Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ничего личного. Книга 5 Nothing personal. Book 5
Глава 3-3

Амадео выключил душ и потянулся за полотенцем. Ничего удивительного, что Рикардо ревнует – брата он все же очень любит, несмотря на то, что с остальными ведет себя как первоклассный засранец. В который раз Амадео задумался о том, что значат родственные связи – их с Лукасом никогда не связывала кровь, и тот не питал к нему теплых чувств, однако Ксавьер стал ему тем самым братом, которого Амадео так не хватало. Все зависит от человека, и если Диего считает Рикардо лучшим братом на свете, так тому и быть.

Полотенца на месте не оказалось. Неужели забыл взять? Немудрено – утренний разговор обнажил несколько неприятных истин, и Амадео настолько увлекся их обдумыванием, что очнулся уже под душем, хотя утром уже его принимал. 

Он прошлепал в комнату, стараясь оставлять поменьше мокрых следов – получить нагоняй от Мануэлы совсем не улыбалось, и тут кто-то схватил его и толкнул в стену. Руки вывернули за спину и сжали мертвой хваткой.

- Красавец, – просвистел ему в ухо Флавио. – Без одежды еще лучше.

Амадео дернулся изо всех сил, пытаясь справиться с накатившим ужасом. Как он мог позволить застать себя врасплох? Тогда, в тюрьме, когда на него напали Кудрявый и Буйвол, Амадео спасся только благодаря Йохану. Здесь же он мог рассчитывать только на себя – Флавио, хоть и производил впечатление хиляка, оказался на удивление сильным.

- Убери руки, пока я их не сломал, – прошипел он в ответ.

- Какая дерзкая куколка, – продолжал измываться Флавио. – Люблю таких. Пора было давно догадаться, красавица, зачем я прибрал тебя к рукам, а не продал в бордель.

Зубы впились в шею чуть выше татуировки, и Амадео зарычал.

- Пошел… прочь от меня!

Рикардо на мгновение замер у приоткрытой двери, затем заглянул внутрь. Увиденное настолько потрясло его, что он остался стоять, широко распахнув глаза и не делая попытки вмешаться. Глаза видели, но мозг отказывался воспринимать то, что пытался сделать Марсело.

- Ты еще будешь мне приказывать? – бухтел Флавио. Раздался звук расстегиваемой молнии, и Амадео вздрогнул.

- Прочь, – прохрипел он. – Прочь! – и, изловчившись, вырвал руку и двинул локтем назад.

Угодил он прямиком в нос низкорослого Флавио. Хлынула кровь, тот взвизгнул, как девчонка, и выпустил Амадео, который развернулся и врезал неудавшемуся насильнику коленом между ног.

Флавио заткнулся моментально – дыхание перехватило так, что он мог только раскрывать и закрывать рот. Одна рука зажимала кровоточащий нос, вторая, трясясь, потянулась к промежности.

- Я предупреждал, – Амадео колотило от ярости. – Не трогай меня, мразь!

Рикардо вытаращенными глазами смотрел на эту сцену, не в силах пошевелиться. В голове беспорядочно крутились образы, никак не укладывающиеся в цельную картину: рыдающий в кладовке мальчишка Пепито, разъяренный Флавио, Диего, в ужасе наблюдающий за тем, как его няньку, прикрытую белой простыней, выносят из дома…

- Охрана, – пискнул Флавио. – Охрана!!

Рикардо поспешно отступил от двери. В голове все перемешалось, и появлению амбалов в черных костюмах он был бы сейчас даже рад. Главное сделать вид, будто только что подошел и ничего не видел…

- Что там, Рико? – спросил за его спиной Диего, и он вздрогнул всем телом. Брат вытягивал шею в попытке заглянуть в комнату. – Что случилось?

- Ничего, – Рикардо торопливо взялся за ручки кресла. Он не желал, чтобы Диди видел подобное. – Ничего не случилось, поехали завтрака…

Амадео вылетел из комнаты и приземлился прямо под колеса. За ним враскорячку выполз Флавио, капая кровью на пол.

- Ублюдок, – сипел он. – Будешь знать, как нападать на хозяина! Скажи спасибо своей роже! Иначе я бы тебя убил!

- О боже, Арманд! – Диего сбросил с колен плед и накинул на Амадео. – Разве можно так, отчим, вы ему даже одеться не дали…

- Эта puta напала на меня! Погляди сам!

Рикардо еле скрывал шок и презрение. Если бы он не видел все своими глазами, безоговорочно поверил бы отчиму, не спрашивая, что тот забыл в комнате слуги. Но сейчас он не знал, что делать – мозг все еще отказывался принимать произошедшее.

- Не стоило пугать Диди, Марсело, – на удивление ровным голосом произнес он. – У вас все еще кровь хлещет, пойдемте, приложим лед, только отвезу брата в столовую…

Диего едва сдерживал слезы. Нижняя губа дрожала, пальцы, сжимающие подлокотники кресла, едва заметно тряслись.

- Не нужно, я сам доберусь. Иди.

Под конвоем уже не нужной охраны Рико и Флавио прошествовали в правое крыло. Диего наклонился, пытаясь помочь Амадео, и едва не вывалился из кресла.

- Ох, Арманд, я не должен был отсылать тебя на ночь! – воскликнул он в отчаянии. – Как ты?

- Я в порядке, – Амадео поднялся, кутаясь в плед. – Попробует сделать так еще раз – не ограничусь носом, а сразу сломаю шею! Грязный ублюдок…

Диего с восхищением смотрел на него, слезы уже высохли.

- Ты молодец, ему нельзя поддаваться. Но больше я тебя не отпущу, что бы Рико ни говорил. Тебя все-таки вверили мне, а не ему, так что сегодня же переезжаешь ко мне.

Рико. Амадео едва удержался от вспышки гнева. Отбиваясь от Флавио, он краем глаза заметил торчащего за дверью Рикардо, который даже не сделал попытки вмешаться. Отчим настолько свят, что он не мог поверить своим глазам? Или знал о его специфических наклонностях? Тогда какого черта на лице было написано такое изумление, будто ему явилась сама дева Мария?

Как бы там ни было, Амадео еще не до конца разобрался, на чьей же стороне Рикардо. Он любил брата до безумия, но потакал отчиму, будто тот был его родным отцом. И если Флавио прикажет ему забыть об увиденном, Рико едва ли поступит иначе.


Рикардо ходил туда-сюда по кабинету Марсело. Сам хозяин страдал в своей спальне, тиская два пакета со льдом – один он приложил к носу, второй – к промежности. Амадео Солитарио далеко не беззащитен, и на что надеялся субтильный отчим, непонятно.

Его передернуло. Он до сих пор испытывал отвращение от увиденного. Все иллюзии относительно Марсело буквально рушились на глазах, и причиной тому было не только сегодняшнее происшествие. Хуже всего то, что сюда вплетались и события прошлого. И вписывались так явно, что получившаяся картинка оказывалась собранным паззлом далеко не приятного содержания.

Рикардо сел на корточки и прижал ладони к щекам. Они горели так, словно кто-то надавал ему пощечин. Где-то на краю сознания высказывалась совесть: он стоял столбом и даже не попытался помочь Амадео, но Рикардо уверенными пинками заставил ее помалкивать. Он был в шоке. Да, вот подходящее объяснение.

Но как быть с Пепито? Неужели… Он застонал. Когда все встало на свои места, вынести случившееся с ним становилось сложнее. А Диего? Он наверняка сильно расстроится, если узнает.

А вдруг уже узнал?

Рикардо поднялся и едва ли не бегом направился в комнату брата.

- У тебя такие красивые волосы, Арманд, – услышал он. – У Рико тоже красивые волосы. И у меня. Были.

Рикардо скривился, будто от боли. В приоткрытую дверь он видел, как Диего расчесывает Амадео, сидящего на полу перед креслом. Нянька уже успела одеться.

- Даже длиннее, чем у него, – закончил брат. – Но пришлось сбрить их из-за операции.

- Когда я был мальчишкой, то сильно переживал, – Амадео сидел с закрытыми глазами, на губах светилась легкая улыбка. – Меня частенько принимали за девчонку. Когда стал постарше, начали считать глупым и легкомысленным. Я даже хотел состричь их, но отец меня отговорил. Сказал, что прекраснее волос ни у кого не видел.

- Удивительно, – Диего качал головой, водя расческой по влажным волосам Амадео. – Ты такой воспитанный и добрый, это наверняка заслуга твоего отца. Он, должно быть, очень переживает из-за твоего исчезновения.

Диего не видел, как улыбка пропала с губ Амадео.

- Нет, он… умер несколько лет назад. Мне очень его не хватает.

- Ох, прости, – расческа едва не выпала из руки. – Мне… мне так жаль…

- Ничего, все в порядке. Мой отец мне неродной, как и ваш. Но он любил меня, как родного, даже больше, – Амадео вздохнул. – Сказать откровенно, тебе с отчимом не повезло.

- Будто я не знаю, – усмехнулся Диего. – Расскажи, как ты с ним познакомился. Я хочу знать, что такое хороший отец, наш родной умер, когда мы были совсем маленькими. Мать второй раз вышла замуж за отчима. Знал бы Рикардо, какой на самом деле Марсело Флавио… Он бы не смог с этим справиться. Он такой ранимый.

- По крайней мере, понятно, почему он старается казаться грубым, – Амадео прикрыл глаза. – Отец подобрал меня на улице, когда мне было восемь, и вырастил как своего ребенка. У него уже был сын на тот момент, старше меня на четыре года. Ничего удивительного, что он меня невзлюбил. Вам очень повезло с братом, Диего, а вот мне – нет, – пальцы сжались на коленях. – Так что считайте это удачей.

- С таким хорошим отцом вряд ли тебя сильно расстраивал брат.

Губы Амадео скривились, но видел это только Рикардо. Чем же так насолил братец великому Амадео Солитарио? И почему империя «Азар» досталась приемышу, а не родному сыну? Вот уж поистине удивительно.

- Вы предполагали, что Флавио сделает подобное? – Амадео предпочел перевести тему. – Поэтому не хотели отпускать меня от себя?

- Да, – Диего положил расческу на стол и, разделив волосы Амадео на три части, начал плести косу. Рикардо едва не зарычал – раньше брат делал прически только ему. – Знаешь, Арманд… У меня до тебя была еще одна нянька. Ему было восемнадцать, совсем еще мальчик… Его звали Пепо, но Мануэла назвала его Пепито, и он тут же привык к этому прозвищу.

Рикардо вздрогнул. Он во всех подробностях вспомнил тот день, когда вернулся домой и застал Пепито рыдающим в кладовке.

- Чего ревешь? – в своей обычной грубой манере спросил он. – И какого черта ты тут делаешь? Тебя приставили присматривать за Диего, так выполняй свою работу!

- Д-да, – всхлипывая, Пепито выскользнул из кладовки и прикрыл за собой дверь. Под носом размазались сопли, глаза сильно покраснели – похоже, он рыдал тут не один час. Мануэла с утра ушла на рынок, а Диего наверняка спал, поэтому пацана никто не хватился.

Рикардо, поджав губы, смотрел на него. Мальчишка был довольно привлекательным, тонким и гибким, как тростинка. На лице особенно выделялись огромные черные глаза, а ресницы были длиннее, чем у любой девушки. Футболка была ему немного велика, и он постоянно тянул ее вниз.

- Что ты делаешь? – раздраженно бросил Рикардо. – Растянешь же, и так большая.

- Простите, – Пепито вытер глаза. – Я больше не буду.

Рикардо так и подмывало спросить, что случилось, но он решил, что дела рабов его не касаются. И потом, когда Пепито нашли в этой же кладовке, а вокруг шеи была обвязана разорванная на лоскуты простынь, он множество раз пожалел, что не припер мальчишку к стенке и не выспросил, что произошло. Возможно, трагического события удалось бы избежать.

Хуже всего оказалось то, что Пепито нашел Диего. Несколько дней после происшествия Рикардо не отходил от него – брат не вставал с постели, отказывался от еды и совсем ослаб. Хотя бы ради того, чтобы не видеть Диди таким, Рикардо должен был удержать мальчишку от этого шага.

Но теперь он не знал, удалось бы ему или нет. Теперь он догадывался, нет, совершенно точно знал причину, по которой Пепито покончил с собой.

Марсело до него добрался. Вот почему парень тянул футболку вниз, вот почему не поворачивался спиной – боялся, что Рикардо увидит свидетельства страшного преступления. Если бы он проявил больше сочувствия и внимания…

Рикардо тряхнул головой и прислушался. Диего как раз заканчивал рассказывать эту отвратительную историю.

Амадео сидел неподвижно, только глаза то и дело вспыхивали гневом.

- Пепито так и не рассказал мне, что сделал отчим, но я и сам догадался, – Диего с грустью водил пальцами по подлокотникам кресла. – Мне жаль, что не сумел разговорить его, возможно, я смог бы помочь… Я ужасно виноват перед ним.

- Ничуть, – Амадео поднялся и сжал его плечо. – Вашей вины тут нет. Кто виноват, так это Флавио и никто больше.

- Обещай! – Диего поднял на него заплаканные глаза. – Обещай, что не отойдешь от меня без надобности. Я боюсь, что Флавио…

- Обещаю, – уголки губ Амадео чуть приподнялись. – Обещаю, что Флавио ничего не сможет мне сделать. Я принесу обед, вам обязательно нужно поесть.

- Но…

- Флавио сейчас лелеет разбитый нос и вряд ли решится на повторную попытку. Не бойтесь, я быстро.

Рикардо едва успел скрыться за углом. Сердце бешено стучало, он готов был надавать себе затрещин. Диди знал обо всем! Знал и молчал! Полгода носил в себе эту страшную тайну, а Рикардо думал только о себе и о своем чувстве вины!

Как теперь смотреть в глаза брату? Диди видел, что Рикардо был у комнаты Амадео и ничего не предпринял. А если он обвинит и его…

- Как нос вашего отчима, Рикардо? – раздался за спиной голос, и он подпрыгнул.

- Спасибо, ничего, – он натянуто улыбнулся. – А ты в порядке?

- В полном, – лицо Амадео напоминало непроницаемую маску. В руках он держал поднос. – Я спишу все на шок, но в следующий раз хотя бы заявите о своем присутствии. Этого будет более чем достаточно.

Щеки вспыхнули лампочками, Рикардо раскрыл рот, чтобы оправдаться либо выдать гневную отповедь, но Амадео уже прошел мимо. На плече лежала аккуратно заплетенная коса, перехваченная черной резинкой. Рикардо запустил пальцы в свои нечесаные волосы, всклокочив их.

- Вот cabron, – выругался он под нос и услышал, как хлопнула дверь комнаты Диди.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий