Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Искажённые Distorted
Напуганная

Её разбудили крики. В полудрёме она приоткрыла веки. Прямо перед ней было чьё-то лицо. Она отдёрнулась, в момент проснувшись. Рывок одеяла. Девочка перед ней закричала. Одеяло приземлилось ей на голову, закрывая обзор. Линси отпрыгнула в угол помещения. Незнакомого помещения. Глаза быстро забегали вокруг. Тёмное, пыльное, большое, пустое, несколько кроватей, ещё два человека, дети, смотрят с испугом, вряд ли опасны. Один из детей улыбнулся.


- Тебя никто не обидит.

Линси вжалась в стену и метнула взгляд в тело, шевелящееся под одеялом.

- Чтоб тебя, - огрызнулась девочка. Среди её зубов отчетливо выделялись клыки, на голове что-то зашевелилось. Уши? Кошачьи? Обруч? – Я даже ничего не сделала…

- Я говорил тебе не подходить к ней, - устало выдохнул мальчик. Видимо, эти двое – источники разбудившего её шума.

- Я просто хотела посмотреть, - насупилась девочка с ушками. – Хоть что-то новое в этой халупе…

- Хоши…

- К тому же, посмотри, она такая странная! Бледная как призрак. Теперь хоть ясно, что живая.

- Она дышала, мы это обсуждали. Мёртвые не дышат, - мальчик приставил руку к лицу. Его глаза закатились, оставляя видимым лишь белок, что в сочетании с азиатским разрезом глаз выглядело немного пугающе. - Сама подумай, зачем Эллионор приносить к нам в комнату труп?

- С неё станется, - в один голос прошептали остальные присутствующие.


Линси заметила ещё одного мальчика, робко выглядывающего из-за кровати. Совсем маленький. В самом тёмном углу сидела девочка с куклами. Как она не заметила этих двоих сразу? На расстоянии стоял ещё один мальчишка постарше, его она приметила одновременно с двумя говорящими.


- Дьявол… Страшная женщина, - послышались шепотки.

- Она не желает нам зла, - выдохнул первый мальчик. Будто объяснял это далеко не в первый раз.

- А по ней не скажешь, - цыкнула девочка с ушками. За её спиной описал круг прилизанный чёрный хвост. Будто кошка, которой что-то не нравится. Почему у неё хвост? Линси как заворожённая смотрела на это чудо природы. Казалось, где-то должен быть пояс или другие крепления. Но он двигается…

- Эй, ты в порядке? – Линси поздно заметила подошедшего мальчика. Она дёрнулась и ещё больше вжалась в стену. – Тебе нечего бояться. Меня зовут Ёру. А тебя? – Он вновь улыбнулся, показывая, что не желает зла. Среди его зубов тоже выделялись клыки, более длинные, чем привычно.

- Что это? – Она кивнула головой в сторону девочки выбравшейся из одеяла и теперь просто сидящей на кровати. Её хвост перемещался туда-сюда.

- Это? А, ты про Хоши. Знаешь, называть её «этим» немного грубовато, - Ёру коротко усмехнулся, - Моя сестра, конечно, резкая, но всё же человек.

- Человек, – неосознанно повторила Линси. – Что на ней?

Ёру нахмурился не до конца понимая, что имеет ввиду новая знакомая. Её глаза перемещались по Хоши вверх-вниз, будто пытаясь сопоставить увиденное.

- Думаю, её смущают уши и хвост, - подала голос девочка с куклами.

- Ах, это. Ну, мы из племени. Наверное, ты редко видишь наших.

- Племени? – повторила Линси.

- Перевёртыши, - пояснила девочка. – Мы тоже сначала удивились. Конечно, все о них слышали, но увидеть…

- Я вообще думал, что это сказки, - усмехнулся смуглый мальчик, стоящий чуть поодаль и до того не принимавший участия в разговоре.

- Лэнс – ты идиот. Все знают, что они существуют.

- Эй! Я не виноват. Ты подумай: их мало, живут в лесу, видели их лишь редкие торговцы…


Теперь Линси знала три имени: девочку с ушами и хвостом, которая оказалась перед ней в момент пробуждения, звали Хоши; Мальчика, который ругался с ней и больше всех разговаривает – Ёру; Они оба азиаты. Он назвал её сестрой. Фигура речи или правда родственники? Смуглый мальчик, вступивший только что в разговор – Лэнс. Неизвестными остались девочка, игравшая с куклами и робкий мальчонка, все еще прячущийся за кроватями.


- Потому что племена перевёртышей не любят контактов с чужими, - ответила девочка с куклами, всё ещё осуждая.

- Мы вообще-то здесь, - приподнял руку Ёру. Остальные дети, неловко засмеявшись, замолчали. – Ну, думаю, ты уже поняла, что мы с Хоши перевёртыши. А что до хвоста и остального, я предпочитаю их прятать, моя сестра – нет. Вот и всё.

Все вокруг закивали. Они явно знали, о чём идёт речь. Перевёртыши? Это вид, раса, племя? Линси было незнакомо это название. Она предпочла не показывать виду. Придётся понимать из разговоров.

- Так что ты здесь делаешь? – Вмешалась в беседу Хоши. Линси посмотрела на неё с непонимаем. Что она имеет ввиду? – В башне. Как тебя сюда занесло?

- Не наседай. Мы все знаем, что её вчера принесла Эллионор, - прервал её Ёру.

- Она проспала почти сутки, - напомнила девочка поодаль.

- Поэтому я и хотела посмотреть, жива ли она! – всполошилась Хоши, - А теперь я вдруг виновата.

- Не пугай её, - выдохнул Ёру, добавив полушепотом, - посмотри, она итак забитая.

Линси всё ещё стояла, прижавшись к стене. По телу шёл холод кирпичей.

- Что там сказала Эллионор?

- Что она может быть истощена, недоверчива и ещё что-то умное… что у неё ам… Ам что-то там. – Подал голос Лэнс. Он производил впечатление местного дурачка.

- Амнезия. Что у неё амнезия. Потеря памяти, - дополнил Ёру. Остальные закивали с понимаем.

А этот наоборот похож на лидера, продолжала подмечать Линси. Ему никто не перечит.

- О, тут бирка, - Линси опустила голову на голос и увидела, что Хоши сидит около её руки. Когда она успела? Линси дёрнулась от неожиданности. Бумажка на запястье порвалась, оставаясь в руках Хоши. – «Линси Миллер, 13 лет…» и… не могу разобрать, текст порвался.

Линси прижала к себе запястье.

- Эй, тебе же сказали, хватит! – девочка подбежала к Хоши и выдернула бумажку из рук, протягивая назад Линси, - держи.

Линси продолжила стоять вжавшись в угол.

- Братец, Этта меня обижает, - наигранно насупилась Хоши.

- Сама виновата.

Всё-таки азиаты родственники. Девочка с куклами – Этта.

- Между прочим, сейчас от Хоши мы узнали больше, чем за весь этот разговор, - Лэнс улыбаясь, приземлился на кровать, теперь он был совсем рядом с девочками.

Хотя может он и не так глуп, как показалось сначала.

- Во-о-от! – Улыбнулась Хоши, оголяя клыки. – Так отколь ты? Что здесь делаешь? Реально ничего не помнишь? – Она всё продолжала приближаться. Ещё немного и они снова окажутся лицом к лицу. Линси отшагнула, нога врезалась в стену. Отступать некуда. – Эй! Алло! Хоши вызывает Линси Миллер.

- Лин.

- Что? Что ты там трезвонишь, не слышу? – Её лицо и правда приблизилось вплотную.

- Лин. Не Линси.

- Чудо! Она заговорила!

- Хоши, - Ёру напряжённо выдохнул. Сзади скрипнула дверь. Вошедшая женщина быстро осмотрела детей, столпившихся в углу.

- Развлекаетесь? – её низкий голос звучал угрожающе. Ёру и Этта вытянулись по струнке, Лэнс вскочил на ноги. Хоши продолжала беззаботно улыбаться. – На выход.

Дети переглянулись.

- Я жду.

Нехотя они поплелись к двери.

- Но мы же только вчера тренировались, - обиженно промямлил Лэнс.

- Тс-с, - Ёру толкнул его к выходу. Женщина посмотрела им вслед холодным взглядом. Затем она перевела взгляд на Хоши, оставшуюся в углу.

- И?

- Иду, - сдалась та. Взгляд женщины переместился на Линси.

- Вперед.

У женщины был смутно знакомый голос. Линси лишь посмотрела в ответ.

- Быстро.

Линси все ещё стояла. Хоши замедлилась, наблюдая за этой картиной.

- Всем двадцать отжиманий.

- Ну, нет! За что? Мы тут причём! – послышалось с улицы. Хоши метнулась назад в угол.

- Шевели булками, - она дёрнула Линси за руку. Ногти впились в запястье. – Не хватало ещё напрягаться из-за тебя.


Извиваясь, Линси шла сзади. Хоши оказалась неожиданно сильной. Линси не могла вырваться. С каждым рывком ногти впивались глубже, а сила, с которой её волокли, была несопоставима со стройной девочкой впереди. Пройдя сквозь дверь, её толкнули в общую шеренгу. Спотыкаясь, она встала около Этты. На запястье остались красные следы.


Этта толкнула Ёру в плечо и взглядом указала на травмированную руку новой знакомой.

- Чтоб её! Пора уже научиться контролировать силу, - едва слышно прошипел тот. Этта подняла брови. – Я поговорю с ней.

- Как будто от этого есть толк, - выдохнула Этта.


Женщина, уже успевшая выйти вслед за остальными пригвоздила их взглядом. Видимо, разговоры ей тоже не нравятся. Она не произнесла ни слова, но Этта вдруг задрожала и рассыпалась в извинениях.

- Простите Мистрис… Неил… То есть Эллионор, - заикаясь промямлила Этта.

- Двадцать отжиманий. Начали.


Так повторялось каждое утро. В комнату вдруг входила Эллионор, и все затихали. Удивительно, как эта свора её боялась. Зарядка, упражнения, тренировочные бои – всё это теперь было обычным началом дня.


Иногда Эллионор приходила с гвардейцами, чтобы демонстрировать на них приёмы. Она раскидывала рослых мужчин по сторонам, словно сражалась с детьми. Что уж говорить о поединках с реальными детьми… Эллионор не было равных. Казалось, таких не было здесь вообще.


Они жили в одной из башен замка. Обветшавшее тёмное полуразрушенное строение. Оно выглядело так, будто давно не используется. Может, поэтому туда поселили сирот. Да, дети вокруг были сиротами. Отголоски войны, которую Линси не понимала. Ей было известно, что воевали с одним из народов Материка (так они называли землю, на которой живут), и что это война закончилась несколько лет назад. А дети – результат того, что не все из воюющих смирились с поражением. Война кончилась, но остались разрозненные группы, которые нападали на торговцев и терроризировали отдалённые от центра деревни. Иногда даже сжигали их дотла, как произошло с родиной Ёру и Хоши.


Всё это Линси услышала в чужих разговорах. Она почти не говорила с остальными детьми, но зато внимательно слушала. Это позволяло знать достаточно, чтобы существовать среди них. Но знаний никогда не бывает много. Знания – это страховка. В первый день, после потери памяти, она не знала ничего. Стащила с кухни хлеб, ведь была голодна, после того как весь день бродила по коридорам непонятного замка. Это позволило найти её и схватить. И держать несколько месяцев взаперти в той дурацкой белой комнате. Поэтому лучше знать больше, тогда впредь она не совершит таких глупых ошибок.


Та комната была в Белой башне. Её было видно из окна теперешнего жилья. Она действительно была белее остальных четырёх башен замка. Иронично, что ей владел медицинский корпус, ведь Линси терпела от них лишь мучения. Всего замок состоял из пяти башен. Четыре из них стояло по периметру. Белая, Красная и Зелёная принадлежали разным корпусам (так они называли отделы внутри служб замка), а полуразрушенная Чёрная, стоящая позади основного здания, судя по всему, пустовала, до того как в неё решили поселить сирот. Башни образовывали круглый двор замка, где была, казалось, обычная лужайка с травой и дорожками, по которым всё время семенили люди. Посередине двора возвышалось самое большое здание. Его тоже звали башней, хотя с ней оно не имело ничего общего. Синяя башня. Чаще её называли башней Управления или просто Управлением. Внутри сидело руководство этой страны. Его главой была какая-то женщина. Линси слышала лишь упоминания о ней. Она носила статус Леди. Возможно, у них это было что-то сродни королевы. По крайней мере, боялись её так, будто она ею и была.


Кроме физических упражнений их загружали учебой. Непонятно зачем всё это горстке сирот, но обучали их старательно. История, математика, биология, правописание, постановка речи (с которой Линси всегда сбегала), даже политика. Для Лин всё это было в новинку. Она мало, что помнила до времени заточения. Почти ничего, если быть точной. Поэтому учеба давалась с трудом. Не то чтобы ей очень хотелось учиться, но это позволяло заполнять пробелы. Пока остальные зевали от уроков по устройству Материка («Мы итак это знаем, Учитель!»), Линси впитывала. Поэтому она охотно шла на занятия. Все, кроме постановки речи, на которой учеников вытаскивали перед всем классом и заставляли говорить. Линси не хотелось говорить и не хотелось быть в центре внимания, поэтому этого урока она тщательно избегала.


Кроме них на теоретических занятиях присутствовали другие дети. Они были немного старше, чем её сожители и она сама, что ещё больше усугубляло ситуацию. Линси старалась держаться от них в стороне. Остальные однако с ними общались, некоторые, вроде Ёру и Лэнса, даже сдружились. Позже Лин удалось выяснить, что остальные члены класса были детьми сотрудников замка. Именно поэтому им давали такое обширное образование, это было будущее этой страны. Вероятно, расчёт был на то, что они тоже затем присоединятся к работе в верхах.

Самыми любимыми для Линси были история и политика. Эти предметы давали больше всего информации. Из них Линси узнала про Материк. Она поняла из разговоров, что так местные называют землю, на которой живут. Но почему Материк? Что это вообще? Название страны или нечто большее? Это оставалось непонятным. До сих пор. Итак, они звали это «материком», потому что это и правда был материк. Небольших размеров кусок суши, окружённый морем. Он был поделен на четыре примерно равные части, который занимали разные фракции. Сложно было сказать, на что они были больше похожи: на страны, религиозные течения или скопления рас. Казалось, всего понемногу. И все они были чем-то большим, чем люди. Линси уже слышала о перевертышах – людях, способных оборачиваться в зверей полностью или частично, к ним принадлежали Ёру и Хоши. Но кроме них существовали маги, жрецы, вампиры, даже джины и ещё сотни других. Всё это было похоже на сказку, что-то из книжек, но все они сейчас жили прямо рядом с Линси.


Из уроков истории Линси поняла, что когда-то была общая Земля. Но в результате непримиримых разногласий и страха за собственную жизнь, вся околомагическая братия собралась в одном месте, и воздвигла барьер. Они звали его «Стена». Стена окружила Материк, скрывая его от остального мира. Никто больше не видел его, никто не мог проникнуть. Началась новая эра.



На Материке было четыре точки, где Стена была слабее всего, вокруг этих точек образовались колонии. Со временем они стали чем-то вроде отдельных стран. Их назвали по сторонам света, кажется, так просто повелось. В их главе встали люди, создававшие Стену. В знак уважения, к ним обращались Лорд или Леди, ведь они были их спасителями, а теперь взяли на себя охрану Брешей – четырёх проблемных участков стены. На севере правил верховный маг, на Юге - главная жрица, Восток отдали Джинам, на Западе остался пожилой и умудрённый знаниями вампир. Подобное прибивалось к подобному, люди разошлись к тем, кто им был ближе. В итоге три первых части материка остались в тех же руках, они развивались своими путями и стали полноценными государствами со своими устоями. В запад же стекся весь сброд, все тёмные фракции, которые не знали, куда ещё податься в новом мире с изменившимися правилами. Лорд-вампир был им ближе остальных, и вокруг образовались те, кто не гнушался идти по головам и использовать любые средства в достижении своих целей. Когда старый Лорд умер, там начался хаос. Постоянные перевороты, власть переходившая из рук в руки, нападения на другие фракции. Остальные звали их «тёмными» под стать их деяниям и характерам, включая туда весь сброд, что ошивался на Западных землях. Война закончилась, их больше не боялись, но относились с невероятным презрением. Материк так и остался разделен на четыре части, хотя мало кто уже боялся атаки «снаружи» (из-за стены, купола что прятал их землю). Север за магами, Юг за Жрецами, Запад за Тёмными. Восток, а Линси оказалась в его столице, за Джинами. Вот только Леди Джиллиан, нынешняя властительница, была их последним представителем, и, судя по урокам политики, это вызывало определенные волнения в обществе. Её род, будто монархи, владели Востоком несколько веков. Но у Леди Джиллиан не было ни детей, ни других потомков, и кто встанет во главе Востока после конца её правления, оставалось неясным. Это было интересной информацией.


Так, понемногу, Линси продолжала учиться, пополняя свои запасы знаний. С того времени минуло шесть лет. Сироты чёрной башни разошлись своими путями, теперь они редко встречали друг друга. А если и встречали, Линси предпочитала проходить мимо. Она не питала ни к кому из них чувства родства. Они встретились чужаками и расстались ими же. Единственная, кто остался ей дорог с тех времен – Эллионор. Женщина, которая спасла её из заточения в белой комнате. Женщина, которая научила всему, что знает, пусть обучение и было суровым.


Неил была не очень эмоциональной. Она была требовательной, строгой, нагружала всех детей больше, чем следовало. Но тем не менее именно благодаря ей был создан этот приют, именно она отстаивала его, пока он не был закрыт за ненадобностью. Она дала детям шанс, и они все это понимали. Линси не скоро осознала это, но Неил слушались не потому что боялись. Её слушали, потому что уважали. Она стала для всех примером и открыла дорогу в будущее. Для Линси это означало место в этом новом незнакомом мире.


Все сироты пошли своими дорогами. Линси осталась при Неил. Когда Эллионор дали ставку главы силового корпуса, Линси поступила на службу туда же. Их изводили тренировками, и это дало свои плоды. Линси была в прекрасной физической форме, хоть и осталась всё такой же худощавой, она обгоняла других гвардейцев на голову. Работать в силовом корпусе было просто, и она работала. Это не было выбором желаемого, это был самый простой путь, путь без усилий. Линси всё устраивало, она жила своей размеренной жизнью. И планировала продолжать так жить, но вмешались обстоятельства. Пропажа Дока нарушила раскатанную колею, привычный распорядок. Линси это не устраивало, она планировала докопаться до правды.


***



Лин свернула с главной улицы, уходя от потока народа, снующего в замок и из него. Она предпочитала обходиться переулками вместо крупных дорог. Толпа напрягала. В столице жило множество людей, но они передвигались в основном по центральным улицам и площадям. Вот, где кипела вся жизнь: вольные рынки, магазины диковинок, таверны, развлечения. Прилегающие же районы были тихими. Редкие прохожие, старались лишний раз не производить шума.


Спуск с холма, где стоял замок, закончился. Дорожка сузилась почти до тропы и повела вверх, петляя между деревьями. Район, где жила Линси, пожалуй, был самым тихим в столице. Жильё в нём предоставлялось служащим замка, при условии отсутствия у них других вариантов. Реально этим правом мало кто пользовался. Дома находились на самой окраине города, добираться до центра было долго и неудобно из-за перепадов высоты ландшафта. Здесь было настолько пустынно, что перед районом успела вырасти небольшая рощица, окончательно скрывающая шум столицы. И без того редкие дома, стояли пустые. Если здесь и жил кто-то ещё, то Лин везло с ними не встречаться.


Небольшой двухэтажный домик, второй в ряду, встретил хозяйку с распростёртыми объятьями. Она отворила скрипящую дверь и повесила ключ на крючок. Тот весело звякнул о соседнюю связку-дубликат. Один такой домик предназначался для двух человек, что-то вроде комфортного общежития. Но за отсутствием второго желающего насладиться хоромами захолустья, ключи просто болтались у входа. Сам дом был обустроен крайне просто: кухня и небольшая гостиная снизу, и две комнаты с ванной сверху. Потребности самой девушки были настолько аскетичны, что за время жизни здесь, она докупила в интерьер разве что книги и пару ламп. Она поднялась наверх, открывая дверь спальни. Тут почти ничего не изменилось с момента её въезда: та же простая деревянная кровать, комод и столик. Если бы не стопки всюду лежащих книг, сложно было бы сказать, что в комнате кто-то живёт.


Лин упала на кровать. Кровать предательски скрипнула. Линси прошлась руками по телу, острые ключицы и рёбра упёрлись в ладони. Удивительно, что при приземлении раздался вообще какой-то звук, тело казалось невесомым. Глаза закрывались. Всю прошлую ночь её мучали кошмары, не давая заснуть. В комнате было прохладно, она свернулась калачиком. Сил закутываться в одеяло не было. Наступала зима, и даже тёплые земли Востока окутывал лёгкий мороз. Едва уловимый для большинства жителей, но Лин хорошо его чувствовала. С наступлением холодов кошмары всегда учащались. Она не знала почему, знала лишь, что в них тоже холодно. Надо будет обязательно выяснить, что с Доком. Только он умеет заговаривать плохие сны. Но сейчас так хочется спать. В комнате послышалось размеренное посапывание.


Ей снился Док. Тихо постучав, Лин заглянула за дверь кабинета. Док сидел при свете настольной лампы. По столу были рассыпаны разные папки, бумаги и книги. Он поднял уставшее лицо и слегка улыбнулся: «Проходи». Быстро собрав в стопку бумаги, он сунул их в жёлтую папку, позакрывал книги и аккуратно сложил всё это с краю стола. Каждый раз Линси находила его, поглощённого работой и каждый раз он сворачивал всё ещё до того, как она успевала подойти к столу. Не мог позволить заметить себя в бардаке. А может, пытался показать, что проблемы Линси для него важнее. Старый педант манипулятор. Именно последнее делало его мастером заговаривания кошмаров. Он знал, на какие кнопки нажать. Достав небольшой блокнот, Док облокотился на спинку кресла: «Ну, рассказывай». Она села напротив, но Мартин и его кабинет уже растворились в пустоте. Она стояла в кромешной тьме, не понимая, что происходит. Чувствуя только пронизывающий до костей холод.


Лин проснулась в смятой постели. Ночью она снова от кого-то бежала. Из окна прямо в глаза светило яркое солнце. Сколько она проспала? Часы на соседней с кроватью тумбочке показывали час дня. Не может быть! Лин вскочила. Вчера она заснула, когда ещё не успело стемнеть. Насколько же она была измотана, что проспала так долго? Глаза были липкие и отказывались полностью открываться, она потёрла их руками. Хм? У верхнего сустава большого пальца стоял чёрный крестик. Напоминалка. Она должна была что-то сделать? Ещё непроснувшийся мозг отказывался помогать. Так, вчера она пошла к Доку, но его не было, она отправилась выяснять подробности в башню управленцев, встретила Ёру, они чуть-чуть поговорили о новом главе медицинского корпуса… Точно! Она же должна была к нему сегодня зайти. Лин вскочила с кровати. Должно быть её давно ждут.


***


Ёру вошёл в свой кабинет и обнаружил на полу разбросанные бумаги. «Я же вчера ничего не убрал», – выдохнул он, предвкушая долгое прозябание в макулатуре. Он поднял первый попавшийся лист, в нём оказались отчёты разведчиков. Как раз кстати. Ёру вскользь пробежался по тексту: «… город А – чисто, В – чисто, … в районе трущоб странная энергетическая активность, проявляется периодически, при более близком осмотре ничего не обнаружено. Никаких следов проникновения. Ловушки на границе активны, не тронуты…».


– Странно, – он поискал глазами дату отчёта, – две недели назад, а вчера мне сказали другое. Что-то не сходится…

Ёру разворошил ворох отчётов, спустя пару минут он сидел на полу весь в окружении заполненных листков. Пришлось приложить много сил, но ему удалось найти нужные бумаги. Трёхнедельный отчёт: «Чисто, ситуация стабильна». И следующий, недельной давности, тоже без происшествий.

– Мда, понятнее не стало.


Что за «энергетическая активность»? Почему в том районе вообще было что-то необычное? Ёру не помнил, чтобы этот город хоть раз фигурировал в бумагах. За все года слежки там не замечено ровным счётом ничего, они уже собирались снять его с мониторинга. Пожалуй, надо обязать разведчиков подавать отчёты чаще раза в неделю.


Тишину коридора наполнили ритмичные тяжёлые удары каблуков. Ёру прислушался, знакомые шаги. Сегодня он их не ждал. Видимо, разбор бумаг снова откладывается. Он поднялся с пола и ещё не успел отряхнуться, как каблуки процокали мимо кабинета.

– Ёру, ко мне. Сейчас, – отдала приказ женщина, заранее обрубая любые вопросы. Она выглядела безумно уставшей, но голос не потерял металлического оттенка. – Принеси чай, это надолго.

– С возвращением, Леди Джиллиан, – улыбнулся парень, уголок рта слегка дёрнулся. Кажется, сегодня он снова будет завален работой.


Каблуки поцокали дальше, удаляясь по коридору. Ёру осмотрел свой кабинет, находящийся в полном бардаке, и грустно выдохнул. Переступая через стопки бумаг, он дошёл до столика, залил кипяток в маленький глиняный чайник. Затем вернулся туда, где сидел и собрал просмотренные листы. Непонятно с чем он придёт к Госпоже, он не успел понять, что нашёл. Однако доложить в любом случае было надо. Подойдя к столу, он обвёл моменты, которые выглядели подозрительно. От чайничка донёсся аромат мяты, чай готов. Поставив на поднос чайник и одну чашку, захватив отчёты, он пошёл в соседний кабинет, принадлежавший правительнице.


С лёгким стуком он вошёл в кабинет. Джиллиан резко выпрямилась на стуле. Её красный пиджак валялся на диване при входе. Ёру напрягся, хоть и не подал виду – неряшливость строгой правительнице была несвойственна. Джиллиан жестом пригласила садиться. Поднос опустился на кофейный столик, Ёру сел рядом, на диван. Джиллиан опустилась напротив. Разговор явно предстоял тяжёлый, редко женщина разговаривала с помощником на одном уровне.


– Встреча с лордом севера прошла не очень? – аккуратно спросил Ёру, наливая чай. Звук переливающейся жидкости наполнил комнату.

– Она добавила проблем, – после паузы ответила правительница.

– Мне казалось у вас с Абботом дружеские отношения, – Ёру поставил чашку рядом с начальницей. Джиллиан взяла кружку и резко отдёрнула руку. – Простите, чай ещё не остыл.

– Ну, дружескими я бы их назвать не осмелилась, скорее мы… уважаем друг друга. Он, как всегда, спокойный до кончиков пальцев. В этом балагане он единственный, на кого можно положиться, – Ёру слегка приподнял брови. Он первый раз видел, чтобы Джиллиан так высказывалась о собрании лордов. – Хесса отрешённая, как и весь Юг. Её флегматичности даже Аббот может позавидовать. Ну, а Эрвиг… Ты и сам знаешь.



Ёру опустил голову. Эрвиг, хоть и был единственным, кто за долгое время смог взять контроль над западными землями, доверия не вызывал.


– По крайней мере, с ним Тёмные стали спокойнее, – попытался найти положительное парень.

– Вот мы и подошли к проблеме, – Джиллиан ещё раз попыталась взять чашку, поморщилась, но всё равно отпила несколько глотков. – Тёмные начали залезать в чужие владения за Стеной. Они несколько раз были замечены на Северных территориях и даже пару раз на Южных.

– На Южных? Разве у них с Югом нет вне гласного уговора не трогать друг друга?

– Кто знает, – Джиллиан покрутила кружку на столе. – Хесса никак на это не отреагировала.

– Может быть, она не знает?

– Мальчик мой, – правительница посмотрела на помощника с лёгким укором, – не настали ещё времена, чтобы кто-то знал больше Жриц.

– Да, действительно, глупое было предположение, – улыбнулся Ёру. Юг в совершенстве владел искусством предсказания. – К слову о Тёмных, взгляните на эти данные.

Ёру протянул правительнице отчёты.

– Странная активность? Ты это хочешь мне показать? Такие всплески периодически бывают то там, то здесь, не вижу ничего необычного.

– Вот только именно в этом городе замечены Тёмные.

– В нашем городе? – Джиллиан с силой сжала чашку, но тут же отпустила. – Хотя этого следовало ожидать. Если уж они залезли на территорию Юга, что им до нас.

– Более того, есть основания полагать, что они знали маршруты патрулей.

– Чушь, никто не мог их знать, – Джиллиан отмахнулась.

– Хоши столкнулась с Тёмными в последний обход. Внеплановый. По её словам, они хозяйничали как у себя дома, не ждали угрозы.

– Она пострадала? – тон правительницы становился жёстче.

– Раны были серьёзные, но она уже восстанавливается.

– Тёмные на наших землях, калечат моих людей, – Джиллиан сжала челюсти. – Завтра же собери всех силовиков и разведчиков. Будем принимать меры.


Правительница встала из-за столика, завершая разговор. Ёру понял намёк и тоже поднялся. Джиллиан подошла к окну, разминая напряженные плечи, её взгляд упал на папку бумаг.

– Стой, возьми, – она указала на стол. Папка была сравнительно тонкой. – Это данные Аббота. Те, которыми он соизволил поделиться. Внутри информация по случаям нарушения границ. Посмотри сам и отдай аналитикам, может, они смогут извлечь оттуда что-то полезное. Вложи то, что обнаружил в отчётах, может пригодится. И да, аналитиков я завтра тоже жду.

– Это будет немного проблематично, – Ёру поёжился под грозным взглядом начальницы, – Глава белой башни только сегодня вступил в должность.

– Точно, Мартин же исчез, – Джиллиан отвернулась назад к окну, – почему всё так некстати.


Поняв, что разговор закончен, Ёру аккуратно закрыл дверь кабинета Госпожи. Он посмотрел на папку, в ней от силы было страниц пять. Если она была причиной его вызова, должно быть там что-то стоящее. Он обернулся на кабинет главы. Сегодня Джиллиан была сама не своя, видимо, ситуация становилась действительно угрожающей. Не в её правилах, так с ним откровенничать.


***


На пороге белой башни Линси встретила медсестра – грузная женщина среднего возраста: «Мы уже заждались», – недовольно буркнула она. Линси посмотрела в глаза женщины, давая понять, что ей всё равно. Медсестра цыкнула: «и на что только ему сдалась эта девчонка, – пробурчала она под нос, – пойдёмте».


Они прошли холл и поднялись наверх башни, остановившись на этаж ниже кабинета Мартина. Странно, что новый глава тесниться на нижнем этаже. Если исчезновения Дока не расследуют, почему новенькому не отдали кабинет? Больше он никому не нужен.


Кабинет, в который её привели, был на удивление просторный. Однако куча столов и разной техники давали понять, что предназначался он не для приёмов. Он вообще был больше похож на какое-то общее помещение.


– Пришла девушка, которую вы ждали, – быстро доложила медсестра.

Блондин, к которому она обращалась, сидел спиной, совершенно их не замечая. Медсестра подождала пару секунд, но так и не дождавшись реакции, цыкнула и вышла из кабинета.

«Похоже, его здесь не особо уважают», – подумала Лин, наблюдая, как за женщиной с грохотом закрылась дверь.

– Итак, зачем я здесь? – начала разговор девушка. Ей не терпелось скорее всё закончить. Нахождение в белой башне её не радовало, да и стоять просто так в кабинете молоденького новоиспечённого главы она не собиралась.

– Ох, да, прости. Я слегка увлёкся, – молодой человек повернулся и встал из-за стола, – Позволь представиться. Я – Кай, в прошлом отвечал за группу аналитиков. С сегодняшнего дня вступил в должность главы белой башни.


Бесполезная информация, только тратит время. Лин раздражённо перебирала пальцами. По дороге к башне она заметила движение в кабинете Джиллиан. В обычное время, он был закрыт, а значит, правительница вернулась. Появился шанс узнать о Доке из первых уст. Вот только вряд ли Джиллиан задержится долго в замке, так что нужно было торопиться.


Кай сбил девушку с мыслей неожиданным полупоклоном. Это было совершенно лишним и комичным в данных обстоятельствах, но даже она не могла отрицать изящность жеста в его исполнении. Это, вместе с идеально выглаженным костюмом-тройкой, что сидел на нём, составляли образ светского франта. Показушник.


– Уважения к себе, вижу, ещё не сыскали, – равнодушно ответила Лин.

Он пропустил колкость мимо ушей, что лишь прибавило ему шарма. Трудно было отрицать, молодой человек был красив. Высокий, статный, с правильными чертами лица.

– Значит вот как выглядит самый загадочный пациент. Линси Миллер, семнадцать лет, – Лин напряглась. – Точно, в записях была отметка, что ты не любишь слышать своё полное имя.

Лин из под бровей взглянула на собеседника. Забыл или решил её испытать? Кай ослепительно улыбался. Улыбка показалась слишком уж приторной.

– Мне повезло, что ты не реагируешь на это, как в детстве, – посмеялся он.


Лин не засмеялась. Внутри всё будто сжалось. Она не хотела вспоминать, но это место вечно норовило вернуть её в прошлое, а слова добавили последнюю каплю. В башне медиков ей всегда было некомфортно. Голова закружилась. Память подбрасывала картинки. Слепящие белые стены, люди в белых халатах стоят вокруг, перекрывая выход. Что-то говорят. Она в ярости бросается на врачей. Её хватают, тащат наверх. Ногти впиваются в стены, оставляя царапины. Девушка закрыла глаза. Надо успокоиться. Всё осталось в прошлом.


– Понимаю, для тебя этот разговор не из приятных. Но, если позволишь, я задам тебе несколько вопросов, – Кай поставил рядом с девушкой стул, приглашая присесть. Линси продолжила стоять. – Не пугайся, мой интерес сугубо эгоистический. Любопытно познакомиться с девушкой, на которую собрано целое досье.


Лин бросила быстрый взгляд на толстую папку в руках собеседника. О досье она не знала. Зачем оно могло им понадобиться? Сам Кай улыбался и источал дружелюбие, не смотря на явную враждебность Линси.


– Полагаю, у меня нет особого выбора, – Лин полубоком опёрлась на стул, такой же белый, как всё в этом помещении. Всё в этой башне.

– Ты можешь уйти в любой момент, но я был бы признателен, ответь ты на мои вопросы, – его улыбка ничуть не поблёкла. Он открыл папку. – По записям ты попала в замок в одиннадцатилетнем возрасте, но здесь мало что сказано о том, откуда ты взялась.

– Меня поймали, когда я пыталась украсть хлеб, – Лин равнодушно выдала факт, который он наверняка итак уже знал.

– Да, но где ты была до этого? Как попала в замок?

– Я не помню ничего до того, как очнулась в подвале замка. Как и раньше. Смотрите свои записи внимательнее.

– Что ж, я думал, что ты могла вспомнить что-то новое, – Кай продолжал улыбаться, игнорируя словесные уколы собеседницы. – Что ты помнила, когда очнулась?

– Только своё имя, – Лин изучала стыки плиток на полу. Этот разговор ей не нравился.

– Не удивительно, проход через брешь – солидное испытание для неподготовленного человека. Амнезия вполне обычное последствие.



Линси напряглась и подняла глаза на собеседника. Впервые за их разговор в её взгляде не было враждебности, она выглядела растерянно.

– Доктор Мартин не говорил тебе? – удивился Кай. – Очень странно, этому посвящена довольно большая часть досье.

– Вы имеете ввиду, что я попала в замок из-за Стены? – неуверенно переспросила Лин. – Как это возможно?

– Нам тоже это интересно, ведь способностями проходить через Стену обладают только кланы перевёртышей. А ты по всем анализам обычный человек.

Лин закусила губу. Эта история объясняла странные опыты, которые проводили с ней в детстве. Действительно, зачем им было так напрягаться ради маленькой воришки хлеба.

– Более того врачам не удалось спровоцировать повторный переход, – Кай закрыл папку и выжидающе смотрел на Линси. – Но это всё было довольно давно и без моего участия. В связи с этим я хотел бы провести новые тесты…

– Эллионор запретила проводить на мне опыты, – голос Лин стал резким и жёстким.

– Да, запретила. Проводить тесты на ребёнке, – Кай тоже стал говорить твёрже, но быстро опомнился и вернулся к прежней манере. – Ты уже не ребёнок и должна понимать, как это важно. Я уже написал прошение и сегодня понесу его Леди Джиллиан. Но мне хотелось бы, чтобы ты сама дала согласие.

– Я могу уйти в любой момент, верно? – резко спросила Лин.

– Да, я сказал это вначале разговора, но… – Он не успел договорить, так как Линси рывком вышла из кабинета.


Лин практически бежала вниз башни. Голова кружилась, мысли путались. Несколько пролётов спустя она остановилась, хватаясь за холодные кирпичи стены. Ступеньки и всё остальное вокруг как будто танцевало. Дыхание сбилось, она слышала свои тяжёлые вдохи. Коленки подкашивались, её всю трясло. Воспоминания об этой башне были самыми тёмными из всех остальных. К ней подключали странные аппараты, тыкали иголками, заставляли делать то, что она не хотела. В ушах стояли её собственные крики из прошлого. Эти стены были измазаны её кровью из содранных ногтей. Они не могут снова это сделать. Не могут. Неил не позволит. Линси прикусила губу. Кай прав, она уже не ребёнок, Неил не сможет защищать её как раньше. Девушка закрыла глаза, пытаясь унять панику.


Она не знала, сколько ей пришлось простоять, склонившись у стены коридора. Она сделала несколько глубоких вздохов, мир перестал кружиться. По пути в башню, она видела, что Джиллиан вернулась. Значит, пора было нанести ей визит, теперь причин стало ещё больше. Линси вышла на улицу и направилась в главное здание.



Холодный ветер окружил её, путая волосы и охлаждая мысли. Какова вероятность, что Джиллиан вообще её примет? Правительница безвылазно сидит в кабинете, её видят только Неил и Ёру, как ближайшие приближённые. Сама Лин никогда с ней не разговаривала, только мельком видела, пока ждала Неил в коридорах. Стоит ли вообще оно того? Расследование закрыто, вряд ли по поводу Дока она узнает что-то новое. А исследования… Ей даже ещё не принесли прошение, может, оно никуда и не продвинется. Вряд ли Джиллиан вообще будет с ней разговаривать. Может, как всегда просто наведаться к Неил? Она подняла глаза на верхние окна главного корпуса. Самое правое было пустым и безжизненным. Неил ещё не вернулась. Зараза! В замке существовало всего два человека, которые вставали на её сторону, и обоих нет в такой момент!


Нос ощутил запах спирта. В руках иголки, сверху нависают доктора с какими-то вопросами. Она может только лежать, не в силах даже шевельнуть рукой. Полная беспомощность. Линси сжала кулаки. Нет, она не вернётся туда. Медлить нельзя. Если обратиться дольше не к кому, можно хотя бы попытаться прорваться к Джиллиан.


Она миновала главный зал, лавируя между толпой, и вышла к лестнице. Она уже хотела проскочить в дверь, как путь ей преградил гвардеец. Зараза, она совсем забыла про охрану. Вчера она прошла без проблем, нет правителя – нет охраны, а сегодня придётся что-то придумать.


– Куда собралась? – сонно спросил мужчина средних лет. Его лицо было Лин знакомо. Гвардия относилась к силовому корпусу, они иногда пересекались по работе. Как же его зовут…

– Мне очень надо увидеть Эллионор. В силовом корпусе её нет, я подумала, что смогу найти её здесь, – Лин выпалила первое, что пришло в голову.

– Мистресс ещё не вернулась в замок. Сегодня её не будет, – охранник смягчился, разглядев знакомые черты в девушке. – Ты же юная протеже Эллионор?


Линси задумалась можно ли себя так назвать. В детстве она много времени проводила с Неил, тренировки, работа, которую она сейчас имеет, адаптация в замке после амнезии – всё заслуга Неил. С возрастом, однако, они виделись всё реже. Неил дали ставку телохранителя Госпожи и главы силовиков, Линси начала работать. Протеже её называли впервые.


– Да, можно так сказать, – вообще-то нельзя. Неил бы стукнула её по голове за такое, но для дела можно. – Лин Миллер. А ты Калеб, верно?

– Джейкоб. Калеб – мой сменщик. Нас часто путают, – по лицу охранника сложно было сказать, задело ли его это. – Так вот, протеже, ты наверняка прекрасно знаешь, что вход на этаж Главы запрещён.

– Вчера меня никто не останавливал, – буркнула Лин под нос.

– Потому что вчера я отпустил Джейкоба, – из-за поворота лестницы выплыла груда бумаг, сверху которой торчал ярко-красный хохолок и раскосые глаза.


Зараза! Только его здесь не хватало. Если пройти мимо гвардейца ещё были шансы, то пройти мимо Ёру почти невозможно. Он словно служебная ищейка выискивает и лает на всех нарушителей. А она итак вчера слегка напортачила…


– Ох, мастер Ёру, проходите, – Джейкоб быстро отпрыгнул от подножья лестницы, освобождая место.

– Как на счёт того, что я никому не доложу о твоём маленьком нарушении, а ты поможешь мне с этим? – Ёру свалил часть стопки в руки Линси.

– Я не собираюсь…

– Джейкоб, напомни мне, что происходит с нарушителями порядка в замке?

– Обычно они проводят ночь в карцере.

Лин передёрнулась. Этот выпад явно был адресован ей. Ночь в карцере не входила в её планы.

– Эту стопку нужно отнести к силовикам и разведчикам. А эту к медикам. Так замечательно, что я тебя встретил, – Ёру просиял язвительной улыбкой. – Вперёд.


Лин не успела опомниться, как ей в руки сгрузили бумаги и подтолкнули в обратном от лестницы направлении. Отдаляя от намеченной цели. Папки почти перекрывали обзор, Ёру наступал ей на пятки, поторапливая. Учуял же что-то, зараза. Не просто же так ему вдруг понадобилась помощь.


– К силовикам? Но Неил же нет на месте, – а больше нести секретные документы и не кому, добавила она про себя. Что там может быть такого срочного? Линси приподняла верхнюю бумажку, чтобы прочесть, что там написано, но Ёру стукнул её по руке.

– Точно, она же только завтра придёт в замок. Печально, она должна прочесть их до собрания.


Ёру, кажется, глубоко задумался, прикидывая варианты. Лин смекнула, что это отличный шанс, чтобы наведаться к Неил и обсудить наболевшие вопросы. Да, Неил даже лучше, чем Джиллиан. Откровенно говоря, план с Леди Д. был изначально провальный, но это лучше, чем не делать совсем ничего.


– Я могу отнести бумаги к ней домой, всё равно иду сейчас в город.

Ёру посмотрел на девушку. Наверняка что-то заподозрил, Линси никогда раньше не предлагала помощь. Он подождал с минуту, явно что-то обдумывая.

– Ладно. Я это сделать сегодня не успею, так что спасибо, – Ёру указал в сторону Зелёной Башни. – Но к разведке всё равно сходить надо. Пошли, поможешь мне донести бумаги.


Они миновали общий зал. Снующая туда-сюда толпа расступилась, давая им дорогу. Некоторые даже склонялись в лёгком полупоклоне. «Мда, а меня тут чуть пару раз не сбили». Линси подняла глаза на спутника. Он продолжал идти, воспринимая происходящее как обыденность. «Похоже, ты и правда хорошо поднялся за эти годы», – подумала девушка.


Мысли погрузились в прошлое. Когда она попала в замок, её даже близко не приняли с распростёртыми объятьями. Она попалась в первый же день, а дальше… Гвардейцы, холодный пол карцера. Допросы, лаборатория, опыты. Сколько она проторчала в белой башне? Месяц, два? Всё смешалось в одну кучу.


У неё не было дома, не было семьи, она была в чужом месте и ничего не помнила. Просто бледная, полуголодная одиннадцатилетняя девчонка. Измождённая бесконечными опытами. Когда всё закончилось, её привели в башню из чёрного кирпича. Там она провела несколько лет, бок о бок с Ёру, Хоши и другими.


По достижении пятнадцати лет их отправили помогать с работой в замке. Хоши, вечно пытающуюся куда-то сбежать, с врождёнными талантами к перевоплощению определили к разведчикам. В замок редко попадали перевёртыши, они жили кочующими племенами, поэтому найти сразу двух для разведки было призом. Они были единственной расой способной спокойно проходить через магический барьер, полностью окружавший материк – Стену. Ёру же, несмотря на все уговоры, вместо разведки пошёл в главный корпус, к управленцам. Линси, как самая младшая, продолжила тренироваться с Неил. Устроиться в замке Лин никогда особо не желала, но надо было что-то есть и где-то жить. Идти было некуда. Так что, когда Эллионор предложила ставку в силовом корпусе, Лин согласилась. Из приюта Линси переехала в казармы. А ещё через пару лет её отселили в пустующий дом. С Хоши и Ёру она виделась с тех пор разве что мельком в замке, обычно они даже не здоровались.


– Когда местный комочек ненависти вдруг стал таким помогающим? – поинтересовался Ёру, они уже подходили к Зелёной башне.

– Не давай мне новых кличек. Мне не чуждо ничто человеческое.

– Не скажи, когда тебя к нам привели, ты была дикой! – он усмехнулся. – Шугалась людей, ни с кем не разговаривала, пропадала почти все время кроме уроков, вечно цапалась и дралась с Хоши.

– Твоя сестра тоже не подарок, – огрызнулась Лин.

– Знаю, – улыбнулся он, – но можешь выдохнуть, с ней мы сегодня не встретимся. Её ещё не выписали из лазарета.


Линси вспомнила, в каком состоянии видела Хоши вчера. Нормальный человек после такого восстанавливался бы пару месяцев, но на перевёртышах раны заживали быстро. Животные гены, что скажешь. Кроме агрессии они давали и много преимуществ. Позволяли принимать форму зверей, быть сильнее и быстрее простых людей и даже свободно проходить через Стену. Последним Хоши нещадно пользовалась. Половина замка знала о её «затянувшихся миссиях». Несколько раз за ней приходилось присылать других разведчиков. Да и в городе Хоши постоянно отлынивала от работы. Отряд Линси часто посылали искать её по столичным рынкам. Отношение между девушками это не улучшало.


– В этот раз попался кто-то посильнее владельца ювелирной лавки?

– Это было всего один раз, – Ёру поймал взгляд Линси, – Что? В ювелирной лавке это точно первый случай.

Линси усмехнулась. Они оба прекрасно понимали, что Хоши вечно встревала в какие-то передряги.

– Без неё силовики, вероятно, просто бы скучали в казармах. Хоши – гарант ваших рабочих мест.


Лин задумалась. В целом столица была довольно мирной, здесь редко что-то случалось. Времена, когда все боялись Тёмных, выскакивающих то тут, то там, прошли. Если подумать, большую часть работы патрульным подкидывала действительно Хоши и ей подобные бунтари.

– Да, без Тёмных на Востоке тихо.

– Хорошо бы так и оставалось, – Ёру вдруг помрачнел и о чём-то задумался.


Остаток пути до Зелёной башни они прошли в тишине. У подножья башни их встретили развивающиеся флаги болотного зелёного цвета. Они вошли. Внутри было темно и тихо, что вместе было немного зловеще. В главном зале никого не оказалось, так что они без вопросов прошли к лестнице. Первые признаки жизни появились только к середине подъёма наверх. В приоткрытой двери несколько человек тихо переговаривались, глядя в экраны. Линси немного задержалась, всматриваясь вглубь комнаты.


– Это диспетчерская. Они контролируют патрули и подконтрольные территории. Видишь экраны, – Лин всмотрелась и увидела огромные, во весь её рост, горящие мониторы с изображением, похожим на карту местности. – На них видно наших людей. У всех разведчиков есть метки, которые позволяют находить их отсюда.

– Почему же вы тогда так долго ищете Хоши? – съязвила Лин.

– В звериной форме метки почти бесполезны. К тому же она чаще всего исчезает за Стеной, а туда, как ты знаешь, пройти могут немногие. Пошли, у нас ещё есть дела. Офис главы выше.


Они никогда не были особо дружны, а последние пару лет и вовсе не общались, но Ёру был на удивление дружелюбен. Впрочем, он был таким всегда: серьёзным, всё контролирующим, но неизменно добродушным. Наверное, это было одной из причин, позволившей ему забраться так высоко по карьерной лестнице. Сейчас он был советником, вторым человеком после Леди Джиллиан. Пускай он делил это место с Эллионор, это всё равно было удивительно. Из грязи в князи. Из сироты в советники за шесть лет. Ему всего девятнадцать, а люди расступаются в стороны, когда он проходит мимо. У Линси не укладывалось это в голове, хотя, конечно, по нему ещё с детства было видно, что он добьётся многого.


Они поднялись ещё на несколько пролётов, достигнув вершины башни.

– Ты ведь раньше не была в Зелёной башне?

– Не приходилось.

– Ну, тогда начальник разведчиков должен произвести на тебя впечатление.


Они вошли в небольшое пыльное помещение. Слишком маленькое для начальника. Тут вмещался только стол, несколько экранов и горы разных фотографий, развешанных по стенам. Рослый мужчина стоял у стены и помечал что-то на висящей карте.


Мужчина обернулся. Он кивнул Ёру и выжидающе посмотрел на Линси здоровым глазом. Волосы мужчины были частично забраны назад в хвост, оставшиеся спадали на плечи, напоминая гриву. По левой стороне его лица тянулся шрам, проходящий сквозь глазницу, делая левый глаз бесполезным. Глаз был целый, но полностью белёсый, словно кто-то стёр зрачок. Судя по размерам мужчины и полосам, покрывающим тело, он был из перевёртышей. Вероятно, после удара глазное яблоко восстановилось благодаря звериной крови, но не полноценно, зрение похоже не вернулось.


– Смотрю, корпус почти пустой, – Ёру сложил две папки с бумагами на угол стола, сверху каких-то записей, не найдя свободного места.

– Почти все в патрулях. Снаружи что-то происходит, – Мужчина начал говорить и изо рта показались звериные клыки. Он указал на карту. – Видишь, Тёмные зачем-то пошли в Южные земли. За стеной и того хуже, они появились в городах Севера и нескольких наших.


Лин взглянула на две висящие рядом карты. Одна, более крупная, – карта материка, на котором они находились. Она цветом была поделена на четыре примерно равных участка – Север, Юг, Запад и Восток. Границы были довольно условные, так как почти всё население базировалась в столицах этих территорий. На Юге и Западе просто негде было больше жить – их территории песочная и каменная пустыни. Север почти весь был усыпан пластами гор, население базировалось в столице – на вершине самой высокой из них, и в нескольких городах у подножья. Восток же выигрывал во всех планах. Его территории – леса и равнины. Интересно чем так отличился род Леди Джиллиан, что им достался самый выгодный кусок материка. Поля были пригодны для земледелия, ландшафт и климат позволял селиться, где хочешь. Ну, собственно, и население у Востока было больше прочих краёв. Равнины были усыпаны маленькими деревеньками, а леса отданы вольным племенам, которые формально не принадлежали ни одной из фракций. Интересно этот мужчина, глава разведки, был как Ёру и Хоши? Когда-то принадлежал одному из таких племён? Лин вновь бросила на него взгляд, мужчина запросто общался с Ёру. Они точно друг друга давно знают. Он тыкал на вторую карту и что-то объяснял.


Во второй карте Лин почти ничего не понимала. Она знала, что эта карта территорий за Стеной и что разноцветные точки на материках и островах – поделённые территории. Каждая фракция следила за своими участками вне Стены. Поговаривали, что население за Стеной опасно и следить за ними необходимо. Численность людей за Стеной была несравненно выше населения Материка. Поэтому разноцветные вкрапления были гигантскими. Линси не понимала, как можно было уследить за такими территориями. Особенно учитывая, что свободно приходить сквозь Стену могут лишь единицы. Карта была такой мелкой, города были лишь точками на ней. И все острова сплошь незнакомые названия. Она точно различала лишь один материк, вот тот в самом углу, покрытый пунктиром. На нём они сейчас находились. Материк, спрятанный магическим барьером. Наверняка, люди за стеной даже не знают о его существовании. Забавно.


– Да, я слышал. Ситуация накаляется, – Ёру поднял одну из принесенных папок, она была достаточно тонкой. – Тут информация от лорда Аббота. В другой – несколько вещей, которые я счёл странными в ваших отчётах за последние три месяца.

– Всемогущий владыка Севера решил поделиться с нами информацией? Похоже ситуация совсем скверная, – мужчина поднял папку и бегло просмотрел. – Хорошо, я всё изучу. Сколько у меня времени?

– Завтра утром будет собрание. Представите всю информацию, которую удастся собрать. Вот копии, – Ёру взял из рук Линси половину бумаг и сгрузил рядом, – раздайте людям. Нам понадобится любая помощь.

– Хорошо. На собрании требуется только моё присутствие?

– Начальников отделов, заместителей, свободных людей. Созвали всех: силовиков, аналитиков – полный аншлаг.

– Понятно, – Ёру уже подал знак Лин, что они уходят. – Ты ещё не передумал, малец? Твоя помощь нам бы пригодилась.


Линси с интересом перевела взгляд на Ёру, ожидая реакции. Однако больше вопроса её интересовало панибратское обращение начальника корпуса. Он был ниже в должности, и то, что Ёру действительно был гораздо моложе, не позволяло ему опускаться до слов вроде «малец». Все в замке обращались к советникам не иначе как «мистер» и «мистрис», отдавая дань их высокому положению. Пока они шли к нужному зданию несколько человек даже поклонилось. Однако Ёру лишь продолжил разговор. Казалось, он вообще ничего не заметил.

– Вы же знаете, боец из меня никудышный, – он улыбнулся. Не похоже, что этот факт его смущал. – Я предпочитаю работать мозгами.


Лин и Ёру кивнули и покинули кабинет. Ёру, чьи руки теперь были свободны, забрал у Линси остатки бумаг. Теперь у неё осталось лишь две тонкие папки. «Это отнесёшь Эллионор». Изначально Ёру говорил, что папки надо отнести разведчикам, силовикам и медикам. От первых они только что вышли, вторым Лин передаст бумаги через Эллионор, остались медики. Линси поёжилась. От одной мысли о белой башне накатывала тошнота. Возвращаться в ту часть замка не было никакого желания. «Надо бы просто сбежать, сославшись на занятость, как только мы выйдем» – промелькнуло у неё в голове. Тошнота отпустила.

Они спускались по закругляющейся лестнице башни. Ёру молчал, Лин шла сзади, с подозрением всматриваясь в его спину. После встречи с главой разведчиков, у неё остались вопросы.


– Перестань сверлить меня взглядом, если хочешь что–то спросить – вперёд.

Линси опешила, но решила не упускать такую возможность.

– Про что говорил верзила? И с чего вдруг он так запросто с тобой общается?

Ёру обернулся с лёгкой улыбкой. Похоже, то, что Линси что–то не могла разгадать сама, его забавляло.

– Охэндзи(найти и поменять имя?)– был в братском племени, мы часто пересекались с ними при торговле, периодически стояли в соседних рощах. Ещё до замка.

Ясно. Значит, верзила давно его знает, поэтому так запросто с ним разговаривает, несмотря на ранги.

– У всех перевёртышей такие дурацкие имена?

– Ты ещё и половины не слышала, – Ёру рассмеялся. – Честно говоря, я думал, ты спросишь про его внешний вид.

– Полагаю, это вторая форма. Нечто среднее между человеком и животным, – Ёру удивлённо обернулся на девушку. – Я любознательная.

– Необычно. Приятно удивлён твоей осведомлённостью, мало кто об этом знает, – Ёру тихо похлопал свободной рукой, от чего его речь смахивала на издёвку. – Тотем Охэндзи – тигр. Он бывший воин племени, так что привык находиться в средней форме.

– Это объясняет шрам.

– Да, получил в одной из битв.


Парочка преодолела последние ступеньки, прошла общий зал и открыла входную дверь башни. В глаза ударил яркий свет. После нахождения в полутьме им пришлось прищуриться. Лин готовилась к побегу.

– Так, папки я тебе отдал. Скажи Неил всё прочесть и передай про собрание. Как ты слышала, там должна быть она и пара высших офицеров. Держи, тут номер дома и улицы, на которой живёт Эллионор. Я к медикам, бывай, – Ёру махнул рукой и ушёл.

Линси задержалась, провожая его взглядом. Интересно, он не повёл её к медикам, зная про её неприязнь к Белой башне, или просто больше не было необходимости тащить кучу макулатуры? Странный он всё–таки, вполне мог справиться со всем сам. Она развернулась и зашагала к выходу из замка.



Эллионор жила на другом конце города. Район был тихим, малолюдным и находился на приличном расстоянии от замка. Странный выбор, учитывая, что её статус позволял приобрести жильё где угодно. На улице уже темнело, мужчина в форме зажигал редкие фонари. Лин поёжилась, вечером становилось прохладно. Она достала из сумки свитер. Проходящая мимо женщина задержала на ней недоумённый взгляд. В это время года редко кто так тепло одевался. Ну, что поделать с тем, что она мерзлячка? Лин обогнула последний поворот и вышла на нужную улицу. Её встретил аккуратный дом, размер которого был явно рассчитан на семью, а не на одинокую женщину. Лин позвонила. Открыли достаточно быстро.


– Линси? – вид Эллионор скорее был похож на то, что она собиралась в поход, а не открывала дверь.

Снова полное имя, Линси рефлекторно дёрнулась. Казалось бы, Неил должна знать, что та его не переваривает.

– Лин. И ты можешь убрать катану.

За приоткрытой дверью послышался лязг меча, опускаемого в ножны. Настороженность Эллионор иногда переходила все границы.

– Первое правило: будь всегда наготове, – она наклонилась и прислонила оружие к стене.

– В такой глуши тебя никакой враг не найдёт.

– Тут тихо и дома просторные. Зачем пришла? – Неил стояла стеной, сложив руки на груди, своим телом перегораживая проход.

– Это долгий разговор.


После минуты молчания, Эллионор неохотно сделала шаг назад. Линси пересекла порог и оказалась в огромной скудно обставленной комнате. Бетонные стены, будто ждали, когда их покрасят, а пол был усыпан штукатуркой. В середине этого пространства стояли два серых кресла и прозрачный стол. Больше мебели в комнате не было. Лин положила папки на стол и села рядом.


– А это?

– Документы. Завтра утром будет собрание, но об этом позже, – Линси отодвинула документы подальше от Неил. Если, она узнает про папки, её уже слушать не захочет. – Сначала я бы хотела обсудить пару вопросов.

Эллионор скрестила руки на груди и с подозрением посмотрела на папки, но кивнула.

– Во–первых, расскажи мне, что случилось с Доком.

– Сколько ты знаешь?

– Пропал около трёх недель назад. В кабинете всё перевёрнуто. Предполагается, что ушёл сам. Но с чего ему уходить, Неил? Тут что–то неладно. Он занимал в замке хорошую должность и к тому же довольно долго.


– А это?

– Документы. Завтра утром будет собрание, но об этом позже, – Линси отодвинула документы подальше от Неил. Если, она узнает про папки, её уже слушать не захочет. – Сначала я бы хотела обсудить пару вопросов.

Эллионор скрестила руки на груди и с подозрением посмотрела на папки, но кивнула.

– Во–первых, расскажи мне, что случилось с Доком.

– Сколько ты знаешь?

– Пропал около трёх недель назад. В кабинете всё перевёрнуто. Предполагается, что ушёл сам. Но с чего ему уходить, Неил? Тут что–то неладно. Он занимал в замке хорошую должность и к тому же довольно долго.


Эллионор громко выдохнула. Это была её обычная реакция на длинные разговоры. Все в замке знали, что она чертовски их не любила. Лин впилась глазами в наставницу, давая понять, что отступать не намерена.

– Две с половиной. Про уход официальная версия, обстоятельства действительно странные. В кабинете была записка, но почерк не похож на его, состояние кабинета тоже наводит на мысли. Вероятно, его похитили.

– Похитили? Зачем кому–то понадобился Док? – Линси смотрела на наставницу с удивлением. Мартин был психологом. Хотя он возглавлял белую башню, делал это довольно посредственно, большую часть обязанностей выполняли за него. Вряд ли он кому–то мог быть полезен.

– Из–за рода его занятий.

– Он был психологом, – Линси совсем перестала что–либо понимать.

– Это не было его основной работой. Большую часть времени он изучал Стену.


На Лин будто вылили кушак холодной воды. Сегодняшний день был щедр на неожиданности. Её, конечно, мало интересовало, чем Док занимается помимо сеансов, но осознать, что настолько не владеет информацией, было неприятно. Линси сжалась и поёрзала в кресле. Она не любила чего–то не знать. Однако показывать неуверенность нельзя.


– Не понимаю, как это связано с похищением.

– Напрямую. Информация о Стене – ценный ресурс.


Ресурс? Ну да, Стена мало изучена, но что в этом ценного? Кому она вообще сдалась? Её создали века назад, никто уже не помнит как. Она неприступна. Сквозь такой барьер могут пройти разве что перевёртыши. Да, за ней следят: территории той стороне поделены между лордами материка – но это скорее простая предусмотрительность. Довольно бессмысленная к тому же. Может, когда–то Стена и была возведена для защиты, но сейчас это скорее реликт. Для всех белый энергетический купол вокруг – обыденность. Он стоял и будет стоять. Зачем вообще изучать Стену? Мысли Лин бегали, пытаясь уловить ценность подобной информации, но ей так это и не удалось. Не ясно как можно было бы применить сведения о Стене, даже досконально её изучив.


– Что будет, если стены не станет? – Эллионор по–учительски толкала Линси к какому–то выводу.

– Её не может не стать, – Лин всё ещё не понимала. Стена – огромный силовое поле, купол, окутывающий материк. Она простояла сотни лет. С чего её вдруг «не станет»? Неил сверлила Линси взглядом. Разговор явно не продолжится, если Лин не ответит. Это было невозможно, но повинуясь наставнице, она прикинула, что будет, если Стена падёт. – Полагаю, начнётся паника.

– Что означает паника?

– Слабость. Во всех сферах. Люди будут не способны работать, структура управления пошатнётся. Возможно нестандартное поведение, стычки, агрессия.

– Что будет в этом случае?


Лин закрыла глаза, представляя такую картину. Стена пала. Люди в ужасе, они не знают, что происходит снаружи, что их там ждёт. Они напуганы, неизвестность всегда пугает. Чувствуют угрозу обыденной жизни, может, даже своей безопасности. Они говорят об этом, шепчутся, требуют ответов. Конечно, им их не дают, управлению совсем не до этого. Люди сбиваются в группы, напряжение нарастает. Кто–то начинает проявлять агрессию, она разносится волной. Разъярённая толпа скапливается у ворот замка. Управление молчит или даёт ответы, но их недостаточно, люди напуганы. Они кричат, пытаются прорваться в замок, нападают на гвардейцев, громят улицы или зажигают взрывающиеся смеси в попытке привлечь внимание. Толпа, словно стадо бегущих бизонов, сметает всё на своём пути. Страна на грани кризиса. Лин открыла глаза, она начала понимать к чему клонит Эллионор.


– Мы будем уязвимы. Любая атака извне и Край падёт. Может, и весь материк, – по спине побежал мурашки от такой картины. Если отнять у людей нечто неизменное, они свихнутся. – Стена – рычаг давления.

– Тот, кто владеет информацией, владеет миром.

Линси поняла урок. Однако, это была крайняя версия развития событий. Лин отбросила её, как маловероятную.

– Стена не падёт.

– Кто знает.


Лин подняла глаза на наставницу. Если в ком–то было больше расчётливости и продуманности, чем в ней самой, то только в Неил. Для неё было совершено нехарактерно полагаться на случай, всё всегда было просчитано. Если она так говорит, неужели вероятность, что Стена падёт, существует? Лин похолодела.


– Снаружи что–то происходит.

Сегодня она уже слышала эти слова. В башне разведки. Тогда это не показалось странным, но услышать их снова, было пугающе. Лин замерла.

– Что происходит?

– Не ясно.

Как это не ясно? Что это значит? Им что–то угрожает? Стена падёт? Линси утопала в вопросах, сердце билось с бешенной скоростью.

– Я устала. Мне ещё надо прочитать бумаги. Тебе пора, – Эллионор встала, повернувшись к двери.


Линси поняла, что больше ответов она не получит. Надо успокоиться. Всё хорошо. Если бы им что–то угрожало, они бы как минимум собирали совет. В глаза бросились папки, что просил передать Ёру. Совещание! Сердце пропустило удар. На секунду показалось, что нечем дышать. Линси быстро прокрутила сегодняшний день в голове. Нет. Ёру был слишком спокойный. Он бы не смог в такой ситуации расхаживать по замку и вести с ней беседы. Значит, совещание по какому–то другому поводу. Однако, оно срочное. Нетипично. Что же происходит? Лин мысленно вернулась ещё раньше. Она пошла в белую башню, встретилась с новым главой – Каем... Опыты. Он хотел снова проводить над ней опыты.


– Стой, – Линси вскочила с кресла, перегородив наставнице путь. – У меня есть ещё один вопрос.

Эллионор посмотрела на неё так, что хотелось спрятаться под стол, но отступать нельзя. Лин встретила её взгляд, не дрогнув.

– Как я попала в замок? – Неил наклонила голову набок, давая понять, что по этому вопросу они давно всё обсудили. – Я прошла через брешь?

Глаза Неил расширились. Казалось, она даже побелела.

– Так это правда. Почему мне никто не сказал? Вы ведь давно это знаете. Все эти опыты, месяц в лаборатории… Неил, они хотят их возобновить!

Линси вдыхала, но лёгкие будто не наполнялись. Голова закружилась, мир слегка шатнулся. Эллионор схватила её за руку и с силой, усадила назад в кресло.

– Это в прошлом.

– Ты не понимаешь. Он… Кай сказал… – мир кружился, говорить было сложно. – Прошение… Хочет возобновить опыты.

– Я разберусь, – Неил взяла графин со столика и налила стакан воды. Толкнула стакан ближе к Линси. – Отдышись и иди домой. Больше разговаривать не о чём.


Эллионор подняла папки с документами со стола и вышла из комнаты.

Читать далее

Отзывы и Комментарии