Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Братья Каори The Kaori Brothers
Глава 5 Руины Грохма

Всю ночь братья провели почти без сна. Оба лежали на отдельных кроватях в разных частях крохотной комнатки дворца, которую специально отвели для них. Довольствоваться приходилось немногим, но на неудобства сейчас никто не обращал внимания. Все постоянно поглядывали на часы. Леви, конечно, волновался за свой результат. Однако его волнение было ничем по сравнению с тряской Тефтона. Он держался за голову и в который раз прокручивал в мыслях все происходящее на стрельбище.

Восковая свеча почти догорела, скоро в комнате воцарится мрак.

– А! – вновь закатился Тефтон – я не знаю… а что если мне не стоило стрелять. Сейчас они скажут, что я посмел рискнуть жизнью главы Брайда и выстрелил в него.

Леви устал от криков и ругани брата.

– Ты рискнул, выбора то тебе все равно не оставили. Но… лучше бы ты не стрелял. А если бы тебя казнили… ты подумал обо мне?

Тефтон продолжал:

– Нет, ну ты видел его лицо?! Оно было такое спокойное, как будто, я не знаю… как будто из винтовки не пули вылетают а мыльные пузыри. Мне это точно еще припомнят.

– Зато ты успел прославиться. Все только о тебе и говорят.

Тефтон побелел от услышанного.

– Вот черт… – прошептал он, уставившись на брата – а ведь точно… Наверняка завтра об этом уже будет во всех газетах. Каори точно узнает… все, мне кранты.

Леви кинул в него подушкой и повернулся на другой бок.

– Может уже поспим?

Тефтон лег под одеяло, но спустя минуту его рот снова открылся.

– Видел лицо Алана? Все бы отдал, лишь бы еще раз это увидеть.

Леви ничего не стал отвечать. Свеча, в конце концов, догорела. Оба мальчика уснули.

Ближе к трем ночи в их комнату постучали. Тефтон и Леви моментально вскочили с постелей и переглянулись. Сна будто и не было.

Дверь открылась, и внутрь зашел какой-то человек в темно-зеленом кейпе. Его лица не было видно, слишком темно. Он зажег новую свечу и посмотрел на ребят.

– Тефтон и Леви Каори? – спросил мужчина, братья безмолвно кивнули – завтра в полдень явитесь к Марку Лайзу.

Волнение в сердцах все больше, они чуть ли уже не вырываются из груди. Человек подошел к столу и положил на него два конверта. Даже издалека на них были видны по паре гербовых печатей. Одна Первой гильдии, вторая Гильдии охотников – золотистый лев, замахивающийся мечом.

Оставив конверты на столе, незнакомец вышел без лишних слов.

Братья в ту же секунду, как он закрыл дверь, ринулись со своих кроватей к столу. Конверты были именные, на одном имя Тефтона Каори, на другом Леви Каори. От них почему-то приятно пахло, дорогая бумага с золотистой каймой, тисненые буквы.

Они взяли их, протерев ладони от пота. Несколько минут ребята просто держали конверты в руках, потом все же аккуратно вскрыли. Внутри всего лишь по одному листу, на котором одинаковый текст.

– Знаешь, что это такое? – спросил Тефтон, еще даже не прочитав до конца текст документа, но уже с трудом сдерживая радость.

– Да… я видел такой же у Каори.

Оба закричали. Наверное, их было слышно во всем дворце, и даже на соседней площади. Братья кинулись друг другу в объятия, скача при этом по всей комнате. Эйфории не было предела. Эти бумаги являлись разрешением на владение оружием. И имена братьев на них могли означать только одно, ведь на всем Острове иметь оружие разрешалось только охотникам и солдатам.

– Мы сделали это, Теф!

– Да, братец, сделали!

И хотя до утра еще было далеко, мальчишки сложили свои вещи и воодушевленные направились прочь из дворца. Оба знали, что на встрече с Лайзом их посвятят в охотники.

– Мы можем купить себе винтовки – сказал Тефтон – настоящие, свои собственные винтовки.

– Ага – улыбался младший брат.

Тефтон достал из чемодана шкатулку. Они уселись на ступеньках парадного входа в штаб и стали пересчитывать оставшиеся деньги.

– Всего сорок пять тысяч. Не так много, чтобы купить две отличные винтовки. Придется для начала взять какие-нибудь средненькие. Аросакаву, ну или Джей Кливленд там. А потом возьмем что получше.

Леви посмотрел на брата.

– Возьмем их тут, в Гауденберге?

Тефтон кивнул.

– Конечно. Денег на поездку в другой город к мастеру нет. У них все равно есть свои точки в столице. Пошли прямо сейчас, не могу ждать.

Глаза обоих блестели, они поднялись на ноги и пошли в торговый квартал. До этого места было довольно далеко, и пока они добрались, солнце уже давно сияло над улицами города. Стрелка на циферблате одной из часовен добралась до восьми, и колокол дал бой. Тефтону и Леви пришлось немного посидеть у порога оружейной лавки, прежде чем автоматический замок на ее дверях щелкнул.

Они тут же вошли внутрь. Здесь было пусто, видимо, никто из сдавших экзамен не решился так рано прийти за оружием.

Дверной колокольчик зазвенел, лаская ухо. Его звон быстро растворился в тишине лавки. Она была огромной, света совсем немного, полумрак. На первый взгляд казалось, что повсюду здесь лежит множество бесполезного хлама, ящики да коробки. Вместо стен ряды стоек с винтовками. Свет специально падал на них так, чтобы подчеркнуть элегантность оружия.

Это все очень напоминало библиотеку, но вместо книг совсем другой, смертоносный товар. Так или иначе, все орудия убийства изготавливала одна Гильдия оружейников, но у каждой винтовки было имя своего семейства – мастера, который их делал.

За прилавком спал крепкий мужчина в клетчатой рубашке и аккуратненькой черной бородкой. Звон колокольчика и шум с улицы от открытой двери разбудил его. Он увидел двух крадущихся мальчиков и снова закрыл глаза.

– Магазин сладостей дальше по улице, первый поворот налево – пробасил он.

У обоих на висках набухли вены, они сжали зубы от услышанного. Тефтон быстро подошел к прилавку и показательным хлопком положил документы на столешницу.

– Мы новые охотники. Тефтон и Леви Кори. Мы пришли за оружием.

Продавец недоверчиво и с явной неохотой взял бумаги и стал сверять описания внешности, указанные там, с ребятами.

– Вы что, серьезно? Вам сколько лет?

Тефтон становился все краснее.

– Мне четырнадцать, ему одиннадцать, – не без раздражения произнес он – мы сдали экзамен и нас приняли в гильдию.

Мужчина закрыл глаза и потер их двумя пальцами, усмехнувшись.

– Предположим. Ну а деньги то у вас есть? Оружие недешевая вещь.

– Мы знаем, – сказал Леви и поставил перед ним шкатулку.

Продавцу ничего не оставалось кроме как обреченно и со скукой вздохнуть. Он встал с кресла и надел тоненькие шелковые перчатки.

– Пройдемте за мной. – Они направились в основное помещение лавки к первому же стеллажу – ну, «охотники», у вас есть какие-нибудь предпочтения? Калибр, длина ствола, вес, ход затвора, цена… может быть какой-то конкретный мастер?

Первым без раздумий тут же ответил Тефтон.

– Деревянный приклад, ручной ходящий затвор, восьмой или седьмой калибр. В общем, что-то похожее на Геверстон, только покруче.

Мужчина почесал бороду, задумавшись.

– Угу, понял тебя. Идем.

Они прошли к самой витрине, где отдельно от остальных ружей была выставлена длинная винтовка с черным деревянным прикладом, такого же цвета стволом, позолоченные ободки и курок. Продавец осторожно достал ее, проверил затворную коробку, и вручил мальчику.

– Это Крейслер Кардт. Мастер Кардт был учеником Александра Геверстона, поэтому сохранил его традицию, но добавил больше удобности в обращении. Ну и калибр, в отличие от всех Геверстонов, у Крейслера Кардта самый большой калибр, семь и девять. Четыре килограмма, как видишь, он легче, патроны найти легко.

Тефтон подержал оружие. Немного непривычная легкость. Но винтовка так хорошо легла в руку, что мальчик сразу же влюбился в нее. Они посмотрели еще шесть вариантов, но в итоге вернулись к Крейслеру Кардту.

– Двадцать пять тысяч – назвал цену продавец.

Тефтон тут же протянул оружие обратно, но его руку остановил Леви. Он подошел поближе и шепнул.

– Она твоя, Теф. Ты хороший стрелок, а с такой винтовкой ты без проблем и пятьсот метров возьмешь. Давай купим мне что-то попроще, дешевую, а ты бери эту, не думай.

– Но мы же договаривались, Леви!

– Бери, брат.

Тефтон замялся, он не хотел ущемлять Леви, ведь если купить эту винтовку, то останется лишь двадцать тысяч. А еще нужны патроны и билеты назад до Хорайзона.

Леви не хотел ничего слушать, в итоге он убедил брата.

– Хорошо, но скажем Каори, что это была твоя идея.

– Ладно, – Леви повернулся к продавцу – мы берем ее. Теперь нам нужна еще одна винтовка, но недорогая.

– Просто недорогая и все? – спросил мужчина, укладывая Крейслер Кардт в наспинный чехол черного цвета.

– Ну, понимаете… я медленно стреляю, поэтому, я думал взять что-то самозарядное.

– Могу предложить семьдесят шестой Грананд – он повел их в другую сторону зала, где стояли неприметные винтовки и карабины. Он достал одну из них. Намного короче, чем Крейслер Кардт, светло-коричневое дерево. – Идеально для новичка, калибр шесть с половиной, отвод пороховых газов. Есть одна особенность, Грананд многие ругают и хвалят за одно и тоже, он заряжается пачками по пять патронов в каждой, и пока ты все их не отстреляешь, из коробки пачку никак не достать, ну только если коробку снизу выбить. Как только патроны закончатся, затвор откроется сам и выкинет со звоном пластинку от пачки. Сразу вставляешь новую пачку и стреляешь. Быстрее этой винтовки нельзя перезарядить ничто.

Леви взял в руки оружие.

– И сколько он стоит?

– Четырнадцать тысяч.

Леви недолго сомневался. Позволить себе другое оружие он не мог. На это либо не хватало денег, либо мальчик просто не мог удержать его в руках. Грананд тоже весил не мало, но Леви мог хотя бы держать его одной рукой. Расплатившись за оружие и купив по коробке патронов на каждую винтовку, братья вышли из лавки. Вышли в полной тишине. Тяжелые футляры за их спинами отбирали все мысли. Они словно перенесли мальчишек во взрослую жизнь. Каждый думал о своем – Тефтону не терпелось поскорее опробовать винтовку. Леви же просил всевышнего, чтобы никогда не пришлось стрелять из Грананда. Сердце становилось тверже, будто каменело с таким грузом за спиной.

Через пару часов они уже стояли перед Марком Лайзом в его просторном кабинете. Лайз смотрел за большие окна, отсюда сверху открывался вид на всю столицу и окружающие ее горы. В белом кабинете были развешаны синие стяги Первой гильдии, даже простой синий ковер напоминал о ней. Марк, наконец, отвлекся от Гауденберга и посмотрел на братьев, сидевших перед ним в креслах, рядом их винтовки.

– На счет вчерашнего – его взгляд замер на Тефтоне – не бери в голову, хорошо? Господин Брайд не терпит отказов, так что у тебя не было выбора. Но думаю, ты это уже и сам понял. Не испугался?

– Нет, – солгал Тефтон.

– Вот и отлично. Что ж, вас есть с чем поздравить – он взял со своего рабочего стола текст с приказом от Тайрона Брайда. Лайз начал читать его вслух. Брайд своим высочайшим именем повелел принять братьев Каори в ряды охотников, присвоив им младший уровень и звания лейтенантов. Им даровали нагрудные жетоны с именами и гербом гильдии, их новое удостоверение личности. Следом вручили форменные кейпы бежево-песочного цвета. В конце бесконечные слова с поздравлениями за вступление в общество и просьбой трудиться на благо всего Острова.

Но эти слова, так или иначе, ребята слушали с замиранием сердец. Они сразу же надели на шеи свои жетоны и примерили одежду.

– Обязательно в этом ходить? – спросил Тефтон.

– Только на официальные встречи. Песочный цвет кейпа показывает ваш младший ранг. Как вы помните, всего их два. Младшие и старшие охотники. У старших темно-зеленые кейпы и они приравниваются к армейскому званию капитана. Прошу вас обращаться ко всем старшим охотникам начиная со слова капитан. Вам ясно?

– Так точно!

– Выше старших охотников есть только квинты. Всего их пять. Это…

– Черная Пятерка, – хором перебили его ребята.

– Да, Черная Пятерка, пять квинтов, пять сильнейших людей на Острове. Фактически, они главы гильдии, после Брайда. У них у всех черные кейпы.

Лайз предложил братьям чай с печеньем пока те аккуратно складывали свою форму в чемоданы. Он начал расхаживать из стороны в сторону.

– Как я уже говорил, я куратор по связям между двумя гильдиями… хотя конечно на самом деле Первая гильдия давно почти поглотила в себя всех охотников. Поздравляю, можете считать себя цепными псами. В любом случае, ваш главный начальник это Брайд. От имени гильдии мы будем иногда предлагать вам работу, или давать обязательные поручения. В свободное время вы можете заниматься чем захотите. Пока вы являетесь младшими охотниками, вам запрещено использовать уникумов, ни предметы, ни животных. Вы так же не можете охотиться на них.

Тефтон нахмурился.

– Но Алан ван Куст уже имеет уникума, почем нам нельзя?

– Потому что Алан ван Куст ученик члена Черной Пятерки. Для таких как он другие правила.

Братьям пришлось молча проглотить это.

– Если вы будите использовать уникумов или охотиться на них, вас лишат жетонов и заберут разрешение на оружие. Терпение, – Марк успокаивающе поднял руку – станете старшими охотниками и возьмете себе в помощь какого-нибудь зверка. Можете уже сейчас начинать подготовку к турниру. Кто знает, может через пару лет…

– Господин Лайз. Я бы хотел узнать – сказал Тефтон – охотникам нашего уровня позволено посещать закрытые зоны?

Марк приподнял брови с удивлением.

– Куда ты собрался?

Тефтон опустил глаза, Леви взглянул на брата, на его слабый страх, который мог разглядеть, пожалуй, только лишь он.

– Я хочу попасть в Грохм и узнать, что там случилось.

Лайз молча посмотрел каждому из братьев в глаза, затем тихо произнес.

– Ах да, Грохм. Вы ведь оттуда родом. Пропустить то вас могут, вот только смотреть там уже не на что. Комиссия по расследованию давно закрыта, так и не добившись результата. Как бы не пришлось через два года открывать еще одну комиссию… Так или иначе, от города остались одни руины. Но, если хочешь поехать, то езжай, я не держу.

Братья встали с кресел и поклонились. Они уже собрались уйти, как Лайз остановил их.

– Я смотрю, вы уже купили винтовки. Держу пари, денег у вас почти не осталось – он достал из столика какую-то папку с бумагами и передал братьям один лист. – Я приберег для вас кое-что. Работа от крупного заказчика. Текстильная гильдия оставила заказ на шкуры фримонов. Добудьте хотя бы десять, и они вам заплатят.

На бумаге действительно был заказ и разрешение на охоту в западном лесу, что был неподалеку от Хорайзона.

– Спасибо, господин Лайз.

Тот кивнул и закрыл за братьями дверь.

Они направились к вокалу.

– Возвращайся к Каори один. Разберешься с фримонами сам, без меня? – сказал Тефтон – я сяду на другой поезд.



***



Леви и Тефтон попрощались на вокзале и сели на разные поезда.

До Грохма никакой транспорт давно не ходил, город навсегда исчез с карт, хоть про него и постоянно вспоминали простые люди. Тефтон ехал в общем вагоне, так было дешевле. Пришлось смириться с едким запахом курева, грязью и духотой. Людей в вагоне было битком, и все как один периодически бросали косые взгляды на мальчика и его футляр. Тефтон видел, как за спиной шепчутся – такой молодой, а уже охотник, – и ему это даже нравилось. Он смотрел на пустоту степи, словно лист бумаги.

Потихоньку он привыкал к своему статусу, и той власти, что имел охотник. Машинистам, например, ничего не оставалось, как подчиниться Тефтону и остановить состав в глухой пустоши, неподалеку от руин. Он сошел с поезда и краем глаза заметил, что из окон вагонов на него продолжает пялиться толпа. У людей были разные мысли, но Тефтон чувствовал трепет от них, слабую зависть. Мальчику это приносило лишь приятную сладость на душе.

Поезд тронулся и пошел дальше. Тефтон надел свой кейп и достал винтовку из футляра. Открыв затвор, он уложил в магазин десять патронов и перекинул ее на ремень через спину. Взяв чемодан, он побрел в сторону Грохма.

В степи был холодный ветер, он поднимал тучи пыли, которая била в лицо мальчику. Он весь продрог до костей, но, потирая плечи, продолжал идти вперед. Идти предстояло еще долго – невысокие горы, среди которых когда-то кипела жизнь его родного города, виднелись только на горизонте.

Тефтон столько этого ждал. Возможности прийти сюда, вернуться. Какие-то жалкие часы не пугали его. Сердце билось все чаще, захлебываясь жгучим волнением. Пару раз он останавливался, вскидывая винтовку, прильнув к желтой сухой траве. Степные койоты то и дело давали о себе знать, завывая где-то вдали. Но вскоре он привык к ним, к тому же куда большая угроза исходила от стай огненных гиен, настоящих хозяев этих мест. В дали иногда мелькали огоньки их грив.

К счастью для Тефтона, все обошлось. До Грохма удалось добраться с темнотой. Тефтона тут же встретила металлическая ограда с колючей проволокой. Неподалеку были ворота и сторожка, там горел свет.

Двое вонючих, грязных мужиков встретила его, засветив лицо лампой.

– Ты кто такой? – прохрипел грубым низким голосом один из них, тот, что подошел к мальчику и разглядывал его – территория закрыта, проваливай.

Оружия при них не было, хотя должно было быть, ведь это солдаты Первой гильдии. По крайней мере, на них надета черная форма, а у ворот стоял флаг с синим знаменем.

Тефтон без лишних слов достал жетон охотника. Он не на шутку впечатлил сторожей. Они сразу заметили и винтовку на спине парня.

– Охотник? – мужчины переглянулись, – такой мелкий… нынче берут кого не попадя.

– Не важно какой у меня рост, остолоп. Пропусти меня.

– Не, ну мы конечно пропустим. Только что тебе здесь нужно? На целые три мили дальше вперед мертвый город, ничего живого. Да и ночь уже.

На секунду у Тефтона в голове мелькнула мысль использовать оружие… положить их здесь. Все равно не скоро заметят, да и ни кто не поймет. Трясущейся от злости рукой он потянулся к ремню на винтовке.

– Да ладно,– вдруг сказал другой – коли хочет походить здесь, его право.

– Но…

– Пусть идет. Я даже могу проводить.

Второй сторож был старым, с седыми волосами, все лицо в рытвинах. В его зубах догорала самокрутка, дым просачивался их гнилой пасти.

– Ну как скажешь, Филя, как скажешь. Иди с ним, если хочешь, все равно всю ночь спать не будешь. Я пока воду поставлю.

Седой сторож махнул рукой, подзывая мальчика к себе. Тефтон подбежал.

– Я Филипп, можно просто Филя. Если не против, прогуляюсь с тобой, а то надоело сидеть в долбанном кресле и чистить нагар.

Тефтон кивнул. Спутник ему был только лишь на руку. Во-первых, теперь он не заблудиться. Во-вторых, можно позадавать вопросы. Он оставил чемодан в сторожке. Филя вооружился пистолетом.

Они пошли вдоль старой улицы. Крохи света от разведенного костра проливались на потемневшие груды камней. Вскоре пришлось зажечь фонари. От былой мостовой почти ничего не осталось, она почти вся заросла травой. Тишина, царящая здесь, не приносила никакого спокойствия, лишь давила на слух. Казалось, тут все еще кто-то обитает. Но не люди. И хотя опасности ждать было неоткуда, оба человека держались за свое оружие.

Пока они шли к центру, Тефтон успел коротко рассказать о своей истории.

– Ясно, значит, родителей потерял. Соболезную.

Тефтон смотрел по сторонам, продолжая рассказывать.

– Я их почти не запомнил. Только отрывками. Но зато я помню ту ночь.

Узнать город не представлялось возможным. И дело было вовсе не в темноте. Мальчик рассчитывал, что пройдясь по старым улочкам, он хоть что-нибудь вспомнит. Но нет – город стал большой пустыней. Он даже не смог узнать свой бывший дом, заросший кустарником, так и пройдя мимо него. На грудь давила непонятная боль, сопротивляться которой было невозможно. Последний крик отца, его лицо, полное отчаяния. Все утопает в огне. Он вспомнил тот страх, сердце сковало холодом.

– Даже не вериться, – с печалью произнес Тефтон, опустив взгляд под ноги – кроме меня и брата совсем никого не осталось.

– Известное дело, никого, – сплюнул Филя – Когда пожар потушили, мы еще долго обшаривали здесь все после охотников. И никого. Но знаешь… скажу тебе кое что. Ходят слухи, и я даже верю им, что еще до того как приехали охотники здесь была специальная рота из первой армии. У меня сын там служит. Так вот он сказал, что Грохм оцепили еще до начала пожара, запретили всем въезжать и выезжать. А когда началось, они были одними из первых, кто вошел в огонь. Они то, наверное, тела и забрали.

– Вошли в огонь? То есть раньше, чем охотники? Но кто им позволил.

– А я почем знаю, слухи есть слухи. Но говорят, что именно Первая гильдия и организовала вывоз всех тел. Поэтому охотники ничего не нашли.

Тефтон скептично нахмурился.

– Бредятина. Зачем Первой гильдии целое население города, даже не так… зачем Первой гильдии трупы целого населения города? Куда их дели?

– Не знаю, сейчас каждый кидает предположения, все кому не лень. А на Первую гильдию наговорить у нас всегда любителей найдется. Я не слышал ни про какое кладбище, общую могилу. А ведь если подумать, его святейшество глава Брайд любит хоронить людей в братских могилах. Пышные церемонии, речи для героев. Бла-бла-бла. А про жертв того пожара больше никто ничего не слышал. Ну, кроме двоих пацанов, которых удалось спасти. Тебя и твоего брата. Вот уж не думал, что встречусь с тобой.

Сначала Тефтон не воспринял услышанное, но с каждым шагом по городу мысль о том, что Первая гильдия и в самом деле может хранить секреты по поводу тел людей, крепла в его голове. Но если это на самом деле правда, а не пустые слухи, то для чего им это понадобилось? И почему все пришлось делать тайком? Ведь в городе были чьи-то учителя и ученики, родители. А им даже не дали проститься, не сказали, куда можно возложить цветы… и всех это устроило?

– Странно это как-то – вырвалось у мальчика.

Филя лишь прокашлялся, закурив очередную самокрутку.

– Да не особо. Мне уже шестой десяток, и на моем веку такие пожары случились уже пять раз. И постоянно одна и та же история. Пожар, выживших нет, Первая гильдия все оцепляет и пытается найти виновных, но ничего. Лишь только слухи, слухи, слухи. – Он выпустил клуб дыма в темное небо – держу пари, годика через два опять что-нибудь загорится. Не дай бог, кончено, но по-другому пока что не случалось.

Они еще долго бродили по останкам города. Так ничего и не найдя, Тефтон опустил руки. Выходит, что единственным полезным во всей этой поездке оказался этот никчемный старый солдат.



***



Каори и Акина приготовили для братьев настоящий праздничный стол. Но все лавры достались только Леви. Он думал, что учитель будет вне себя от ярости, когда узнает, что Тефтон в одиночку отправился так далеко. Но Каори и словом не обмолвилась – она прекрасно знала, что первым делом сделает этот непоседа, как только получит жетон охотника. В конце концов, перед ним теперь открылись многие двери.

Акина следила, чтобы Леви обязательно попробовал по кусочку всех пирогов, что она напекла в честь такого события. Мальчику ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Только лишь к шарлотке он не притронулся.

– Он ничего там не найдет – спокойно заключила Каори, разливая чай по чашкам. Леви озадаченно посмотрел на нее – если бы там были какие-то зацепки, то за восемь лет их давно бы нашли.

– Должно быть, он придет в дурном настроении – сказала Акина.

Каори покачала головой.

– Нет. Он и сам знает, что там пусто. Он поехал туда не за ответами, ему просто нужно было встретиться с прошлым. Ну а ты, Леви, смотрю, у тебя разрешения на охоту?

Леви взглянул на бумагу, что лежала на столе рядом.

– Да, заказ на шкуры фримонов.

Акина и Каори переглянулись между собой, улыбнувшись.

–И ты сможешь убивать этих милых зверюшек?

Леви помялся немного и ответил как можно более твердым, уверенным голосом.

– Я теперь охотник. Это моя работа.

После обеда Леви решил больше не медлить. Он не хотел упасть в грязь лицом перед братом. Поэтому, собрав вещи и расчехлив оружие, он направился в лес, до которого было пара часов пешком. Каори предложила ему пойти вместе, и мальчик даже засиял от этого, но потом прервался и остановил ее. Нужно было непременно сделать это совсем одному. Брат так рисковал ради них обоих, так что он должен сделать что-то сам. С такой мыслью он приближался в одиночестве к западному лесу.

Леви остановился у самой опушки, подняв голову. Высокие мрачные деревья покачивались на ветру, словно тоже смотрели на мальчика. Он снял с плеча Грананд и вставил пачку патронов. Вглубь уводило несколько тропинок, он пошел по одной из них.

Лес был огромен. Нужно найти следы. Поначалу Леви бродил по светлой его части, у самой окраины, где росли одни березы, стараясь как можно дальше оттянуть момент, когда придется нырнуть в лесную глушь. Животных на окраине не было, поэтому Леви пошел вперед. Вскоре березы сменились высокими тополями, карагачами и дубами, на толстых стволах которых остались кабаньи следы. Охотник то и дело отвлекался на красоту природы, останавливаясь у цветочных полян, у бесконечных рядов орешников, что росли вдоль дороги.

Вскоре он наткнулся на первого фримона – это были маленькие пушистые зверки, похожие на шарики из белой шерсти. Крохотные лапки, черные носы на вытянутых мордочках, и глаза-бусинки. Пушистик нежился в лучах солнца, почесывая брюхо о ствол дерева. Тихий хлопок выстрела издалека и пуля со свистом пролетела над стоячими ушами фримона, угодив в дерево. Зверь тут же помчался в ближайшие кусты, надеясь там скрыться.

Следующая пуля угодила в землю, прямо между лап. Два промаха – Леви отстрелял уже ровно столько, сколько стоила целая шкура фримона. Мальчик пустился в погоню. Когда он добежал до кустов, то увидел, что зверек удирал дальше в лес. Он был не очень быстрый, но с каждой секундой расстояние между ними увеличивалось. Леви встряхнул руку и встал на колено, на этот раз целясь дольше. Последний выстрел и пуля прошла насквозь жертвы. Фримон тихо свалился на землю, истекая кровью. У Леви отлегло от сердца – пусть тремя патронами, но он уложил его.

Разделывать тушу было самым противным из всего, что ему довелось делать в жизни. Шкура была снята, аккуратно сложена и убрана в рюкзак. Леви продолжил охоту. К концу дня в его мешке было уже девять шкур. Он расстрелял тридцать семь патронов, настроение было ни к черту. Мальчик совершил важное открытие для себя – оказывается, он может ругаться и злиться, когда все идет не так, как хотелось бы. Наверняка нахватался от брата.

Он бродил по лесу в поисках последнего фримона. Но пальба заставила всю живность двинуться вглубь леса. Руки и спина ломились от тяжести оружия, вся одежда пропахла порохом и кровью.

Солнце медленно начинало клониться к горизонту, становилось холодно.

Леви обессиленно упал на землю перевести дух. Нужно было подумать, что делать дальше. Можно было, конечно, заночевать в лесу, но делать этого не хотелось, слишком опасно. Возвращаться обратно без последней шкуры тоже не хотелось, ведь завтра придется вновь тащиться в лес и тратить время. Он достал сверток с сушеным мясом и начал жевать его. Ледяной ветер усиливался, деревья оглушающе шумели листвой. Леви смотрел на качающиеся кроны и почему-то сразу подумал о Тефтоне. Брат наверняка бы управился с этой работой за пару часов, даже не успев устать. Интересно, как он там сейчас…

Пустые мысли прервало какое-то движение вдалеке. Белый шарик шерсти шел по дороге. Шел так уверенно, словно имел цель. Леви кинулся на землю, сняв винтовку.

Слишком далеко, да и фримон то и дело мелькает между деревьями. Леви решил подкрасться ближе, начав перебираться от ствола к стволу как можно тише. Изредка зверь останавливался и глядел по сторонам, затем продолжал путь.

Теперь Леви начал понимать, куда стремиться фримон – он хотел выйти из темного леса на широкую поляну, где пока еще было светло. Если это так, то там он и остановиться. Мальчик решил дождаться этого. И вот, когда фримон вышел на поляну, Леви увидел, что там все кишит белыми зверьками. Несколько десятков фримонов, у них тут была целая колония. Они прижимались друг к другу, постоянно тявкая. Леви невольно улыбнулся, дуло Грананда опустилось само по себе. Мальчик решился подойти. Но стоило ему показаться на солнечный свет, как все звери его заметили, резко развернув морды.

Несколько секунд тишина, а потом все заполнилось рыком. Леви замер. Каждый фримон смотрел на него дикими глазами, оскалив пасти. Мальчик попятился назад.

Самый крупный фримон накинулся на Леви. Он одним прыжком вцепился ему в ногу. Боль от острых зубов тут же заставила его закричать. Леви попытался ударить фримона винтовкой, но на него навалилось еще несколько зверей, повалив на землю. Грананд вылетел из рук. Леви чувствовал, как фримоны зубами пытаются разорвать его одежду. Нога продолжала ныть. Сердце колотилось как бешеное. Леви кричал что есть мочи.

В один миг все звери остановились. Мальчик не понял, что случилось. Он приподнялся и увидел, как фримоны пятились назад, со страхом смотря за спину Леви. И лишь один из них радостно тявкал, виляя хвостиком, его глаза-бусинки засверкали. Он побежал на Леви, и мальчик в ужасе закрыл руками лицо. Но фримон и не думал трогать охотника. Одним прыжком он перепрыгнул через него и побежал дальше.

Леви обернулся и увидел человека, который распахнул руки, чтобы принять к себе радостного фримона. Это был молодой мужчина в черном. Длинный плащ, высокие сапоги. Не похоже, что это лесник – слишком уж аккуратно одет. Другие фримоны совсем притихли, отойдя в тень. Юноша остро смотрел на них. У Леви пересохло в горле, он ничего не мог произнести. Зверек растаял своей пушистостью в руках юноши, потихоньку засыпая. Человек поглаживал его за ушком и тот замурчал. Леви посмотрел на ногу, из раны текла кровь.

Наконец, человек обратился к мальчику.

– Так это ты шумишь в лесу с самого утра?

Голос его был мягким и дружелюбным. Теперь он улыбнулся. Леви отчего-то почувствовал себя виноватым и даже машинально полез в карман за разрешением на охоту.

Юноша продолжил:

– Смотри, По, – фримон открыл глаза, когда к нему обратились – это просто мальчик, чего ты так испугался? Давай, иди, познакомься с ним. Не бойся, он не причинит тебе вреда. У этого охотника доброе сердце.

Он присел и выпустил фримона. Тот подошел к ногам Леви и начал принюхиваться. Леви не знал, что делать и что сказать. Он чувствовал себя неловко.

– П-простите, господин… но, кто вы такой?..

– Меня зовут Ник. Я живу тут неподалеку. Дай взгляну на ногу. – Он подошел к Леви и посмотрел на рану – так, вроде ничего серьезного, но лучше, если тебя посмотрит врач. Еще не хватало бешенство словить. Пойдем со мной, для начала обработаем ее.

Леви обратил внимание на его глаза. Несмотря на всю доброжелательность юноши, его тон, его улыбку, выражение лица было каким-то тоскливым. Серые глаза блеклые и безжизненные. Леви видел такие раньше, но только один раз. Давным-давно, когда рота солдат проходила мимо Хорайзона, возвращаясь с севера. Такие же глаза, повидавшие смерть. Такой же взгляд он видел у многих стариков, кому повезло дожить до седин – те, кто уже ничему не удивляются.

– Я Леви. Леви Каори. Охотник Гильдии охотников, – наконец, он нашел повод предъявить разрешение на охоту – я охотился тут на фримонов. Простите что побеспокоил. Мне нужен был последний.

Леви бросил взгляд на пушистика, который терся у ног.

– На По даже не смотри, дружище. Я не дам его в обиду. Мы слишком давно вместе. Ладно, пошли, темнеет уже. Можешь стоять?

Леви поднялся на ногу, опираясь на Грананд, но понял, что долго ему так не продержаться, он безмолвно посмотрел на Ника. Тот лишь чвакнул губами.

– Ясно все с тобой. Ладно, забирайся – он подставил спину и посадил на себя Леви. – Не переживай, до дома не далеко, я не устану.

– С-спасибо…

Фримон прыгнул на плечо Нику, и они вместе побрели вглубь леса.

Ник не соврал, действительно спустя полчаса они пришли к лесной хижине, самый простой бревенчатый домик с крохотными окнами и камышовой крышей.

– Дом, милый дом – приговорил Ник, открыв дверь.

Внутри все было ухоженно. Небольшое кресло-качалка напротив камина. Стол с деревянной посудой, вместо кровати бивак с сеном.

Леви приковылял к стулу и выставил ногу вперед. Ник быстро нашел пару баночек с резко пахнущей жидкостью. Помыв мальчику ногу теплой водой, он начал наносить раствор на укусы. Было видно, что нога успела опухнуть. Ник смотрел на нее с беспокойством.

– Это все, что я могу. Но тебе нужно пока что отдохнуть. Ночью через лес лучше не ходить. – Он развел огонь в камине и поставил котелок. – Ужинать будешь? Кончено будешь, чего я спрашиваю – улыбнулся Ник.

Пока он готовил ужин, Леви понемногу привыкал к незнакомцу, продолжая рассматривать хижину.

– Каори, – сказал Ник между делом – где-то я слышал это имя.

– Думаю, что вы слышали его после пожара в Грохме. Я и мой брат единственные выжившие в нем.

Ник стих. Опустив голову, он смотрел на костер и в глазах отражался его оранжевый цвет.

– Вот как… даже не знаю, что и сказать… Мне жаль. Твой брат тоже охотник?

Леви кивнул

– Угу, нам повезло на экзамене. Лично я был уверен, что провалюсь.

Вскоре на стол было накрыто. В тарелках горячая похлебка, от которой шел пар. У Леви заурчало в животе. Ник помог ему сесть за стол.

– Главное не напрягай ногу. Завтра с утра пораньше отнесу тебя в Хорайзон.

Он достал из маленького шкафчика темную бутылку. В две деревянных кружки Ник разлил золотистый пенный напиток. Свою юноша сразу же выпил, удовлетворенно чавкнув и посмотрев с вопросом на Леви. Мальчик принюхивался к похлебке. Она пахла до ужаса вкусно. Затем он повернул свой взор на кружку.

– Это пиво?

– Да, самодельное.

Леви тут же отставил от себя напиток.

– Простите, – сказал он, покраснев от неудобства – но мой учитель запрещает мне пить такое.

Ник удивленно приподнял брови. Затем он встал и начал расхаживать по дому, заглядывая за каждый угол, в окна на улицу, даже под кресло нырнул. Не найдя ничего он вернулся к столу и уставился на Леви.

– Но тут нет твоего учителя. Только ты, я и По.

По, к слову, поглощал с довольным видом свою порцию из отдельной миски под столом.

– П-простите, но нет…

Ник ухмыльнулся.

– Ну, как хочешь. – Пока Леви принялся за ужин, Ник продолжил говорить – скажи, если не секрет. Зачем ты стал охотником?

Леви недолго думал. Сам для себя он уже давно ответил на этот вопрос.

– Охотники помогают людям. Защищают их. Я стал охотником из-за этого. А вот мой брат, Тефтон, всегда хотел узнать кое-что. И для этого ему нужна была возможность путешествовать по всему Острову.

– М… твой брат смелый человек. Был бы он тут, то без раздумий осушил бы стакан. – Ник взял кружку Леви и мигом выпил ее содержимое.

Леви улыбнулся про себя.

– Наверное… ну а вы?

– Давай на «ты», Леви. К чему этот высокий тон.

– Х-хорошо… а ты из Гильдии лесников?

Ник почему-то рассмеялся, встав и положив себе еще похлебки из котелка.

– Нет. Я безгильдийный.

Леви замер с ложкой в руках на полпути ко рту. С нее начал капать бульон. Одно только это слово вызывало тошноту у большинства людей, населявших Остров. Человек, который не сдал экзамен ни в одну гильдию, или тот, кого не взяли в детстве в ученики. Отброс, одним словом.

– Безгильдийный?.. Вы не шутите?

Ник кивнул, вернувшись за стол.

– Да. Я свободный человек. Живу здесь в лесу и ищу самого себя.

Леви стало немного неудобно есть его еду. Он отложил ложку в сторону и больше не притрагивался к ней. Что за странный человек? Без гильдии, живет совсем один в лесу…

Ник в полной тишине доел похлебку, но потом сказал:

– Знаешь, я вам даже немного завидую. Приключения, целый Остров у ваших ног… а мне даже просто выходить из леса опасно. Стоит людям узнать, что я безгильдийный, так все начинают чуть ли не в лицо плевать. Так что я иногда называюсь лесником. Но и вправду, давненько я из леса не выбирался, – тут его голову пронзила мысль, от которой глаза загорелись – слушай… а я ведь могу тебе кое-чем помочь.

Он вскочил из-за стола и побежал к шкафу, что стоял в конце комнаты. Открыв его, Ник достал оттуда три выделанные шкуры фримонов.

– Что?

– Это же то, зачем ты явился сюда.

Леви чуть не поперхнулся. Ник положил ему на колени три шкурки. Мягкие, с пушистой шерстью, так ровно разделаны, что те, что добыл Леви, казались теперь не больше чем рваными тряпками.

– Это фримоньи?

– Да. Шкуры диких фримонов. Они охотились на По, и я спас его, а шкуры остались. Они твои.

– Что? Но я не могу просто так их взять.

Ник улыбнулся.

– Можешь. Мне то они зачем сдались. Я их даже продать не могу. Бери, они твои.

Леви поверить не мог. Его проблема решилась так быстро.

Закончив с ужином они улеглись спать. Ник уступил гостю бивак, а сам взобрался спать на чердаке.

На следующий день, как только взошло солнце, юноша разбудил Леви. Он осмотрел его ногу, она все еще была покрасневшей, но опухоль спала. Ник накинул свой плащ, вновь посадил Леви себе на спину и отправился в Хорайзон. По шагал за ними следом.



***



Каори сидела на веранде своего дома в кресле и смотрела на берег. Она ни как не могла успокоиться. Леви, конечно, сказал перед уходом, что если понадобиться, он устроит ночлег прямо в лесу. Но Каори и представить себе не могла, что мальчик в итоге решиться на это. С раннего утра она сидела тут и ждала его. Волнение нарастало в ее груди.

С океана на остров шли грозовые тучи. Вокруг царила тишина перед бурей. Девушка крутила в пальцах патрон от винтовки Геверстона, погруженная в мысли.

Теперь, когда братья стали охотниками, она начала чувствовать непонятное одиночество. Или даже предательство. Она боялась смотреть в их глаза, боялась, что по ним Тефтон и Леви все поймут.

Сегодня ей в который раз приснился сон, в котором братья в слезах наставляют на нее винтовки. Вокруг ничего ни чего не видно, льет ливень, и тяжелые капли медленно бьются о холодные стволы их оружия.

Она умоляет их, плачет, рыдает, падает на колени. Но Тефтон и Леви не слышат ее просьб понять. Они смотрят на нее ошарашенными, дикими глазами, смотрят на ее татуировку.

Выстрел. Все заканчивается.

Такие сны оставляют осадок. Вновь так сильно захотелось убежать. Но бежать было некуда. Уникумам не скрыться от охотника на этом маленьком клочке земли среди бесконечного океана.

Каори попросила Акину уйти в город за порохом. Она знала, что порох в лавке давно закончился, и новый привезут не скоро, но сделала это намеренно. Ей нужно было одиночество, ведь скоро должен был явиться он.

Нужно торопиться – Леви скоро мог вернуться из леса.

Вдалеке показался парящий сокол. Он приближался к дому. Каори остановила на нем свой взгляд.

Сокол приземлился за дом, девушка не сдвинулась с места, продолжая сидеть.

С другой стороны двора послышался звук ломающихся костей и рвущейся плоти. Вскоре оттуда вышел молодой мужчина. Высокий с темно-русыми волосами. Он был в рваной рубахе, простой накидке.

– Ну привет, Каори, – сказал он.

Девушка повернулась к нему.

– Здравствуй Макшус. Я знаю, зачем ты прилетел.

– Ну и отлично. Не нужно будет тратить время на лишние слова. Семья расширяется. Я подобрал еще десятерых уникумов. Как ты?

– Лучше не спрашивай. Я кое-что узнала. Охотники нашли наше логово в Чуконсе. Скажи нашим, чтобы выметались оттуда, иначе их настигнут уже этим вечером.

– Я тебя понял.

Он подошел к ней сзади и положил руки на плечи девушки, начав разминать их. Каори положила ладони на них и стала гладить его.

– Ты напряжена, моя девочка? Что-то стряслось?

– Пустые опасения…

– Это из-за Тефтона и Леви?

Каори не ответила. Макшус убрал свои руки и сел прямо перед ней на стол. Он пристально смотрел в ее глаза. Девушка невольно отвернулась от пронзительного взгляда его зеленых зрачков.

– Каори, послушай. Я больше не могу так рисковать тобой. Ты должна вернуться.

– Но… я стольких спасла, перехватывая информацию из гильдии.

– Да. Я знаю. Но оставаться охотником стало слишком опасно.

Каори покачала головой. В горле встал ком, к глазам подошли слезы, все плыло.

– Я знаю, к чему ты ведешь. Настя уже рассказала…

– Ты вырастила своих учеников. Теперь они сами о себе позаботятся. Тебе же нужно вернуться к нам.

– Нет…

– Я не прошу тебя, Каори. Ты вернешься, хочешь или нет, но вернешься. – Сказав это, он резко встал и направился прочь с веранды. – Не смей ставить под удар все наше дело из-за каких-то двоих сопляков.

Тон его изменился, глаза словно стали ярче. Но оно тут же осекся и успокоился, сказав тихо на последок:

– Я буду ждать тебя.

С этими словами он спрыгнул с обрыва спиной вниз, до последнего не спуская глаз с Каори. В тот же миг вверх взмыл сокол. Он устремился в небо, в сторону Чуконса.

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий