Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Искажённые Distorted
Потерянные

«В одиннадцать меня чуть не убили.

В особенно холодные ночи, так напоминающие ту самую, мне снится один и тот же кошмар.


Рука с ножом приближается к моему животу. Медленно, но неостановимо. Я вижу каждый отблеск света фонарей на холодном металле клинка. Каждую царапину и частичку грязи на руках его держащего. Как я могла не предусмотреть это? Теперь уже слишком поздно. Нужно было подумать дважды прежде, чем туда идти. Нужно было послушать Марко и предусмотреть варианты отступления. Хотя сейчас все будто бы двигается в замедленной съемке, я не успею уйти. Нож слишком близко. Моя рука беспомощно блуждает сзади спины, ища хоть какие–то варианты защиты. Но сзади лишь холодная обшарпанная стена и выступающие куски штукатурки с красиво извивающимися, но совершенно бесполезными граффити. Руки как будто увязают в этих отколовшихся острых кусках, рисунки геометрических фигур, откалываясь, падают к моим ногам. Я закрываю глаза в ожидании удара.

Резкий яркий свет затмевает все вокруг. Я просыпаюсь».


Мятый лист с таким содержимым покоился в худощавых руках Лин. Её кошмар, обличенный в слова. Неужели теперь и ночей недостаточно? Зачем именно сейчас ей попался этот листок? Её короткие рыжие волосы были спутаны, под глазами очертили свои тёмные линии круги, что в сочетании с её бледной кожей делало её похожей на призрака. Этой ночью ей почти не удалось сомкнуть глаз. Каждый раз, когда она начинала проваливаться в сон, всплывали пугающие образы, заставляя просыпаться в холодном поту.


Она пришла к Доку заговорить кошмары, но именно они встретили её у порога. Не это она ожидала прочесть, разворачивая комок бумаги, поднятый с пола. Не это она ожидала увидеть в кабинете Дока, придя на очередной сеанс.

Воздух в помещении был сперт, редкие лучи света пробивались сквозь занавески, обличая частички пыли, блуждающие по комнате. Привычное скудное убранство никогда не впечатляло, но сейчас казалось особенно убогим. Лёгкий, едва уловимый беспорядок ломал привычную картину: разбросанные листы, ручка истекающая остатками пасты у входа, несколько не задвинутых ящиков, сигареты, валяющиеся на кофейном столике.


«Не знала, что Док курит, – пронеслось у нее в голове, – а мне значит было нельзя», – Лин слегка усмехнулась.

Небольшой беспорядок был обычным для многих, но не для Дока. Старый педант, не допускал и крошки, лежащей не по его воле, а подобных слоев пыли и подавно. Интересно, сколько его здесь не было, что вычищенное до блеска помещение, превратилось в это?


Походы к Доку были не самым любимым занятием для Лин, но лишь они помогали в такие дни, как этот. Док был грубоват и рассеян, но всё это меркло на фоне его способностей. Несколько сеансов хватало, чтобы успокоить бушующее сознание и слова спать спокойно. Док всегда был здесь, будь то день или ночь. В любой момент, когда она, наконец, признавала, что ей нужна помощь, он был на месте. Вечно закопанный в какие–то свои бумаги с исследованиями. Казалось, он вообще не покидал кабинет. Так почему же его нет сейчас? Нет так долго, что кабинет обрёл заброшенный вид. Это настораживало. Если Дока перевели или с ним что–то случилось… Лин прикусила губу. Интересно сколько человек может выжить без сна? Если Док так и не объявится, она рискует сойти сума. Что могло с ним случиться? Один человек наверняка знал ответ на этот вопрос. Лин было необходимо найти Дока, и если для этого было нужно идти к Джиллиан, что ж так тому и быть.


Тощая рука, как будто никак не изменившаяся за шесть лет, смяла лист со злополучными словами, комок небрежно опустился на пол. Лин развернулась, шаркая и поднимая вслед за своими кедами слои пыли.


Она вышла из темного офиса психолога, тяжелая деревянная дверь захлопнулась с грохотом. Белизна ведущего от офиса коридора ослепляла глаза. Ступеньки, рядами спускавшиеся с вершины башни, сложно было различать под ногами. Она шла по памяти. За долгие шесть лет походов к доктору Мартину, мышцы успели запомнить на какое расстояние и высоту должны подниматься ноги, чтобы уйти с нежеланного сеанса. Сквозь полузакрытые ресницы, спасающие от света, просачивались воспоминания того, как её – костлявую одиннадцатилетку, с кожей приближающейся к цвету этих стен, тащили за запястья, плечи, перевалив через плечо и еще сотней разных способов по этой извивающейся лестнице. Придерживали за клочки рыжих волос, чтобы не сбежала, пока подручные Эллионор отвлеклись. Интересно, как два самых ненавистных человека стали для неё единственными с кем можно было нормально поговорить? Кто бы мог подумать, что холодная глава силового корпуса разрешит звать себя Неил, а к Доку Лин будет ходить по своей воле.


Лин перестала щуриться только когда вышла в проходную – огромный зал, ведущий на улицу. Здесь редко что–то происходило, лишь работники сновали туда–сюда, но сейчас было необычно шумно. В середине комнаты люди в белых халатах бинтовали её старую знакомую. Выглядела она скверно.


«Снова ввязалась во что–то сомнительное», – отметила Лин про себя, и прошла мимо неё к выходу.

Дверь из зала была распахнута. Для медиков – непростительная оплошность. Красная дорожка крови, тянувшаяся от входа, нарушала белую стерильность помещения, заканчиваясь перед толпившимися в середине работниками.


Смуглая девушка, вокруг которой суетились несколько докторов, привстала с хирургического стола, опираясь на локоть. Копна густых черных волос, что обычно бесконтрольно болталась где–то рядом с внушительным бюстом, теперь образовывала кровавые комки и небрежно падала на лоб, закрывая ей обзор.


– Даже не поздороваешься? – прохрипела она вслед Лин.

– Не имею привычки здороваться с каждой дворовой кошкой, – безразлично ответила та, продолжая идти в том же размеренном ритме.

– Эй, Линси!

Лин слегка передёрнулась, полное имя её всегда раздражало. Тем не менее выпад не удался и дверь захлопнулась за Линси, отделяя её от покалеченной Хоши.


«Удивительно, что Хоши при всех её выкрутасах всё ещё здесь держат. Ободранным кошкам место на улицах, а не во дворцах», – подумала Лин.

Хотя где же тогда её собственное место? Явно не в стенах замка, по которому она сейчас передвигалась. Давно ли она сама ушла с улиц? Прожила тут всего каких–то шесть лет, ей ли кому–то указывать?

Лин шагала по мосту между башнями, витая в своих мыслях. Безумная архитектура замка уже стала обыденностью. Больше не казались странными эти каменные перемычки между башнями, наоборот прогулка по мосту позволяла проветрить голову. Арочная структура переходов выглядела странно, но функционально.


«Интересно, обвалится ли этот мост однажды кому–то на голову?» – думала Лин, изучая проходящих внизу людей. Этот вопрос мучал её с детства.

Высокая и тощая, как оглобля, с полупрозрачной кожей, с кучей ссадин и в обносках – такой её нашли шесть лет назад. Кто бы мог подумать, что из нее можно сделать воина? Неил смогла. Она вытащила её из рук врачей и перевела в корпус к сиротам. Конечно, там тоже жизнь была не сахар, но хотя бы без череды нескончаемых исследований. Она была одичавшим ребёнком, попавшимся на краже еды с кухни замка. Она не помнила почти ничего до этого инцидента, только, что жила на улице. Медики пытались что–то выяснить. Какими способами, кажется, никого не интересовало. Да, Неил была той, кто вытащил её из рук врачей. Не появись её, Лин так осталась бы в одной из лабораторий белой башни. Эллионор поверила в неё, научила сражаться, а потом дала работу.


Возможно, стоило бы пойти с вопросом пропажи психиатра к Неил, но вряд ли бы её заинтересовала эта история. Комната осталась почти нетронутой, это не было похоже на что–то насильственное, а значит, не касалось силового корпуса и его главы. Конечно, если бы там были разбросаны вещи, обломки мебели и следы крови, тогда–то силовики – местная полиция и охрана в одном лице, принялась бы за расследование. В руках Эллионор столько влияния, она одна из двух советников главы Края, но это просто не её область влияния. Минутное сомнение ушло, она двинулась дальше к кабинету Леди Джиллиан. Властительницы Востока.


Длинный мост, наконец, уперся в стену, синяя деревянная дверь отворилась почти беззвучно. Очевидно, ей пользовались гораздо чаще, чем потрепанной дверью комнаты психолога. Контраст двух корпусов поражал: окна башни управленцев обрамляли атласные синие шторы, свет попадал внутрь сквозь расписные гравюры окон, грохот шагов тонул в живописных узорчатых коврах и, что было самым разительным отличием, повсюду сновали люди. Люди из разных подразделений шествовали мимо Лин. Они шли с кипами бумаг, прохаживались ведя какие–то громкие споры, пробегали в спешке к одним из шести окружавших зал дверей, что вели в остальные башни. Шум ударил в уши. Думать о чем–то своём в таких условиях уже было невозможно. Лин усилила шаг, огибая случайных прохожих, чтобы скорее подняться в кабинет Леди Джиллиан. Она беспрепятственно проскочила к лестнице, поднялась на несколько ступеней, каждой клеточкой тела впитывая наступающую тишину. Этаж руководства был пустой: одинокие диваны ждали людей, на столике остывал чай. Лин прошла мимо них прямиком к дальней двери, ведущей в кабинет Джиллиан.


– И куда это ты собралась? – Надменный юношеский голос остановил её на середине пути.

Лин повернула голову и заметила, как Ёру злобно смотрит на неё из открытой двери соседнего кабинета.

– К Джиллиан, – быстро ответила Линси, как будто не понимая истинного смысла вопроса.

– И ты решила, что можешь это сделать потому что…? – продолжал отчитывать её парень.

– Слушай, у меня нет времени объясняться перед помощником, – раздраженно бросила Лин и пошла дальше.

Она дернула массивную дверь кабинета Леди, но та лишь слегка покачнулась. Закрыто.

– И многого ты добилась? – Ёру злобно улыбался, стоя в дверном проёме.

– Где она?

– Знаешь, то, что тебя любит Эллионор, не даёт тебе право быть такой фамильярной.

– Ох, простите достопочтимый помощник Леди. Как смею я, простая смертная, интересоваться жизнью главы нашего государства? – Лин саркастически склонилась в поклоне. – Безусловно, только человек, умудренный возрастом, как Вы, смеет знать такие тонкости.

– Да–да, я старше тебя всего на два года, однако я здесь, – парень показал пальцем на свой кабинет, – второй человек Края, а ты расследуешь кражи вместе с солдатами.

– Знаешь, вот глядя на тебя никто бы и не подумал, что ты занимаешь какой–то пост…

Лин презрительно оглядела парня. Рваные джинсы, выкрашенные в красный волосы и уши в серьгах разной формы от мочки до хряща. Больше похож на бунтующего подростка, чем на помощника главы.

– Ты бы хоть переоделся, – фыркнула девушка.

– Как будто ты выглядишь лучше.

– Мои штаны без дыр. Да и сама я обычно бегаю по городу, а не несу волю главы Востока.

– Туше, – усмехнулся парень.

Лин развернулась и дернула дверь соседнего офиса, принадлежавшего Эллионор. Та тоже была закрыта.

– Где Неил? Это–то ты мне можешь сказать?

– Казалось бы тебе, как её прямой подчиненной, должно быть известнее.

– Кончай, Ёру. Да, Неил уделяет мне больше внимания, прими уже это как мужчина. Ты вроде как реализовался в жизни, Леди Джи ценит тебя больше прочих. – Лин махнула рукой в сторону надписи с его именем на двери. – Так, где Неил?

– Эллионор с Госпожой.

– Зараза! – Линси разочарованно цыкнула

– Зачем они тебе понадобились? – Ёру говорил медленно и размеренно в противовес бушующей девушке.

– Ты знаешь, что с Мартином? – перебила его Лин.

– Поздновато ты спохватилась, Мартина нет уже недели три.

– Куда он делся? Его перевели в другой отдел?

– Ты не слышала? Он пропал. – На лице Лин нарисовался воинственный взгляд, так что Ёру решил опередить следующий вопрос. – Мы пытались выяснить, что с ним, но ничего не нашли.

- Ничего не нашли? И это всё? То есть вы ничего не выяснили, но дело всё равно просто закрыли. Что за чушь! Неил вообще об этом знает?

- Именно Эллионор и приказала закрыть расследование. Сказала не тратить время. По её словам, всё выглядело так, будто он сам собрал вещи и уехал.

– Что за чушь. Зачем ему это? Он отлично себя здесь чувствовал.

– Ты этого не знаешь, как и я. Мартин был не слишком разговорчивым человеком.

- Да, не слишком, - Лин отвернулась, ей было сложно признать правоту собеседника. Док действительно был довольно замкнутым. Вечно сидел в своём кабинете, куда допускались лишь некоторые работники медицинского корпуса. Засиживался до ночи, Линси часто замечала горящее окно в темноте замка, когда уходила домой с ночных смен. И кажется, ни с кем особо не общался. По крайней мере, Лин видела его лишь с подчинёнными. – И никого не послали его искать? Разве с него не должны что-то взыскать за самовольный уход с должности? И если его нет так долго, кто отвечает за медицинский корпус? Он же был его главой.

– С завтрашнего дня заступает парень с закрытой лаборатории. Он и до этого помогал Мартину, так то в курсе дел. А касательно поисков решили не тратить на это людей и ресурсы. Эллионор больше заботило наказание гвардейцев, которые допустили его выход из города, чем эти поиски. Ты же знаешь, с Неил сложно спорить…


Лин молча кивнула. Начальницу силового корпуса побаивались все, а уж Линси и Ёру знали её лучше прочих. В конце концов, она практически их вырастила. Спорить с ней было бесполезно. Она понимала лишь одну форму взаимодействия: подчинение своим приказам. Но что-то во всём этом не складывалось. Как Эллионор при всей своей упёртости и дотошности оставила это расследование незавершённым? Да и как вообще пропажа главы одного из корпусов прошла настолько незаметно? Лин продолжала прокручивать в голове все, что знала о Доке. Нелюдимый, педантичный… Она провела с ним так много сеансов, но почти ничего о нём не знала. Ей было не интересно. Нелюдимый, педантичный, вечно сидящий над какими-то расчётами…


– А его исследования?

– Всё на новеньком. Кстати он просил тебя завтра зайти.

Лин насторожилась. Любое упоминание медицинского корпуса заставляло её вздрагивать, а тут еще и нужно в него идти.

– Да расслабься, не будет же он ставить над тобой опыты, – Ёру дружески толкнул девушку в плечо. – И вообще он не страшный, к тому же почти наш ровесник. В крайнем случае, Неил тебя снова отвоюет.


В памяти девушки вспыхнули картинки прошлого. Как её хватают за руку на краже еды, как пытаются выяснить, кто она и что здесь делает. Люди в белых халатах, что окружают её. Обсуждают, как посадят в лабораторию для изучения. Женщину, которая встаёт перед ней, отгораживая ото всех. Да, она почти всем обязана Эллионор.


– Очень смешно, – Лин развернулась к выходу. Больше делать на управленческом этаже было нечего. – Кстати медики сейчас латают твою сестру. Не знаю уж, что с ней случилось, но выглядела она скверно.


Линси успела увидеть побелевшее лицо Ёру прежде, чем закрыть дверь. Пускай не очень красиво, но словесную перепалку она выиграла. Этот факт радовал, но ум её все еще был занят исчезновением Дока. Надо бы поговорить с Неил. Если случай расследовали, она должна знать все нюансы. Но раз её нет в управлении, ловить тут нечего, вряд ли она вернётся сегодня. Похоже, придётся придумывать новое средство от ночных кошмаров. Выдохнув, Лин направилась к дому.



Ёру быстро вернулся в кабинет. Стол был завален бумагами, с которыми было необходимо разобраться, но сейчас было не до этого. Он разгрёб угол стола, сбросив пачку макулатуры куда-то в сторону. Ими он еще успеет заняться. Внизу показался пыльный телефонный аппарат. Он быстро нажал на зеленую кнопку.


– Зеленая башня, слушаю, – ответил слегка растерянный мужской голос. Телефоны были не входу, вероятно, он не ожидал звонка.

– Это Ёру.

– Мастер! – Теперь человек на том проводе испытал явный шок.– Чем могу помочь?

– Доложи о последних заданиях разведывательной группы.

– Конечно, Вас интересует кто-то конкретный?

– Хоши.

– Так, – послышались звуки перебирания клавиатуры. – Хоши отправлена за Стену на мониторинг на неделю.

– У нас же не было плана по мониторингу на это время.

– Да, это внепланово. В том районе странная энергетическая активность.

– Давно?

– Обнаружили неделю назад. Что-то случилось? – Растерялся голос.

– Медики ничего не сообщали?

– Нет, ничего…

– Понятно, спасибо. – Ёру бросил трубку.


Ситуация осложнилась. Для Хоши обычная история нарваться на неприятности где-то в городе, но за его пределами, тем более за Стеной – это уже было что-то серьезное.

«Хорошо бы это были просто какие-то бандиты», – пронеслось в голове Ёру.


Он взглянул на часы, прошло каких–то пять минут с ухода Линси. На дорогу от белой до синей башни у нее могло уйти минут десять, плюс к тому моменту уже начали лечение. Всё равно звонить медикам было рано. Сами свяжутся по завершении, как и всегда. Ёру попытался разложить разбросанные бумаги по пачкам, чтобы отвлечься, но лишь больше их перепутал.


«Надо успокоиться, там наверняка ничего серьёзного. Её лечат каждую неделю и всегда все хорошо. Хоши гораздо выносливее меня. Нас всех», – Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Телефон зазвонил.

– Слушаю.

– Мастер, у нас раненый разведчик. Вы просили сразу сообщать, если приведут именно её, так что…

– Спускаюсь.



Он был в медицинском корпусе уже через шесть минут, у порога его встретил врач.

– Раны были серьезнее, чем обычно. Сейчас пациентка стабильна, учитывая способности её вида к регенерации, думаю, завтра она уже будет на ногах.

– Спасибо, – Ёру начал обходить врача, чтобы пройти в палату.

– Есть ещё кое-что, – замялся медик. – Раны, они довольно специфичны.

– Что вы имеете в виду?

– Не думаю, что они нанесены кем-то с той стороны. Видно явное магическое вмешательство.


Ёру прикусил губу. Не бандиты. Если это кто-то с Материка, дело попахивает межгосударственным скандалом. Почему всё это случилось, когда Леди Джиллиан в отъезде? Сетуя на неудачное стечение обстоятельств, он вошёл в палату.


В углу белоснежной комнаты, где не было ничего кроме тумбы, стула для посетителей и кровати, лежала Хоши. Единственное, что могло указать на то, что она пациент, а не просто посетитель, решивший прилечь на местную кровать, это множество бинтов окутывающих руки от запястий до плеч. Крайне непривычно было видеть её в больничном халате вместо обычной обтягивающей одежды. В халате она выглядела так обычно и невинно, неужели нельзя одеваться во что-то такое всегда? Ёру сложил руки на груди. Пациентка не только не выглядела больной, но и отрицала это всем своим поведением. Вальяжно развалившись на кровати, она грызла печенье и листала журнал.


– Смотрю, ты уже в норме, – заметил Ёру и выхватил глянец. – Сколько раз говорить, что нельзя таскать сюда вещи Снаружи.

– Братец! А ты быстро, – похлопала глазами Хоши, но быстро вернулась к своей обычной саркастической манере поведения. – И не стыдно тебе отнимать единственное развлечение у больного?

Она потянулась за изданием, но журнал быстро был отброшен в другую сторону комнаты.

– Зануда, – Хоши надулась. – Ну, так что тебя привело? В прошлый раз ты не спешил меня навещать.

– В прошлый раз ты подралась с владельцем ювелирной лавки.

– Он отказался делать мне скидку!

– Ты просила скидку в пол стоимости.

– Ты видел этого ювелира? Он должен быть счастлив, что я вообще что-то у него покупаю.

– Да-да, конечно, – Ёру взял стул в начале комнаты и сел около койки. – Ну, кто посмел противиться тебе на этот раз?

– На этот раз я не виновата, – Хоши резко дернула рукой, отчего часть бинта спала, обнажая следы ожогов. – Посмотри, что эти уроды сделали с моей великолепной кожей!

На руке красовались красные линии, разбегавшиеся в стороны, словно корни дерева. Словно след от удара молнии.

– Тебя ударило электричеством? – Ёру взял сестру за руку, чтобы получше рассмотреть ожоги, но тут же резко отдернулся. – Ауч, заряд всё еще держится. С кем ты связалась?

– Ни с кем я не связывалась, – огрызнулась Хоши. – Я честно выполняла свою работу, как порядочный разведчик, обходила район…

– Слабо верится, но продолжай.

– Я уже почти заканчивала, когда почувствовала что-то странное. Какую-то нетипичную энергию. Даже не знаю, как описать… Что-то очень тяжелое, гнетущее. Я пошла дальше по следу, в какие-то заброшенные дворы. И вот заворачиваю я, значит, за угол и вижу, прямо посреди улицы два демона! Роются в каких-то обломках, даже не удосужились скрыть своё присутствие.

– Секунду, ты была на нашей территории?

– Да, говорю же тебе! Я осматривала свой район.

– Что за наглость. Кто посмел в открытую нарушить границу?

– Угадай.

– Снова Тёмные?

– Больше никому такое не надо.

– Ты уверена или просто предполагаешь?

– Да Тёмные, не сомневайся. У одного точно была пентаграмма на запястье. Второго рассмотреть не успела, но вряд ли кто-то из других фракций с ними водится.

– Чёрт, – Ёру напряженно склонил голову. Не хватало ещё склок с Тёмными. – Мало того, что они опять нарушили границу, так еще и посмели напасть. На нашей же территории!


Конфликты с Тёмными случались довольно часто. Уже не раз этот вопрос поднимали на собрании лордов, но по сути ничего не менялось. Север и Восток постоянно наседали на Лорда Эрдвига, но он лишь отнекивался. На все нападки у него был один ответ: «Это обособленные группы, мы не имеем к ним никакого отношения». Дошло до того, что даже обычно отрешенная правительница Юга, высказала свои претензии. Как же надо было рехнуться, чтобы залезть даже на территорию жрецов? Но это снова ни к чему не привело. «Мы безусловно найдём и накажем нарушителей, но повторюсь, они не имеют никакого отношения к Западным землям. Мы тут ни при чем». Доказать обратное, увы, было невозможно. На руках метки Запада? «Да, признаю, это мои люди. Но увольте, не могу же я уследить за всеми! К тому же, сами знаете, народ у нас довольно специфический…». На это было нечем крыть. В Запад стекались самые худшие личности, подонки как на подбор. Никого бы не удивило, выйди они из-под контроля. Надо отдать должное Эрдвигу, что он их вообще хоть как-то контролировал.



– Скажи, что ты хотя бы узнала, что им было нужно? – Устало спросил Ёру.

Он уже предвкушал, как начнёт разгребать всё это. Бумажную волокиту, очередное собрание Лордов. И ведь опять Эрдвиг просто отговорится.

– Не знаю. Они что-то рассматривали или собирали, не успела понять. Но знаешь что странно?

– Что?

– Мне почти удалось застать их врасплох. Казалось бы, зайдя в чужой район, они должны быть настороже.

– Думаешь, кто-то слил им график патрулей?

– Не знаю. Возможно. Я была уже почти в отключке, но, кажется, они говорили что-то про восточного доктора.

– Нашего доктора? – Ёру нахмурился. – Ты уверена?

– Да, это странно. Может, показалось. У меня к тому времени уже в глазах плыло.

– Ладно, я понял, – Ёру закрыл лицо руками, переходя на едва различимое бормотание. – Ничего полезного, только новые проблемы…

– Тяжела доля советника, да братец? – Хоши улыбаясь дожёвывала последний кусок печенья из тарелки. Крошки беспорядочно падали вниз, что, похоже, не особо её беспокоило.

Она ждала какой-то реакции на подкол, но Ёру лишь поднял на неё усталые глаза и встал со стула.

– Не буду больше мешать твоему восстановлению. Отдыхай.

– А журнальчик?

Ёру подобрал глянец у выхода из комнаты.

– Конфисковано.

– Зануда! – прокричала Хоши в след закрывающейся двери.


***


Её разбудили крики. В полудрёме она приоткрыла веки, и белизна стен ударила в глаза. Точно, она всё ещё здесь. В крохотной комнатушке помещалась только кровать. Места хватало только, чтобы протиснуться до двери по узкой полоске пола. Здесь не было окон. Всё пространство затмевал белый свет. За время, проведённое в этой каморке, Линси научилась отличать оттенки белого. Смотреть больше было не на что. Белоснежно белые, до рези в глазах, крашеные стены. Деревянный каркас кровати, цвета слоновой кости. Чуть более тёмное постельное бельё, приближающееся к цвету жемчуга. И её одежда, находящаяся где-то между оттенком белья и стен. Даже свет от лампы был белым, а не привычно желтоватым. Линси медленно моргала, привыкая к освещению. Хотя свет в её комнате никогда не отключали, открывать глаза каждый раз было сложно.


Откуда-то снаружи раздавалась ссора. Сквозь стены проходил лишь гомон, она не могла разобрать, что говорили, да и не хотела. Веки были тяжёлыми. Из руки торчала трубка. Когда её успели подключить? Проволочив кисть вдоль тела, поднять её не хватало сил, она резко выдернула иголку. К своему удивлению, она не почувствовала никакой боли. Кажется, тело уже отказывалось её испытывать. По сгибу локтя, всему в синяках и красноватых подтёках, стекла капля крови. Линси наблюдала, как капля проделала дорожку по её коже, такой же бледной, как окружающее пространство. И обогнув руку, упала на пол, оставив маленькое пятнышко, нарушающее цветовую гамму пространства. Такая маленькая и такая яркая.


Голоса за стеной стали громче. Теперь точно различалось, что ругались мужчина и женщина. Иногда Линси специально расковыривала раны. Боль помогала не думать, а кровь хоть как-то затмевала сплошную белизну вокруг. Часто Линси не могла вовремя остановиться, и потоки крови разливались по простыням и полу, поглощая пространство. В комнате итак почти ничего не было, но после нескольких таких случаев забрали последнее: расчёску, теперь раз в день к ней приходила медсестра и расчёсывала жалкие остатки волос; зубную щётку, её выдавал гвардеец, когда утром вёл её в уборную; а углы кровати обили какой-то ватой. Однако они оставили иголку в её руке. Забавные. В голову вдруг пришла интересная мысль. Медленно привстав, Линси пыталась разглядеть, куда упала прозрачная трубка. Конечно, игла мала, но и человеческое тело такое хрупкое… Взять скажем висок. Интересно сколько крови вытечет из него? С какой силой нужно ударить? К спору присоединились ещё несколько женских голосов, судя по всему их обладательницы были не молоды.


Линси удалось найти трубку по лужице вытекших из неё препаратов. Конечно, вот от чего голова была такой мутной, а тело казалось невыносимо тяжёлым. Осталось только доползти.

- Я доложу всё Леди Джиллиан! – проскрипел голос за дверью.

- Делайте, что хотите, - ответил резкий молодой альт, - Пустите! Расступитесь!

Коридор наполнился руганью, всё потонуло в гуле. Линси не было до этого дела. Так даже лучше. Пока они все заняты…


Она доползла до края кровати. Рука грузом рухнула вниз к полу. Беспомощно болтаясь, она пыталась нащупать иголку. Тщетно. Рука не дотягивалась. Почему именно сейчас комната казалась такой большой? Поднявшись на локти, она свесилась вниз. Руки с грохотом ударились о пол. Ещё немножко…


- …Вы не можете!... Мне наплевать, на ваш статус!... Мы почти выяснили… - перебивая друг друга раздавались голоса за дверью. Слышался грохот, будто кто-то расталкивал мебель.

Тонкие пальцы нащупали трубку. Вцепившись в неё как коршун, Линси подтащила её к себе.

- Лучше отойди, - альт звучал уже совсем рядом. В нём проступала злость.


Линси подтянула иголку вверх и запихнула в вату на угле кровати. Хорошо, что они сделали такой плотный слой. Остриё иглы лишь слегка торчало из мягкой белой прослойки. Не слишком устойчиво, но ей хватит. Взгляд на миг остановился на острие. Такое тонкое… Достаточно ли этого? Впрочем, попробовать стоит. Раздался грохот, запертая дверь шаталась, осыпая со стены краску. Собрав последние силы, Линси села. Отлично, осталось ещё немного. Она прикинула на какой высоте держать голову. Так сойдёт, игла как раз войдёт в висок. Линси закрыла глаза. Осталось лишь рухнуть вбок со всей силы. Три…

- Где ключ?!

Два.

- К чёрту, я её выбью!

Один…

Внезапный грохот заставил её открыть глаза. Дверь впечаталась в стену. За ней стояла растрёпанная женщина. Сзади неё толпились медики.

- Вставай, - приказала она.

Лин медленно опустила и подняла веки. Её взгляд скользнул к игле. Если иглу не найдут, у неё будет ещё один шанс.

- Гады, она же еле живая! – обернувшись, гаркнула женщина. – Вставай.

Ещё один шанс освободиться. Нужно только выждать. Уж времени у неё навалом.

- Да, что б тебя! – Женщина дёрнула Линси за руку, ставя на ноги. Но вместо этого Лин рухнула вниз. – Эй! Давай, очнись. Мне нужна твоя помощь.

Линси пыталась сфокусироваться на обладательнице альта, но взгляд расплывался. Женщина положила её руку себе на плечо и, подхватив за талию, приподняла над полом.

- Хотя бы двигай ногами.


Они вышли из комнатки. Странно, но медики лишь осуждающе смотрели им вслед. Никто не пытался им препятствовать. Быть может, это лишь очередной эксперимент? Линси давно потеряла веру. Её грела лишь мысль о оставшемся вдали комнаты спрятанном острие. Да, у неё ещё будет шанс. А это… Чтобы это ни было, она перетерпит, как и всегда. Переставлять ноги было так сложно, будто к ним привязали огромные грузы. Женщина тащила её на себе. Удивительно, сколько в ней силы, а выглядит так обычно… Силуэт женщины то исчезал, то появлялся. Сознание уплывало. По поясу било что-то продолговатое. Меч? Так тяжело… Когда они подошли к лестнице, в глазах окончательно потемнело, и Линси провалилась в забытье.

Читать далее

Отзывы и Комментарии