Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Легенды Ануэ. Наследие Айжен Ad Astra. Aigen Legacy
Глава 3.4 - Человек прошлого

      - Уже семьдесят два года, как я потерпел крушение в этом мире, - начал свой рассказ глава поселения. – Чудом остался жив. Меня нашло и выходило местное племя. Это племя. Сколько они тут прожили до меня, я даже представить не могу. Но я, определенно был первым, кто прошел к ним через завесу.


      Джейт медленно шел следом за Эбоном. Вместе они проходили по уютным коридорам пещер. Ровный пол и лесенки превращали внутренние пустоты в скалах в почти комфортный причудливый город.


      Между комнатами с неровными стенами и потолком не было дверей. Освещением служили лучи солнца, падающие через пробитые в стенах окна, или связки факелов. Почти каждую стену, пол и местами даже потолок украшали странные рисунки, аккуратно вытесанные скульптуры и витиеватые рельефы.


      Порой встречались особо необычные композиции, где игра света и тени вместе с рисунками придавала настенным картинам особую глубину. Так внимание Джейта привлек большой рисунок странной машины и человека, стоящего на границе с туманами, что декоративной рамкой окружали настенную композицию. 


      - Поначалу, я не планировал тут оставаться. Прошло несколько дней, прежде чем я понял, что выхода отсюда нет, - продолжил старик.


      - Привыкнуть к этому месту было несложно. Как и найти общий язык с местным населением.


      Мужчины прошли мимо комнаты, исписанной сотнями различных слов и символов в самом разном порядке. Несколько молодых людей внимательно изучали слова, вырезанные в стенах и полу. И постоянно сравнивали их с символами на деревянных и каменных табличках, которые носили с собой на поясе.


      - Когда я здесь только появился, в поселении царил раздор, - старик на секунду обернулся на гостя, словно проверяя, не отстал ли он. – Нет, они не воевали, но никак не могли ужиться вместе. Им было тесно и страшно. Одни боялись грома и молний, другие сильных ветров, третьи старости и болезней. И все никак не могли решить, кто виноват в их горестях. Больных или искаженных излучением аномалий, обычно, просто отправляли в туман. Отонагири. «Грань Смерти», как они его называли.


      - Едва ли в столь стесненных условиях у этих людей был шанс нормально развиться, - высказался Красный. – Не удивлюсь, если этого мира даже на картах нет. По современным рамкам, он является Запретным. То есть мир, в который можно попасть, но нельзя выбраться.


      - В мое время точных карт не существовало. Мы изучали все, что могли. И никто никогда не мог с уверенностью сказать, что после очередного раунда разведки, мы сможем вернуться домой. Единственное, что могло нам помочь – выучка и четкий курс выживания в неблагоприятных условиях в случае аварийной посадки. А условия этого мира были вполне благоприятными. Здесь была еда, вода, были люди – в общем, все, что нужно для жизни. Нужно было только приспособиться.


      Вскоре путники оказались в огромной внутренней пещере с природным островком внутри. Трава и мох покрывали несколько холмиков, между которыми стекала вода. Через широкий солнечный колодец в потолке падал дневной свет. Под потолком суетились десятки маленьких птиц вокруг свитых в стенах гнезд. В центре пещеры располагалась высокая конструкция вроде крана из тростника и несколько лениво перебирающих воду колес.


      Но Джейта увлекла не столько эта чудесная картина, сколько огромные изображения и отдельные рисунки, покрывающие все стены. Прямо в скальной породе была высечена довольно сложная композиция виде двух столбов с аркой и деревом посередине.


      - Конечно, когда я принял решение остаться с этими людьми, мне было уже очевидно, что я не могу просто смириться с уровнем их развития и смотреть, как они бессмысленно убивают время и себя, - продолжил старик, не поднимая глаз на открывшуюся красоту. – Я изучил их язык и повадки. А в ответ научил их многому из того, что знал сам. Новому способу обработки дерева, оказанию простейшей медицинской помощи, нахождению полезных ископаемых, кое-какому письму и всякому по мелочи.


      - Так вы не просто глава, а еще и просвятитель, - ухмыльнулся Джейт. – Значит, и вера в бога, легенда про пальцы Ануэ – это тоже ваша идея?


      -  Естественно. Религия – очень мощный инструмент контроля. Она позволяет управлять огромными, ничем особо необъединенными, массами людей, заставляя их верить в пустотелых идолов. Самый эффектный способ сплотить толпы варваров и обывателей простейшим предлогом и направить их интересы в нужную сторону. Единственным неизменным побочным действием является зачастую сильное торможение почти любого прогресса в развитии. Нередко и вовсе деградация.


      - Тогда зачем было учить этих людей поклоняться пустотелому идолу? – с легким напряжением в голосе спросил Красный. – Вы хотели власти?


      - Отнюдь. Лишь порядка. Я не стал придумывать свою религию. Взял ту, что была мне уже известна и немного упростил. Достаточно для того, чтобы сплотить племена этих аборигенов. Объединить их одним конкретным страхом – страхом испугать своего бога, что позволяет им жить на своей руке. Эта стратегия быстро заставила их прекратить бессмысленные обряды, нацеленные не то в небо, не то друг на друга. И, наконец, позволила этим шалтай-болтаям собраться вместе и заняться делом.


      Странные шепотки и тихие разговоры Джейт слышал со всех сторон. Всего несколько раз ему попадались на глаза поселенцы. Большинство из них медленно выводили руками на стенах свои витиеватые рисунки и аккуратно выбивали в горной породе новые композиции. Редкие детишки пугливо смотрели на гостя из теней, а взрослые лишь неловко улыбались и с поклонами расходились прочь с пути.


      - Странно сказать, - вдруг задумчиво протянул Эбон. – Я – человек логики и устава, четких правил и законов. Но следуя логичному пути, я породил целую культуру, основанную на фантазиях, предубеждениях и эфимерных ценностях. Сначала я заставил этих людей поверить в то, что их земля является пальцами некого бога. А затем убедил их, что только религиозными подношениями они смогут убедить его не вредить им. И не жертвоприношением. Я заставил их рисовать, писать, делать скульптуры, рельефы – словом, все, что как будто бы утешит их бога. И вот уже почти семьдесят лет эти люди только и занимаются тем, что пытаются украсить своей созданной на иллюзиях культурой все, до чего дотягиваются.


      - Выходит, вы объединили этих людей общим интересом и развили в них настоящую тягу к творчеству. Пусть и смешанную с религией, - восхищенно заметил Джейт. – Это же круто.


      - Ну, не все было так радужно. Пусть эти люди и увлеклись искусством, они, как это часто и бывает, стали слишком обнадежены своими достижениями. Не редко их увлеченность самовыражением отвлекала их от реальности. И они порой забывали, что одними рисунками не укрепишь свой дом. И не спасешь свою семью от голода или стихийного бедствия. 


      Путь вывел странников на дорожку, идущую вдоль внешней стены скалы. С широкой тропки открывался вид на основательно разрушенное поселение на скалах внизу. Вытесанные из камня домики были безнадежно погребены под сошедшим с гор камнепадом. В нескольких местах в руинах возвышались деревянные шесты с привязанными к ним длинными красными лентами тканей. Алые потрепанные полосы слабо развивались на ветру, и почему-то навевали печаль.


      - Едва ли вы могли уберечь их от всего, - Джейт с трудом оторвал взгляд от руин и поспешил догнать старика. Их путь уже подходил к концу у вершины скалы.


      - Я и не пытался, - с явным безразличием отозвался Эбон. – Всего лишь привнес толику цивилизации и порядка в эту глушь. Исключительно, чтобы мне жилось здесь комфортнее. Эти люди приняли меня. Со временем у меня появилась семья. Мой сын стал в племени новым главой. Я многое ему рассказал о жизни за пределами этого мира. Пожалуй, даже слишком много. Как и обещал, он ничего из этого не стал раскрывать другим поселенцам, чтобы не поселять смуту в их сердцах. Лишь избранные его товарищи узнавали детали. Но… похоже, он думал, что так же сможет целиком доверить эту мудрость своему сыну. Моему внуку. Сэдри…


      - Сэдри, - Джейт на секунду задумался. – Постойте! Так мальчишка, который меня сюда привел – ваш внук? Самый молодой из Хорримов?


      - Что в этом такого удивительного?


      Эбон поднялся на широкую площадь, хорошо продуваемую ветром, и остановился на краю. Ни единого камня не поднималось выше ровно вытесанной верхушки скалы. Со всех сторон ее окружали только плавающие облака.


      - Я не лишен человеческих желаний. Продолжение рода для меня так же естественно, как и для жителей этого мира. Но, боюсь, в глубине души я так и не смог навсегда забыть тот мир, откуда прибыл. Даже подсознательно я тянулся назад, считая, что в любой момент смогу бросить этих людей и вернуться. Поэтому я рассказал обо всем своему сыну. Поэтому позволил рассказать все внуку. Позволял всяким глупцам совать нос в это дело. И в тайне надеялся, что все об этом узнают. И вместе мы найдем способ вернуть меня назад. И этот мой лицемерный цинизм стоил… моему сыну жизни. А теперь он отравляет душу и Сэдри.


      Сильный ветер унес слова старика ввысь. Откуда-то снизу потоки воздуха подняли высохшие листья и прочий мусор. Могучие реки ветра вдали от скал закручивали облачные горы спирально вверх. И хотя движение бело-голубоватых масс внушало некую тревогу, словно от приближающейся грозы, природа забытого миром пространственного осколка не теряла своей беззаботной дружелюбности.


      - Что ж… - подал голос Джейт, с улыбкой разглядывая кружащиеся вокруг пушистые пейзажи, - сейчас в мирах много, на что можно посмотреть. Тем более, почти все они занесены в полную карту Энтэриуса. Почти о каждом мире есть какая-либо информация. Кроме Запретных, опять же. Потому что из них очень сложно выбраться без специальных возможностей.


      - Хм, в мое время справлялись и так, - пожал плечами поселенец. – Только общие координаты и описания. Мы изучали миры почти вслепую. И даже со всякими специальными возможностями почти невозможно было выбраться из мира, если в нем не было порт-станции.


      - У нас это уже не так категорично, - с легкой ухмылкой заметил Красный. - Почти тридцать лет назад появился новый тип людей, которые могут управлять аномалиями без вреда для себя. Один из них даже смог объединить несколько самых больших пространственных осколков в по-настоящему гигантские миры. А затем обезглавил Альянс…


      - Обезглавил Альянс?! – старика явно шокировала такая новость, и он обернулся на Джейта с перекошенным лицом.


      -  Ну, конечно, Ай-Зур это не остановило, - отмахнулся юноша. – Он продолжает собирать силы и крепнуть. Даром, что силы Альянса оказались потеснены из объединенных миров новыми верхами власти. Тому парню удалось объединить порядка восьми осколков. Теперь они называют себя Символами. Символ Кассии на самом верху Потока, Рассеран, совсем рядом, в середине, и внизу – Символ Фериссии. Теперь мирами правит свое Королевство в Кассии, Гильдия авантюристов и сталкеров в Рассеране. А в Фериссии заправляют перебежчики из старого Альянса.


      - Ну, дела! Вот уж не думал, что кто-либо сможет нанести урон самой верхушке великого Альянса! – потрясенно продолжил старик. – Нда, времена нынче, действительно, изменились. Значит, теперь доходяги и мародеры содержат свои собственные гильдии? А великий сэнтэл Ай-Зур позволяет своим силам независимо править целыми мирами! И как до этого дошло?


      - Мир изменился. Открылись новые горизонты. И то, что раньше было запретным, теперь стало лишь вопросом желания и возможностей. Вы спросили, как я попал сюда со своими компаньонами? – Джейт поднял руку и над его ладонью мгновенно вырисовался горящий алый констракт. – Мы просто использовали старинную схему управлениями энергиями этого мира и огромную их порцию, которую создает мой плащ. Если вы еще не догадались, то – он тоже аномальный по своей природе. С той лишь разницей, что его излучение целиком и полностью забираю в себя я.


      - Уму непостижимо! Путешествие с помощью рисунков! – Эбон с каким-то отчуждением уставился на горящий круглый рисунок над рукой Джейта и затем так же недоверчиво перевел взгляд на его плащ. – Так значит… вы так же можете и… покинуть этот мир?


      - Нет, - легкомысленно ответил Красный. Юноша сжал кулак, и горящий рисунок мгновенно растворился в воздухе. – Для этого нам нужно хотя бы знать, что это за мир. Или его координаты или… что-то вроде того. Но вряд ли нас это остановит. Мы уже не раз выбирались из таких передряг.


      - Вот как, - задумчиво протянул поселенец. – Как же… как много я пропустил…


      Эбон медленно повернулся к небесам, устремляя взор куда-то вдаль. Словно стремился сквозь облака разглядеть то, что творится за потоками Энтэриуса в других пространственных осколках. Ветер продолжал порывами играть с одеждой и волосами мужчины. Даже алое одеяние Джейта подобно ленивому огню поддавалось воздушным потокам, позволяя им отрывать излишки энергии и уносить их ввысь.


      - Может, все-таки спустимся в пещеры? – неуверенно спросил Джейт. – Эбон, вы же сами жаловались, что ветер слишком вреден для ваших костей…


      - С каких пор мы перешли на «вы», парень? – сухо проворчал поселенец, поплотнее закутываясь в свой халат. – Мое тело и не такое выдерживало. Пусть мне и сто три года, я… я… боже, как же я стар. Даже несмотря на все эти импланты и искусственное тело, которое мне подарила моя прошлая жизнь. Какая ирония. Я могу прожить, как минимум, в полтора раза больше чем обычный человек. Я мог увидеть смену эпох. Но все это время лишь провел в качестве пленника у… у кого? Судьбы? В месте, где мне трижды не нужно, ни это тело, ни мое оружие…


      Он извлек из кармана оплавившийся пистолет. В его глазах застыла какая-то холодная печаль и разочарование.


      - Но вы еще живы. И вы, и эти люди могут еще многое увидеть. Стоит только захотеть…


      - Я знаю, как вам выбраться из этого мира, - вдруг оборвал Джейта Эбон. Он по-прежнему не отрывал взгляда от своего пистолета. – Ты сказал, вам нужны координаты или что-то вроде того. Может быть, подойдут данные сканера моего летуна, на котором я сюда прибыл. Я позволю вам воспользоваться им, если выполните одну мою просьбу. Просьбу старого человека.


      - Что ж, летун, это уже что-то, - неуверенно согласился Красный. – Мы, если потребуется, и из лугового глайдера можем сделать межмировой корабль для путешествий.


      - В пещерах на соседней скале живет монстр. Убау Ирису Нокто, как зовут его местные, - тихо и монотонно заговорил старик. – «Павший Огненный Зверь». Чудище не вылезает из своей норы. Но все равно унесло жизни нескольких десятков смельчаков, что осмеливались приблизиться к его пещере. Как я и сказал, у веры есть побочный эффект. Многие считают, что великому богу не понравится, если они позволят жить этой твари в его пальцах. А некоторые просто считали, что убив монстра, смогут найти выход отсюда. Наслушались моих сказок от сына.


      - Чудище не угрожает поселению? – чуть удивленно спросил юноша. – Хотите, чтобы мы просто его убили для общей безопасности и освободили умы жителей от этой проблемы?


      - Да. Именно так. Вы, видно, народ чудной. Придумаете что-нибудь. Там же и найдете награду. Если чудище исчезнет, всем здесь, да и мне, признаться, тоже станет легче спать по ночам. Когда мы будем знать, что наши дети не станут больше во имя нелепых богов и ненужных амбиций лицемерного трусливого старика идти на смерть. Чтобы остаться только рисунками на стенах…


      Сами собой мысли сложились в картину. Джейту не требовалось лишних слов, чтобы понять боль мужчины. Вот он, скорбящий родитель. Тот, чей сын, увлеченный рассказами о других мирах, отправился испытать свою силу и решимость. Или просто помочь отцу вернуться туда, откуда он прибыл. Вот почему Эбона так волновал самый молодой Хоррим. Сэдри – единственный, кто у него остался. Потомок странника из другого мира, которому тяга к путешествиям передалась по крови.


      - Что вы собираетесь делать, если мы одолеем этого… Убанокта? – с интересом взглянув на старика, спросил Красный.


      - Ничего, - коротко ответил мужчина, наконец, опуская руки. – Я останусь здесь. Все-таки мне уже поздно возвращаться в эти миры. Похоже, в них не осталось мест, где я бы пригодился. Убейте Убау Нокто. Заберите мой корабль. И исчезнете отсюда. Слишком долго мой старый боевой конь отравлял мне душу. Все это время я тайно надеялся снова вернуться к нему и покинуть эти миры. Лишь зверь не пускал меня. Если вы заберете его, может быть, наконец… мой мятежный дух успокоится. И я смирюсь со своей участью. Доживу свои годы, как обычный человек. В кругу своей семьи. И друзей. Зная, что иначе мне просто некуда деваться.


      Стоило его голосу умолкнуть, тишину прервала протяжная грустная песнь ветра. Его вой поднялся высоко в небеса, отдаваясь в облачных залах хором незримых голосов. Солнце скрылось где-то за сводами небесного дворца.


      Наверное, так выглядел последний хрустальный замок, - последняя мечта до сих пор не смирившегося странника.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий