Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Резонанс Душ Soul Resonance
Лист 34. Истории наших приключений... Обещания, что мы заложили в наши сердца.

Что?.. Что это за чувство?.. Такое сильное…


*М-м…

Разбудил меня на выдохе мой собственный тихий стон. Мне был сон, но память украдкой скрыла его от меня, оставив в пустом сознании лишь чистый лист с одной единственной надписью простого уравнения чернопламенных букв: «ТО, ЧТО НАВЕРХУ = ТО, ЧТО ВНИЗУ».

А значит это… Ничего не понимаю…

*Нфу-у… Нф…

Глубоко вдохнул и выдохнул я, примиряясь со своим непониманием.

Меня окутывала замершая в мгновении времени тишина. Я медленно и осторожно открыл глаза, одновременно поднося к лицу ладонь правой руки. Ладонь, что сияла на свету, опускающимся на нее сверху.

Я поднял голову кверху, слегка прищурив глаза.

Что это?..

Сам я находился в черном пространстве пустоты, в то время как прямиком над моей головой, из незримой дали самого верха, на меня падал мягкий и теплый свет. Вернее – столб, мягкого и теплого света, диаметром 12-ти шагов. На его пути ко мне, высоко над моей головой, парили разъехавшиеся в разные стороны золотые кольца. Они были не на своем месте. Это было понятно потому, что происходило дальше. Группа круглых белых пятнышек, словно мотыльки, летящие на свет, скопились с одной стороны самого верхнего кольца и вернули его на прежнее место так, что кольцо обхватило столб света так, как обручальное кольцо обхватывает палец. Группа пятен переместилась к кольцу пониже и также вернула его на место. Опускаясь все ниже и ближе ко мне, группа белых пятнышек аккуратно и скрупулезно выполняла свою работу, пока не осталось последнее кольцо, висевшее ниже всех остальных, отъехавшее дальше предыдущих. Как группа пятнышек ни старалась сдвинуть его с места, кольцо не двигалось, застыв на месте. Три шарика отсоединились от остальных и направились ко мне. Вся остальная группа застыла вдали.

Шарики увеличивались, приближаясь ко мне, пока не замерли прямо передо мной - на уровне моей груди. Они были похожи на детские игрушки. Размером от локтя до вытянутых кончиков пальцев руки, они напоминали зефир, в который вдохнули жизнь. Милые, упругие на вид и очень аппетитные… Уставшая на вид и запыханная троица поприветствовала меня поклонами своих круглых голов с завитушками на макушках. На их спинах плавно и ритмично двигались маленькие крылья, которые и держали их на весу.

- Что мне нужно сделать?

Спросил я, удивившись тому, как слова сами выскользнули из меня.

Троица подняла свои левые ручки-варежки.

- Понятно…

Я сделал также, подняв правую ладонь на уровень лица. Их круглые лица-шарики покрылись румянцем, засветившись изнутри.

Первым из троицы к руке подлетел зефирка с широкой и доброй улыбкой. Глаза его, при этом, были закрыты. Он прислонил свою крохотную короткую ручку к моей ладони. Она была очень теплой и приятной на ощупь. Он, словно набравшись энергии, засветился изнутри и отпрянул в сторону. Следом к моей ладони, нерешительно и настороженно, приблизилась зефирка с пышными и густыми ресницами лиловых глаз - это была девочка.

- Не нужно бояться.

Произнес я.

Девочка взглянула за свою спину и третий из группы, носивший очки в белоснежной оправе, одобрительно ей кивнул. Она осторожно коснулась моей ладони и, также как и первый, засветилась изнутри, в улыбке отпрянув в сторону.

Последний из троицы поправил очки и приблизился к моей руке.

- Этого, правда, будет достаточно?

Спросил я у него, так как посчитал его главным из них.

- Вполне.

Отозвался у меня в голове его голос.

Он прикоснулся к моей ладони и засиял ярче предыдущих. Троица поклонились мне, благодаря за помощь.

- Был рад помочь.

Произнес я.

И они послушно взмыли вверх, оставляя в черном пространстве пустоты след, подобный хвосту комет.

Приблизившись к оставшейся наверху группе, по всей видимости, между ними произошел некий разговор, которого я не слышал и они, все как один, по цепочке, засветились изнутри, подобно маленьким звездам, рассыпавшись по черному пространству самого верха. Даруя мне изумительный вид - столб света, отсюда снизу, напоминал мне широкий луч света солнца, а они - звезд, что его окружали. Вновь собравшись все вместе, группа вернула последнее золотое кольцо на свое место. Свет столба усилился, заставив меня прикрыть глаза, и тут же исчез вместе с золотыми кольцами и крылатыми существами, скрывшись за занавесом декорации черной пустоты.

*Уа-а!

Услышал я восторженные голоса и опустил голову.

Черная пустота оголила круг диаметром в 12 шагов, в центре поверхности которого стоял я. Круг сияющего, золотого механизма, уходящего глубоко вниз необъятной пустоты. Механизма, что, по всей видимости, вышел из строя. Его шестеренки и, неведомые мне по своей принадлежности, части парили в невесомости. Теми же, кто издал протяжный звук восхищения, были такие же на вид ожившие зефирки. Различия били лишь в том, что на их спинках не было крыльев, а их формы были самые разные, начиная от совсем крошечных, заканчивая толстяком - круглыми и надутым шаром, неспособным двинуться с места.

Спустя пару мгновений восторг на их лицах исчез, сменившись детской радостью. И, словно не замечая меня, каждый из них принялся за свое дело – веселье. Кто-то из них бегал наперегонки, кто-то сливался друг с другом, становясь больше, кто-то прыгал на пузе толстяка, одного даже унесло высоко-высоко вверх. Кто-то танцевал, кто-то изображал самурая, разделяя пополам других, которые тут же обретали форму, кто-то буквально телепортировался с места на место, вызывая восторженные аплодисменты и возгласы, кто-то перескакивал по парящим в невесомости шестеренкам, кто-то просто лежал на черном полу, раскинув маленькие ручки и ножки в стороны, блаженно растягивая улыбку, кто-то играл в прядки, а кто-то изображал постановочные сценки, выдавая недюжинное актерское мастерство, на какое только мог быть способен оживший зефир. Всех их объединяло одно – они радовались и смеялись своим шалостям, как дети.

*Гхм-гхм

Кашлянул я в кулак, напоминая им о своем присутствии.

Все замерли, уставившись на меня, и тут же, как по приказу, рассыпались кто куда, спрятавшись за шестеренками огромного, золотого, разрозненного механизма. И лишь толстяк, беспомощно, как раздувшийся морской котик, пытался спрятаться за медленно пролетавшей мимо шестерней.

- Уа-а-а-А-А!

*Пум

Приземлился прямо передо мной тот, кто, прыгая на толстяке, улетел высоко ввысь.

- Мха-ха!

Усмехнулся он, поставив ручки в бока круглого пузика, держа в левой руке маленькую шестеренку, довольно задрав голову вверх, ожидая восторженных возгласов.

Не дождавшись их, он приоткрыл сначала левый глаз, осмотрелся, закрыл его и приоткрыл правый, вскоре закрыв и его. Его бровки нахмурились, а ручки сплелись вместе на пузе. Он усердно о чем-то думал, почесывая шестеренкой свой лоб.

*Шу-шу-ш-ш-у-ш-у-уху-ху-ху-ху…

Донеслись отовсюду перешептывания, закончившиеся сдавленным смехом.

Спустя мгновение, на лице зефирки растянулась улыбка, он, не открывая глаз, выставил ручки вперед.

*Шу-шу-шу-х-х-х-ху…

Раздалось позади меня.

Зефирка это услышал и затопал на меня. Шушуканье и смех довели его прямиком к моей левой ноге.

*ШУ!

Кто-то громко выкрикнул позади меня и зефирка резко обхватил мое колено, отчего все остальные взорвались смехом из своих укрытий, даже толстяк, катящийся по полу, прятавшийся за большой шестеренкой, заметно подпрыгивал от смеха.

*У-ху-ху-ху-ху!

*Пумк-пумк (подпрыгивания толстяка)

Зефирка непонимающе замотал головой, открыл глаза и поднял взгляд, уставившись на меня.

*Уг…

Сглотнул он.

Затем бережно отпустил мою ногу, похлопал по колену и попятился назад, приготовясь бежать со всех его маленьких ножек. Я схватил его правой рукой за голову и поднес к лицу. Зефирка заметно нервничал, улыбаясь, припустив взгляд, крутя в своих ручках золотую шестеренку.

- Хе-хе.

Нервно усмехнулся он, косясь на меня.

Я стал мять его лицо и растягивать, удивляясь тому, каким мягким и упругим он был. Он же, в свою очередь, буквально таял от радости на глазах.

*Нфу-у… Нх…

Вздохнул и выдохнул я, прикрыв глаза.

Значит, прикосновения на нем не работают… А на «Шу-шу-хухном» я, к сожалению, не говорю… Тогда, что же мне делать с ними?..

*У-у-ху-ху-ху-ху!

Донесся отовсюду радостный смех.

К тому моменту, как я открыл глаза, меня уже всего облепили радостные зефирки.

- Правый глаз болит. Разбух. Почти не открывается. Кулаки в кровь разбиты. На стуле сидишь. Связан. Руки спереди. Тоже связаны. Как и голеностопы. Губа разбита. Зубы целы. Три ребра треснуты. Шея ноет. Внутренние органы повреждены. Незначительно. Рядом еще кто-то есть. Один он. Да, нет же! Двое их. Ты прав - двое. Охотники. Что дальше будешь делать?

Завопили, перебивая друг друга зефирки голосами, раздающимися в моей голове.

*М-м…

Выдохнул я.

- Займитесь делом…

- Не-ет!

Радостно отозвались они.

*Вуху! Еху-ху! А-а! Ух-ху-ху-ху-ху! Пумк-пумк!

Зефирки рассыпались по пространству, и с той же радостью, что и прежде, принялись веселиться, каждый в своей игре.

- Как твое имя?

Спросил я у того, чье лицо я продолжал мять руками.

- Нет имени.

Произнес он в моей голове.

- Нет, значит… Как насчет того, чтобы вы все получили имена?

Громко спросил я.

Услышав это, все замерли на месте, и лишь толстяк по инерции подпрыгивал, в невозможности остановиться.

*Пумк-пумк

- А можно?!

- Конечно.

Улыбнулся я.

- Только если это поможет вам починить этот механизм.

- Конечно, поможет!

Возрадовались они, почти засветившись изнутри.

- Тогда... Первым будет толстяк. Имя - «Пум-пум».

Толстяк засветился изнутри, в то время как все остальные обступили меня, ожидая получить свои имена.

Я осматривал их, находя какие-то особенности в их внешнем виде, и давал им имена в соответствии с ними. Некоторые были неотличимы от остальных, поэтому я просил их немного рассказать о себе и о том, что им нравилось делать, в соответствии с эти давал незамысловатые имена, которые скорее напоминали звуки, что они производили во время своих демонстрационных представлений. «Пум-пум», «Осс», «О`ни», «У`ху», «Шу», «Фира» и многие другие, получив свои имена ярко засияли изнутри, немного изменившись внешне, обретая большую индивидуальность. Они, как и было обговорено, тут же принялись за починку механизма, по пути превращая этот процесс в игру.

В моих руках оставался последний безымянный «живой зефир». Осмотрев его я заметил, что на макушке его головы было то, что очень сильно отличало его ото всех остальных – длинный, белый прутик-хвост, на конце которого была звездочка. В руках же он держал маленькую золотую шестеренку.

- Ты ведь сверху ко мне пришел, словно падающая… Решено. Твое имя - «Стар». Ну, что, Стар, нравится имя?

Малютка призадумался, закрыв глаза и сложив руки на пузике, и вдруг засветился изнутри ярче всех предыдущих, в то время как звездочка на конце его белого хвостика засветилась голубым светом.

- Очень!

Распахнул он голубые, как чистое небо глаза.

- Вот и славно…

Произнес я и поставил его на пол, присев рядом.

Все остальные радостно скопились вокруг нас, подпрыгивая и голося:

- Мы закончили! Ура! Шу закончил! Фира постаралась. Осс… Для У`ху этого было легче легкого. О`ни… О`ни… О`ни…

- Великолепная работа.

Произнес я, поглаживая по голове смущенную и скромную О`ни.

- Ну, что, Стар, теперь твоя очередь.

Малютка стар, вновь сдвинул бровки, прокручивая в ручках-варежках шестеренку.

- Но ведь тогда ты уйдешь…

Произнес он, и все поникли, растеряв радостный настрой.

- Стар…

Тронутый его словами произнес я.

- Стар, и вы все, поднимите головы. Послушайте меня. Это правда – я уйду.

Все поникли сильнее прежнего.

- Так нужно.

- Стар этого не хочет!

Стар мгновенно спрятал шестеренку за спиной.

- Шу тоже против.

Поддержал Стара, Шу.

- И Фира.

- Осс…

Произнес самурай и ударил катаной механизм.

- Осс…

- Для У`ху это тяжелее тяжелого…

- О`ни… О`ни… О`ни…

- Мы все не хотим, чтобы ты уходил.

Жалостливо и слезливо произносили они.

- Ребята…

Произнес я, не зная, что им ответить.

- Тогда, мы сделаем вот как. Мы дадим друг другу обещание.

- Обещание?

- Да. Знаете, зачем нужны обещания?

- Нет…

- Для того, чтобы их исполнять!

- Тогда, какое оно? Это обещание?

Насупился Стар.

- Все просто, Стар. Слушайте очень-очень внимательно. Я произнесу его всего раз…

Обращался я к ним, словно к детям, преподнося свои слова, словно очередную незатейливую игру.

Пока мои губы двигались, а из рта вылетали слова, все вокруг меня внимательно слушали, вновь обретая воодушевление...

- Ну что? Все согласны?

- Да-а!

Радостно воскликнули зефирки.

- Шу обещает! Фира постарается! Осс!.. Для У`ху этого будет легче легкого! О`ни… О`ни… О`ни!..

- Что скажешь, Стар?

Спросил я нахмуренного Стара, к которому подпрыгнул круглый Пум-пум.

- Пум-пум тоже в деле.

Произнес Пум-пум и положил руку на плечо расстроенному Стару, крутившему в ручках шестеренку.

- Давай, Стар, мы все даем это обещание.

Добавил Пум-пум.

- Стар, ты должен присмотреть за всеми остальными, пока не свершится наше обещание.

Произнес я.

- Стар обещает…

Тихо произнес он.

- Что-что, Стар? Мы тебя не слышим, правда, ребята?

- Да! Не слышим! Шу не слышит! Фира старается услышать. Осс… Для У`ху это было тише тихого. О`ни… О`ни… О`ни…

- А-а! Стар сделает все, чтобы наше обещание исполнилось!

Выкрикнул Стар, и вставил маленькую шестеренку в центр круглой плоскости золотого механизма, уходящего глубоко вниз, заставив его, тем самым, ожить в движении.

- Отлично, Стар. Я тоже постараюсь.

Произнес я с улыбкой на устах, поглаживая его по голове, в то время как из его глаз текли слезы.

Огромный механизм пришел в движение и из недр его глубины поднялся столб мягкого и теплого света.

- Истории наших приключений… Поведаем же их друг другу, когда все закончится и мы встретимся вновь – таково наше обещание.

Поднявшись, произнес я.

В свете, Стар протянул мне свою ручку, сжатую в кулачке, и я сделал тоже самое, соприкоснувшись с ним.

- Ты остаешься за главного, Стар. Позаботься об остальных.

- Угу!

Уверенно произнес Стар.

В следующее мгновение свет усилился и все окружавшие меня, как и золотой механизм, скрылись от моего взора за занавесом декорации черного мрака пустоты.

Чернопламенное уравнение, горевшее на чистом листе моего сознания, усилилось, разрастаясь и раскрываясь все сильнее и сильнее, полностью наполняя меня…


Я пришел в себя.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть