался ее понять. И она помогла мне…. Составить свою Истину - мой взгляд на «Истину», как понятие и его влияние на самосознание человека.


       - И в чем же твоя Истина в отношении к нам? - неуверенно спросил Джейт.


       - В доверии. Я проанализировал наши с вами отношения, взгляды и идеи. И понял, что даже, несмотря на мою принадлежность к Альянсу и мою готовность вернуться в него, вы продолжали снисходительно считать меня своим союзником. Вы, не задумываясь, принимали мою помощь, позволили стать частью вашей команды, увидеть все то, что Альянс только мечтает заполучить, - Ксан задумчиво оглядел ангар и Искателей. - Будь я настоящим шпионом Альянса, то уже достиг бы поразительного успеха. Удивительно, как близко я смог подобраться к Рэну, к его ученику, к Эйн Сатэрн, ее дочери, скрываемым артефактным технологиям, объектам X-023 и X-0168. Словом достичь всего того, что Альянс стремится заполучить, но не может в силу своей верности устаревшей, грубой истине. Истине его генералов. И мне всего лишь надо было отойти от привычной системы и изменить свой взгляд на некоторые вещи. Так сказать, принять иную Истину. Или просто увидеть больше граней той же самой, что вела меня раньше.


       - Хах, чем-то таким же восхищался и Сойер, когда присоединился к нам, - вспомнил Красный. Те времена сейчас вспоминались приятным добрым временем, словно были годы назад. Хотя прошел от силы месяц.


       - Но теперь в истине наших с вами отношений скопилось слишком много граней, взглядов, возможных и невозможных вариантов восприятия друг друга, - продолжал Ксан. - И вот, я уже и сам не уверен, друг ли я вам или враг. Как неуверенны и вы.


       - Но это же совершенно нормально! - развел руками Джейт, небрежно стряхивая пепел. - С людьми всегда так! Мы все в любой момент можем оказаться друг другу врагами! И, единственное, что нас сближает – это вера друг другу. Желание верить. Потому что в моменты, когда все хорошо, вместе - мы сильнее! А редкие моменты разлада нужны для того, чтобы лишь укреплять наши связи!


       - Такова твоя Истина, Джейт, - заключил Ксан. - Но я могу судить иначе. И выражать иное отношение к этой проблеме. К нашему конфликту. Поэтому, даже если вы готовы будете верить мне и продолжать считать меня союзником,… я сам не могу позволить себе продолжить общение с вами, осознавая даже на один процент вероятность того, что мои действия могут причинить вам вред. Статистика моих неудач и так значительно увеличивает коэффициент моей опасности для вас.


       - Эй, ты чего такое говоришь, дружище? - Джейт схватил синтетика за плечо. - Мы все совершаем ошибки. Все периодически по глупости или из-за слабости подставляем друг друга под удар. Но продолжаем бороться вместе! У каждого решения есть свои условности, побочные эффекты - с этим невозможно бороться. Такова природа вещей. Боязнь причинить вред союзникам - не повод держаться от них подальше!


       - Не беспокойся, Джейт, - Ксан повернулся к парню и симметрично повторил его жест, тоже положив руку на плечо. - Я не отказываюсь от помощи вам. И продолжу воевать с нашим общим врагом. Из тени, как и должен. Но теперь я вовсе сведу к минимуму риск сыграть против вас. Вы многое мне показали. Этого я не забуду. Обещаю, что в новом Альянсе под моим руководством отразятся эти ценные понятия: доверие и снисходительность, дружба и готовность рисковать.


       - Значит, ты просто хочешь от нас отдалиться? Дело ведь не в том, что ты принял немного неверное решение? Ведь с нами тебе будет намного легче. И признай – веселее…


       - Знаю, Джейт, - синтетик позволил себе еще одну скромную улыбку. Самую смелую, на какую был способен ограниченный функционал его лица. - И именно для того, чтобы эта Истина не угасала в моем сознании, я останусь в стороне. Сохраню ее в памяти. И буду бороться за достойное будущее для всех нас. Для меня, для сэнтэла Ай-Зур. И для вас.


       - Эх! - не смог сдержать разочарованного выдоха Джейт. - Ну ты и придурок, болван алюминиевый!


       Парень выдохнул, не замечая, как тлеет сигарета в руке. Напряженный взгляд остановился на лице союзника. Где-то внутри забурлил чисто рэновский порыв съездить по серой морде в надежде отрезвить товарища. Но сердце юноши подсказывало, что на своем эгоизме и желании всех объединить далеко не уедешь.


        Как бы ни было неприятно снова расставаться с другом, Джейт понимал, что одного его желания и решения мало, чтобы скрепить узы команды. Судьба постоянно разделяла ее, оперируя то идеологией, то сложными поворотами и событиями, то трагедиями. И держать всех союзников на коротком поводке дружбы, при всем желании, было невозможно.


       С трудом пересилив себя, Красный еще раз тяжело вздохнул, стиснул зубы и поднял на Ксана взгляд с улыбкой.


       - Ну, что ж,… друг. Скажу тебе одно… Ad Astra!

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий