Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Звери
5. Великолепный

Аран пришел в себя, с трудом осознавая где он. Перед мутным взглядом обрисовались мощные стены решетки, за нею узкий плохо освещенный проход и решетки других клетей. Все они были пусты, только в одной из них наискось от него сидела хрупкая тоненькая девушка, сверля его пристальным взглядом светлых глаз.
-Где… Где я?- спросил он. Девушка ответила ему кривой ухмылкой.
-В зоопарке его ублюдочного благородия адмирала Лоувза, где же еще?
-Зоопарке?- переспросил лорд Аран, принимая сидящее положение и оглядываясь более внимательно. Грязная клеть со следами пребывания прежних постояльцев была настолько маленькой, что он не мог даже встать в полный рост. Впрочем, и не пытался, более сосредоточившись на своей собеседнице. Она, несмотря на насмешливые гримасы и саркастичный тон говорить не отказывалась.- Зверинец… А я… Я здесь был один? Женщина с темными волосами…
-Вместе с тобой никого не приводили,- девушка ощерилась, по ее телу пробежала рябь, меняя внешний облик. Теперь перед Араном сидело крылатое создание, покрытое короткой бархатистой шерстью жемчужно-белого цвета. Вытянутая голова и пасть, раскрывающаяся почти на сто восемьдесят градусов, полная острых зубов. Один из них, гораздо более длинный и загнутый крюком, выделялся среди остальных. Выглядел этот зверь достаточно грозно, но ни это ошеломило его.
-Ты такая же, как я,- пораженно произнес лорд Аран. До этого момента он и помыслить не мог, что где-то на других планетах есть существа подобные тем, что обитали в их мире – с личиною человека и сущностью зверя.
-Нет, не такая,- девушка снова приняла человеческий облик, кажется не вполне довольная тем, что ее облик не произвел на него должного впечатления.- Ты умрешь, а я буду жить.
Аран не ответил на ее выпад, размышляя о том, что произошло после того, как во дворец ворвались люди из-за неба. Он помнил, что закрыл Альтеру собой, а что было потом. Тьма беспамятства и он совершенно не знает того, что произошло с нею и детьми. Хотя присутствие сыновей Аран остро ощущал в своей голове – они живы и с ними все хорошо. Сейчас он искренне порадовался этой способности арахнидов быть в связи друг с другом.
-Чему ты улыбаешься?- прошипела девушка гневно, напоминая о своем присутствии.
-Тому, что мои дети живы и с ними все хорошо,- честно ответил он и поразился вдруг проступившему отчаянью и боли в глазах незнакомки. Она смерила его взглядом и спросила вдруг мягко.
-Ты любишь своих детей?
-Я готов умереть за них,- просто ответил Аран.
***
Сецари тяжело рухнула в траву, более не в силах тащить его тела. Он не просил ее забирать его, но она решила, что не сможет оставить его там, где тело лорда Арана будет выброшено на свалку для переработки отходов. Уж лучше похоронит здесь, на воле, в земле родного мира.
Собственное сознание накатывало и отходило волнами. Как она не старалась освободиться от крови арахнида, часть его осталась в ней. Мало того тело сковывало тяжелыми оковами сна, так и в разум врывались чужие переживания и чувства. Дар ее отца, способность принимать чужую жизнь через отведанную кровь. До того Сецари испытывала эту возможность своего происхождения лишь однажды, в попытке убить ненавистного выродка Лоувза. Тогда она захлебнулась от мерзости его воспоминаний, не в силах довести начатое до конца.
Сейчас она тоже захлебывалась в памяти чужой жизни. От боли, бесконечного одиночества и тьмы. От презрения и ненависти, что он испытывал к себе. И страха. Постоянного страха, что кто-то может увидеть его настоящего…
Воспоминания текли, смазывая одно другое. Его мать – высокая статная женщина с точно такими же золотистыми волосами и зелеными глазами, похожими на драгоценные камни. Жестокая женщина, что на многое пошла ради того чтобы спасти своего сына. Он был привязан к ней, был благодарен ей и все же – никогда не понимал. Она научила его быть тем, каким он был – жестоким, злым и скрытным.
Первая влюбленность. Девушка, которой он показал себя настоящего. И ее отвращение во взгляде… Это выражение, преследующее его потом во множестве других глаз. Все, все кто видел его настоящего, смотрели с таким отвращением, словно он был каким-то уродливым чудовищем. И это топило его все сильней в той тьме, что он жил.
А потом появилась она. Девушка с темными волосами, пришедшая в компании других зверей. Девушка, чьи серые глаза смотрели на него без страха и отвращения. Та, что стала лучом света в его тьме, спасительной нитью… И он последовал за нею, не в силах более жить без нее.
Сецари, что никогда в своей достаточно долгой жизни не знала любви, была ошеломлена тем, что такие чувства могут существовать. Как можно любить так, чтобы отринуть все, включая и свою жизнь?
Очнувшись от видений чужой жизни, она глянула на тело лежащего невдалеке лорда Арана. Скользнула печальная мысль, что ее отец никогда не поступился бы законами и жизнью ради нее. А этот человек отдал свою жизнь, чтобы дать ей возможность спастись.
-Нет, - сорвалось с ее губ. - Нет, ты не умрешь. Не сейчас.
Двигаться было тяжело, отравленное тело не слушалось, но Сецари все же подползла ближе. Приподнялась, принимая свой настоящий облик, и склонилась над еще теплым телом и широко раскрыла пасть, содрогаясь в конвульсии. Еще один дар, что достался ей отца, не любившего свою дочь. Когда-то подобным образом он дал жизнь и ей.
Исторгнутые из ее рта красные, похожие на слизь массы имели мало общего с кровью, но все же назывались «последней каплей крови». Вещество, способное залечить самые страшные раны или вернуть недавно умершего. Но только у Въягорто и его дочери этого вещества было достаточно, чтобы воскресить человека.
Когда образовавшее кокон вещество застыло плотной коркой скорлупы, девушка без сил обмякла, наконец-то разрешив себе погрузиться в глубокий обморочный сон, где ее все еще мучили чужие эмоции и переживания.
Она пришла в себя, потому как в нее тыкали дулом ружья. Шевельнулась и тут же услышала щелчок взводимого курка.
-Не дергайся, тварь,- зло рыкнул солдат, держа ее на мушке.
-А иначе что? Пристрелишь меня?- ехидно спросила она, разворачиваясь к нему. Один из вояк Лоувза, тех что много раз наблюдал ее на арене и точно знал на что она способна. Сецари не удивилась, когда вспышка света ударила за спиной, разбивая в щепки одно из деревьев. Как не удивилась и тому, что следом за этим на солдата сверху, ломая кроны, рухнул огромный зверь. Она заметила его еще до того как отключилась – крылатого темно-коричневого создания из этого мира, наблюдающего за нею с тех самых пор, как она покинула главный крейсер. Заметила и узнала. Это был один из братьев-огнезверей – верных спутников той, что была солнцем Арана.
Солдата не спасла даже броня. Крепкие треугольные зубы, похожие на кинжалы, пробили белоснежные доспехи, сминая плоть и кости. Огнезверь помуслякал кусок плоти, после чего выплюнул остатки и, приняв человеческий облик, обернулся к ней.
-Ты в порядке?
-Солдат бы меня не убил, а вот ты к этому был близок,- мрачно ответила Сецари, потянувшись и стряхивая с себя щепу и обломки. В момент, когда огнезверь рухнул вниз, она закрыла собой плотный кокон, боясь что он может повредиться и ее последняя капля крови пропадет даром. Зря беспокоилась – на темно-красной полуглянцевой поверхности не виделось и даже мелкой царапины. Она ласково погладила кокон, в котором медленно готовился к возвращению в жизнь ее новообретенный сын, а затем обратила взгляд ярко-голубых разгневанных глаз на огнезверя.
Он ответил на ее упрек широкой насмешливой улыбкой, обнажая мелкие треугольные зубы. Сецари рассердилась – никто и никогда не относился к ней с такой пренебрежительной насмешкой. Приняв истинный облик, она распахнула пасть и зашипела, а затем бросилась на него.
Огнезверь со смехом распахнул руки, ловя ее в свои объятья, и покатился вместе с нею по земле.
-Ты слишком маленькая, чтобы драться со мной!- со смехом проговорил он, нависая над Сецари. В его темных глазах отразились сполохи огня, и девушка несколько мгновений не могла оторвать завороженного взгляда. Она попыталась оттолкнуть его и поняла, что не может пошевелиться. Огнезверь в своем человеческом облике был худощавым, не слишком наделенным мускулами, но оказался сильней.
-В этой своей форме я сохраняю силу своего истинного облика,- продолжая улыбаться, он окинул прищуренными глазами ее лицо. Девушка от этого взгляда отчего-то вспыхнула и смутилась. Отвернулась, тихо попросив.
-Отпусти меня.
Огнезверь мгновенно отодвинулся, усевшись на земле и глядя на нее снизу вверх, когда Сецари мгновенно поднялась, с опаской отступая. Выдохнул, выпуская две тонкие струйки огня, завившегося в причудливые завитки.
-Ты красивая,- произнес он, взирая на нее с мягкой улыбкой на губах. Взгляд был странным – за всю свою долгую жизнь Сецари такого не видела ни разу. На нее смотрели с похотью и вожделением, глядели с ужасом и отвращением. Она видела даже полнейшее безразличие в глазах тех, кто смотрел на нее. Но такого взгляда она не видела ни разу. Пока она раздумывала над тем, что таится в его глазах, огнезверь уже совершенно сменил тему, кивая на кокон за ее спиной. – Это…
-Это мой сын,- она оскалилась, совершенно непроизвольно принимая истинный облик и грозно зашипев. Сидящий на земле темноволосый парень смерил скептическим взглядом – сначала кокон, после ее саму.
-Слишком большой,- с легкой насмешкой проронил он.
-Что?- она опешила.
-Наши женщины в истинной форме не меньше нас,- пояснил огнезверь.- Но яйца, что они сносят, во много раз меньше.
-Это мой сын,- упрямо повторила Сецари, обнимая крыльями темный кокон. Положив голову на поверхность с легкими наплывами и разводами, она прикрыла глаза, чувствуя слабое биение внутри. Пройдет еще несколько недель, прежде чем явится на свет новый кровавый зверь.
-Во всяком случае – оставаться здесь опасно для вас обоих,- заявил огнезверь, поднимаясь на ноги. Девушка не успела, что либо спросить, или сказать, как он, приняв свой настоящий облик, сгреб лапами ее вместе с коконом и взлетел. Они долго летели на восток. Мир внизу из зеленого стал желто-зеленым, а затем желто-бежевым. Потом снизу разлилось сине-зеленое море, превратившееся в океан. Посреди него возник скалистый остров, на который огнезверь и совершил посадку, аккуратно уронив ее и кокон в мягкий белый песок.
-Когда-то здесь жили мои предки,- он превратился в человека, легко перехватив бросившуюся на него девушку, и прижал к себе, придерживая ее руки.- Здесь достаточно животных, есть пресная вода и никто не будет пытаться убить тебя или… твоего сына.
-Почему ты мне помогаешь? Ты же ничего не знаешь обо мне,- тихо спросила Сецари.
-Не тебе… Я защищаю своего короля,- огнезверь отпустил ее и снова взмыл в небо, расправив крылья. От его взмахов взмыл песок и яростно забурлила вода на побережье. Ближайшие деревья – невысокие, с голыми стволами и зонтиком крон, закачались, расшумевшись. Где-то в глубине испуганно заверещали птицы.
-Он не будет тем, кем был прежде!!!- крикнула девушка ему вслед. Зависший в небесах зверь изогнул шею, покосившись на нее одним глазом и хмыкнул, выдыхая тонкие сполохи огня.
-Он всегда будет нашим королем… Потому что она избрала его.
После этого огнезверь покинул Сецари. Более она не видела его.
Остров был небольшим, густо усеянным зеленой растительностью и множеством животных. Сецари с удовольствием исследовала его, отдыхала, вдоволь пила крови и ждала. Ждала того дня, когда темно-красная корка кокона треснет, освобождая ее сына из своего узилища.
Приближение этого дня она ощутила заблаговременно. Биение жизненных соков, что до того момента было тихим и размеренным, даже сонливым, стало бурным и энергичным.
Сецари притащила к кокону чуть придушенного желтого с полосками кота, размером в нее и жалкими рудиментами крыльев. Она точно знала, что понадобиться ее сыну, когда он окажется в этом мире. Используй она последнюю каплю крови на младенце, то долго бы еще сама цедила для него крови, смешивая со своими желудочными соками. Но ее сын появится на свет уже взрослым и сформировавшимся кровавым.
Ожидание было самым томительным. Секунды и минуты растянулись в года для матери, алчущей увидеть своего сына.
Но вот темная красная поверхность пошла трещинами. Сначала появилась одна крупная зигзагообразная полоса сбоку, словно кто-то расстегивал замок. От нее во все стороны поползли новые, от тех – другие. Вскоре весь кокон покрылся паутиной трещин, а они все множились и множились, покуда их не стало больше, чем могла выдержать поверхность. Красная мелкая крошка осыпалась, обрисовывая неловко барахтающегося на песке ново-появившегося кровавого.
Остатки кокона окрасили его короткую бархатистую шкуру в красный, но ветерок разметал рассыпающееся в пыль вещество. Сецари улыбнулась, чувствуя как на глаза наворачиваются слезы. Ее народ верил, что прошедший последнюю каплю крови в своем новом истинном воплощении обретает черты, свойственные его духу.
-Великолепный,- выдохнула девушка себе под нос, глядя как на солнце его спина и растопыренные крылья отливают чистейшим золотом.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий