Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Резонанс Душ Soul Resonance
Лист 26. Блистательный повар Хару и тихая соня Хикару.

Плотный, бардовый и величественный занавес за спиной человека во фраке распахнулся. В тот же миг весь театральный зал наполнился светом.

Это чувство… Это… Его улыбка?..

ТЫ МОЯ ТАЙНА - МОЙ САДОВНИК. Я ВВЕРЯЮ ТЕБЕ СВОИ ЦВЕТЫ. ПОЗАБОТЬСЯ О НИХ.

Прозвучал грандиозной силы голос в моей голове.


- Господин Леонхарт… Господи-ин… Что это с ним? У Вас слезы на глазах… Господи-ин Леонха-а-арт…

Звучал звонкий юношеский голос.

Проморгавшись, и слегка помотав головой, мое сознание вновь вернулось ко мне.

Что это было?..

Вытерев слезы рукой, тихо подумал я.

В круглой белоснежной комнате, со столом по ее центру, и компании из трех человек главным было мое удивление. Юноша и девушка 15-ти лет, уже стояли рядом со мной, по обе стороны круглого стола. Девушка – Хикару стояла слева, а юноша – Хару справа. Оба стройные, как стебли цветов, они были ниже меня по росту, примерно 170 сантиметров, но парень был совсем немного выше девушки.

- Господин, не пугайте нас так и не оставляйте. Я ведь так старался ради Вас.

Произнес повар Хару.

Дивный тонкий аромат, который исходил от него, в действительности, напоминал мне редкий, но раскрытый не до конца цветок, которого я не встречал прежде. От него так и веяло удивительным и насыщенным запахом весны. Если мне не изменяла память имя «Хару» означало: рожденный весной. Оно явно ему походило. В то время как аромат девушки был ничем не примечателен, словно она была еще нераскрытым цветком. Имя «Хикару» – светлая или сияющая, было в корне противоположным тому, что я наблюдал. Она казалась абсолютно безликой, безжалостно поглощавшей своими поверхностными черными волосами и сонным состоянием весь окружающий нас свет.

- Наши имена Вы уже знаете.

Начал Хару.

- Так не будем же тянуть время на знакомство!

Голос Хару звучал очень жизнерадостно, словно ключевая вода, бьющая прямо из камня, где-то посреди зеленых горных вершин. Да, именно такой была для меня мелодия его голоса.

Хару положил на стол передо мной глянцевый серебристый баранчик – тарелку с полусферической крышкой.

- Это блюдо…

Рядом он поставил стеклянный стакан, взял графин и наполнил его чистой водой.

- …учитывая Ваше состояние, я разработал специально для Вас. И назвал я его – «Esmorzar Perfectе», что означает…

- «Идеальный Завтрак».

Закончил я за него.

- Именно!

Радостно улыбнулся Хару, ухватился за древесный язычок полусферического баранчика и открыл его.

Мое сознание было полностью поглощено улыбкой, светом и голосом, что привиделись мне… Но даже не смотря на это, а даже более того, благодаря этому, моя фантазия заиграла на полную, выдавая в воображении пестрый и изысканный завтрак, словно с обложек кухонных книг знаменитых шеф-поваров. Я никак не мог представить, что «Идеальным Завтраком» окажется манная каша.

- Вижу, Вы расстроились…

Сложив светлые брови домиком, с легкостью произнес Хару.

- Нет, что Вы… Я рад. Очень. То, что мне и было нужно.

Улыбнулся я.

- С нами можно на «Ты». Вы просто попробуйте, господин Леонхарт. Просто попробуйте.

Растянул улыбку Хару, и его глаза блеснули зеленой бирюзой.

Парочка, не дожидаясь моих действий или ответа, села на стулья по обе стороны от меня.

- Надеюсь, Вы не против того, что мы еще побудем с Вами.

Произнес Хару, положив голову на свою правую руку, которую поставил локтем на стол, в то время как Хикару, закрыв глаза, продолжала молча пить горячий шоколад.

- Нам было велено проследить, чтобы Вы полностью все съели, восполнив силы.

- Нет, я не против компании, но разве что… Неловко есть одному.

- Не стоит переживать, этот оболтус, больше любит готовить, чем есть, а я по утрам только шоколад с корицей пью.

Вдруг неожиданно вклинилась Хикару, уткнувшись носом кружку, почти засыпая.

- «Оболтус»? Хи, ты не стой ноги встала сегодня?

- Не зови меня так. Раздражаешь...

Равнодушно и тихо ответила девушка.

- Только Соломон не раздражает, верно, Хи?

Лицо девушки покрылось румянцем, и она поспешила наклонить голову, пряча румяные щеки под растрепанными волосами.

- Раздражаешь еще сильней…

Пробормотала она в кружку.

Оба они были совсем юны, но теперь, в их добродушной словесной баталии, казались мне еще совсем детьми. Я смог расслабиться в их компании. Странно, но в отеле они казались мне намного старше... Мне стало по-настоящему тепло. Мне вспомнился приют с его уютом…Интересно, ощущала ли тетушка Амора тоже, что и я сейчас?..

- Не дуйся, Хикару, я разве виноват в том, что в паре с Соломоном Касуми работает?

«Касуми»?.. Я уже слышал это имя и, кажется, видел ее однажды. Значит тогда - точно был не сон…

- Много болтаешь…

Девушка бросила колкий взгляд на парня, своими голубо-лазурными глазами.

- И, правда.

Вздохнул повар Хару.

- Господин Леонхарт, остынет же.

Вопросы все растут и растут, как снежный ком, а ответов все нет и нет. Что ж, не смотря на это, я, почему-то, не встревожен. Сделаю единственное, что я сейчас могу – позавтракаю.

Я осушил целый стакана немного теплой воды. Давно мечтал пить. Хару тут же наполнил стакан снова.

- Спасибо.

Ответил я.

Взяв чайную ложку в руки с символикой дерева, той же которая была на пуговицах Хару, я приступил к завтраку, удивляясь тому, насколько большая тарелка была передо мной.

Мне вновь вспомнилось далекое детство в приюте, когда тетушка учила нас (детей) этикету и тому, как правильно есть манную кашу. Ее следует есть начиная с краев – по кругу, продвигаясь к середине. Это нужно делать именно так, потому что на краях каша остывает быстрее. Было и еще кое-что, чему она учила…

Я закрыл глаза и слегка склонил голову. Мысленно благодаря за дарованную мне еду.

- Приятного аппетита.

Произнес Хару, не отрывая от меня взгляда, заворожено смотря на меня с улыбкой.

- Да, спасибо.

Ответил я, открыв глаза.

Проведя ложкой по краю тарелки, зачерпнув ею до самого дна, я кое-что заметил – в манке было что-то еще.

*Уг…

Неуверенно сглотнул я.

Ложка оказалась у меня во рту, и тут же, в нем рванул яркий вкус фруктов и легкий, едва различимый привкус ванили.

- Что это?!

От изумления воскликнул я.

- Сами мне скажите.

Довольно улыбаясь, ответил Хару.

Но я не мог больше ничего говорить. Я набросился на манную кашу так, словно пылал огнем страсти к любимой женщине. Действительно, это блюдо – этот «Идеальный Завтрак», казался мне сокровищем, которое я искал всю свою жизнь. Ложка за ложкой, содержимое тарелки оказывалось у меня во рту. Я ощущал вкус клубники, нектарина, киви и скромную нотку ванили, от совокупности которых приятно сводило челюсть. Я словно попал в рай, в эти мгновения, смакуя каждый из этих удивительных вкусов. Незаметно для меня самого большая тарелка оказалась пустой. Я медленно положил ложку в тарелку головкой на восток, что согласно ресторанному этикету, что я читал в книгах, говорил: - «Блюдо просто превосходно!». Я закрыл глаза и откинулся на спинку стула, утопая в чувстве благодарности этого момента.

Мое сознание мгновенно переместилось в темное и просторное помещение. Играла сюита из балета «Щелкунчик» Чайковского, соч. 71а: III. Танец Феи Драже. Мелодия колокольчиков закружила меня в заводном ритме своей мелодии. Человек – величественный и статный царь с волосами цвета спелой пшеницы, короной на голове и бардовым плащом на спине, находился в луче света, словно стоял под прожектором. Он изящно поклонился и протянул правую руку, словно говоря: - «Не откажите мне в удовольствии потанцевать с Вами». Из темноты, в потоке света, окружавшем Короля, появилась хрупкая и белоснежная женская рука. Король бережно взял эту руку в свою, выпрямившись и улыбнувшись. Свет над ним медленно стал расширяться, озаряя пышный и богатый, светлый и сияющий зал. Это был дворцовый зал. Девушка с черными волосами и цвета глаз редчайшего розового алмаза ответила Королю в улыбке, скромно опустив взгляд перед ним. Пара не торопясь приступила к танцу. В процессе танца форма и цвет платья девушки попеременно менялись, раскрываясь вновь и вновь, словно бутон чарующего цветка. Платье становилось то пышно-зеленым, то приятно-оранжевым, то сладко-красным. Зал заполнялся людьми – изящными балеринами кружившими вокруг них, и придворными слугами Короля. Финальный аккорд – Король целует девушку, которая в свою очередь превращается в Королеву, обретая корону на голове.

К глазам подступили горячие слезы, пройдясь по моим щекам.

- Б-жественно…

Только и выдавил я из себя.

- Правда?!

Встрепенулся Хару, подпрыгнув со стула, и схватив меня за ладони.

- Правда-правда?!

- Да… Абсолютно...

Ответил я, раскрыв глаза, не обращая внимания на действия воодушевившегося повара, вокруг которого, казалось, засиял даже воздух.

- Хару, ты великолепный повар. Ты уложили все слоями, я прав?

- Да! Именно! Продолжайте!

Радовался Хару свечением своих бирюзовых глаз.

- В самом низу был тонкий слой манной каши, в который ты совсем немного добавил ванили, исключив тем самым добавление сахара. Затем шло пюре из фруктов киви, снова манная каша, слой пюре из нектаринов, манная каша, слой пюре клубники и верхний слой манки, скрывавший внутри все великолепие «светофора» фруктов.

- Вы даже этот мой жест поняли?! Я восхищен Вами господин Леонхарт! Могу я звать Вас – «Братцем»?!

Растрогавшись и расплакавшись, тряся мои руки, произнес Хару.

- А?..

Опешил я, придя, наконец, в себя.

- Не обращайте внимание на этого оболтуса.

Произнесла Хикару, держа кружку перед лицом, пряча за ней улыбку и наблюдая за нами.

Но Хару так напирал, что я был вынужден согласиться.

- А? Да-да… Конечно…

Неловко улыбнулся я.

- Великолепно! Просто превосходно! Я вдохновлен сильнее прежнего, Братец Хиддэу!

Восторженно завопил Хару.

- Но кроме того… Ваши руки, Братец… Они… Они… Они просто прекрасны!

- М-мои руки?..

Отстранившись от Хару, неуверенно произнес я.

- Ах… Теперь его не угомонить…

Тихо произнесла Хикару, и уткнулась носом в кружку, но при этом продолжала улыбаться.

- Погоди, Хару.

- В чем дело?

Замер юноша.

- Как ты приготовил это великолепие, не превратив его в ужасное месиво?

- Все просто!

- Просто?

- Ага. Слои пюре фруктов я предварительно приготовил и заключил в желатин, а уже затем, как только манная каша была готова, уложил все слоями.

- Вот как… Поразительно, Хару!

- Правда?!

- Да! Это позволило слоям пюре фруктов не растечься мгновенно под слоями горячей манной каши. Удивительно! Сколько же времени ушло на приготовление и период проб и шибок, пока ты не закончил?

- О чем Вы? Я приготовил все с первой попытки.

- Что?..

- Я просто представил, что нужно ослабленному организму для скорейшего восстановления сил. Это должно было быть легким для усвоения и полезным – манная каша и фрукты, подумал я. И картинка сама сложилась в моей голове, а так как я люблю готовить и экспериментировать то, опыт сыграл свою роль – все получилось с первой попытки.

Я округлил глаза.

- Ты феноменален Хару…

Только и выдавил я из себя, находясь в шоке от услышанного.

Талант этого парня настолько феноменален, что выходит за рамки самого понятия слова «талант». Он даже не осознает - насколько он грандиозен…

- Поскорее заканчивайте, братец Хиддэу! Я уже знаю, что приготовлю следующим! Столь много всего!

Изучая каждый миллиметр моих рук, радостно запел Хару.

- Ха-ха-ха…

Выдавил я из себя неловкий смех, представляя себя круглым, как булочка от блюд, что способен приготовить этот блистательный юноша.

*Пчш-ш

Открылась входная дверь-плита комнаты…

- Вы закончили?

Произнесла вошедшая.

*Трск`

Раздался странный тихий звук слева от меня. Повернув голову, я увидел окаменевшее в тихой ненависти лицо Хикару, которая так сильно напрягла пальцы и сжала их, что белоснежная кружка в ее руках немного треснула.

Это не к добру…

Подумал я, готовясь к худшему.



ППА:

Хару – цвет волос – желтый. Цвет глаз – бирюзовый, зеленый.

Хикару – цвет волос – черный покрывает золотистый. Цвет глаз – лазурный, голубой.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть