ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Резонанс Душ Soul Resonance
Лист 24. Сокровище затонувшего корабля.

Вдвоем мы шли по коридору, который слегка уходил вправо так, что казалось, мы шли по кругу циферблата часов. Коридор имел ширину примерно в 2,5-ой метра и высоту в 3-и. Стены, потолок, пол под ногами – все было из прямоугольных плит, изнутри которых приятно сиял белый свет, заставляющий исчезать наши тени.

Никогда нечего подобного не видел. Как они соорудили это все? Красиво…

Немного попривыкнув к необычайному, завораживающему своей чистотой, месту, я, беззвучно идущий следом за Соломоном, по привычке опустил голову, смотря себе под ноги. Неожиданно я начал ощущать что-то странное…

Соль?

В следе воздуха, что оставлял за собой идущий впереди меня Соломон, была соль. В тот миг, когда я четко это осознал, звонкие шаги лакированных туфель, что я слышал, стали плавиться и растекаться, словно затвердевшее стекло вновь плавили в дышащей жаром печи, также как и его темно-синий костюм впереди меня. Все это стало превращаться в звуки волн слабо бьющих о небольшую лодку. В следующее мгновение я всем телом ощутил набирающий силу ветер и коридорные плиты, окружавшие меня со всех сторон, ярко и ослепительно засветились изнутри.

Я зажмурил глаза, прикрыв их рукой. И когда открыл…

Я парил над поверхностью синего океана, наблюдая, как по ряби маленький барханов волн, словно сёрфингисты, скользили многочисленные блики солнечного света. Попытавшись посмотреть на свои руки, я их не увидел. Я ощутил себя полностью погруженным в нечто, что видел и ощущал так же отчетливо, словно эта была реальность. Сильный и соленый вкус богатого синего океана пропитывал воздух, в котором я находился. Попытавшись оглядеться, я увидел перед собой силуэт лодки и паренька, над которым ярко палило полуденное солнце. Безмятежность властвовала над мгновениями, что я наблюдал. Она властвовала надо мной, не давая испугу подступиться к моему сердцу.

Немного погодя, паренек стал виден мне четко и ясно. Загорелый, голый по пояс, он был одет лишь в одноцветные светлые шорты, спускавшиеся чуть ниже колен, перевязанные на поясе сплетенной из толстых нитей белой веревкой. На его голове также как и на поясе находилась сплетенная веревка, окружавшая лоб и затылок. Ветер игриво ласкал растрепанные вьющиеся волосы, каштанового цвета. На вид он был очень юн, лет 13-ти. Молочная кожа еще не успела огрубеть. Он безмятежно наполнял кусочками хлеба сплетенные из тонкий и упругих, зеленый веток нечто напоминавшее ловушки для рыб, обтянутое сеткой. Закончив, он прикрепил две такие ловушки к обеим сторонам небольшой деревянной лодки, в которой и находился. Рядом с ним, вытянув голову вверх, лениво греясь в солнечных лучах, растопырив небольшие когтистые лапки, спала зеленая игуана. Паренек провел рукой по ее подбородку, встал, поставив ногу на край лодки, и улыбнулся, взирая на меня сверху вниз, в то время как сквозь его волосы, движимые легким ветром, пробивались лучи солнца. Пару раз он глубоко вдохнул и выдохнул. И, сделав глубокий вдох, целиком наполнивший его легкие, оттолкнулся от лодки и прошел сквозь меня, с улыбкой погрузившись в океан. Игуана на миг открыла глаза, чувствуя волнение лодки, и снова безмятежно и лениво их закрыла. Я, находясь в полной растерянности, взирая на ярко блестящую рябь живых барханов маленьких волн и отважных сёрфингистов, все же, отважился последовать за ним.

Пройдя сквозь поверхность воды, я ощутил, как она стала обволакивать мое бестелесное тело – мое сознание?.. Я ощущал ее еще более соленый вкус, чем был у воздуха. Немного попривыкнув, я ринулся вслед за пареньком.

Толща синего океана, наполненная светом, казалась мне самым тихим местом, в котором я когда-либо бывал. Это была особенная тишина - приятная тишина момента единства с самим собой. Нагнав паренька, я заметил на его лице нисходящую легкую улыбку, слегка приподнятых уголков его губ. Его открытые глаза горели заметным огоньком золотистого свечения.

Мы, проплывая мимо косяков самых различных рыб, форм и окраса, отступающих перед нами, вскоре достигли хорошо видимого дна океана. Там, среди пестрых кораллов и лениво покачивавшихся водорослей, словно раскрывшиеся бутоны цветов, находились множество раскрытых книг. Я не мог поверить тому, что видел. Тем временем, паренек, словно совершал это погружение уже не в первый раз, проплывал мимо них, проводя рукой по листам книг, заставляя их колыхаться. Но он стремился не к ним, а к тому, что было впереди нас. Залитый пробивными лучами солнца, весь покрытый давно усеянными и разросшимися кораллами, на дне покоился давно затонувший некогда бороздивший поверхность океана деревянный корабль, окруженный рыбами покрупнее и… акулами.

Паренек, ничего не боясь и не страшась, погладил по спине одну из них, пропуская ее вперед.

Удивительно…

Подплыв к пробитой боковине корабля, он отодвинул плотный бардовый занавес, словно штору, и проник внутрь. Я последовал за ним. К внутреннему помещению явно были приложена рука это паренька. В нем царил порядок. Стены были уставлены стеллажами, которые наполняли книги, изысканная, усеянная рисунками и узорами кухонная утварь, фигурки, наряженные в пышные платья и строгие фраки, застывшие в мгновении танца, сабли и мушкеты. Взяв одну из маленьких, вырезанных из дерева коробочек, паренек трепетно ее открыл. Из нее выскользнула на свет статуэтка девушки, одетая в белое платьице. Это была шкатулка. Прокрутив несколько раз небольшой рычажок, со звуком завода механических часов, он поставил шкатулку на стол. Заигравшая мелодия наполнила пространство помещения звуком дарующим чувство, от которого в груди рождался трепет. Отчего-то, смотря на эту шкатулку и девушку в ней, я ощутил, как к глазам подступили слезы. Всего меня заполнили звуки, рождавшие во мне… Нет - пробуждавшие во мне, самые теплые чувства…

*Ту-ту-тун-туту-ру-тутун-тун-тун-ту-ту-тун… (мелодия шкатулки)

Паренек переместился к одному из стеллажей, прикрытых бардовым куском ткани. Он отодвинул его в сторону и, тут же, помещение наполнилось ярким золотым светом. Это были книги. Паренек провел пальцами по золотым орнаментам их переплетов в форме корней деревьев, и выбрал одну из них, вытащив из стеллажа, закрыв за собой ткань.

Держа в руках книгу, светящуюся золотыми импульсами света, словно живое сердце, он смотрел на нее. Огоньки света в его глазах засветились с новой силой. Книга была размером от локтя до вытянутых кончиков его пальцев. И, надо полагать, была очень увесистой. Но здесь, на дне океана, это не имело никакого значения – она казалась невесомой в его руках.

*...ту-ту-тун-туту-ру-тутун-тун-тун-ту-ту-тун…

Продолжала играть мелодия шкатулки.

Паренек отодвинул стул и сел за стол, всполошив тем самым выскользнувших на свет золотистых морских коньков. Положив перед собой книгу, он на мгновение закрыл глаза и склонил голову. Казалось, он благодарил за дарованное ему сокровище. На его шее возникли полосы, в которых, сразу же после открытия, я узнал жабры. Он глубоко вдохнул через них и выдохнул.

Чудеса…

Раскрыв книгу не с начала, я убедился в том, что он уже не впервые здесь находился. Мальчишка приступил к чтению. Но в книге не было букв, лишь пульсирующий свет, отдаленно напоминавший азбуку Морзе, каждой ее страницы. Мелодия шкатулки все еще продолжала наполнять каждое мгновение чем-то волшебным. Различные рыбы, цвета редких, драгоценных камней, проникавшие в помещение, словно гости на музейную выставку, изучали все вокруг, свободно прогуливаясь по ней, встречая здешних обитателей золотистых морских коньков, и резвясь с ними в танце мелодии шкатулки.

Кем же был я в этой чудесной картине, что наблюдал своими глазами? Кто этот паренек? Что за мелодия доносится из шкатулки? Что за историю она хранила в себе? И почему она так мне знакома? И книга… Что это за книга?..

Заворожено думал я.

Спустя время мелодия тихо умолкла. Паренек закрыл книгу и снова глубоко вдохнул и выдохнул, благодаря за этот дар. Он встал из-за стола и поставил книгу на место, прикрыв стеллаж тканью. Вернувшись к шкатулке и, взяв ее в руки, он бережливо ее закрыл, не отрывая взгляда от статуэтки девушки в белом платьице и поставил на стеллаж рядом со множеством таких же шкатулок.

Выйдя из помещения корабля, он задвинул плотный занавес, попрощавшись с коньками, как тут же ему в спину уперся длинный нос, подплывшего сзади дельфина, который сразу же, переместился в его подмышку и радостно запел:

- Уа-а-а-а-а-а-а-а!

Паренек обнял его правой рукой, в то время как левой погладил по голове. Они развернулись и вместе стали уплывать от одиноко стоящего на морском дне, слегка наклоненного, корабля. Я последовал за ними.

Проплывая мимо рыб, осьминога, смотрящего на краба, и кораллов, паренек ухватился за еще не раскрывшуюся книгу, взяв ее с собой. Жабры на его шеи стали исчезать. Обнимая правой рукой дельфина и оттолкнувшись от океанского дна босыми ногами, они начали свое стремительное всплытие на поверхность. Я следовал за ними. Лицо паренька светилось изнутри светом радости и счастья.

Вырвавшись из воды, я, недолго дожидаясь, увидел и парочку, что обогнал по пути. Паренек жадно и глубоко наполнил свои легкие вздохом воздуха. Дельфин же вновь радостно запел:

- Уа-а-а-а-а-а-а-а!

Мальчишка усмехнулся и погладил пальцами тело дельфина под его длинным носом. Последний, казалось, растаял от такой ласки. В следующий миг он отстранился спиной назад и скрылся в воде. Вдруг, неожиданно, паренек буквально взлетел над поверхностью воды. Его с силой вытолкнул, показавшийся на поверхности, дельфин. Мальчишка, радостно улыбаясь, приземлился прямиком в лодку, заставив ее сильно раскачиваться из стороны в сторону. Зеленая игуана от этой неожиданности, потревожившей ее покой, лишь лениво и недовольно вздохнула. Паренек провел левой рукой по голове, откинув волосы назад, радостно улыбнулся во все зубы, развернулся и, сжав правый кулак, оттопырил большой палец вверх. Млекопитающее, в свою очередь, засветилось от счастья и крутануло заднее сальто, вырвавшись из поверхности, отчего паренек восторженно похлопал в ладони. Дельфин, кивая головой, словно принимая благодарность за аплодисменты в свою честь, вытянулся из воды так, что скрытым в ней оставался лишь небольшой участок его хвостового плавника, и стал, пятясь назад, кружить вокруг лодки. В это же самое время, паренек, положивший книгу на дно лодки, схватился за одну из приготовленных ловушек. Вытянув ее, он достал из нее одну из рыб, попавшихся в ловушку. Подбросив ее очень высоко, дельфин поймал ее, выскочив из воды, и вновь крутанувшись в воздухе, погрузился обратно.

- Уа-а-а-а-а-а-а-а!

Радостно пел дельфин, прощаясь, с махавшим ему рукой, пареньком.

Из поверхности синего океана, отдававшего бликами солнца, показались спины и плавники множества серых дельфинов, к которым и причалил несомненный друг этого паренька.

Мальчишка улыбнулся уголками губ, глядя ему в след. Взяв книгу в руки и, показав ее игуане, он еще шире растянул радостную улыбку. Игуана, полусонными, едва открытыми глазами, равнодушно отвела голову, продолжая греться в солнечном свете. Паренек отложил книгу, достал из воды оставшуюся там последнюю ловушку и, благодаря за богатый улов, спустил на воду весла. Он поплыл спиной к далекому берегу острова пышной зеленой растительности, намурлыкивая мелодию, доносившуюся из шкатулки.

- М-м-м-мм-м-мм-м-м-м-м-м…

Подувший соленый ветер и, ставший невыносимо ярким, свет солнца, с громкий звуком рассекавших поверхность океана весел, заставили меня сильно зажмуриться.

Когда я открыл глаза, передо мной, развернувшись ко мне лицом, стоял Соломон. Я был все в том же коридоре белого цвета.

- Что это было?..

Почему-то с солеными слезами на глазах пробормотал я.

- Если Вам вдруг начинается казаться, что Вы сбились с пути – остановитесь, закройте глаза, глубоко вдохните и медленно выдохните. Это, казалось бы, простое и элементарное дыхание – прекрасное средство, которое поможет Вам больше, чем что-либо или кто-либо еще. А, что касается ответов, однажды Вы получите все их - ответы на вопросы, которые Вы сами себе задаете. Всему свое время и место. Они будут раскрыты перед Вами. До той поры, попробуйте просто принять все происходящее с Вами как неизбежный сон.

- Неизбежный сон?

- Именно. Это побочный эффект нахождения в непосредственной близости от «Mon Interior», в которой мы и находимся. От Вас требуется относиться к такому с легкостью и дышать, в полной мере дышать полной грудью.

- Как Чжуан Цзы*, которому был сон о том, что он бабочка?

- Вы не бабочка и не Чжуан Цзы. Вы – это Вы, в каждом моменте времени. Будьте легки в этом понимании и тогда - Вы обретете крылья, которых нет даже у ветра.

Соломон отвел левую руку в сторону стены.

*Пчш-ш

Со звуком отъехала плита, скрывшись за соседней.

- Мы пришли.

Добавил он.




ППА:

*Чжуан Цзы – знаменитый китайский мудрец и философ, которому снился сон, в котором он был бабочкой, полностью осознававшей себя ей. После пробуждения он не мог понять был ли он Чжуан Цзы, которому снилось, что он бабочка или бабочка, которой до сих пор сниться, что она Чжуан Цзы.

Читать далее

Отзывы и Комментарии