Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Резонанс Душ Soul Resonance
Лист 40. Ренессанс Камелии.

2 часа 35 минут до событий в столовой. 2-ой этаж. Больничная палата. Камелия и Харт.

- Мы поможем ей вместе.

- О чем это ты?..

- Хм!

*Угу-гу!

Донесся оглушительный вой его пустого желудка.

- Ох...

Удивился он, а затем смутился и очень обаятельно улыбнулся, положив руку на словно выгравированный из мрамора пресс.

Купающаяся в оранжевом свете вечернего солнца, пробивающего свой путь через широкое окно больничной палаты, напротив меня сидела ожившая статуя Давида мастера Микеланджело, покрытая шрамами, со слегка вздернутым вверх носом, тонкими и, вместе с тем, очень мужественными чертами лица. Волосами - приятного цвета поспевшей пшеницы. Длинными, несвойственными мужчинам, ресницами. Губами — влекущие меня сильнее, чем сила притяжения возникающая между двумя магнитами. Со с ума сводящим адамовым яблоком — его кадыком. И глазами... Глазами, из которых кажется, что на тебя смотрят сами Небеса...

Вот каким я видела его.

- Ты голоден...

- Не обращай внимания.

- Не могу. Тебя следует покормить.

- Я не...

- Это говорит врач. Тем более что в голодном обмороке я не донесу тебя до твоей сестры.

Произнесла я, и сама удивилась решительной храбрости и спокойствия уверенности своих слов.

- Хм...

Сдержанно выдохнул он, прикрыв глаза.

- Вот и славно.

Это спокойствие, что воцарилось во мне, явно передавалось мне от него, и, кажется, что-то напоминало мне из очень далекого детства...

- Спасибо...

- Рано говорить мне спасибо. Это мой долг, как врача. Я еще ничем вам обоим не помогла. Прошу, подожди меня здесь, я вернусь с подходящей одеждой.

Я встала со стула, захлопнула на себе врачебный халат и подошла к двери.

- Спасибо, что сражалась за мою сестру.

- Сражалась? Как-то громко сказано, не находишь?

- Мой учитель как-то сказал: истинные желания людей постоянно рвутся из них, вместе с тем они сокрыты от них самих в месте, где они даже и не вздумают их искать, - на самой поверхности.

- Что ты хочешь этим сказать?

- «Твой путь окончен. Пожалуйста, хватит сражений. Прошу, молю, ты делаешь ей больно!..». Когда ты это произнесла один из моих шрамов заныл, заставив вспомнить слова моего Учителя. О ком ты говорила?

- Я сказала это...

Моя рука осторожно легла на дверь.

- Да нет же! Что ты? Я просто делала свою работу.

Улыбнулась я сама себе, стоя к нему спиной, опустив голову, осознавая пугающую фальшивость своей улыбки.

- Я... я...

- Прости, я не должен был.

- Нет, ты прав. Тебе не за что извиняться.

- Могу я попросить тебя не торопиться? Голод не страшен мне так, как не приведенные в порядок мысли.

- Конечно.

Тихо молвила я и вышла из больничной палаты, полностью утратив уверенность в себе.



Коридор 2-го этажа реабилитационного центра «Роза Д. Гран».

Закрыв за собой дверь больничной палаты, я повернулась к ней спиной, облокотилась и тяжело выдохнула, опустив голову и веки своих глаз.

- Камелия? В чем дело?

Спросила подошедшая, высокая женщина, с жгучими черными волосами, поверх одежды которой был накинут врачебный халат. Голос ее я узнала с первых нот.

- Ни в чем, мам.

- Мы на работе. Ты знаешь правила. Я - главный врач и директор всех центров «Роза Д. Гран». Ты — мой подчиненный. Веди себя соответственно.

- Да, директор... Вы правы... Простите...

- Хм...

Выдохнула она, сомкнув губы.

- Так в чем дело? Сейчас забудь о правилах, я спрашиваю, как мать спрашивает свою дочь. Я чувствую - ты чем-то очень взволновала.

- Хотела бы я все объяснить, но сама не понимаю всего происходящего со мной. Я должна сама во всем разобраться. Прости...

- Не стоит извиняться, я понимаю.

- Спасибо...

- Что ж... Может ты придешь сегодня? Мы с твоим отцом и сестрой давно не видели тебя в нашей домашней обстановке с тех пор, как ты съехала от нас. Знаю, я не уделяла тебе достаточно внимания в детстве и была очень строга к тебе, но... Я попрошу отца приготовить сегодня на ужин твое любимое блюдо. Быть женой владельца и шеф-повара ресторана ни с чем не сравнимое удовольствие!

- Вы ведь приглашены сегодня на банкет празднование юбилея «KNH».

- А-а... Ты об этом. Звонил директор Сакурай, сказал, что многое произошло и празднование перенесли на завтрашний вечер. Его дочери нездоровиться. Может ты слышала, что произошло в утреннем эфире новостей. Симптомы ее болезни усилились. Я как раз направляюсь к ним домой на ее осмотр.

- Вот как...

На выдохе произнесла я.

- И ты, и я — мы обе сражаемся с тем, чего даже не знаем. Ищем лекарство, которого возможно и нет вовсе. И лишь делаем то, что можем. Но в силах ли мы им помочь?

- Делать то, что можешь — это и значит помогать. Хотя, может быть, ты и права. Возможно, мы не те, в чьих силах их излечить. Мы врачи - наши методы поверхностны, мы лечим лишь симптомы. Но пока мы делаем все, что в наших силах, я убеждена — способ найдется. Что ж...

Она перевела свой взгляд в окно на противоположной стене от больничной палаты, и продолжила говорить, смотря в него.

- С сегодняшнего дня я снимаю с тебя ответственность за твою пациентку. Тебе следует отдохнуть. По всем правилам с завтрашнего дня ты в отпуске, и ты должна знать, что я отклонила твое прошение о его отмене. Отдохни, восполни силы, а после - получишь новых пациентов, тем более, что ты итак, как я слышала, в тайне от меня, уже многих поставила на ноги, заслужив свое звание врача и уважение всего коллектива центра. Я виновата перед тобой, в том, что повесила на тебя непосильную ношу.

- Нет, ты не права!

Слишком резко одернула я ее, вырвавшейся из меня фразы.

- Что?..

Женщина перевела свой взгляд на меня, и я вновь опустила голову.

- Прости... То есть ты права, но и не права одновременно. Спасибо за твои слова и прости мне мою слабость. Я благодарна тебе за все. Позволь мне и дальше вести ее. Я уверена - я вытащу ее и кое-кто поможет мне в этом.

- Кое-кто? Хм... Вот как...

Задумчиво прикусила она нижнюю губу.

- Хорошо. Это слова настоящего врача. Ты не слаба, Камелия. Однажды именно ты сменишь меня на моем посту, не потому что ты моя дочь, а потому что уже сейчас твое упорство выше всяких похвал. Это признаю не только я, но и, как я уже сказала, весь наш коллектив. Решено - оставляю ее на тебя, но только если пообещаешь мне, что уйдешь в отпуск.

- К этому времени Ниа уже откроет глаза.

Произнесла я с твердой уверенностью в своих словах, смотря прямиком в глаза своей матери, взгляд которой, к слову, очень сложно было вытерпеть. Он обезоруживал и клал на лопатки.

- Кстати, о ней... Тебе ведь не известна принадлежность ее рода...

Прищурив, черные как ночь глаза, произнесла она.

- Этот «кое-кто» - ее брат?

- Что? Так ты знаешь?

- Видела из окна и по цвету волос догадалась.

- Они двоюродные.

- Хм... Вот как...

- Ты не против?

- Нет, не против. Я доверяю тебе. Делай то, что считаешь нужным.

- Спасибо, мама.

- Г-гхм!

- Благодарю за внимание, директор Леонхарт. Удачной Вам поездки.

- И Вам удачи, доктор Камелия. И вот кое-что еще...

Она подошла, наклонилась и кое-что прошептала мне на ухо.

- Повтори это так, чтобы только я слышала.

Я удивилась, но сделала, как она сказала.

- В своем кабинете я оставлю спортивную одежду и халат для него. Будут вопросы отвечай — приглашенный спортсмен для участия в ежегодных соревнованиях. Также я оставлю кое-что и для тебя.

Подмигнула она мне, слегка улыбнувшись, и зашагала вдаль по коридору.

Я глубоко вдохнула, хлопнула себя по щекам, приводя себя в чувство, выдохнула и уверенным шагом двинулась в раздевалку для персонала.



Цокольный этаж реабилитационного центра. Раздевалка для персонала.

Я стояла рядом со свои шкафчиком и смотрела на мокрое пятно на белых брюках.

- Все-таки нужно принять душ...

Я распустила длинную косу, которую отращивала с самого детства. Особой причины для этого не было. Младшей сестре нравилось возится с ними, заплетая косички. Вот и оставила. Хотя с ними больше мороки, чем пользы. Но сестре нравится.

Я остановилась около зеркала. Стояла нагишом и разглядывала себя с ног до головы.

Рост — 178, обхват груди и бедер — 86, талии — 58,5, вес — 58, тонкие руки, от родителей мне досталось стройное тело, которое я поддерживаю бегом и домашними упражнениями, длинные, темно-русые, ниже колен волосы, 2-го размера грудь...

«- Вот бы махнуться с тобой телами! Все мужики в мире были бы моими! Чего ты им не пользуешься?! Ты очень женственная, совсем не как я!»

Всегда говорит моя младшая сестра, известная на всю страну модель и актриса, которая еще в школе учится... Хотя и без того, с ее мальчишеским характером, общительностью и открытостью за ней толпы поклонников бегают. Я же всегда была отличной от нее. Хотя, если вспомнить, еще когда она не появилась на свет, я была точно такой же. Отец и мать усердно трудились, часто пропадая на своих работах, и мне практически пришлось исполнять их роли для нее. С тех пор, мы с ней словно стали полярными противоположностями. Уж не знаю, как это вышло и почему. Я стала подобно воде, она же подобно каменному вулкану с магмой внутри, с неимоверной силой энергией, бурлящей в ее недрах. Такие разные, не будь мы сестрами, наверняка, даже дружить бы не стали. Но я так благодарна Небесам, что она моя сестра. Ох и любит же она понукать мою одежду, не любовь к косметике, мои очки, тем, что я все еще одна... Я солгу, что мне совсем не интересно внимание мужчин, но все же со временем стало именно так. И все потому... Потому что я всегда чувствовала, что если начну растрачивать себя на это, то в будущем упущу что-то очень важное...

Что-то или кого-то...

Размышляя над этим в голове вспыхнул он - мужчина по имени Харт. Тело вновь отреагировало учащенным сердцебиением...



Цокольный этаж реабилитационного центра. Помещение для персонала с душевыми кабинами.

Я забралась в душевую кабинку и включила воду.

- Почему ты так себя ведешь?

Обращалась я к своему телу, словно к чужеродному организму неподконтрольному мне. Я прекрасно знала это реакцию, но знала ее лишь в теории из медицинских книг, из рассказов своей сестры... Но не от себя самой...

Стоя под душем, я осторожно прикасалась к телу, в котором я оказалась заключена. Мы будто бы заново или даже впервые знакомились.

Оно женское.

Оно мое.

Мое женское тело.

Некоторые места твердели, некоторые увлажнялись и набухали. Прикосновения будоражили. Очищали разум. Уносили вглубь. Возбуждали, пробуждали и наполняли... Перед глазами был Он... Я чувствовала страх танцующий с трепетом под ритм желания. Пальцы двигались сами. Меня всю затрясло. Я ослабла и обессилено стекла по кабинке. Никогда прежде я не позволяла себе этого...

- Спасибо, что приняла меня. Спасибо, что полюбила.

Выдохнуло мое тело вместе со мной.

Я прикрыла глаза и еще какое-то время не двигалась, спрятав голову в колени. Текущая по телу вода из душа, уносила мои мысли прочь. Меня вдруг немного затошнило. Это были последствия того, что во мне разрушился некий отвердевший островок. Возможно, о чем-то подобном писал Мураками. Мне вспомнились его слова из книги «Дэнс, дэнс, дэнс»:

- «За ритмом следи и продолжай танцевать. И тогда то, что в тебе еще не совсем затвердело, начнет потихоньку рассасываться».

Такое и прежде бывало, когда что-то оживало внутри меня — меня непременно тошнило, как после землетрясения. А я ведь всегда считала себя подобной воде... Выходит я лишь обманывала себя все это время. И лишь только теперь ощущаю себя таковой, а, возможно, и снова ошибаюсь. Ведь накладывать на себя ярлыки каких-либо понятий означает ограничивать себя. Да, только теперь я это понимаю...

Я вышла из душа и вновь посмотрела на себя в зеркале. Кажется, что от недавнего потрясение — все должно было измениться. Да, это так, но и верно обратное — ничего не изменилось. Я — все та же я. Но уже немного больше. Я - это еще и тело, которое я понемногу учусь понимать и принимать.

Я почувствовала, словно стала немного выше...

Так странно...

Так приятно...



Цокольный этаж реабилитационного центра. Раздевалка для персонала.

Тело я вытерла досуха, волосы — прошлась полотенцем. На то, чтобы сушить их феном ушла бы целая вечность. Натянула спортивный костюм, выдаваемый всему персоналу нашего центра для проведения спортивный соревнований между коллективами дружественных нам организаций, направленных на физическое развитие. Под него белую майку с черной надписью букв:

«I Just LOVE To DANCE!»

Сверху накинула свой врачебный халат и уложила волосы назад. Долго смотрелась в зеркало. То надевая, то снимая очки без диоптрий, для чтения, от усталости глаз. Решила остаться без них. Вспомнила о том, что за сегодня так и не притронулась к бенто*, но решила его не трогать. Я вновь подошла к зеркалу.

«Твой путь окончен. Пожалуйста, хватит сражений. Прошу, молю, ты делаешь ей больно!..».

Прогремел собственный голос в моей голове.

- О ком ты говорила?..

Повторила я его вопрос, смотря в свои же глаза.

- Ты говорила о себе.

Почему я сомневаюсь в себе?..

- Почему ты сомневаешься в себе?

Спросила я у своего отражения.

- Почему ты не уверена в себе? В чем корень твоих сомнений? Что это за сорняк, что разросся в твоем саду, не давая тебе свободно вздохнуть? Ответ очевиден — нет результата. Считаешь твои труды напрасны? Твоя пациентка все еще не проснулась и ты перестала верить в то, что ты на что-то способна? Но разве это так? Разве не ты прилагаешь столько усилий? Разве не ты так упорно трудишься? Там, где многие махнули бы рукой и отступили — ты продолжаешь идти вперед. Ты не сдаешься. Ты читаешь, учишься, познаешь, тренируешь свой разум и тело, растешь, постигаешь. Да, ты в тайне от мамы помогала другим врачам с их пациентами, а парой и вовсе делала всю работу за них. И каков результат? Все пациенты вскоре поправились и были выписаны. Но тебе ведь этого не достаточно, верно? Ты считаешь, что твоя основная ноша — твое сражение за жизнь Нии, приносит тебе лишь боль? Да, это так. Раз ты сама так сказала, значит это так. Но что это значит? А это значит лишь то, что ты делаешь что-то не так, пойми это. Когда поймешь, я уверена наслаждение процессом сорвет с себя маску боли. Но что именно в случае с твоей пациенткой ты делаешь не так? То, что ты ищешь — его попросту нет, там где ты это разыскиваешь. Раз так, то это означает, что это «что-то»... Где же это что-то?...

«...сокрыты от них самих в месте, где они даже и не вздумают их искать...»

Вспомнились мне его слова.

- Оно внутри тебя. Ты должна найти это в себе. Ты не сдаешься. Ты делаешь паузу, приводя мысли в порядок. Прежде, ты должна излечить себя. И тогда ты сможешь помочь Нии. Нет, ты сможешь куда больше. Это твой шанс дарованный тебе судьбой показать себя самой себе — узнать себя и то, на что ты способна. В тебе, Камелия Л. Леонхарт, течет кровь грандиозной Рэкорды Л. Амур. А это значит — ты обречена на успех.

- Ох, простите, я думала тут... Вы что?... Только что с зеркалом разговаривали?

Спросила спустившаяся сюда — на цокольный этаж, молодая на вид женщина с сияющими золотистым цветом роскошными волосами, почти такими же как у моей пациентки... И она явно была посетительницей и не работником центра.

- Да, объясняла кое-кому, что восхищаюсь ей.

- И как? Получилось?

Улыбнулась, совершенно открытой и доброй улыбкой женщина.

- Время покажет...

Я бросила взгляд на свое отражение в зеркале.

- Вау! Какие шикарные у Вас волосы! А длинные-то какие! И осанка! Вы случайно не модель?

Завертелась она вокруг меня, как заведенная. Энергии ей явно не занимать.

- Нет, простите, я тут работаю. Я врач. А что здесь делаете Вы?

Она вдруг остановилась, замерев на месте. Отвела от меня взгляд и начала постукивать по губам указательным пальцем, натужно что-то вспоминая.

- А что это я здесь делаю?

Растерянно спросила она у меня. Отчего я впала в ступор.

- Ах, да-да-да-да!

Затараторила она, вновь оживившись.

- Я пришла навестить мужа! Он один из тех, кто вчера на перекрестке Шибуя потерял сознание. Вы наверняка слышали об этом инциденте.

- Да... Слышала...

Отреагировала я, удивляясь ее рассеянности.

- Так вот, кажется, я немного заблудилась. Ха-ха-ха!

Очень обаятельно, словно ребенок засмеялась она.

- Со мной такое вечно случается. Даже в комнате с четырьмя стенами потеряться ухитряюсь. С детства так. Но сейчас не об этом. Я так рада, что наткнулась на Вас!

Она сложила руки перед своей грудью и уж слишком близко приблизилась ко мне, впечатав взгляд своих голубых глаз в мои***. Мне стало неловко и она тут же полезла в сумочку, достала оттуда визитку, и, ласково улыбаясь, протянула ее мне.

- Я владелица сети салонов красоты. Буду очень рада видеть Вас у себя. И буду несказанно рада если Вы станете амбассадором моих салонов! Конечно же не за просто так.

- Что Вы... Говорить такое при первой же встречи... И мне...

Опешила я.

- О-о! Я с первого взгляда вижу красавиц. И Вы, дорогая, стоите выше очень многих. Я бы сказала Вы принадлежите к очень редкому виду красавиц. А я, уж поверьте, стольких видела!

- Мне очень лестны Ваши слова, но, пожалуй, я все же откаж...

- Постойте-постойте-постойте!

Вновь затараторила она.

- Моя вина, что не представилась сразу. Я - Беллеза Аторгант. Сеть моих салонов называется - «Resplendor», что означает - «Сияние». Вы очень нам подходите. Ваше имя?

- Камелия... Камелия Л. Леонхарт.

- Камелия... Какое красивое имя! Оно очень Вам подходит. Особенно Вашим глазам... Постойте! Леонхарт?! Вы дочь госпожи Леонхарт?!!

- А-а?.. Да...

Вновь она напирала, сложив руки около своей груди, но должна была признать — ее парфюм, что доносился от нее, был отменный.

- Это ж надо! Она часто к нам заходит. Вот ведь глупая я. Она же так часто о Вас рассказывала, что я должна была сразу же Вас узнать!

- Что?.. Рассказывала обо мне?

- Ну, конечно! Видите ли, теряюсь я не только в местности, но еще и в мыслях. Мой муж всегда смеется над этим. Говорит что талант художника красоты полностью лишил меня возможности ориентации в пространстве вокруг и в мыслях. Но, впрочем, сейчас это не важно. Оставьте визитку о себя и подумайте над моим предложением. Или, быть может, чего тянуть-то?! Давайте прямо сейчас я расскажу о всех плюсах моего предложения. Бесплатное обслуживание, огромный гонорар, ежемесячные выплаты, фотосессии у самых лучших фотогра...

Она начала выгибать пальцы правой руки, но я остановила ее.

- Простите, но сейчас я занята, поэтому...

- Да-да-да, конечно! Не могу Вас отвлекать, Камелия. Как же мне нравится произносить Ваше имя! Может, коль я тут очутилась, Вы позволите мне совсем немного Вас прихорошить? Может быть наша встреча не была случайностью?

Улыбнулась она обольстительной улыбкой уже не привлекательной женщины, а хищного предпринимателя.

Я перевела взгляд на зеркало и вспомнила Харта.

- Может быть не случайно...

Тихо произнесла я.

- Только совсем немного. Я не могу долго задерживаться.

- Конечно-конечно-конечно! Я раскрою Ваше сияние! Это мой девиз! Изумительно, правда? Я сделаю Вас столь же красивой, как цветок распустившейся японской камелии!

Возрадовалась она, запрыгав на месте, захлопав в ладони своих рук.




ППА:

*I Just LOVE To DANCE! - Я Просто ЛЮБЛЮ ТАНЦЕВАТЬ!

*Бенто — японский термин, коробка однопорционной еды, включающей в себя, как правило, рис, рыбу и овощи.

***Изображение на странице книги № 7 - позаимствовано из манги "Танец Субару / Dance! Subaru" автора Сода Масахито.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть