Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Я слышу солнечные вспышки I Hear the Sunspot
Эпизод 2. Кохей. Распахнутые шторы

За 4 года до…

Зимой, на третьем году обучения в Средней школе, я заболел. Как у каждого школьника, у меня были большие планы, мечты. Я уже решил, в какую Старшую школу поступлю*, но всё разрушилось в один момент.

Я слёг на целую неделю с высокой температурой. Болезнь подарила мне весь букет поганых ощущений, выматывая и взбалтывая в кипячёной полудрёме, словно мячик в зубах огромного пса.

А затем я проснулся, но не слышал ни звука — ни привычного тиканья часов, ни гудков автомобилей за окном. Это было угнетающе тихое утро.

Сквозь лёгкие занавески пробивалось солнце, но я не видел его. Эта ткань словно отгородила от меня весь светлый мир, всю солнечную реальность. С тех пор я боялся этой комнаты. Боялся этих задёрнутых штор.

Там впервые я ощутил, как глубинное одиночество подбирается ко мне со спины, обнимая и растворяя в себе, путая спокойный ход мыслей. Мир казался далёким и закрытым от меня железными дверями. 

(* В Японии ребёнок учится в трёх разных школах — в Начальной 6 лет, в Средней 3 года и в Старшей также 3 года. Далее уже идут училища и Высшая школа).


***

— Сказать с уверенностью, что именно простуда и жар стали причиной глухоты, я не могу, — заявил врач маме. — Да и симптомы простуды проходят за две недели, а тут...

Он с профессиональным сочувствием посмотрел на меня. Весь такой белый и чистенький — от дорогих очков до кончиков ухоженных пальцев.

Я не всё слышал, но иногда слова прорывались сквозь вату.

— Если честно, то шансов на то, что слух вернётся, исчезающе мало, — произнёс врач и наклонил голову, копаясь в мои бумагах. С анализами, тестами и всей историей болезни. — Ему потребуется слуховой аппарат. Если у вас проблемы с деньгами, то мы поможем с этим. Но нужно оформить инвалидность. Согласны?

Инвалидность? Этот вопрос лезвием полоснул по мозгам. И я тут же сам себе ответил с горечью — да, инвалидность.


***

В Старшей школе проблемы начались чуть ли не с первого учебного дня. При встрече с педагогом в учительской тот сразу же спросил:

— Тэ-эк, Шугихара-кун, я слышал, у тебя проблемы со слухом? Ты беспокоишься о занятиях?

Мужчина лет сорока в чёрном джемпере, надетом поверх белоснежной рубашки, расслабленно сидел за столом напротив меня и равнодушно смотрел снизу вверх.

— Да, — произнёс я еле слышно, стесняясь учителей вокруг, и слегка поклонившись. — Если это возможно, то разрешите сесть ближе к доске.

— Я-ясно, — протянул мужчина, задумчиво моргая. — Нет проблем. Бедняжка, тебе должно быть тяжело?

Бедняжка? Вот уж никогда не жалел себя. Да, болезнь усложнила жизнь, не спорю. Но так случилось, и что теперь? Я - не инвалид, чтобы меня жалеть. Просто слышу чуть хуже остальных. Немного хуже.

В классе стоял привычной шум, наполненный разговорами моих новых одноклассников, шарканьем подошв и скрежетом отодвигаемых стульев. Я почти ничего не мог разобрать и просто старался не обращать внимания на эти океанские волны, что с бубнежом накатывали на меня и с шипением убегали прочь.

Когда учитель встал перед классом, школьники притихли, даря моим ушам покой. Мужчина внимательно оглядел всех мальчишек и девчонок, сидящих перед ним на трёх рядах. Посмотрел на меня, тихо замершего на второй парте посередине.

— Прежде, чем мы перейдём к учебному материалу, есть кое-что, о чём я хотел с вами поговорить, ребята.

Он взял паузу и подошёл к моему столу, положив мне на плечо тёплую тяжёлую ладонь.

— У вашего одноклассника Шугихары Кохея проблемы со слухом. Пожалуйста, помогайте ему в учёбе, хорошо? 

Все уставились на меня. Я кожей ощущал эти любопытные взгляды. Боги, зачем учитель это сказал? Мне не нужна никакая помощь! Казалось, что на шею мне повесили бирку «глухой».

Девочки сочувственно поглядывали на меня и шептались, прикрыв ладошками рот. Парни же разглядывали, как неведомого зверя, и кривили губы в усмешке. 

— Мы с Кохей-куном надеемся на вас! — сказал учитель. Похлопал меня по плечу в форменном пиджаке и вернулся к доске.

В перерыве я услышал болтовню одноклассников и подошёл ближе, пытаясь понять, о чём они говорят.

— Да его сестра — модель, — с смехом заявил один нестриженый парень, сидя на парте.

— Вау, да ты счастливчик! — отозвались остальные, с восхищением хлопая одного из ребят по спине. — Она действительно хорошенькая!

— У вас, парни, плохо со вкусом! — бросил в воздух подросток с длинным носом. — Она тощая, как правая нога цапли!

— Да пухленькие тоже... нэм-ш-нэм, — неразборчиво сказал одноклассник, сидящий ко мне спиной.

И все вокруг парты закатились смехом.

— Извини, что ты сказал? — я решил уточнить непонятную фразу.

Ребята замолчали и обернулись на меня.

— Н-да, — протянул длинноносый, — это становится не смешно. Чот с тобой одни проблемы.

— Ага, — закивали парни головами, разглядывая меня с раздражением. — Одни хлопоты... Пойдёмте в коридор.

И одноклассники встали, с шумом отодвигая стулья, и ушли, хмуро оглядываясь на меня.

— Да можно было и не объяснять, — произнёс я им в спину. Через секунду добавил шёпотом: — Это же совсем не важно.

Но меня уже никто не слушал.


***

— ШУ-ГИ-ХА-РА-КУН! — звонко закричал за моей спиной девичий голос. Да так пронзительно, что я подпрыгнул. Вот же голос, пробивающий пространство. — Я помогу тебе вынести мусор!

Ну да, я шагал по дорожке вдоль учебного корпуса, держа в руках две корзины с мусором. Девочка нагнала меня, громко щёлкая каблуками туфель по асфальту.

Подбежала и тут же вцепилась в одну из корзин:

— Позволь мне помочь тебе, — заорала она в лицо, улыбаясь во весь рот.

— Что? — немного занервничал я от такого напора. Всегда теряюсь и не знаю, как себя вести с такими активными девушками. — Я могу и сам с этим справиться.

— Да всё в порядке, — вопила красавица, отбирая корзину. — Тебе же тяжело с таким справляться, когда нет слуха!

— А какое это имеет отношение к слуху? — с недоумением спросил я.

Но одноклассница уже что-то мне быстро-быстро рассказывала. 

— Когда я читала эту книгу... А потом она... И ударила, как настоящая леди...

Я не особо умею общаться с такими болтливыми девочками, особенно когда они так быстро говорят. Мне тяжело вникать во все её слова — не могу никак сконцентрироваться.

— Пожалуйста, ты можешь говорить чуть медленнее? — попросил я, поглядывая на скачущую рядом девочку.

— Ты шм-нм, Шугихара-кун? — спросила с любопытством одноклассница.

— Что?

— Ты простудился, говорю? — крикнула она. — Потому что у тебя гнусавый голос! Это раздражает!

Девушка сунула мне в руки корзину с мусором и убежала прочь, топая туфлями. Я не очень понял, что это было. Просто пошёл дальше. 

Мне всегда сложно общаться с девушками. Cовсем недавно я встретился со своей подругой, с которой мы знакомы ещё со средней школы. Несколько недель не виделись после экзаменов.

Она позвала меня погулять у торгового центра. Вокруг было очень шумно — играла музыка, на площадке танцевали кей-поперы, вокруг - толпа людей. Всё это сливалось в единый гул, и у меня тут же начала болеть голова.

— Эй, почему ты такой тихий сегодня? — дёрнула меня за рукав рубашки подруга. — Мы не виделись столько времени. Тебе следует говорить побольше.

Но я молча шагал рядом, стараясь не замечать боли в висках.

— Что с твоими ушами? — спросила девушка. — Это наушники? Ой, Кохей, ты стал таким скучным.


***

Занятия в медцентре завершились поздно вечером. Я побрёл домой, ни о чём не думая. По дороге к лифту меня догнал врач-сурдолог, с которым мы занимались. Смешливый и добрый мужчина.

— Хорошо сегодня поработали! Встретимся через месяц. Ты вниз? Поехали вместе.

Но, проходя мимо открытой двери одной из аудиторий, я неожиданно завис. Там полноватая женщина показывала какие-то жесты руками, а сидящие вокруг мужчины и женщины за ней повторяли.

На двери висела табличка «Язык жестов». Я замер, изучая происходящее.

— Эти люди, они все глухие? - спросил я врача негромко.

— Что? О, да нет, — помотал головой мужчина, заглянув через моё плечо. — Они здесь повышают квалификацию. Глухие обычно посещают спецшколы. Такого типа люди сюда не ходят.

Я же замер, с грустью уставившись на свои поблескивающие лаком туфли. Не очень приятное чувство, что это место не для меня...

— Кохей-кун, — позвал меня из открывшихся дверей лифта врач. — Ты идёшь?

...Это место не для меня, потому что я отношусь именно к «такому типу людей».


Наше время. Секретарь

Тоненькая старшекурсница сидела за длинной стойкой администрации Университета. Она весело щебетала, строя мне глазки. 

— Какая у тебя степень инвалидности? Мы предлагаем приоритетную помощь тем, у кого низкая способность слышать, но... — она снова мило улыбнулась, навевая на меня уныние. Я так устал от этих странных девушек. — Но тебе самому придётся собеседовать помощников. Держи листовку...

Я тихо взял ещё горячий после принтера лист:

«Ищу секретаря! Нужен студент-волонтёр для ведения записей! Дружелюбный, аккуратный и способный работать со мной. Шугихара Кохей. Номер телефона и емейл».

— Мы их развесим на всех досках студенческого городка и выложим на сайте Универа. У тебя обязательно всё получится, Шугихара-кун!

Первые кандидатки на секретаря появились уже к вечеру. Я встречался с ними в небольшом кафе.

Милая круглолицая девушка с короткой причёской сразу спросила меня, хмуро поглядывая поверх очков в толстой оправе:

— Как много времени ты уделяешь своему партнёру?

Хохотушка с задорным высоким хвостом говорила очень много:

— Ой, мой дедушка тоже очень плохо слышит. Это так выматывает, если честно!

Тощенькая пигалица, больше похожая на школьницу из средней школы, чем на студентку, была сама непосредственность:

— Я видела твоё объявление! Что значит «секретарь»?

Красивая, чуточку сказочная девушка почти пела, складывая пальцы рук под точёным подбородком:

— Я делала что-то похожее раньше. Мне понадобится время, чтобы привыкнуть. Но я смогу тебе помочь. Только я пользуюсь планшетом и буду пересылать тебе всю информацию почтой. Если ты чего-то не поймёшь, то спрашивай! Не стесняйся.

— Хорошо, я дам тебе адрес. Ты можешь начать уже на следующей неделе? — спросил я. Эта девушка выглядела адекватнее всех.

Она тут же улыбнулась, широко распахивая глаза:

— Не хочешь поужинать вместе?

Эм, нет. Такая же. Но, видимо, я уже ничего не могу с этим поделать. Мы заказали еды и просидели в кафе до позднего вечера. Мне даже не нужно было ничего говорить — просто терпеливо ждать, когда у девушки кончится завод, но это оказалось пустой мечтой.

Мы вышли из заведения в темноте, и я вызвался проводить моего будущего секретаря до общежития. 

Стал накрапывать дождь, наполняя голову неприятным звуком. Для кого-то шум дождя — расслабляющий фон, но мои перепонки искажали его так, что появлялось ощущение, будто над головой трясут кровельным железом. Негромко, но очень настырно.

Мы шли и шли, но этот звук дождя убил остатки настроения...

— Шугихара-кун, — вдруг девушка дёрнула меня за руку в сторону с тротуара. — Давай остановимся здесь?

Мы оказались у стен love-отеля. Его облицовка тоже была мокрой, как и всё вокруг — деревья, тротуар и улыбающееся лицо моей помощницы.

— Эй! — закричала обиженно девушка. — Шугихара-кун, куда же ты уходишь?

Я был идиотом, мечтая о хорошем помощнике. Всё это уже не имело значения. Зашагал прочь, не слушая криков за спиной. Да уже и не слыша их. 


***

Следующий день был наполнен шепотками за спиной:

«Он бросил её одну под дождём», «Он идиот!», «А потом ушёл», «Я сама видела, как он уходил».

Меня не сильно волновало, что обо мне думают и говорят другие — за последние годы я научился пропускать это мимо ушей и сердца. Переживать об этом бесполезнее, чем писать цифры на текущей воде.

А в смартфоне висела смс от моего неудавшегося секретаря: «Ты самый паршивый парень, кого я встречала».

Возвращаться в комнату с занавешенным окном мне совсем не хотелось. Но есть ли у меня выбор?


Секретарь за бенто

— Ко! Хей! — кричал сзади Таичи, но я его не слышал.

Подросток догнал меня и звезданул по спине ладонью со всей силы. Да так неожиданно, что я потерял равновесие и упал на колени.

— Какого чёрта ты творишь? — зарычал я, оборачиваясь на этого мелкого идиота.

— Прости, чувак! Давай помогу вставь, — горестно закричал Таичи, скорчив перепуганную моську. Он тут же наклонился, подавая ладонь. — Ты не отзывался. А я звал тебя много-много раз!

— Я не очень хорошо слышу, когда говорят позади меня, — пояснил я с ворчанием, вставая с земли и отряхивая штаны. 

— Правда? Тогда я в следующий раз буду кричать прямо перед тобой, окей? — И стоит, лыбится своим огромным ртом.

Иногда мне кажется, что он идиот.

— Кстати, — вспомнил Таичи, подпрыгнув на месте. — Что насчёт обеда? Я очень-очень голодный!


***

Мы снова сидели на знакомой деревянной крыше. Таичи с наслаждением, мыча и чавкая, уплетал бенто, а я в сто тысячный раз спрашивал себя, зачем я его кормлю? 

Мне нравится смотреть как он ест? Ну... Это довольно смешно и где-то даже мило. Попробовал бы я так есть дома — мама бы меня убила особо страшным способом. Но я не знаю других причин, почему он стал моим секретарём.

Понятно, что работать с девушками — это катастрофа. А этот ребёнок, с урчанием пожирающий котлетки, идеальный вариант. Но...

Я медленно раскрыл конспект, что полчаса назад с гордым видом вручил мне Сагава-кун. Эх... Это были записки сумасшедшего — нечитаемый почерк, кривые строки иероглифов отчаянно сражались за место на странице, периодически переплетаясь и закручиваясь спиралью. Что-то было зачёркнуто, что-то яростно дописано, прорывая бумагу, и чуть ли не вверх ногами.

— Я ничего не могу разобрать, — проворчал я.

— О-о-о! Это выглядит так вкусно! — воскликнул Таичи.

— Ты вообще меня слушаешь?!

Да, я не жду многого от парня, как от секретаря, но и стоит признаться — он очень и очень паршивый помощник. Мне следовало бы его отчитать и наказать.

Но он выглядит таким счастливым, когда ест... Сначала я думал, что парень - идиот. Как он ляпнул тогда? 

«Плохие люди не делятся своей едой!»

Оказалось, что он был искренен в своих словах. Таичи всегда говорит то, что думает. Странный. Он так спокойно общается с кем-то, вроде меня. Правда, странный!

— М-м-м-м, — простонал в это время Таичи, доедая бенто. — Ум-м-м...

Боги, он стонет от удовольствия! Пха-ха! Ха-ха-ха...

— Что? Чего ты? — посмотрел на меня Таичи.

— Ничего! Просто не думал, что еда может вызывать такие эмоции! Ха-ха, прости! — я сидел и глупо хихикал, смотря на ошарашенную мордочку секретаря.

— О-о! — заорал подросток. — Это первый раз, когда ты засмеялся при мне. 

— Что? — спросил я с удивлением.

— Ты не часто показываешь свои эмоции! — улыбнулся мелкий, слизывая с губ остатки соуса. — Но сегодня... Ты выглядишь намного лучше, когда смеёшься!

У меня аж лицо вытянулось. Он хочет сказать, что в остальное время я выгляжу плохо?


***

Следующим утром, заходя на станцию электрички, я вдруг понял, что снова забыл обед. Дёрнулся было обратно, но двери поезда уже захлопнулись за спиной. 

Через час я грустно брёл к Университету. Сегодня нужно будет забирать записи у Таичи, а я забыл бенто. Это плохо.

Это утро было свежим, а солнце особенно ярким. Хотелось остановиться, задрать голову и следить за тонкими паутинками облаков, что скользили в прозрачной высоте.

Солнечный свет тоже звучал. В отличие от привычного городского шума, он был похож на нежный выдох бамбуковой флейты сякухати. Всего одна тёплая воздушная нота.

В парке у главного входа я заметил Таичи с друзьями.

— Та... — уже хотел позвать я, но оборвал себя.

У него свои друзья и своя жизнь. Они о чём-то весело болтали, и Таичи хохотал, хлопая себя по коленкам. Друзья обнимали его за плечи. Кто-то отвесил дружеский подзатыльник.

Он человек «с той стороны» окна. Имею ли я право его дёргать? Нет, не имею. Всё верно. Он живёт в мире, где мне нет места. 

Замерев на секунду, я тихо прошёл мимо веселящихся парней и двинулся ко входу в здание. Таичи заметил лишь мою спину и заорал вслед:

— О! Кох... Кохей!

В том, что я раскрылся перед Сагава-куном, виноват только я сам. Он стал слишком близок, и я зря понадеялся, что у меня появился друг. Он приходит только тогда, когда хочет есть. Глупая ситуация получилась, правда? Какие ещё нужны причины, чтобы оставаться рядом со мной, кроме еды?

— Да, Кохей, же!!! Эй!!!

Наконец, я скрылся в дверях главного корпуса, мысленно слыша голос Таичи, что искренне и с напором говорил мне: «Это не твоя вина, что ты не слышишь!» И в эти минуты я был счастлив...

— Шугихара Кохей! — передо мной неожиданно вырос Таичи, гневно сверкая глазами. — Это что сейчас было? Ты заметил меня и просто прошёл мимо?! Это обидно, знаешь ли!

Он хрипло дышал, сжимая кулаки. Мы замерли посреди коридора, и нас обтекала студенческая река с обеих сторон.

— Почему? — недоуменно спросил я, сам напуганный таким резким появлением парня.

— Что почему? — завис Таичи и сдул чёлку с носа.

— Я не принёс тебе еду сегодня...

Таичи поморгал, а потом зло прищурился:

— Ты чего меня с собакой Павлова сравниваешь? Думаешь, я здесь только из-за еды?

И тут его живот предательски заурчал.

— Вот, блин, — зашипел Таичи, краснея. — Просто заговорили о еде, и мой идиотский желудок... Так, не будь таким громким!

Он похлопал себя ладонью по пузу и дурашливо захныкал.

— Прости, — произнёс я. — Я не взял сегодня обед. Но может ты хочешь чего-нибудь другого?

— Да я денег не взял, — поморщился Таичи, всё ещё хлопая по урчащему животу.

— Я угощаю, — предложил, сдерживая улыбку.

— Ты! Мой! Бог! — закричал парнишка и схватил меня за плечи.

Проходящие мимо учащиеся просто отпрыгнули от нас.

Я же неожиданно рассмеялся:

— Ха-ха! От тебя столько шума на пустом месте!

— Это просто ты сегодня слишком щедрый! — заявил улыбающийся балбес. — С чего бы это? Случилось что-то хорошее?

Может быть. 

Просто я снова распахнул шторы на окне, впуская солнце.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть