Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ихор. Пятая история
Ситар Гемато.

Он вышел в коридор, мягко притворив за собой дверь. Кто бы мог подумать, что у Сана будут дневниковые записи его старшего брата. Впрочем это ничего не меняет. Судьба уже развернула свои жернова, перемолов его судьбу надлежащим по ее мнению способом. Его родители всегда говорили что можно сколько угодно бороться против судьбы, но если уж она сделала свой ход, ее не переиграть.
Ситар медленно шел по узорчатому мозаичному полу. Приказал по мыслесвязи приготовить господину чай и отнести в кабинет, а затем отключился. Закатные красновато-рыжие лучи проникали сквозь панорамные окна. Он остановился около одного из них, глядя на горящее в огне заката небо. Ему вспоминался другой закат.
Багровеющее небо. Дымный след от разбитого катера, перечеркивающий его. Боль от прошивших тело осколков. Кровь пульсировала в венах, обжигая и отбирая последнюю надежду. Он полз по траве к виднеющимся впереди деревьям, отчетливо понимая, что его все равно найдут по кровавому следу.
В какой момент перед его носом появилась девчушка в грязных гольфиках и испачканном грязью ночном платье – Ситар до сих пор не мог вспомнить. Но она спасла его. Нашла укрытие, обработала все раны. После таскала еду и книги. А он смотрел на ее красную макушку и боялся даже поверить. Возможно ли такое… Возможно ли…
Зайдя в свою комнату, Ситар плотно прикрыл дверь и задвинул засов. Маленькая серая комнатка с необработанными стенами и простым насыпным полом находилась в дальней части особняка Ауберумга – там, куда даже слуги не всегда забредали. Здесь было спокойно и тихо.
Он уселся на стул перед мутным прямоугольным зеркалом с простой пластиковой раме и долго смотрел на свое отражение. С той стороны зеркала на него смотрел молодой мужчина не более двадцати восьми - тридцати двух лет. Узкое лицо, впалые щеки, тонкая линия губ. Широкая черная линия краски, перечеркивающая его физиономию.
Ситар поднял руки, привычным ловким жестом освобождаясь от намотанной на голову ткани, после чего оттянул прядку прямых тяжелых волос, поглядев на нее устало. Они были темными и казались бы коричневыми, если не отсвечивали густым красным цветом на свету. Красить их было совершенно бестолково – эта краснота пробивалась сквозь любую краску. Когда он был на корабле Хантера, то брил голову. Сейчас волосы уже отросли.
Взяв лежащее на краю стола маленькое махровое полотенчико, он тщательно стер краску с лица. Брови и ресницы у него были более яркого красного оттенка, поэтому он обычно замазывал их. Хотя Хантера это не обмануло.
Хмыкнув, Ситар наклонил голову чуть вбок, запуская пальцы в волосы и убирая их назад, чтобы затем коснуться вытянутой мочки уша, заостряющейся к низу. Проклятие. Проклятие, что досталось ему и перешло на Леннари. Древняя могущественная кровь, надежды, которым уже не сбыться, возможности для которых нет и шанса… Может быть – шансов не было изначально и ему оставалось лишь смотреть на бесконечный закат?
Уронив руку, он долго глядел на свое отражение, а после, закрываясь от отражения руками, заплакал. Слезы сожаления – вот и все, что оставалось ему в наступающей тьме.
Детство его прошло на фоне войны, что сейчас казалась далекой и нереальной. Но тогда вся империя горела в этом огне – от края до края. Не было ни единого уголка, где возможно было бы скрыться.
Семья его кочевала на огромном корабле от одного места к другому. Звездолет становился все дряхлей, а людей на нем, и мест где можно было найти приют – все меньше. Настал день, когда на огромном корабле остался только он с родителями да бабушкой. Надежды не осталось вовсе.
Потом был день, когда его родители ушли и не вернулись. Ситар остался с бабушкой. Он отчего-то плохо помнил ее – статную пожилую женщину, пальцы которой были увешаны массивными золотыми перстнями, а длинные тяжелые волосы, что она всегда носила распущенными, были практически белыми. Однако среди них все же попадались кроваво-красные пряди.
Она рассказывала ему истории. Множество разных историй. О прошлом величии. Сказки и легенды, словно частицы мозаики всегда сплетались во что-то единое.
Бабушка была сильной, даже не смотря на возраст. Когда их звездолет был захвачен, она дала бой заявившимся солдатам в серо-синей униформе, дав Ситару время уйти.
Он сбежал на маленьком прогулочном катере, не предназначающимся для долгих путешествий. Катер был не менее старым и дряхлым, чем и корабль. На нем был малый запас питья и еды, который быстро закончился. А Ситар все летел сквозь космос, гонимый судьбою… От недостатка воды и еды он заболел. Прошлое и настоящее смешивалось в его голове с историями бабушки, вспыхивая в фантасмагоричные картины. Он помнил верещание сигнала тревоги, оповещающее о том, что катер попал в поле притяжение одной из планет…
Сигнал будильника, смешивающийся с завываниями тревоги в его сне, все же разбудил Ситара, и он понял, что уснул прямо за столиком. Разогнувшись, он глянул на свое отражение с горькой недовольной усмешкой, после чего принялся приводить себя в порядок.
Леннари спала на супружеском ложе, как и все эти дни, в гордом одиночестве. Ситар точно знал, что молодой принц коротает свои ночи в своем кабинете, хотя каждый вечер подолгу стоит перед дверями в супружескую спальню. Он подозревал, что Сану не хватает опыта в супружеских делах…Или же решимости. Ему хорошо помнился трепет и смятение, которые он испытывал при одной мысли о близости с Эл. Но он так и не смог преодолеть этой черты, а потом стало поздно… Хан Ауберумг забрал у него не только Леннари, но и возможность быть с любой другой.
Проникающие сквозь неплотно прикрытые шторы лучи солнца превращали разлохматившиеся волосы девушки в языки пламени. Эл ДэРамориен была молода и очень красива. Часто, глядя на нее, Ситар думал – что бы сказали его родные? Бабушке Леннари бы точно понравилась. Но она бы точно сказала, что он глупец, упустивший будущее в угоду морали. Он и сам так думал.
-Миледи, вам пора вставать,- раздвигая шторы, Ситар оглянулся. Леннари малодушно попыталась прикрыться от бьющих в лицо лучей подушкой, но потом села, зевая.
-Здравствуй новый мерзкий гадкий день,- иронично продекламировала она, а затем улыбнулась.- Доброе утро, Ситар.
Я живу ради этой улыбки – подумалось ему. Он улыбнулся в ответ.
Дни потянулись столь же спокойно и рязмеренно, как и прежде. Молодой принц его более на доставал. Занятый какими-то своими делами и изысканиями, он все время проводил в кабинете. Порой Ситар замечал его в окне, когда составлял компанию Леннари в парке. Глядящий на свою жену Сан выглядел тоскливым и потерянным.
-Это ты убил моего брата,- утверждающе произнес Сан, сидящий на стуле напротив входа и держа его на прицеле пистолета. Ситар спокойно прикрыл дверь, привычно задвинул засов и только после этого развернулся к молодому принцу. С сарказмом подумал, что эта история началась с похожего пистолета старинного вида.
-Я,- честно признал он и чуть улыбнулся, заметив как Сан вздрогнул. Мальчишка.
-Так жестоко!.. За что? За то, что он сделал с тобой?!
-За то, что он сделал с Леннари ДэРамориен,- Ситар прошел к столу, взяв подготовленное с утра полотенце. Глянул на молодого принца, который смущенно покраснел – так что даже кончики ушей заполыхали.
-Она была его наложницей,- несколько сконфуженно проговорил Сан.
Он же едва сдержал улыбку при виде красного лица молодого принца. Да, он был похож на своего брата, но все же был другим. Хан Ауберумг был более красивым, более мужественным и опытным. И гораздо более жестоким. Безумно-жестоким.
-Если бы вы проверили ее медицинские карты, то увидели что у нее множество старых переломов,- Ситар проговорил это совершенно спокойным обезличенным тоном, но прикрыв глаза. Он злился. Все еще злился на Хантера, хоть и заставил того сполна заплатить за каждую слезинку Леннари. Полицейские и медицинские отчеты вряд ли могли отразить всю ту боль, которой он подверг Хана Ауберумга.-Ваш брат был безумцем… Злобным и жестоким безумцем…
Сан на это ничего не ответил, опустив голову и виновато втянув ее в плечи.
-А Леннари знает, что он… Был моим братом?
-Он никому не показывал своего лица,- Ситар отошел к узкой кровати, устало опустившись на нее.- Я сам увидал только после его смерти.
-Однако она видела его глаза…
-Сложно не разглядеть со столь близкого расстояния, что было между ними,-грустно хмыкнул он. Обперся руками о спинку кровати, любопытствующе поглядев на мальчишку.- Будешь спрашивать - каким образом я сделал с твоим братом то, что сделал - или уже знаешь?
-Я… Догадываюсь,- всхлипнул Сан. Совсем мальчишка – с каким-то ласковым раздражением подумал Ситар. Благородный мальчишка.
Он стер краску с лица, затем размотал отрез ткани и отшвырнув ее в сторону вместе с полотенцем, запустил пальцы в волосы, убирая их назад и демонстрируя свои уши. На лице Сана отразился почти благоговейный ужас.
-Чистокровный Гемато… Отец считал – последний кровавый был убит в крайний год войны.
-Я выжил,- Ситар опустил руки, переплетенными пальцами цепляясь за колено и горько продолжил.-Бежал на прогулочном катере и долго скитался в космосе, пока однажды не упал на планету, что подарила мне девочку с красными волосами… В ней я ощутил несколько капель своей крови. И я размечтался о возрождении своего рода.
Род ДэРамориен был одними из тех, что до последнего сотрудничали с Гемато. Их женщины часто рожали от кровавых – нечистокровных, более слабых в своей силе, но все же способных повелевать красным соком жизни. С самого первого дня встречи с Леннари, он считал, что она уготована судьбой ему. Но то ли судьба обманула его, то ли он обманулся сам. Ее взял Ауберумг и сейчас она принадлежала Ауберумгу.
-Ты… Убьешь меня? – неуверенно спросил Сан, разбивая его горькие мысли, глядя с поникшим видом себе под ноги. Пистолет болтался в вялой руке принца. Ситар еще с порога понял, что мальчишка не пустит оружие в ход – в нем не было этой решимости убить. Теперь же Сан сник и вовсе.
-Моя цель – всего лишь забота о Леннари,- подойдя к нему, Ситар отобрал оружие. Да, этот пистолет был очень похож на тот, что положил начало этой истории. Ему вдруг подумалось, что вздумай он проверить барабан, не нашел бы там одного патрона.
Он вспомнил тот день, когда Леннари познакомилась с молодым принцем Ауберумгом. Пистолет, который она вернула Ситару, где не хватало одного патрона. Он вечером того же дня ушел в лес, желая узнать что случилось, и нашел мертвого орака. Позднее, рассказывая эту историю, Сан говорил что Эл застрелила бешеного зверя, но он был не прав. Леннари плохо стреляла и пуля ушла в дерево, а орак умер потому, что она захотела этого.
Разорвавшийся сосуд в мозгу зверя, Ситар ощутил отчетливо. Это была сила, данная ею несколькими каплями крови его рода, проснувшаяся вместе с ее взрослением. Род Гемато, еще более древний, чем род правящего ныне Ауберумга, вел свою историю из самой колыбели человечества и всегда обладал этой силой – повелевать кровью.
-Каждый раз, как я пытаюсь сократить эту пропасть, она словно бы становится шире,- пожаловалась Эл, поймав его взгляд в отражение зеркал, которые обступали их с трех сторон. Эту небольшую комнату с освещением имитирующим естественное, подготовили еще до прибытия Леннари сюда. Сан хорошо позаботился о том, чтобы его супруга могла ни в чем не нуждаться – наряды, украшения, средства ухода за кожей и волосами – все самое лучшее и дорогое. Как принц он мог себе позволить такое, совершенно не думая о том, что именно нужно Эл.
Ситар продолжил укладывать ее волосы, с меланхоличной отрешенностью подумав, что совершенно потерял нить разговора.
За время их пребывания здесь волосы Леннари уже отросли и теперь достигали плеч. У Ситара было больше выбора в прическах. Его радовало то, что Эл не собирается снова отстригать свои пряди, так же как и пытаться оборвать свою жизнь. Она стала похожей на ту себя, какой была до встречи с пиратом Хантером. Хорошие перемены, но только вот причиной их становился Сан Ауберумг. Насмешка судьбы – один из этого рода сломал ее, второй излечил. А он остался совершенно не у дел.
-Если вы спрашиваете мой совет, то скажите – на какую тему,- мягко проговорил он, подплетая в ее волосы украшение в виде цветущей ветви. Девушка обернулась к нему, забравшись коленями на седушку стула и ухватившись пальчиками за высокую спинку. Требовательно выдохнула, заглядывая ему в глаза.
-Скажи, Ситар – я красивая?
-Вы прекрасны, миледи,- он тепло улыбнулся, после чего снова заставил ее сесть.- И будете еще лучше, если дадите мне закончить прическу.
-Быть может мне стоит попробовать что-то из новой имперской моды? Что сейчас модно, Ситар?- болтая ногами, Леннари поглядела на свое отражение.
-Я могу подготовить вам пару нарядов, но тогда мне придется полностью менять вам прическу,- предупредил он несколько раздраженно. Вздохнул, попытавшись успокоиться.- С чего вдруг вы стали интересоваться модой, миледи?
-Ну… Понимаешь,- Эл смутилась, покраснела и прижала ладошки к щекам, но затем выпалила.- За то время пока мы женаты, Сан ни разу не пришел ко мне!
Ситар хмыкнул, вспоминая еженощные бдения молодого принца у дверей супружеской спальни. Мальчишка по-прежнему не решался войти внутрь, хотя теперь уже сжимал дверную ручку. Продолжи он в том же духе, года через два он наконец осмелится сделать шаг на порог спальни, а лет так через пять может у них дойдет и до близости.
-Возможно ему не хватает решимости… Или опыта,- он улыбнулся, и внимательно поглядел Леннари в лицо.- А вы хотели бы, чтобы он пришел к вам?
-Когда мы только поженились, я думала что это жестокий розыгрыш… И боялась что он придет… Но потом…А сдругой стороны… У меня никого не было кроме… Хантера… И я знаю что Сан гораздо младше меня…
-Дался вам этот возраст!- ворчливо проговорил Ситар. Он мог бы сказать что Леннари совершенно некуда торопиться – неся в своих венах кровь Гемато, она взрослела и старела гораздо медленней обычных людей. Даже когда Ауберумг станет уже зрелым мужчиной, она останется все столь же хорошенькой и молодой.
-Быть может, я просто не нравлюсь ему… Но мысль что он может войти в супружеские покои приводит меня в трепет.
Ситар ощутил странную смесь радостного умиления и зависти. Леннари могла бы точно также волноваться и трепетать от мысли об их близости, но судьба сложила карты в другой расклад. В игру с жизнью, где на кону было их совместное будущее, он проиграл даже не начав играть.
-Вам не нужно волноваться о том, что вы не милы принцу Сану,- проговорил он с тяжелым сердцем. Эх, он бы с удовольствием убил бы мальчишку, точно так же, как и его брата. Но, к сожалению, повода кроме собственной ревности не находилось.
Ситар продолжил готовить Леннари к семейному обеду, раздумывая о традициях. В роду Гемато семейные обеды были каждоднвными и совершенно не носящими характер ритуальных обычаев. К ним не готовились как к выходу в свет, это были совершенно простые обеды, где присутствовала вся семья – отец, мать, бабушка и сестры.
Он редко вспоминал о родителях и еще реже – о сестрах. Все три девушки были младше его и не столь опытны во владение кровью. Одна из них по случайности убила себя во время экспериментов, другая погибла на поле боя, а Сирин, самая младшая и самая красивая из них, была взята в плен и участь ее была такой же, как досталась Леннари. Принц Ауберумг, дядя Сана и брат ныне здравствующего императора, сделал ее своей наложницей. Он же и жестоко убил Сирин, когда девушка не понесла от него ни через полгода, ни через год – даже безо всякого безумия он был жестоким и злобным человеком. Этот человек, как и все прочие не был посвящен в особенности развития носителей крови Гемато.
Отец Ситара убил его в свое время точно так же, как сам Ситар покончил с Ханом – заставляя кровь бурлить и покидать тело, а кровеносные сосуды взрываться. Ситар не знал, сколь долго отец заставил мучиться убийцу своей дочери, но Хан Ауберумг провел долгие часы в страшных муках. Ситар был достаточно опытен в своем даре, чтобы поддерживать его жизнь и сознание на протяжении очень долгого времени. Быть может он продолжил свою пытку и дольше, но полицейский патруль уже практически стоял на пороге…
Теплое лето разменяла столь же мягкая осень, а пришедшую за нею зиму – весна. Погода во всякое время года впрочем была умеренной и очень мягкой, словно климат-контроль в доме, поддерживающий оптимально-комфортные условия, стоял над всей планетой. Ситар мог легко предположить, что технологии подобные тому что в доме, действительно управляют и всей планетой. Терраформирование давно уже стало данью прошлого и теперь планеты делались не просто пригодными, но комфортабельными.
На планете, принадлежащей принцу Сану Ауберумгу, наступило новое лето.
Почти год минул с того дня как Леннари ДэРамориен стала Леннари Ауберумг. Чуть меньше того – как Сан узнал его происхождение и около полугода как Сан и Леннари стали делить ложе. В первый раз Ситару пришлось опоить молодого принца, но потом Сан каждую ночь стал проводить в супружеских покоях, навсегда забыв про диванчик в кабинете.
Это дало свои плоды. Третий день уже Эл страдала тошнотой по утрам и плохим аппетитом. Мальчишка все никак не мог догадаться в чем же дело, а Ситар сразу ощутил изменение ее кровотока. В чреве Леннари зародилась новая жизнь. Сколь странный союз – носящей кровь Гемато и того, чей род повинен в их истреблении. Когда-то Гемато правили всей империей, но потом против них восстали. Ауберумги возглавили это восстание и свергли правителей крови, а после истребили всех до единого.
Он ревниво думал о том, что Сану повезло. Обладающие кровью Гемато женщины зрели гораздо поздней обычных – Эл ДэРамориен созрела для вынашивания ребенка лишь за пару месяцев до встречи с принцем. В те далекие дни, когда рядом с нею был Хантер, Леннари по сути своей была еще ребенком. Знающий особенность развития носителей крови Гемато, Ситар сам не мог подступиться к Эл – он ждал, пока созреет ее женское начало. Хан Ауберумг же, как и его предок, не стал разбираться в степени развития девушки.
-Ее снова стошнило,- обеспокоенно выдохнул молодой принц, останавливаясь рядом с ним. На его лице отчетливо читалась тревога.- Быть может, все же стоит призвать лекаря?
-Она не больна,- мягко ответил Ситар, подавив улыбку. Глянул искоса на опустившегося рядом Сана. За этот год он успел превратиться из мальчишки в молодого мужчину. Обычные люди быстро взрослеют. Сан может постареть быстрей Леннари и тогда, глядя на них, другие люди будут вспоминать небылицы про кровавых повелителей и род ДэРамориен. Через несколько лет ему стоит дать совет Сану увезти Леннари куда-нибудь далеко на окраину империи от греха подальше.
-Она плохо ест и ее тошнит… Это похоже на пищевое отравление.
-Она абсолютно здорова,- улыбку – широкую и насмешливую, скрыть не удалось. Пусть внешне он стал выглядеть старше, но разумом остался все еще мальчишкой.- В ее состоянии это нормально… Я проведаю миледи.
Ситар ушел в дом, проигнорировав недоумевающие вопросы Сана. Его волновало другое.
Обычно, вынашивающие детей с кровью Гемато женщины вынуждены пить кровь истинных представителей рода. Это была особенность развития, доставшаяся им еще из далекого прошлого, когда повелители крови лишь только появились средь людей. Тогда рацион кровавых состоял из плоти и крови подобных им, в нынешнее же время вполне достаточно и пары глотков в день. Но это было обязательным – иначе ребенок мог родиться неполноценным и болезненным, а кроме того навредить и собственной матери.
Однако как объяснить и сказать Леннари, что ей нужно пить его кровь?
Девушка сидела в постели, обнимаясь с небольшим серебряным тазиком, края которого были украшены красивым литьем и самоцветными камнями. Окно в комнате было прикрыто занавесью, а в воздухе витал запах освежителя, чистящих средств и запеченной рыбы. Внизу по ковру деловито жужжа ползал деловитый металлический жук, наводя чистоту на бледно-бежевом полотне ковра.
-Здравствуй, Ситар,- Эл слабо улыбнулась, а затем снова склонилась над тазиком. Достойный императорского дома круглый предмет был дорогим настолько, насколько возможно. Ситара всегда смешила эта тяга власть имущих окружить себя роскошью до последнего тазика. В его родном доме, как и в доме Леннари все было гораздо проще…И уютней.
-Совсем плохо?- с тревогой спросил он, присаживаясь рядом с ней и убирая сильно отросшие волосы от ее лица.
-Сан принес мне рыбу на завтрак,- девушка прикрыла рот ладошкой, закатив глаза.- Боги всех миров, она ужасно воняла… Я только чай смогла выпить, а потом не сдержалась и… Прямо на Сана.
Она всхлипнула, откидываясь на подушки и закрывая руками покрасневшее от стыда лицо.
-Понятно,- Ситар чуть улыбнулся, забрал тазик и сунул его роботу уборщику. Деловитый малыш мгновенно принялся его вычищать и дезинфицировать. Он некоторое время следил за копошениями робота, после взглянул на девушку, раздумывая как начать разговор, но Леннари его опередила.
-Мне нужна твоя кровь, Ситар,- выдохнула она, опуская руки и цепляясь за серое покрывало.- Я пыталась пить кровь животных, но это не помогает. Мне нужна именно кровь чистокровного Гемато.
-Ты знаешь?- пораженно уточнил он.
-Ну, у ДэРамориен есть легенды о повелителях крови с красными волосами и глазами,- Леннари улыбнулась, скользнув взглядом по общему убранству покоев, на короткое мгновение подняла глаза на своего слугу, а затем опустила вниз. Она молчала несколько мгновений шевеля пальцами и перебирая край покрывала, после чего снова поглядела на него.-К тому же сложно не заметить, что двадцать лет моей жизни ты выглядишь совершенно одинаково… Я узнала тебя на корабле Хантера – ты выглядел точно также, как в тот день когда мы впервые встретились в лесу – только волосы ты сбрил.
-Я думал ты забыла того человека, что когда-то спасла,- тихо произнес он. После того как раны его зажили, Ситар старался более не сталкиваться с Леннари лицом к лицу, предпочитая наблюдать за ее взрослением издали. Только когда она с родителями отправилась на прогулку по звездной системе, он пробрался на катер, предчувствуя что-то нехорошее, и снова «познакомился» с Эл уже на корабле Хантера.
-Как я могла позабыть своего лучшего друга,- Леннари улыбнулась, но тут же сделалась серьезной и грустной, протягивая ему руку и переплетая их пальцы.- Прости меня за то, что случилось с тобой.
-Это был мой выбор,- Ситар только улыбнулся, с нежностью касаясь ее лица и волос. Когда он появился перед Хантером, заявив что является слугой дома ДэРамориен и хотел бы остаться прислуживать молодой госпоже, пират поставил его перед выбором – остаться мужчиной, или остаться с нею. Ситар выбрал Леннари. Что бы ни происходило – он всегда будет выбирать ее.
-Ты беремена!- двери в покои широко распахнулись, на пороге предстал взбудораженный Сан. Эл со смехом кивнула, а молодой принц взъерошил светлые волосы и без того лежащие в хаотичном беспорядке – Ситар мог бы легко представить как мальчишка трепал их, пытаясь понять что с его женой не так.- Боги всех миров, я буду отцом!!! Леннари, любовь моя, послушай меня… Я понимаю – это прозвучит странно и дико, но тебе нужно…
-Пить кровь Ситара?- предположила улыбающаяся Леннари, ставшая очень счастливой от ласкового обращения своего мужа. Сан все еще несколько смущался и лишь в минуты сильного волнения проговаривался о своей любви к ней.
-Ты ей сказал?
-Миледи сама догадалась о том, что я Гемато. Как и о том, что ей нужна моя кровь.
-Трудно не заметить, что двадцать лет моей жизни ты выглядишь совершенно одинаково,- мягко проговорила Леннари, которая все еще продолжала держать его за руку. Ситар был благодарен, что она не освободила свои пальцы даже при появлении своего мужа.
-Двадцать лет?!- Сан забрался на кровать, устроившись рядом со своей женой и обнимая ее. Ревнует – усмехнулся про себя Ситар. Эта мысль почему-то согрела.- Сколько же тебе?!
-В начале войны с Ауберумгами мне было около двадцати пяти – я как раз достиг взросления.
-Война началась сорок лет назад,- озадаченно вспомнил молодой принц.-Погоди, получается тебе не менее шестидесяти?!
-Практически семьдесят,- ответил Ситар, широко улыбнувшись тому искреннему удивлению, что появилось на лице Сана.-Чистокровные Гемато спокойно доживают до трехсот… А твоя жена доживет лет до ста точно.
-Я прожила уже тридцать!- примиряюще подняв руки, объявила Леннари под обиженным взглядом своего мужа.- И у тебя десять лет форы.
-Мы умрем в один день,- через некоторое время громкого сопения объявил Сан.- Тебе будет сто и у тебя будут седые волосы и морщины.
-У тебя тоже,- заверил его, насмешливо посмеиваясь, Ситар, про себя подумав, что у Сана они могут появиться гораздо раньше, чем у Эл.
-А Ситар приглядит за нашими детьми и внуками,- Леннари накрыла рукой еще совершенно незаметный живот.- Только нам придется уехать отсюда, чтобы у других не возникло вопросов, отчего Ситар столь хорошо сохранился. Можно отправиться на планету моих родителей…
-У меня есть идея получше,- мальчишка сполз, прижимаясь щекой к животу своей жены и обнимая ее одной рукой. Прикрыв глаза, он несколько сконфуженно произнес.- Конечно… я долго канючил перед отцом, чтобы получить еще одну планету…
-Представить не могу,- серьезно произнес Ситар.
-Это было во время летних каникул и мне было десять… Но я как знал, что эта планетка на границе владений империи может пригодиться мне в будущем… Я очень долго упрашивал отца и думал что он не согласится, но он подписал указ о том, что она переходит в мою полную собственность… Конечно условия там не очень, но…
-Ты говоришь о том, что я думаю?!
-Да,- кивнул молодой принц в ответ на взволнованный вопрос Ситара.
-И ты позволишь мне жить там?!
-Вместе со мной, моей женой и нашими детьми и внуками,- весомо проговорил Сан. Леннари поглядела на них обоих, не вполне понимая о чем идет речь.
-О какой планете вы говорите?
-Прародина всех людей. Колыбель появления Гемато,- благоговейно ответил Ситар.- Земля… Мой дом…
Еще до начала войны, до того как Ауберумги уничтожили Гемато – их род жил на этой планете. Человечество давно уже расселилось по космосу, образовав огромную империю, а они все продолжали жить на той планете, что дала им жизнь. Во время войны Гемато были вынуждены покинуть свой дом – не потому что боялись за себя, а потому что страшились что те кто пошел против них не пожалеет колыбель, взрастившую их. Но теперь он может вернуться…Он вернется домой – после стольких лет скитаний… Ситар подумал, что рад тому, что в свое время так и не решился убить молодого принца.
-Тогда отправляемся домой,- воодушевленно выдохнула Леннари и тут же скривилась, упавшим тоном добавив.- Только сначала дайте тазик.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий