Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Братья Каори The Kaori Brothers
Глава 9 Столпы Острова

В поезде Лена, наконец, перестала докучать братьев. Услышав про цель их поездки, стало не до глупых шуток, она начала как будто по-другому смотреть на ребят, меньше улыбаться. Тефтон был бесконечно рад этому. Теперь никто не отвлекал мальчика, и он в полном спокойствии продолжил чтение дневника капитана Варта. Усевшись в укромный уголок рядом с газовой лампой, Тефтон дождался, пока все уснут, и открыл книгу.


Запись от 10 марта 1658.

Делаю сию пометку сразу, как только мы столкнулись с этим. Отложить было бы слишком опасно, ведь не знаю, что теперь ждет нас. Несомненно, мы первые люди, кто совершил подобное открытие, ведь даже Проколор не упоминал это явление, хоть и оплыл весь мир в свое время. Мы находимся в…


Несколько сток дальше были вымараны.


… это означает, что точно под нами на другом полушарии находиться наш Остров. Какая точно его часть, трудно сказать.

Здесь, в открытом океане, мы не нашли землю, но нашли чудесный артефакт. Николас привел корабль к нему и в данный момент он и остальные моряки обсуждают, что делать дальше. Все они ждут моего решения.

Артефакт этот есть громадной высоты столб, довольно широкий в разрезе сечения несколько сотен метров будет точно. Заметить его нам удалось совершенно случайно – по Божьему провидению день был солнечным, и металлическая поверхность столба отразила на нас свет. Первая моя мысль была о том, что мы заблудились и выплыли обратно к Острову, а это определенно был маяк. На эти блики я велел повернуть руль. Но когда мы подплыли ближе, я понял, что мы все еще далеко от родной земли. Сердца наши ужаснулись, больше нечего сказать. Мы и сейчас испытываем страх. Что это может быть? Для чего это морское чудо существует?


В этом месте запись обрывалась, и значительно ниже текст продолжился.


Запись того же дня.

Поздно вечером Николас совершил безрассудство. Он спрыгнул за борт и подплыл к столбу. Мы кричали ему как могли, после чего я велел спустить за ним корабельную шлюпку. Не дай Бог с Николасом что-то случиться, страшно даже представить, как разгневается глава Фарма Брайд из-за потери человека своей гильдии. Однако, пока матросы спускали лодку, Николас доплыл до столба и поднял руку, что все в порядке. Я решил вместе с людьми на лодке подплыть к нему. Удивительно! Сие чудо не переставало нас поражать – столб действительно металлический, но соленая вода словно не трогала его, на столбе ни единого пятна коррозии.

Николас коснулся ладонью его поверхности, и в этот момент случилось еще большее чудо! Из-под воды по столбу вверх устремились линии пурпурного света, неслись они так быстро, что никто из нас не понял сразу, что произошло. Словно угловатая паутина, окутали эти пурпурные линии столб. Вверху столба, прямо под облаками, эти линии света соединились в один большой луч. Луч выстрелил дальше в небо, рассекая тучи, и сразу после от столба отделилось ее два луча в разные стороны. Угол у них был прямой, оба конца устремились к горизонту, один на северо-запад, другой на юго-запад.


Запись от 11 марта 1658.

После вчерашнего команда перестала доверять Николасу. Старпом дал знать, что на нашем славном корабле каждый теперь считает его пособником Дьявола. Не стану таить, и мою душу посещали такие мысли, как иначе объяснить такую осведомленность этого первогильдийца. Он прыгнул в пучину на встречу к неизвестному… право! Да ни один человек на такое не способен! Он что-то знал про этот столб.

Но в любом случае я решил отдать приказ плыть по направлению одного из лучей, на северо-запад.


Запись от 15 марта 1658.

Вот уже пятый день и пятую ночь мы плывем по курсу луча, он все так же ярко освещает нам путь пурпурным светом. Погода спокойная. Но сейчас тревожит меня совсем другое – плыть нам еще одному Богу известно сколько, но вот припасов осталось всего ничего, меньше половины, воды так и вовсе треть. Распорядился сократить пайки. Людям все так же не по себе, они поговаривают, что мы направляемся прямо в глотку преисподней. Ощущение действительно такое, несколько раз я был в шаге, чтобы развернуть корабль, но отступал. Море слишком спокойное и нужный ветер. Мы плывем в сети.


Запись от 16 марта 1658.

О чудо! Сегодня утром вдалеке показался еще один столб. От него так же блистал свет, пурпурный луч врезался в его высокий край. От этого столба, так же как и от первого, вдаль уходил свет двух лучей. Долго ждать не пришлось. Николас приказал плыть на юг, где, по его мнению, должен быть еще один столб, последний. Что же получается? Под нашей священной землей есть такие уникумы? А ведь учение гласило, что уникумы есть только на Острове.

Случилось ужасное. Николас приказал, но команда задумала бунт против него. Только вот восстание не пошло. В одиночку ночью, как он мне сам потом доложил, он пробрался в трюм на нары, где была сходка. Николас отправил на тот свет шестерых. Остальные остались покалечены. Теперь они помалкивают, а мне ничего больше не оставалось поделать, кроме как подчиниться человеку из Первой гильдии. Мы спустили тела на воду по старому обычаю и взяли курс на юг.


Запись от 21 марта 1658.

Мы достигли третьего столба. Он точное зеркало остальных. Долго стоять возле него не пришлось, море штормило. Мы не стали подплывать близко, опасались разбиться волной об столб.

Моряки жалобно посмотрели на меня сегодня. Никогда я не знал и сердцем не чаял, что способны такие люди плакать. Все боялись подумать, что будет дальше. Господи Боже! Я-то как боялся, как желал вернуться домой. Но ничего не мог поделать, Николас отдавал приказы, он стал вторым капитаном. Постоянно у штурвала, вместо убитого им недавно рулевого. К нему страшно было подойти. Странные вещи с ним творятся, в темноте иногда его очи меняют цвет, светятся пурпурным, может, привиделось мне, да только остальные все об этом же говорят. Не ест этот человек ничего и не пьет ничего, кроме алкоголя.

Сегодня его слова прогремели как гром. Он нанес на голубой карте три точки, там, где мы нашли столбы. Получился правильный треугольник. Николас построил маршрут в самый его центр. Я не имел понятия, как же нам плыть в такое точное место без всяких ориентиров. Но приказ был отдан, судьба наша предрешена.


Запись от 24 марта 1658.

Пишу эту запись, пока есть минутка свободная. Николас покинул корабль, но видимо скоро вернется.

Мы доплыли в центр треугольника из столбов. Здесь мы нашли еще одно чудо, спрятанное от глаз человека. Прямо над водой, метрах в пятидесяти парит небольшой черный куб. Корабль с трудом удалось остановить прямо под ним. Николас сказал что-то непонятное, на нечеловеческом языке, и сверху с куба к нам кто-то кинул веревочный канат. Николас забрался по нему наверх, велев ждать смиренно и терпеливо.

Старпом шепнул мне позже, что видел на кубе этом черном с множеством вырезов, барельефов загадочных, человека. Он сидел в коричневом халате, имел седую бороду и лысую загорелую голову. Сверху доносились звуки гитары, тихие-тихие. Вдаваться в это я слишком боялся Бога, однако и в самом деле, веревку же кто-то должен был скинуть.

Заканчиваю свою запись, он возвращается.


Далее страницы книги были выдраны. Остались лишь неровные клочки бумаги у основания. Оборвавшись на последней фразе, дневник оставил лишь недосказанность, и оставалось только гадать, что этот Николас сделал с остальными моряками и капитаном. Почему конец его дневника вырван? Неужели все это правда, ведь не стали бы подобные сказки хранить в архиве. Тефтон скривил нос, разочарованный увиденным. Верить в таинственные три столба и куб, на котором кто-то играет на гитаре, не хотелось.

Мальчик вышел из купе в полном одиночестве. В коридоре было темно, солнце стремилось к земле, вот-вот наступит ночь, и первые звезды уже начали мерцать на небе. Тефтон открыл окно и выбросил дневник наружу. Книжка упала в низкие кусты, коих было полно в степи, по которой они ехали.

Это место было знакомо Тефтону. Они проезжали по его родной степи и развалины Грохма виднелись вдалеке у горизонта. Он прислонился плечом к створке окна и просто стал наблюдать. Время шло медленно, но мальчик не отрывался от черных развалин, пока тьма не скрыла их. Солнце, наконец, село.

Сзади открылась дверь. К нему кто-то вышел. Тефтон обернулся, это был Искандер. В своем длинном черном пончо, он посмотрел на мальчика свысока.

– Ты чего здесь делаешь, Тефтон? – Тот не ответил и снова повернулся к Грохму. Искандер посмотрел туда же, куда и он. – А, теперь все понятно… пытаешься поймать прошлое.

– Нет! Вовсе нет! – мальчик встрепенулся – я… просто смотрю.

– Смотришь на старый город и представляешь, что бы было, не случись бы того пожара.

Тефтон опустил глаза.

– Господин Искандер… только не говорите никому…

– Тебе нечего стеснятся. Людям не чужды эмоции. Сильный охотник не должен бояться показать себя таким, какой он есть. Каори не говорила об этом?

Искандер встал рядом, открыв соседнее окно и облокотившись на подоконник.

– Нет. Она вообще ничего не говорила. Она была против того, чтобы мы с Леви стали охотниками.

– Вот как?.. И теперь ты ее тихо ненавидишь?

Тефтон резко посмотрел на мужчину.

– Нет! Конечно же, нет.

Искандер посмотрел в его глаза.

– Не вини ее за это. Она повидала слишком много, и ее доброе сердце, в конце концов, зачерствело. У нее есть свои причины ненавидеть нас.

– Ненавидеть?

Искандер молча кивнул.

Тефтон немного подумав, решил ответить:

– Наверное, вы правы… она взаправду ненавидит нас. Мы подвели ее, и теперь…

– Не говори ерунды. Это не так, ты сам знаешь. Вас с Леви она любит больше всего на свете. Поэтому вы справитесь, поэтому вы здесь. С такими учениками она не пропадет, я уверен.

Тефтон все же думал иначе.

– Она полюбит нас, только когда я стану сильнее. Стану самым сильным – он посмотрел на свой сжатый кулак – тогда она поймет, что ее труд не был напрасным, что она воспитала настоящего охотника.




***




Состав добрался до своей последней остановки в начале ночи. С момента, как они покинули Каори, миновало почти четыре дня. И каждая ночь давалась с большим трудом для обоих мальчишек. Сон ни как не приходил к ним, а если это все же случалось, то просыпались они в холодном поту.

Дальше на север железнодорожные пути еще не проложили, и, как объяснил Искандер, проложат еще не скоро. Все из-за того, что в этих краях среди бесчисленных заповедников жило слишком мало людей. Про загадочный север в остальных частях Острова знали немного, без надобности сюда никто не совался. Такое слово сказала Великая Северная война. Над окрестностями всегда веяло отчаяние, царившее в детских приютах.

Пустыня, однако, все еще не закончилась, и до зеленых непроходимых лесов только предстояло добраться. Братья вместе с остальными ступили на красную сухую глину, среди гористой местности. Делать было нечего, их местом остановки стали заброшенные прииски Туркополя. В старом депо поезд развернули назад, и он умчался обратно в столицу. Людей на приисках тоже практически не встречалось – только очень старые, те, кто жили здесь с детства и теперь не желали покидать родной дом. Грязные обветшалые лачуги, кругом разбитая шахтерская утварь. Один вид всего этого нагонял тоску, оставаться здесь не было ни смысла, ни времени.

Чтобы добраться до следующего поселения, нужно было преодолеть пустоши.

– Но это же дикие пустоши? Как мы здесь пройдем? – спросила Лена.

Никто и не думал останавливаться.

– Ногами – лишь сказал Эллантагон.

Ночью стоял невыносимый холод. У Леви стучали зубы, он посмотрел на брата. Тефтон тщетно растирал предплечья и дрожал. Но он продолжал идти вперед, тратить время было нельзя.

Они двигались без остановки довольно долго, пока в итоге не забрели в горное ущелье – владение абсолютной темноты. Походив по нему недолго, они нашли место со всех сторон окруженное стеной скал. По крайней мере, тут хотя бы не было ледяного ветра.

Искандер настоял на привале. Он больше не мог смотреть на бледные лица детей.

– Остановимся тут на ночлег. Нужно приготовить костер и поесть.

Все уставши падали на землю и булыжники. Искандер и Эллантагон ломали на хворост высохшие кустарники, которых было хоть отбавляй.

Ник подошел к черному охотнику.

– Искандер, – тихо сказал он – послушай… оставаться тут на ночь плохая идея.

Он посмотрел на юношу с недоумением.

– Это еще почему?

Ник ответил еще тише.

– Я немного знаю эти места. Лучше уйти и поскорее.

– Ну, дорогой мой, на, держи – он передал ему хворост – идти нам некуда, тут хотя бы ветра нет.

Лицо Ника было спокойным, как обычно. Он лишь пожал плечами.

– Тогда кто-нибудь один должен не спать.

– Разумеется. За кого ты меня принимаешь.

Первым в дозор вызвался Леви. Он посетовал на то, что сна ему все равно не дождаться, а так хоть какая-то польза будет. Мальчик лишь попросил, чтобы По составил ему компанию.

Теплота огня и горячий ужин согрел странников. Все начали раскладываться кто где. Спустя несколько минут раздался храп. Тефтон лежал возле брата и смотрел ему в спину. Тот глядел себе под ноги с грустным видом и чертил палочкой на песке то сокола, то слово «прости». Тефтон думал о нем всю дорогу, все хотел извиниться еще раз. Ему казалось, что прощения он все равно не заслуживает. Он принял сидячее положение.

– Ты чего, Теф? – спросил Леви.

Тефтон покачал головой и накинул на себя свою сумку.

– Ничего, пойду пройдусь, я не на долго.

– Куда ты, стой… – Леви хотел было отправиться за ним, но брат остановил его.

– Сиди здесь, Леви.

Тефтон ушел в темноту ночи.

Отойдя достаточно далеко, так, чтобы оранжевого света от огня не было видно, он нашел место для себя. Тефтон взобрался на выступ скалы, с которого открывался вид на степь под звездами. Идея родилась еще в поезде.

Мальчик сел, согнув ноги, и, немного посидев в тишине с поднятой головой, достал из сумки рожок. Бедный инструмент с трудом выдержал дорогу, и вот, наконец, Тефтон добился уединения. Он начал играть.

Простая незамысловатая мелодия легла под звезды. Он играл, смотря на их мерцание, уводя взгляд под самый горизонт. Экспромт получился весьма грустный, звуки продолжали окутывать скалы. Но сердце радовалось этому.

Тефтон услышал шаги позади себя, все тело прострелил ток испуга, пролив холодный пот. Он тут же прекратил играть и обернулся, спрятав рожок.

Это была Лена. Она подкралась к нему почти на носочках, убрав руки за спину, и с любопытством смотря на то, что он делает. Ветер подхватывал ее песочный кейп. Тефтон нахмурил брови, он подозревал, зачем она здесь. И скорее всего она услышала его игру. Ну сейчас начнется… будет дразнить всю дорогу.

– Почему перестал играть? Стесняешься своей музыки? – спросила девочка.

Этот вопрос поставил Тефтона в тупик.

– Э… я… я так, чисто для себя. Не хочу, чтобы кто-то подумал, что я неженка какая-нибудь.

Девочка усмехнулась и села рядом, тоже подняв голову к звездам.

– Уж прости, что нарушила твою девчачью идиллию.

– Что!

– Да шучу я. Просто стало интересно, куда ты пошел ночью совсем один.

– Ну вот, теперь ты знаешь. Что дальше… – он стал подниматься на ноги, что бы уйти, но Лена взяла его за руку.

– Посиди здесь со мной – сказала она, не поднимая взгляда.

Тефтон проглотил ком в горле и вернулся на место. Он отчего-то растерял все слова.

Лена продолжила:

– Прости меня, я не знала, что вы с Леви из того города. Я… мне правда жаль. Это, наверное, было ужасно, быть в Грохме в ночь пожара.

– Ужасно, не ужасно. Теперь все позади. Но благодаря тому дню я теперь охотник. Как и Леви.

Лена улыбнулась, в ее глазах отражались огоньки звезд.

– Ясно… Они прекрасны, не так ли?

Тефтон легонько кивнул. Они стали сидеть в сладкой тишине, подогнув ноги и обхватив их руками. Мальчик, наконец, решился спросить:

– Ну а ты? Почему ты стала охотником?

Лена крепче сжала руки и уперлась подбородком в коленки.

– На самом деле я и сама не знаю. Просто детская мечта, хотела, чтобы кто-то нуждался в моем существовании. Но мне было пять лет, что еще ждать от ребенка. Перед изъятием отец дал понять, что охотник на самом деле это машина на службе у Брайда. Что он создан не для помощи, а для крови. Я почему-то запомнила его слова… наверное потому, что он сказал мне их перед уходом на войну. Он пропал на ней. А потом Искандер, как старый друг папы, изъял меня из семьи. Тогда я и решила стать охотником. Чтобы найти его… глупо да? Пытаюсь доказать, что охотники это хорошие люди, но сама давно поняла, что ошиблась.

– Почему?

– А ты считаешь, что хорошие?

– Но мы же защищаем людей от уникумов.

Лена помолчала немного, посмотрев на него и затем спросила:

– Ты когда-нибудь стрелял в человека? Даже если он был уникумом?

Тефтон смотрел ей в глаза. Девочка тихонько улыбалась, но глаза ее не блестели.

– Нет…

– Тогда понятно, почему ты так считаешь – заметив, что Тефтон помрачнел, Лена решила отвлечь его. Она достала из сумки черный ободок с двумя мягкими мембранами на концах – возьми его, это подарок в качестве извинения.

– Что это? – получив ободок в руки, мальчик стал разглядывать его.

– Это уникум. Нашла его не так давно, когда были с Искандером в Салстерне. Он разрешил оставить.

– Но нам же нельзя работать с уникумами…

– Брось, никто ничего не поймет. Надень его на голову так, чтобы эти подушечки полностью накрыли уши.

Тефтон так и сделал. Как только мембраны прислонились к ушам, в голове сразу заиграла музыка. Это было продолжение мелодии, что мальчик недавно сочинил на ходу. Его лицо тут же вспыхнуло удивлением и восхищением. Лена улыбнулась.

– Эти уникум-наушники воспроизводят музыку прямо из твоего сердца. Ты всегда услышишь в них то, что желаешь больше всего.

Тефтон снял их и протянул Лене, покачав головой.

– Я не могу их взять, они, наверное, дорогие.

– Как мило, – она отвела его руку, оставив наушники мальчику – ты сразу определил для себя их ценность. Ты заслуживаешь их больше меня, одуванчик, к тому же это подарок, так что не отнекивайся. Носи, не снимая.

Дальше какое-то время они просидели здесь вдвоем в полной тишине. Но их покой был нарушен криком из лагеря.

Лена и Тефтон мигом обернулись, вскочив на ноги.

– Что это?

– Это голос Леви… бежим!

Когда они вернулись в лагерь, здесь никто уже не спал, все взялись за оружие.

Леви с трудом сдерживал слезы, глаза его переполнены страхом. Он смотрел в темноту за скалами, тыкая туда пальцем.

– Что?! Что случилось?! – подбежал к нему Ник.

– Там… там – мальчика трясло – там из темноты что-то посмотрело на меня …

– Посмотрело?

– Да, пара глаз. Фиолетовые огоньки… они смотрели на меня. Та гора, она смотрела на меня! Она живая!

Услышав про фиолетовые огоньки, Ник тут же стал всматриваться в темноту. Когда к нему подбежали остальные, он твердо заявил:

– Уходим отсюда.

Но в этот момент всю округу пронзил оглушающий рев. Настолько мерзкий, что людей передернуло от ужаса.

Одна из гор, чей силуэт был виден на фоне неба, начала шевелиться. У самой ее вершины, точь-в-точь как и описал Леви, загорелась пара глаз. Ярко-фиолетовые, дикие вертикальные разрезы зрачков. Они смотрели прямо на охотников.

Тефтон не стал долго ждать. Еще не добежав до остальных, он уже вскинул свою винтовку и на ходу успел выстрелить три раза. Никакого эффекта – глаза горы все еще смотрят на них. Но силуэт начал медленно приближаться с грохотом.

Оцепенение.

– Что это, черт возьми?.. – произнес Эллантагон.

Ник тем временем залил костер и раскидал все вещи по сумкам. По трясся у него под плащом, пригнув ушки.

Леви и Лена тоже начали стрелять по светящимся глазам, но те неумолимо приближались. Маленькие камешки подпрыгивали от дрожи земли. Вскоре огромный монстр вышел на остатки света. Уродливая туша мяса с кусками серой кожи, словно гнилая, она отпадала от него наземь. Лысая морщинистая голова с редкими волосиками. Несоразмерно длинный язык, за которым виднелось несколько зубов, все они были как острые пики. Язык медленно качался из стороны в сторону, с него стекала вязкая слюна серо-желтого цвета. От чудовища несло тухлятиной и кровью. Одежды на нем не было, да и сложно бы было представить, во что можно одеть это.

Существо закричало еще раз.

Искандер поправил «Черную розу» на пальце, вытянул руку и несколько раз встряхнул ей. В то же мгновение кольцо трансформировалось в орудие и выстрелило. Розовый свет на несколько секунд осветил горы. Громадный луч угодил прямо в пасть уроду. Голову моментально разорвало, но запах роз не мог перебить вонь чудовища.

Ник подбежал к Искандеру и схватил его за плечи.

– Это бесполезно! Надо бежать!

Братья никогда раньше не видели Ника таким взволнованным. Даже тогда с медведем в лесу близ Улумолона, он выглядел как обычно, серьезным и невозмутимым. Но теперь юношу как будто охватила паника.

– Да успокойся ты – остановил Ника Искандер – все уже закончилось.

В этот момент со стороны сраженного монстра в Искандера мелькнуло что-то цилиндрическое и черное. Оно угодило прямо в орудие «Черной розы». Орудие разлетелось на куски, ошеломленный охотник не успел понять, как такое возможно. Черный цилиндр продолжал двигаться, он развернулся и сквозь остатки оружия врезался в руку мужчине, разорвав ее и часть торса.

Земля тут же обагрилась. Искандер кашлянул кровью и с хрипом повалился вниз возле обломков своего оружия.

Цилиндр полетел обратно к горе. И только когда его в руку поймал кто-то из темноты, остальные поняли, что это был головной убор с острыми железными краями.

Человек надел на себя этот цилиндр и злобно оскалился улыбкой, осмотрев шокированных охотников взглядом. Это был высокий мужчина в старомодном костюме черного цвета, что-то напоминавшее двубортное пальто, длинное до самой земли. Козлиная бородка и две серьги в ушах. Улыбка расплылась по всему вытянутому худощавому лицу. Глаза скрыты черными круглыми очками. Он стоял на плече горы-монстра, снесенная голова которого, тем временем, начала искрить фиолетовыми искрами. Их вспышки осветили темноту. Хруст костей, рвущаяся плоть. Несколько секунд – и из искр возникла новая голова, все с тем же ужасающим мерзким языком и фиолетовыми глазами. Искры восстановили даже каждый волосок на маленькой круглой башке.

Эллантагон сделал шаг назад.

– Как такое возможно?.. Что это за уникум…

Ник, пытаясь остановить кровь Искандера, закричал:

– Это не уникум! Бегите, я сказал!..

Лена не отрывалась от учителя. Тефтон и Леви помогли поднять охотника и поволокли его прочь.

– Бросьте меня… со мной вам не уйти.

– Ты тоже беги, Эллантагон! – продолжал кричать Ник – я задержу их!

Юноша вышел вперед.

Человек в пальто снял цилиндр – его длинные черные волосы тут де подхватил ветер. Он посмотрел на сбегающих охотников.

– Вы… людишки… давно я не видел людишек в этих местах. Ваш запах напомнил мне о былом.

– Асмадей, можно я съем их? – прорычала гора.

Человек злорадно улыбнулся.

– Не люблю незваных гостей. Сегодня, Гула, стол накрыт для тебя! – в этот момент он обратил внимание на маленькую фигуру Ника, который медленно подошел ближе с распахнутыми руками. Асмадей сощурил глаза, присматриваясь к юноше. – О-о! Ты же…

Но в этот момент Гула упал своей огромной пастью на Ника, поглотив его ртом.

Леви, увидев это вдалеке, закричал. Он снял винтовку наперевес и побежал в атаку. Его успел схватить Эллантагон.

– Брось, идиот. Он тебе не по зубам. Уходим, нужно помочь Искандеру.

– Но Ник!

– Давай, пошли! – Эллантагон взял мальчика за обе руки и потянул вслед за остальными.

Леви терял осознание от страха, но, наверное, впервые в жизни он почувствовал, что может переступить через него. Ник столько раз вытаскивал его, а он его бросит… страх ничто по сравнению с чувством предательства друга.

Он укусил Эллантагона за руку и тот выпустил его. Леви вновь помчался к горе. Чудовище кинулось на мальчика, не обращая внимания на пули, что прилетали в его тушу.

Грананд со звоном выплюнул пустую пачку. Леви закричал, перебарывая страх. Он вставил новую пачку.

– Верни Ника! Верни!

– М-м. У нас тут храбрец, – зевнул Асмадей – раздави его.

– Леви! – заорал далеко позади Тефтон, который из-за спешки только что обнаружил отсутствие брата.

Леви доставал третью пачку. На тех местах, куда попадали пули, сразу же начинали сверкать фиолетовые искры и раны затягивались.

Но Гула вдруг остановился.

Он издал что-то напоминающее кашель. Из пасти пошел дым. Чудовище срыгнуло из себя человека в черном. Ник свалился прямо перед Леви весь в вонючей слизи.

– Ник, Ник… ты как?!

Юноша неожиданно вскочил на ноги, схватил мальчика и побежал от монстра.

Гула продолжал откашливаться, а человек на его плече с хозяйским выражением лица смотрел на убегающих охотников.

– Я еще догоню их… я только… – тяжело дыша, проревел Гула.

– Нет. Все, хватит. Снова заработаешь себе несварение, а мне потом мучиться с тобой. Все-таки погоня это не для тебя, – Асмадей вскинул руки в разные стороны – что поделать, они убежали.

Гула жирными пальцами залез себе в рот и стал ковырять там что-то среди зубов и костей. Наконец, он достал изорванный клочок бумаги. Недолго думая, он передал его Асмадею.

Тот встряхнул бумажкой, очищая ее от слюны, и пробежался по единственной короткой фразе, что была там записана.

Улыбка его оскалилась до самых ушей, глаза сверкнули фиолетовым сквозь очки. Он поднял взгляд на убегающих, охотники почти скрылись из виду.

– Ник… – протянул Асмадей – чертов сучоныш, что ты задумал?

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий