Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Братья Каори The Kaori Brothers
Глава 6 Монстр из леса

Через два дня Тефтон вернулся домой. Но не успел он перешагнуть через порог, как его встретила неожиданность. Дверь распахнулась прямо перед ним, и из дома вышел человек в длинном черном плаще. Это был высокий парень, Тефтон поднял голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Мрачное лицо, острые скулы и серый пустой взгляд. Он посмотрел на мальчика, обошел его молча и направился к колодцу с каменной кладкой. Пока он пил воду, Тефтон в остолбенении смотрел на юношу.

– Какого черта… – пробубнил он себе под нос, а затем обратился к незнакомцу – ты кто?

– Я Ник. А тот фримон, что трется у тебя в ногах, По. Будем знакомы, Тефтон.

Тефтона передернуло, откуда этот человек знает его имя? Что вообще происходит? Он посмотрел вниз, об ботинки действительно терся белый комок шерсти. Тефтон решил не торчать тут столбняком и зашел в дом, быстро захлопнув за собой дверь. Мальчик сразу же принялся бегать по дому в поисках остальных.

Все сидели на кухне. Леви молча смотрел в окно с поникшей головой. Тефтон первым делом заметил его перебинтованную ногу. Акина и Каори готовили обед. Когда мальчик вошел внутрь, все посмотрели на него.

– А вот и наш снайпер, – мрачно подметила Каори – ну, как съездил? Голоден?

Тефтон не ответил на вопрос. Он отстраненно подошел к окну и взглянул на Ника, который поил По с ладони.

– Вы в курсе, что у нас во дворе какой-то чудила?

– Что? – Акина подошла к нему – а, это Ник. Он лесник из западного леса, принес вчера Леви на себе.

– И почему он все еще здесь… мне он не нравиться, стремный какой-то. Пусть валит в свой лес, пойду, прогоню его.

Каори выставила ногу, не дав ему пройти.

– Стоять. Я попросила его остаться, потому что мне нужна его помощь.

– Помощь?

Каори отложила чистку лука и посмотрела на мальчика.

– Да. Покажи ка мне свою винтовку.

Тефтон снял с плеча футляр с Крейслером Кардтом. Каори достала оружие и начала изучать его вдоль и поперек.

– Ты еще не стрелял из него?

Тефтон покачал головой. Пока что до этого не дошло.

– Так что случилось? Вы какие-то мрачные.

Акина подошла к нему сзади и усадила на стул. Мальчик по очереди взглянул в лица каждому. Леви все еще с грустным видом не отрывался от неба за окном.

– Пока ты не пришел, мы тут спорили кое о чем – сказала Акина – Леви вчера вернулся с двенадцатью шкурами фримонов, но когда он их сдал, то приняли лишь четыре. Остальные были непригодны к обработке.

– Что?.. – Тефтон ошеломленно посмотрел на брата, тот сник еще больше. – Сколько ты потратил? Сколько пуль?

– Тридцать…

– Что?! Как ты мог потратить на десятерых фримонов тридцать пуль! Ты что, с завязанными глазами стрелял?!

Он вскочил с места, и хотел было подойти к Леви, но Акина удержала его.

– Тридцать семь, Теф. Прости… я облажался.

Это число заткнуло Тефтону рот, он с широкими глазами смотрел на брата, его кулаки подрагивали.

– Но как…

– Я… я не знал, как это делается – дрожащим голосом произнес Леви – часть шкур попортилось еще при выстреле, остальные я не правильно снял. В общем… теперь мы в большом минусе.

Тефтон упал лицом в ладони.

– Наше первое поручение… и ты опозорился… опозорил меня… Черт, – мальчик сжал зубы, к глазам от горечи накатывали слезы – да как ты мог. Лучше бы сделал сам.

Он встал со стула, стряхнув с себя руки Акины. В полном безмолвии мальчик вышел прочь. Леви молча смотрел ему в след красными заплаканными глазами.

– Не слушай его, Леви, – сказала Каори – За деньги не беспокойся никогда. Еще не было такого, чтобы человек рождался с опытом. Этот опыт нужно получить своей кровью и потом. – Дальше она сказала громко, чтобы услышал Тефтон – ну ка живо вернись на кухню! Мы не договорили!

Тефтон неохотно повиновался, севши обратно на свое старое место. Он лишь один раз кинул грузный взгляд на Леви, но тому хватило, чтобы сердце сжалось в холодных тисках.

Каори продолжила:

– Я не потерплю, чтобы вы ссорились из-за денег. Нам нужно обсудить то, с чего мы начали.

Акина ударила ладонью по столу.

– Нечего тут обсуждать, я сказала!

Мальчики дернулись. Первый раз в жизни они увидели Акину со злостью во взгляде и таким тоном в отношении Каори. Но девушка смотрела на старого учителя с решимостью в глазах.

– Я их учитель, так будет лучше. Вспомни, с чего начинала я!

– Я никогда не брала тебя на такие задания. Они еще дети! Не позволю!

Тефтон снова вскочил с места, оказавшись между Акиной и Каори.

– О чем вы?

Каори вручила мальчику вскрытый до этого конверт с печатью Гильдии охотников. Тефтон открыл его и начал читать письмо.

– Это задание, – сказала Каори – из гильдии пришло поручение в мой адрес. Вопрос сложный и требует немедленного решения, все как там написано. Им нужен охотник, который разберется с уникумом на севере Хорайзенского заповедника. Неподалеку от Улумолонских шахт объявился медведь. Сначала там начали пропадать люди, потом начали находить их останки. Местные подозревают, что он уникум. Это поручили мне. В гильдии рекомендовали взять помощь. Поэтому я решила взять вас двоих с собой. Ник поможет как проводник, он как раз из этого леса.

Тефтон дочитал письмо и посмотрел на учителя.

Все старые тревоги как рукой сняло, в его глазах загорелся новый огонек.

– О! Круто! Пойдем охотиться на медведя! Слышал, Леви?!

Он посмотрел на брата, но тот не выглядел воодушевленным. Скорее наоборот.

– Каори, послушай, не делай глупостей. Медведь, даже самый простой, не уникум, слишком опасен. А они всего лишь дети – Акина не намеревалась отступать.

Тефтон подошел к ней и обнял.

– Ну бабушка Акина, пожалуйста, мы так хотим помочь.

Каори встала прямо напротив учителя.

– Все так, они дети. Но они так и ничему не научаться, если будут сидеть на моей шее или охотится на кроликов. Раз уж я начала делать из них охотников, то пойду до конца. Поэтому они пойдут со мной и помогут мне.

– Младшим охотникам нельзя иметь дело с уникумами – коротко ответила Акина.

– Это правило не распространяется на них, если они помогают старшему охотнику. Я как раз капитан.

Акину чуть ли не трясло. Она смотрела на девушку и не знала чем еще можно парировать.

Тефтон тем временем искал в книжном атласе то место, куда им предстояло отправиться.

– Тю-ю. Так это совсем рядом. Полдня на карете. Я уж думал…

Посадив Акину за стол и укрыв ее пледом, Каори обратилась к братьям.

– Готовьтесь, выходим сегодня. Поэтому отдохните перед поездкой.

Тефтон мигом помчался наверх сложить заново только что разобранный чемодан. Леви же безучастно поплелся следом за ним, оставляя за собой тень обреченности.

Ник продолжал сидеть во дворике, кидая ветку По. Фримон приносил ее обратно каждый раз. Юноша думал о своем, ветер растрепал его недлинные черные волосы.

– Ну что, дружище, – тихо произнес он – похоже, эта женщина не так проста. Но у кого на Острове нет своих секретиков.

Вечером все было готово.

Дверь отворилась и оба брата вышли наружу, следом за ними Каори.

– Ник, мы готовы! – крикнул Леви, помахав рукой.

Всю ночь они провели в карете, двигаясь на север, огибая по краю громадный лес. К Улумолонским шахтам удалось добраться с первыми лучами солнца. Здесь было немноголюдно, если не сказать совсем пусто. В эти места, сплошь изуродованные человеком мало кто рвался. Но несколько сот людей все еще жили у скалистого подножья, на котором располагалось множество штольней. От дымящих домен все заволокло серостью. Даже вода с берега казалась какой-то другой, не лазурной.

Сапоги чавкали в грязи по размытой дороге, вдоль которой один за другим валялись сгнившие остовы карет. Охотники смотрели по сторонам и не видели ни единой души. Шахтерский городок Улумолон казался брошенным. Каори уверенным шагом шла вперед, братья и Ник старались не отставать. Тефтон сгорал от нетерпения – наконец-то настоящая работа вместе с учителем. Это давно снилось ему во снах. Леви же выглядел весьма удрученно.

Нужно было найти старшего, того человека, кто отдал заказ в гильдию. Долго искать не пришлось. Среди срубных покосившихся домиков его жилище сильно выбивалось. Каменный двухэтажный особняк.

Каори открыла дверь приемного кабинета. Здесь за столиком сидел пожилой мужчина, лысый с ржавыми усами. Нос его был чуть приподнят и напоминал свиной пятак. Стоило ему заметить вошедших людей с оружием за спиной, как он тут же подорвался с места и принялся приветствовать охотников. Перед ними мигом поставили чайные чашечки. От теплой встречи все быстро перешло к делу. Мужчина поведал им, что медведь, который недавно объявился в соседнем лесу все-таки уникум. Лес, в котором он охотится, расположен между городом и новыми шахтами, их начали разрабатывать совсем недавно. Почти каждый день на уникума кто-то натыкается. Мужчина сказал, что и сам как-то раз столкнулся с ним лицом к лицу, еле ноги унес. Громадная туша, сила способная повалить деревья и кроваво-красные глаза. Стоит в них взглянуть и тело захватит страх. Братья заметили, как глава смотрит в их сторону с недоверием, но пропускали это мимо.

– Все ясно, – сказала Каори – действовать нужно немедленно, иначе жертв будет больше. Вы правильно сделали, что сразу обратились к нам.

– Спасибо, капитан Каори. На счет жертв… я пока что распорядился людям не выходить из домов, дневная смена шахтеров не вышла сегодня туда. Так что лес полностью в вашем распоряжении.

Охотники вышли прочь. Они тут же направились в сторону леса. Каори шла рядом с Ником, они оба смотрели в карту, полученную от главы, на ней карандашом были выставлены отметки, где чаще всего совершались нападения.

Когда они вошли в лес, кругом все заполонила тишина. Даже шум ветра не было слышно. Мальчики сняли свои винтовки с ремня. Каори повернулась к ним.

– Так, ребята, вот как мы поступим. Я заранее подготовила пахучую смесь. У меня их две, на одну должна среагировать самка, на другую самец. Я не знаю, кто наш уникум и на что он способен. Мы поместим ловушки в двух частях леса, вдоль основной дороги, а потом дело времени.

– Капитан, я, конечно, вмешиваюсь не в свое дело… – сказал Ник, нырнув рукой внутрь своего плаща.

– Что?

Ник вынул из-под одежды маленький комочек шерсти. Это был По.

– Мой фримон может нам помочь. Его нюху позавидует любая собака, вы наверняка знаете. По может выследить нам этого медведя.

Каори посмотрела в крохотные поблескивающие глазки По. Фримон смотрел на девушку, мотая ушами взад-вперед. Она кивнула.

– Хорошо. Если он сможет, то почему бы и нет. Теперь слушайте сюда, – она снова посмотрела на братьев, нагнувшись к ним – никакого геройства, ясно? Если наткнетесь на медведя, сделайте все, чтобы он вас не заметил, стрелять только тогда, когда точно будете уверены, что попадете. Иначе… – она замерла на Леви, мальчик дрожал – вы все поняли? Тефтон ты будешь загонять уникума на одну из ловушек, у тебя подходящая винтовка.

– То есть я приманка?.. – голос его почти дрогнул.

– Да.

Тефтон покрепче сжал кулак и ответил.

– Хорошо.

– Леви, ты будешь караулить одну из ловушек, я другую.

Леви робко кивнул.

На этом они разошлись.

Каори незаметно кивнула Нику и тот все понял. Он увязался за Леви. Хотя юноша так и так сделал бы это, видя напряжение мальчика, его тряску и бледную кожу. Каори положила одну из ловушек на дерево и ушла дальше в лес. Леви остался наедине с Ником.

Вокруг тишина, прохладный ветер раскачивал верхушки деревьев. Редкий птичий шум. Леви растер ладони и подышал в них, пальцы закостенели, он уже не представлял, как сможет спустить курок. Леви начал осматриваться, пытаясь найти удобное место для стрельбы.

– Что ты мечешься туда-сюда? – не выдержал Ник, усевшись на траве и подогнув ноги. Он смотрел, как Леви ложиться то под одним кустом, то под другим. Мальчик не знал что ответить. В голове была мешанина из мыслей «что если…» От него теперь зависела жизнь брата. А что если медведь принюхается именно к его ловушке…

– Тебя видно. Ляг лучше на той поляне. Она выше и с пятидесяти метров ты не промахнешься.

Леви прислушался к совету и расположился на той поляне, куда указал юноша. Ник затих неподалеку. Охотник осторожно отодвинул затвор и вставил пачку патронов. Всего лишь пять штук, хватит ли?

Мальчик сжал и разжал пальцы правой руки, они захрустели. Оставалось только ждать. Но как можно было лежать, когда каждая секунда становилась вечностью?

Тем временем Тефтон пытался не отставать от По. Зверь взял след, обнюхивая небольшие ямки-следы. Тефтон сглотнул, когда увидел размер слепков костей на влажной земле. По уходил все глубже, здесь было темно – слишком густая листва. Его винтовка была наготове. Сердце колотилось под горлом, и вовсе не из-за бега.

Что-то здесь было не так. Мальчик успел насторожиться. По уже пробегал мимо этого куста, ошибки быть не может.

– Эй! Ты что меня по кругу водишь?! Кусок шерстяного дерьма. Веди к медведю!

Фримон и ухом не повел, продолжая уверенно вилять меж кустов. Они шли дальше.

Леви постепенно привыкал к лесу. Он разглядывал по несколько минут каждое дерево, каждый куст. Большие валуны иногда бросали в холодный пот, разыгрывая воображение. Леви посмотрел на Ника. Тот сидел в тени дуба и о чем-то думал, периодически поглядывая на мальчика. Вскоре к нему подлетела синица. Юноша разжал кулак, и в ладони его показалось несколько зерен. Птица без всяких раздумий села на его пальцы и угостилась.

– Животные любят тебя – тихо сказал Леви – даже с рук не бояться есть.

– Они просто привыкли. Все-таки я давно живу в лесу, многое успел повидать… многое успело наскучить. Особенно люди. Поэтому тишину уединения мне ничто не заменит.

– Ты всегда был один? А твои родители?

Ник повернул голову, немного помолчав.

– Я совсем их не помню. Не помню ничего из своего детства. Кажется, будто бы я всегда был взрослым, с самого рождения. Помню, что с самого начала жил в лесу и избегал людей. Но ты и твой брат Тефтон. Вы не такие как все, вас есть что-то особенное.

Леви хотел было спросить, что такого особенного он в них нашел. Сам-то он всегда верил, что является самым заурядным человеком, пустышкой, ничего особенного. Но за те несколько дней, что Леви знал Ника, он уже успел привыкнуть, что юноша может выдавать подобные бессмыслицы. Леви почти привык к ним. Привык к тому, что Ник постоянно отвлекается и начинает говорить о чем-то невообразимом, несуразном. Человек не от мира сего – единственное, что думал про него мальчик. Однозначно, он верил в чудеса. Леви и не заметил, как немного отвлекся от волнения. Хорошо, что он был не один.

В этот момент вдалеке послышался шорох, тяжелое дыхание и топот лап. Ник и Леви тут же замолкли. Сердце мальчика окатилось страхом. Он увидел его.

Громадное чудовище, лишь издалека напоминавшее медведя, медленно шло в их сторону. Животное обнюхивало землю.

Ник осторожно подполз к Леви. Мальчик дрожал, дуло Грананда виляло из стороны в сторону.

– Как он тут оказался? – прошептал Леви

– Молчи! Видимо он и без Тефтона вышел на ловушку.

Кусок мяса, насквозь пропитанный пахучей жидкостью, сделал свое дело. Медведь приближался к нему. Он был в нескольких десятках метров от Леви. Огромные лапы тяжело ложились на землю и оставляли следы. Леви невольно представил, как громадина размозжит человеческий череп, прыгни уникум на него. Вытянутая морда и приоткрытая пасть, холодное дыхание смерти перемешалось с вязкой слюной. Мальчик мог разглядеть налитые кровью глаза, дикие зрачки, светящиеся чистым золотом. Если он и в самом деле уникум, то у него может быть какой угодно козырь. Что если он огнедышащий?.. Или сверхбыстрый. Все эти мысли безжалостно лезли в голову охотнику. Он убрал ледяные пальцы с курка и положил голову на землю. Может, так его не заметят…

– Успокойся, возьми винтовку в руки… Леви… – Ник шептал ему на ухо и тряс за плечо, сам не отрываясь взглядом от медведя. – Леви, давай, прицелься и стреляй. Он же сейчас схватит мясо и уйдет. Что ты делаешь?

Леви закрыл глаза и не собирался их открывать, качая головой. Дрожащим хрипом он вымолвил:

– Ник, прошу… стреляй ты… я не могу. А лучше не стреляй… нет! Не надо! А то он найдет нас…

– Да что б тебя, и ты называешь себя охотником?

Ник вставил оружие в руки мальчика, положил его пальцы на курок.

– Нет, прошу, мне страшно, я не смогу!..

Леви заплакал. Ему не было стыдно, душу захватило совсем другое чувство.

– Давай, Леви. Дыши ровней, ты сможешь. Просто наведи прицел и спусти курок. Ну же!

Медведь уже добрался до мяса и стал облизывать его по поверхности, снимая пробу. Он начал рычать, и Леви, услышав это, еще больше вжался в землю.

В этот момент в паре метров от уникума выбежал белый комочек шерсти. Это был По. Не успел фримон увидеть рвущиеся сухожилия на мясе, поедаемым медведем, как тут же в ужасе кинулся обратно в кусты с громким писком. Он прыгнул на ноги Тефтону, и тот чуть не споткнулся.

– Вот черт… – только и успел выдохнуть Тефтон, моментально вскинув Крейслер Кардт.

Но медведь был слишком близко, и когда винтовка оглушительно выстрелила, он уже успел своей лапой ударить мальчика. Пуля угодила животному в плечо. Он зарычал так оглушительно, что один только этот звук мог выбить душу.

Тефтон упал на землю – винтовка приземлилась поодаль от него. Тяжело дыша, пытаясь восстановить дыхание, он пополз к оружию так быстро, как мог.

Медведь не терял времени и за мгновение уже был над спиной охотника. Он замахнулся лапой, чтобы оторвать от нее ломоть мяса.

Выстрел и пуля пробила насквозь поднятую лапу. Коготь с ошметками мяса и кровью упал на землю. Медведь заревел. Тефтон дышал так часто и сильно, смотря на гору над собой, что его грудная клетка чуть ли не разрывала одежду. Чудовище заслонило собой солнечный свет. Тефтон вскочил на четвереньки, до конца не осознавая, что делает, и ломанулся прочь. Каждый его выдох сопровождался криком и стоном. Широкие глаза и точки вместо зрачков.

Над его головой свистнули еще две пули. Выстрелов не было слышно за ревом. Тефтон поднял голову.

В десятке метров от него с приклоненного колена стрелял Ник. Леви лежал под ним, заткнув уши ладонями, и орал в слезах, бесконечно повторяя одно и то же слово.

– Брат!.. Брат!.. Брат!..

Крейслер Кардт остался лежать под медведем. Ник сделал еще пару выстрелов, и всю округу разрезал металлический «дзинь» – затвор Грананда распахнулся и пустая пластина пачки вылетела высоко вверх, утонув в солнечном свете. Этот звук заморозил сердца всех троих.

– Да ж… собака! Леви, патроны! – крикнул Ник, но мальчик и пальцем не повел.

Медведь тем временем получив несколько пуль в тушу, совершенно не собирался сбегать. Напротив, легкая боль лишь разозлила его. Он помчался на Ника, Тефтон стал безразличен ему, он перепрыгнул через мальчика.

Ник схватил Леви за ворот плотной куртки и попытался поднять. Но Леви как неподвижный тяжелый мешок. Ник взглянул на медведя.

Дальше произошло нечто невиданное. То, что оба брата никак не могли ждать.

Медведь вдруг остановился. Он посмотрел на Ника в ответ, в самую серость его глаз. В этот же миг он затормозил, всеми силами с трудом останавливая свою скорость. Лапы взрыли землю. Ужас высветился на его морде. Ник поднял Леви на ноги, но ни на секунду не отрывался от золотистых глаз уникума.

Животное затихло. Склонив голову, оно начало пятиться назад и, в конце концов, когда отошло на приличное расстояние, развернулось и убежало прочь. Топот лап и хруст ломающихся веток удалялся.

Тефтон стоял на коленях и все еще тяжело дышал, опустив руки. Он не верил глазам, смотря на убегающего уникума. Из-за перенапряжения и удара медведя все тело ломило от боли.

– Леви, ты в порядке? – спросил Ник, отряхивая одежду мальчика – он убежал, успокойся.

Леви смотрел в пустоту, его тело периодически сводило судорогой. Дрожащими руками он принял свою винтовку и с удивлением посмотрел на пустую затворную коробку.

– Таким калибром его не возьмешь, – сказал Тефтон, поднимаясь на ноги. Он подошел к своей винтовке и подобрал ее. Далее он направился к брату. Леви все еще не видел ничего перед собой. С размаху Тефтон вломил ему пощечину.

– Эй… – подошел ближе Ник.

– Очнись уже… мне стыдно за тебя, трус никчемный.

Тефтон замахнулся еще раз, но Ник остановил его, схватив руку.

– Тефтон, спокойней, он же твой брат… он просто испугался.

– Помолчи, Ник. Я не с тобой говорю! И я не хочу признавать брата в этом… куске дерьма.

Леви словно проснулся. Его глаза расширились, он крепко вжался в ствол Грананда. Рука так и просилась поднять оружие и ударить Тефтона прикладом в ответ.

– Тефто…

– Я сказал заткнись! Ник… – мальчик посмотрел на него исподлобья плывущими карими глазами. По щекам текли слезы. Из ссадины на брови сочилась кровь, все белые волосы запачканы землей. – Это не твое дело. Я… я обязан тебе жизнью, спасибо. Но я больше не хочу видеть ни тебя, ни этого труса, который носит со мной одно имя.

Леви вскочил на ноги, кулаки сжаты до хруста в пальцах. Он бы точно ударил Тефтона, если бы в этот момент не появилась Каори. Девушка была с оружием наготове и тяжело дышала, что было неудивительно, ведь только что она пулей пересекла пол леса, не остановившись ни на шаг.

– Что случилось? Вы целы? – Каори бросилась к ученикам осмотреть их состояние. Леви и Тефтон молча со злостью смотрели друг на друга. – Так. Что тут происходит? Вы чего?

Каори посмотрела на Ника, тот махнул рукой и отошел в сторону.

– Каори! Он… он! – начал Леви, тыкнув указательным пальцем на брата.

– Все угомонились, возвращаемся в Улумолон, расскажите все по дороге.

Но на пути назад оба брата молчали, даже не смотря друг на друга. Каори шла между ними, а Ник позади. Он держал в руках По, которого все еще передергивало от страха.

Они остановились в некоем подобии гостиницы. Ближе к вечеру начался дождь. Непроглядная стена воды не давала ни шанса на новую вылазку следующим днем, особенно, если дождь продлиться всю ночь.

Все четверо собрались за ужином. Каори расщедрилась на самое дорогое, что тут могли подать – рис с мясом. Каждый уткнулся в свою тарелку.

– Мы продолжим завтра? – невзначай спросил Тефтон.

– Посмотрим на погоду – ответила Каори.

– Если продолжим, то Леви пусть останется здесь. Иначе второй раз медведь точно до него доберется.

Леви бросил косой взгляд на брата.

– Так все – не выдержала девушка – пока вы двое не расскажите что случилось, никуда не пойдете.

Но братья молчали, грозно переглядываясь между собой. Ник цыкнул, он больше не мог смотреть на все это. Не вдаваясь в подробности, он пересказал все, что произошло в лесу, начиная от появления медведя, до его бегства.

– То есть как? Взял и убежал?

Тефтон вдруг тоже задумался, будто бы забыв об этом ранее.

– Да, это правда. Шансов не было. Этот трус не мог передать другую пачку патронов Нику. Еще бы чуть-чуть и все… конец. Но уникум почему-то испугался. Я почти уверен, что он испугался.

Каори уставши выдохнула и поднялась из-за стола. Она подошла к окну, взглянув на ливень во тьме ночи. Затем она пару раз слабенько качнула головой.

– Акина была права… не стоило мне вас брать. Вам такое не по зубам. – Она посмотрела на братьев, – простите. Это моя вина, вы все же еще дети.

Тефтон подавился рисом и с набитым ртом начал возражать.

– Да это не мы дети! Это он трус! – указательный палец устремился на Леви.

– Ему одиннадцать… – спокойно ответила Каори.

– А мне четырнадцать! Но я дрался, а он в землю закапывался. Трус!

Леви не выдержал. Он ударил деревянным стаканом по столу, от чего все его содержимое выплеснулось наружу. Резко встав с места, мальчик направился прочь в отдельную комнату. Ник молча пошел следом, поклонившись перед уходом Каори, благодаря тем самым за угощение.

Каори потерла пальцами глаза и снова взглянула в окно.

– И все-таки я плохой учитель. Они ошиблись.

Тефтон допил чай и сладко чавкнул.

– Да нет, ты хороший учитель. Ты же воспитала меня – он улыбнулся – уж я-то тебя не подведу.

Каори хлопнула двумя руками по столу. Затем она взяла Тефтона за цепь-фибулу столь любимого им песочного кейпа и потянула к себе. Тефтон резко изменился в лице, он испугался ее пронзительного взгляда – глубина черноты, тоненькие полоски бровей насупились.

– Ты… не думай, что мир вращается вокруг тебя. И не забывай, что он твой брат. Он не такой охотник, как ты, но он старается ради тебя. Так и ты, пожалуйста, старайся ради него, дерись за него. Он же твоя кровь. Вот тебе мой урок, братья всегда должны драться друг за друга, жить друг для друга.

Тефтон затих и спокойно ответил.

– Я прекрасно это знаю. Никто не посмеет сделать ему больно, пока я жив. Но он должен знать, что он трус. Он должен принять это и побороть страх, как и я в тот день, когда погибли родители. Иначе ему никто не поможет.

Каори что-то сжало внутри. Рука, держащая мальчика, отпустила его.

– Как ты сказал?..

Тефтон посмотрел на нее исподлобья.

– В тот миг, когда балка жгла мне спину, а я смотрел на его грязное лицо. Я так боялся, что он не дышал… было так больно. Тогда я и поклялся, что позабочусь о нем. Но он должен сам понять, что мир это не розовое полотно.

– Хватит… – она отошла в сторону – я прошу тебя, извинись перед ним.

– Что?!

– Без обсуждений, Тефтон, извинись перед ним, иначе он тебя возненавидит.

Леви в этот момент сидел в темноте у окна и смотрел, как дождевые капли стекают вниз по стеклу. В голове кипит память, всплывают разные моменты. Тефтон учит его стрелять, Тефтон дерется с Аланом один на один, Тефтон попадает в яблоко на голове Брайда и срывает овации. Всегда и везде он первый, всегда и везде лучший. И громадная тень от его фигуры падает на Леви, превращает его в пылинку, в ничтожество. Именно ничтожеством он чувствует себя сейчас.

Он прекрасно знал, что брат прав, что он действительно трус, бесхребетный урод, боящийся всего и вся. Брат ли он ему? Может, это ошибка? Может они и не братья вовсе?..

Слеза потекла по щеке мальчика, и он тут же ее стер, еще больше себя возненавидев.

Как помогать людям, если ты сам вечно нуждаешься в помощи?

Дверь приоткрылась со скрипом. В комнату тихо вошел Ник.

– Ты как?

Леви покачал головой – явно не важно.

– Знаешь, Ник, наверное, ты ошибся. Я не такой уж и особенный, как ты думаешь. Простой слабак…

– И вдобавок плакса – улыбнулся Ник.

Леви ничуть не укололи эти слова. Ник умел подбодрить.

– Знаешь, друг. Даже живя в лесу, я повидал много всего. Бояться все, абсолютно все. Это свойство каждого живого существа, без него невозможно было бы выжить.

– Бред…

– Вовсе нет, Леви. Поверь мне, даже я и По – он показал на пушистика, что терся носом о пальцы Леви – тоже испытываем страх. Это нормально. Плохо когда страх начинает двигать твоими руками и ногами, когда смотрит за тебя в лицо опасности, когда думает за тебя. Вот тогда беда. Тебе нужно лишь задушить этого злобного червя внутри себя… и не слушай Тефтона. Он еще глупый, он из тех людей, что питаются чужими слабостями.

– Тефтон не такой!..

– Ну как знаешь – посмеялся Ник и пересадил По на руки мальчику. Теплота зверька согревала – знаешь, твои родители дали тебе имя Леви. Тебя назвали в честь льва. Когда-то давно это животное обитало на Острове и ему не было равных в храбрости сердца. Я уверен, что родители не ошиблись, дав тебе это имя. Ты храбрый, как лев. Ты Леви.

– Откуда ты столько знаешь?

Ник промолчал.

Они еще долго сидели в тишине и смотрели за окно. Дождь вскоре стих, а затем и вовсе прекратился. Комнату осветил лунный свет и множество звезд, показавшихся из-за облаков.

– Где-то там остались мертвые миры – сам себе тихо проговорил Ник, глядя в черное небо, но Леви уже не слушал. Он весь был в своих мыслях.

Ник потряс его за плечо.

– Ложись спать, Леви. Тебе нужно набраться сил. Завтра ты возьмешь реванш.

Юноша проследил, чтобы Леви лег в постель и затем тихо вышел прочь вместе с По.

Леви не собирался спать. Последняя мысль, что пришла ему в голову, крепко засела внутри. Он должен доказать брату, что он не трус, он должен доказать Каори, что достоин носить ее имя. Должен доказать Нику, что он Леви. Реванш не будет отложен на завтра, он случиться прямо сейчас. Это его бой.

Мальчик прислушался к тишине. Все уже легли спать. Выждав еще полчаса, он вскочил с кровати, оделся, взял винтовку и тихо вышел прочь.



***



На улице было настолько холодно, что простая куртка и ватные штаны не помогали. Но Леви шел вперед. Он должен был сделать это, должен догнать брата. Грязь чавкала под ногами.

Вскоре мальчик добрался до леса. Непроглядная темень, газовая лампа была очень кстати. В лесу то и дело слышались совы, шорох со всех сторон, редкие холодные капли, что падали с листьев после дождя. Но все эти звуки собрались в свою единую тишину.

Леви добрался до поляны, где днем произошла их первая встреча с медведем.

Как найти его в такой темноте?

Куда он мог пойти…

Делать было нечего, следы с трудом различаются в размытой грязи. Леви побрел вглубь леса. Он шел часами… так казалось, на деле же всего лишь несколько минут. Мальчик намертво вцепился в Грананд и даже сам себе поражался, что оружие не дрожит в руках и кажется необычно легким. Охотник реагировал на малейший шорох. Казалось, вот-вот и еще чуть-чуть медведь сам выпрыгнет на него из любого дерева, откуда ни возьмись.

Учуял ли он? Знает ли о его присутствии?

Если и так, то все закончится быстро. В любом случае победитель будет только один.

Стоп.

Леви вдруг остановился.

Зачем он его ищет в бесконечном лесу, если можно поступить наоборот. Пусть медведь ищет Леви.

Мальчик сразу же одной рукой направил винтовку в воздух и спустил курок.

Выстрел эхом прокатился по лесу. Сотни черных птиц взмыли в воздух, слившись с ночью. Если медведь не испугался – что вряд ли, учитывая, что он уникум – то прямо сейчас он уже должен бежать на выстрел.

Леви забыл о цене патронов, без колебаний он выстрелил оставшиеся четыре пули в воздух. Пластинка со звоном вылетела из обоймы. Металл еще немного погудел от резонанса и затих. Леви вставил вторую пачку.

Тефтон в эту секунду стоял у двери в комнату Леви. Он долго собирался с мыслями, рука была поднята и готова постучать, но отчего-то никак не делала этого.

Глухие, еле слышимые хлопки выстрелов донеслись из леса. Всего их было пять. Тефтон резко повернул голову к окну. Только что он как раз собирался выполнить просьбу Каори. Но теперь ужас принес ему понимание.

Мальчик вбежал в пустую комнату Леви. Глаза его замерли от страха, ноги подкосились. Он прошептал имя брата и упал на колени.

Ник и Каори поднялись по лестнице к нему. Они сразу все поняли.

– Господи!.. – прикрыла рот рукой Каори – Теф, Ник, одевайтесь и бегом в лес. Мы будем ждать вас там!

– Что?!

Каори не ответила на вопрос Тефтона. Она спустилась вниз и когда они вышли за ней следом, то обнаружили только открытую дверь. Каори словно исчезла, испарилась, ее нигде не было видно.

Леви тем временем добрался до медведя. Он его заметил еще издали. Подобно локомотиву, два светящихся красно-золотых глаза мчались на него, валя деревья на своем пути. Видимо сила уникума была в его неимоверной мощи.

Леви выдохнул, встал на колено. Ствол Грананда трясся. Мальчик закрыл глаза и начал стрелять, не отжимая курок.

Очередь увела линию огня вверх. Пять выстрелов – звон пластины, вселяющий не меньший ужас, чем приближающийся монстр.

Леви с трудом перезарядил винтовку. Снова выстрелы, снова звон пустой пачки.

Уникум был совсем рядом.

Леви закричал. Он вдруг понял, что все кончено. Десять пуль мимо, слова брата о калибре. Винтовка сама выпала из рук, мальчик побежал от зверя. Глаза не успевали смотреть, все было в отрывках. Деревья, деревья, деревья. Топот сзади все громче. Оглушительное рычание последнее, что он услышал.

Нога споткнулась о корень, предательски торчащий из-под травы.

Леви упал и увидел в отражении маленькой лужицы две огромные лапы и пасть между ними. Они нацелились на него. Секунда…

Леви зажмурился и почувствовал, как его что-то подхватило. В тот же миг он вдруг перестал ощущать опору под собой. Мальчик открыл глаза.

Каори бежала с ним на руках, винтовки при ней не было. Из правого уха девушки текла кровь. Спустя миг кровь пошла и из обеих ноздрей. Леви остолбенел, увидев это. Каори, задыхаясь, прошептала:

– Леви… я не смогу остановить время еще раз. Как только упаду, вставай и беги, беги со всех ног, пока он займется мной, у тебя будет время… ты понял?

Леви ничего не понял.

Он словно ребенок лежал в руках девушки и широкими глазами смотрел на нее. Казалось, что это все сон. Простой кошмар. Но дыхание медведя позади становилось все ближе, он нагонял.

– Каори, нет… не надо!

Девушка упала. Леви пролетел вперед, перекатываясь. Он услышал вопль учителя и тут же поднял голову. Уникум вцепился в ноги Каори и потащил ее на себя. Пастью он вцепился ей в спину, оттуда сразу же брызнула кровь. Белый плащ окрасился в черно-багровый цвет. Зубами медведь поднял Каори, словно куклу, и всем своим весом ударил ее о землю, затем снова поднял и швырнул в дерево.

– Нет! – Леви заорал во все горло. Ноги сами побежали к ней.

Медведь снова схватил лапами ее тело и начал рвать спину. Вместе с кровью летели куски мяса. Каори кричала, боль невозможно было сдержать.

– Беги… Леви, Беги!..

Леви остановился. Его разрывало, сердце билось в горле, причиняя боль всему телу. Он хотел бежать. Бежать прочь или бежать к Каори.

Мальчика снова кто-то подхватил. Он не заметил, как Ник оказался рядом. Схватив Леви под руку, он без оглядки побежал прочь. Медведь не обращал внимания. Он продолжал обнюхивать тело девушки, периодически нанося удар за ударом лапами по голове. Внутри все зазвенело, вспыхнуло светом. Каори чувствовала металлический привкус на зубах. Изо рта лилась кровь.

– Остановись! Остановись! – хрипела она.

Но время перестало подчиняться ей, в таком состоянии воспользоваться своей силой не получалось.

Выстрел.

Одинокий и дарящий мертвую тишину.

Тефтон стрелял из положения стоя. Твердой рукой. Хватило одной пули, она угодила прямо в правый глаз медведю и прошла навылет, разбросав мозг на ствол дерева.

Тефтон опустил винтовку. Его красные слезящиеся глаза смотрели на падающее тело уникума. Животное грохнулось. Каори бездвижно лежала перед ним.

Бросив все, мальчик ринулся к учителю. Он упал на колени, проехав на них по земле и сразу начал осматривать раны. Спина была сильно изорвана, из разрывов от когтей и пасти сочилась кровь. Одна рука была вывернута, из локтя торчала кость. Каори тяжело дышала.

–Ник… Ник!

Спустя минуту Ник подбежал к ним. Тефтон тряс учителя за плече. Каори молча лежала на земле.

– Ник! – все еще орал Тефтон.

– Я тут, дай ка… отойди, отойди.

Он приложил два пальца к шее девушки и кивнул головой.

– Она жива. Бросайте все. Берем ее тело и, не переворачивая, аккуратно несем. Без резких движений.

Ник отрезал длинный кусок ткани с края своего плаза и вылил на него какую-то бесцветную жидкость из флакона.

– Что это?

– Спирт. Взял на всякий случай, старая привычка. Как видишь не зря. Так, давайте. Раз, два, поднимай!

Братья и Ник подняли тело Каори и быстрым шагом устремились в Улумолон.

По дороге Каори очнулась. Она тихо шептала:

– Только моя вина… только лишь моя… вина.

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий