Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ихор. Пятая история
Эл ДэРамориен.

«Наверное, мне стоило родиться в другом месте. В другом времени.
Или, быть может, мне просто стоило умереть…Гораздо раньше…
Но изменить ничего нельзя. Я могу лишь только догнать прошлое, что давным-давно должно было свершиться».

Она взвела курок старинного, еще механического револьвера и прижала дуло к подбородку. Как удивительно, но пальцы не дрожали, а в глазах не было и единой слезинки. Давным-давно она уже все отплакала и отболела. Теперь внутри была только оглушающая пустота. Точно такую же ей предстояло проделать и в своей голове.
Несколько мгновений она еще стояла без единого движения, глядя перед собой без единой мысли. Раскинувшийся вокруг лес был подсвечен утренними косыми лучами солнца. Древние великаны, которые были на этой планете еще до того, как здесь поселились люди. Щебетали птицы в раскидистых кронах, стрекотали насекомые в густой траве и корнях, ветер шелестел листьями. Мир был спокоен и тих.
Ей подумалось, что выстрел на мгновение разрушит эту идиллическую пастораль. Ощутив укол совести и стыда, она опустила руку, чтобы нажать кнопку включения глушителя. Пистолет хоть и был доисторическим монстром, но все же был переделан для успешной новой жизни.
Однако вернуть дуло револьвера обратно к своему подбородку девушка не успела. Откуда-то сбоку, разрушая ту тихую идиллию, за которую она переживала, раздался громкий рев, хрюканье и треск ломаемых деревьев. Она узнала эти звуки – так мог идти сквозь лес лишь разъяренный орак. Усмехнулась тому, что сама судьба видно спешит исправить свои упущения и принялась ждать своего гостя.
Мир, до того исполненный спокойствием и величием, вдруг наполнился хаосом.
Но первым на нее выбрался вовсе не лютый зверь, а всадник на слепнире. Белый специализированный костюм из плотной защитной ткани, шлем того же цвета с поляризованным стеклом, наглухо скрывающим лицо. Такой раздражающий цвет. Она чуть сжала пальцы на рукояти револьвера, ощутив укол злости.
Орак пришел спустя несколько мгновений, с визгом и ревом ломая деревья. Бешеный. Пена клочьями свисала у него изо рта, а маленькие глазки были затянуты мутной красноватой пеленой. Ораки, хоть и хищники, но все же величественны и спокойны, совершенно не опасные для людей… Лишь только если не болеют бешенством. В таком случае от них только одно спасение.
Орак подцепил торчащими клыками хвостовую часть слепнира и подбросил его вверх, отшвыривая куда-то в сторону. Она видела как всадник вылетел со своего места, кувыркнувшись и болезненно врезался в ствол одного из деревьев. Попытался подняться. Дурак. Когда на тебя идет орак, лучше что можно сделать – лечь и не двигаться. Сделаться понарошку мертвым или же орак сделает тебя мертвым по-настоящему.
Она свистнула. Пронзительно и громко, перекрывая рев и хрюканье разъяренного орака, вставшего на дыбы чтобы растоптать своего врага в лепешку.
Зверь отвлекся, поворачивая к ней взгляд маленьких красных глазок. Она ощутила, как вздрогнула земля, когда он опустился на все свои шесть лап.
Тяжело и надсадно дышащий орак развернулся к ней всем корпусом, нацеливаясь острыми и плотными клыками, что способны пробить даже хваленную имперскую броню, готовясь атаковать нового врага.
Она вскинула руку с пистолетом без единой мысли. Шкура орака плотная, а под нею еще и толстый слой жира, что хранит его лучше всякой брони. Убить его из такого оружия практически нереально – только если попасть в глаз. Весьма небольшой шанс...
Прогремел выстрел. Он оглушил ее и разбил воцарившуюся перед этим тишину. Видимо, глушитель все же не сработал. Это была очень старая модель – чаще всего они барахлят.
Огромная туша орака содрогнулась. Он еще успел рвануться к ней, но практически сразу же рухнул, вспахивая землю своим рылом. Орак затормозил лишь прямо у ее ног и она отступила. Споткнулась об один из множества торчащих из земли корней и неловко упала на попу. Больно, но боль пришла глухим отзвуком в наступившей оглушаюшей, даже звенящей тиши. Она мимоходом подумала о возможной контузии – это старое оружие было слишком громким.
Несколько мгновений она рассматривала лежащего перед нею громадного зверя. Мохнатая, жесткая буро-коричневая шерсть была свалявшейся и тусклой, а из приоткрытой пасти доносился гнилостный запах.
Она смотрела на орака еще очень долго, ощущая как всколыхнувшаяся от опасности кровь успокаивается. Она смотрела на него до тех пор, пока ее не отвлек раздавшийся слабый стон. Вспомнив о наезднике слепнира, поднялась и обошла тело зверя с осторожностью, подойдя к сидящему на земле пареньку. Он снял шлем, оставшись только в прилегающей к голове плотной шапочке, и тряс головой, видимо желая избавится от звона в ушах.
Широкие светлые брови с небольшим изломом поднимающиеся к вискам. Большеватый тонкий нос с горбинкой – в старину такие носы звали орлиными, потому что они напоминали тем древним людям клювы. Рот, более широкий чем нужно чтобы считаться красавцем… Совсем еще молоденький. Ему вряд ли есть даже двадцать.
Она протянула ему руку.
-Здорово стреляешь,- произнес голубоглазый паренек так весело, словно не за ним несколько мгновений назад гнал бешеный орак. Ухватился за ее ладонь, крепко сжимая в своих пальцах, но придержал ее более из вежливости, чем реально нуждаясь в помощи.
-Просто повезло,- ответила она, хмуро думая о том, что из-за этого любителя острых ощущений ее планы были разрушены. Впрочем неважно. Это просто отсрочка в принятом уже решении. А он продолжал лучезарно и белозубо улыбаться, продолжая сжимать ее пальцы.
-Это мне повезло, что в глухом лесу оказалась девушка с пистолетом,- он наконец соизволил подняться. Бросил взгляд на орака, поежившись.- Эта тварь меня чуть не затоптала.
-Сейчас сезон бешенства,- она недовольно дернула уголком губ, высвобождая свои пальцы из его хватки и едва сдерживая желание вытереть их.- Никто в лес не ходит. Все местные знают…
-Я не местный,- честно признал мальчишка, широко улыбаясь и продолжая смотреть на нее сверху вниз своими ярко-голубыми глазами. Этот взгляд, как и разница в росте заставляли ее испытывать испуганную дрожь. Он был слишком высоким для своих лет… Или она маленькой – для своих.- Я хотел прогуляться.
-Мог прогуляться в городском парке… Или оранжерее,- она отвела взгляд, отыскивая слепнир. Направилась к нему. Паренек последовал за ней, заставив внутренне сжаться от страха. Но внешне она ничего не выказала.
Вцепилась в рогатый руль слепнира, пытаясь его перевернуть. Мальчишка помог вернуть ему нормальное положение. Затем уселся в седло, включив питание и управление. Проверил системы, с удивлением отметив.
-Надо же. Ничего не сломано.
-Это военная модель,- проронила она, на мгновение скрещивая руки, но тут же вытянула их вдоль тела. Как… Неприятно.
-Да? А я в этом совершенно не разбираюсь. Мне его старший брат подарил,- честно признал наездник, а затем похлопал по обтянутому кожей сиденью позади себя.- Давай я подвезу тебя до дома.
Она согласилась. Просто поняла, что этот назойливый мальчишка не отстанет и не оставит ее в покое. Ладно. Пусть. У нее еще будет время… Хотя жалко что сегодня не получилось…
-Дальше я дойду сама,- сделав знак ему остановиться у подъездной дороги к частным владениям, она слезла со слепнира. Стянула с головы его шлем и отдала хозяину.
Он схватил за запястье, когда она уже развернулась, чтобы уйти, тем самым заставив ее вздрогнуть.
-Погоди… Скажи мне хотя бы свое имя, чтобы я знал кого благодарить,- произнес он, мгновенно разжимая пальцы и заглядывая ей в глаза. Она вздрогнула повторно и отвернулась в сторону, обхватывая плечи руками. Голубоглазый. Кровь гулко заухала в ушах, разливаясь по венам паникой.
-Меня зовут Эл… Эл ДэРамориен,- тихо прошептала она, после чего развернулась и едва ли не бросилась бежать, подгоняемая всколыхнувшимся страхом. С трудом взяла себя в руки и зашагала спокойней.
-Еще увидимся Эл!- крикнул ей вслед наглый мальчишка.
Она не оглянулась. Только пробормотала себе под нос.
-Вряд ли, - и все же зашагала быстрей. Дорога занимала где-то около часа и за это время она сумела успокоиться. Серый бетон языка в две полосы шел практически напрямую. Она шла по обочине, держа руки в карманах куртки и сжимая пальцами приятную тяжесть пистолета. Пусть не сегодня. Ничего страшного.
У темно-коричневых распашных ворот дома ее встретил худой невысокий человек с несвойственной для урожденцев этой планеты смуглой кожей и карими глазами. Как обычно в своих черных одеждах, с тюрбаном, покрывающим голову в любой ситуации и времени. Ситар, ее личный слуга.
Сидящий до того на корточках, он поднялся, едва завидев ее приближение, а когда она оказалась не более чем в двух-трех шагах со встревоженным упреком бросил.
-Вы меня обманули, миледи.
-Я хотела… прогуляться.
-И для этого вам понадобился пистолет?- спросил он, вскидывая замазанные черной краской брови. Широкая полоса, проходящая вдоль глаз, словно перечеркивала его лицо.
Она не ответила. Вытащив пистолет из кармана, вручила ему и прошла дальше. Внутренний дворик, мощенный желтоватым камнем, утопал в экзотической зелени. Где-то за ее занавесью шумел фонтан и пели птицы. Она как-то смутно вспомнила что раньше любила сидеть у фонтана, опустив ноги в холодную даже в самый знойный день воду.
-Здесь нет одного патрона,- проговорил Ситар, раскрывая барабан.
-Пусть мне приготовят ванну… И чистую одежду,- Эл не ответила на его скрытый упрек. Но все же оглянулась.
-Да, миледи,- он поклонился ей, оставаясь на том же месте где и был. Пока она шла к усадьбе, то долго чувствовала его внимательный взгляд.
Следующие три дня он постоянно был рядом, крутясь под ногами как верный пес. Находил для нее какие-то занятия, все время говорил… И пристально следил.
В прошлом своем Ситар был отличным воином, но собирателем сплетен и слухов он был столь же отменным. Он искренне считал, что все леди должны интересоваться модой, уходом за собой и, конечно же, всевозможными слухами и сплетнями, которые расходятся среди благородных и богатых сословий.
-Говорят, младший сын императора Ауберумг тайно гостит на нашей планете,- произнес он, расчесывая ей волосы. Она всегда говорила, что может справляться с этим нехитрым делом сама, но Ситар запретил даже думать о таком непорядочном для леди занятии.- Ну, как тайно. Его сопровождает треть личной императорской охраны в пятьсот человек. Да и корабль принца торчащий на орбите сложно уж не заметить.
Ситар улыбнулся в отражение трехстворчатого зеркала, отложил расческу в сторону и, накапав на ладони благоуханного ухаживающего масла, принялся массировать ей голову. Она поглядела на свое отражение – бледнокожая девица с обилием желтых веснушек и волосами цвета красной ржи, едва прикрывающими уши. Неприличная для леди длина. Но она не леди, что бы не утверждал Ситар.
-Все же, корабль с блямбой имперского герба на весь бок не лучший выбор для тайных поездок. Самого принца мало кто видел, но говорят, он весьма хорош собой…
-Ох,- она согнулась, запуская пальцы в волосы, на мгновение зажимая уши, а затем оглянулась на него.- Ситар, неужели ты действительно считаешь, что мне все это интересно слушать?!
-Вы не замужем, и вам стоит знать обо всех женихах,- ответил он, вытирая пальцы салфеткой, и снова взялся за гребень из панциря, пробежавшись им по мягким чуть вьющимся волосам.- А молодой принц уже считается одним из самых завидных женихов империи, не смотря на свой юный возраст. Он даже более популярен в рейтинге женихов, чем его старший брат Рем, являющийся наследником
Отложив расческу, он взялся за щипцы, принявшись формировать ей легкие волны. Как и она сама, ее волосы были недостаточно прямыми и недостаточно кудрявыми, чтобы соответствовать этому миру. Она остригла их пару недель назад, когда наконец решила поставить точку в истории своей жизни.
-Думаешь, у меня есть шанс стать его невестой?! Я обесчещенная, перезревшая бесприданница… Меня не возьмет замуж даже распоследний башмачник, а в глазах всех этих достойных принцев я не более чем девочка на одну ночь!.. Да и то со мной не будут связываться, потому что я замарана.
Ситар, отражающийся в зеркале, сверкнул глазами и окаменел. Его карие глаза всегда чудно отливали красным, когда ее личный слуга испытывал гнев.
-Вы не должны так говорить о себе, миледи,- процедил он недовольно, вновь принявшись колдовать над ее волосами. Ситар всегда так старался, словно от ее прически зависело само мироздание. Но это всего лишь семейный обед. Еще один семейный обед.
-Конечно же - должна,- она криво улыбнулась, поймав взгляд своего слуги в зеркале.- Мне скоро будет уже тридцать… Я давно уже не наивная девочка.
-Вам всего двадцать восемь,- мягко и тихо произнес Ситар, отложив на столик расческу и щипцы. Положил пальцы ей на плечи, ободряюще сжав.
-Мне уже двадцать восемь,- она вздохнула, прикрывая глаза.- Уже.
Семейный обед как обычно проходил в неловком и напряженном молчание. Ее родители старательно делали вид, что не замечают своей дочери на другом крае стола, вытянутого немногим больше для того чтобы считаться квадратным. Она старательно делала вид что ее не задевает такое отношение. Хотя. Уже не задевает. Повсеместно принятые в империи воскресные обеды, в семье ДэРамориен давно уже из приятных стали тяжким бременем для всех. Но ее родители все равно делали вид что у них все нормально. Пуста родовая казна, множество долгов, за которые вот-вот могут отобрать поместье, и дочь, которую они старательно игнорируют, жалея что она когда-то вернулась. Да и она сама жалеет об этом.
-М-милорд,- распахнув двери обеденной, на пороге застыл седой старик – их домоуправитель, который давно уже служил им не за деньги, а просто из глубокой преданности.
-Что, Грайзс?- мягко отозвался ее отец, отрывая взгляд от скудного и простого обеда.
-М-милорд,- трясущимися губами повторил старик, что выглядел каким-то испуганным. Поправил ворот старого костюма, вот уже много лет служившего верой и правдой – точь в точь как и его хозяин, сглотнул и наконец взял себя в руки.- У ворот усадьбы кортеж, милорд.
-Какой кортеж?- встревоженно спросила ее мать, обмениваясь взглядами с отцом.
Она подумала о кредиторах, что обеспечивают им жизнь на грани приличий… Нужно было успеть до этого.
-Императорский, миледи,- ответил Грайзс. Она до боли сжала вилку. Что им здесь нужно?
Императорского посланца ей удалось увидеть лишь мельком. Важный и напыщенный, в цветах императорского дома, усыпанный золотом. Прилизанный и холенный, словно самая богатая красотка. Он вызывал отвращение.
Ее услали в личные покои – по статусу женщины не должны были присутствовать при деловых разговорах. Оставалось лишь гадать, зачем явился этот человек. Быть может до императора дошли слухи о долгах ДэРамориен и он решил что нужно его вмешательство? В какую еще игру решил сыграть этот человек? Неужели они мало потешились, неужели снова хотят позубоскалить над ней?
Она подумала про пистолет.
Ей нужен пистолет.
Она была такой трусихой и страстно желала, чтобы пистолет был у нее под рукой. Но револьвер она отдала Ситару. И вряд ли он вернет его обратно.
Она медленно прошла по своим покоям, раздумывая что можно применить для ее целей. Светло-зеленые стены, что когда-то были под цвет ее глаз, сейчас уже выцвели и стали более грязно-желтыми, чем зелеными. Тяжелая красно-коричневая угловатая мебель с художественной резьбой. Ситар тратил не один час, тщательно выдраивая малейшую крупицу пыли из всех этих завитушек. Он натирал их маслом и дерево сияло в солнечных лучах, проникающих сквозь оконное стекло.
Окно?
Нет, это всего лишь второй этаж.
Шарфик?
Какой из них окажется достаточно прочным?
Она раскрыла шкаф, принявшись пробовать их на прочность. Ткань трещала в ее пальцах и рвалась. Она отбрасывала их в сторону с негодованием, а исчерпав свой не слишком обширный запас, снова закружила по комнате, пытаясь решить, но так и не смогла ничего придумать. Уселась на кровать и долго смотрела в окно.
За окном было старое дерево.
Она вспомнила, как в детстве часто спускалась по нему, убегая гулять.
Подошла к окну, принявшись дергать шпингалеты. Обыденно открывал и закрывал окна Ситар, потому они были задвинуты очень плотно.
Конечно же, наряд у нее неподходящий, но возможно ей удастся спуститься по дереву, а там добраться до леса.
Сейчас сезон бешенства у зверей…
Найдется заболевший орак, да сгодится и любая другая тварь.
-Миледи?- Ситар заглянул в комнату, когда она стояла на подоконнике. Спокойно подошел и, ухватив за талию, спустил на пол. Закрыл окно, плотно задвигая шпингалеты.- Вам не стоит стоять на сквозняке, вы можете простыть, миледи. Кстати, ваши родители просят вас спуститься вниз.
-Зачем?
-Не спорьте. Просто спуститесь,- мягко ответил Ситар, поправляя ее прическу.
Она только вздохнула, а затем вышла из комнаты. Прошла по коридору и остановилась, достигнув лестницы. Снизу доносились возбужденно-радостные голоса родителей, искрящиеся легкой нервозностью. Точно такие же голоса у них были в тот день, когда она вернулась домой.
-Смелей, миледи,- мягко подтолкнул ее идущий следом Ситар.
Она шагнула на лестницу. Ей вдруг показалось, что она вернулась во времени в тот день.
На ней был другой наряд.
А волосы… Волосы были в несколько раз длинней.
Но это ощущение катастрофы было точь в точь таким же.
Она замерла на последних ступенях, крепко вцепившись в перила, чтобы не потерять равновесия. Звучащий в гостевой зале смех резал по ушам, яркий свет ламп слепил. Уже давно ее родители не жгли так много света.
Она увидела солдат имперской личной службы – серебристо-серые мундиры с голубой оторочкой. Посол в наряде тех же цветов, но другого кроя. Ее родители. У всех в руках бокалы с золотистым, искрящимся в свете ламп вином. Рядом с родителями стоял какой-то высокий и широкоплечий мужчина. Настолько высокий, что даже ее отец казался с ним рядом маленьким и щуплым. Длинноватые светлые волосы прикрывали шею и тоже горели золотом.
Словно сквозь вату донесся голос Ситара, объявившего ее имя, родовое имя и титул. Словно бы она была обычной девушкой из знатной семьи, словно была как все… Она сжала перила еще сильней, ощущая паническое желание сбежать от устремленных на нее взглядов.
Высокий незнакомец повернулся к ней. Она поняла, что ошиблась. Это был не мужчина. Это был мальчишка. Тот самый мальчишка из леса, что расстроил ее план.
Сейчас он был без шапочки, и она отчетливо увидела чуть вытянутые, заостряющиеся кверху уши – генетический признак принадлежности к императорскому роду. В голове пронеслись скомканные воспоминания того, что утром говорил ей Ситар… Младший принц императорского рода… Завидный жених… Просто мальчишка.
-Я же говорил – мы еще встретимся,- широко улыбнулся ей принц, а она почувствовала, что ей становится совсем дурно.
-Дорогая, принц Сан Ауберумг явился просить твоей руки, - ласково щебеча подлетела к ней мама. Оторвала от спасительных перил с натянутой улыбкой Взяла под руку с таким видом, словно и не было всех этих дней, когда так старательно игнорировала.
-Что?.. Я не…
Она поглядела на принца. Завидный жених сиял, словно начищенный самовар. От его блеска начали подгибаться колени.
-Мы уже дали согласие,- с другой стороны ее подхватил отец и едва ли не зашипел в ухо.- Он выплатил все наши долги и дал огромный выкуп. Не знаю, что нашло на него, но мы не имеем права отказаться от такого шанса.
Продали… Они снова ее продали…
Гостевая зала неожиданно потемнела, несмотря на непривычное обилие включенных светильников и стала как-то неуютно больше, чтобы затем затеряться во тьме. Она запомнила только подхватившие ее неожиданно крепкие руки. Близко перед глазами мелькнуло встревоженное лицо принца. Прав Ситар. Юный принц действительно весьма завидный жених.
Происходившее в дальнейшие дни было похоже на сон. Кошмарный тягучий сон, что никак не хотел заканчиваться.
Ее увезли на одну из планет центральной системы. Это была милая зеленая планетка, более всего походившая на парк для увеселительных прогулок. Ситар сказал что это личная планета ее жениха. Она подумала, что это сумасшествие. Как может целая планета принадлежать одному человеку?
Здесь и состоялся обряд бракосочетания. Ее нарядили в белоснежное узкое платье с длинным кружевным шлейфом и плотной фатой, чтобы скрыть короткие волосы. Она урывком запомнила только как портниха подгоняла наряд по ее фигуре, не особенно бережно втыкая булавки – боль этих маленьких злых укусов запомнилась ей особенно отчетливо, а затем вдруг уже оказалась стоящей перед священником. Робот, стилизованный под древнего жреца подзабытого культа какого-то бога читал над нею молитвы.
Завидный жених практически все время был рядом, тоже одетый во все белое и крепко держал ее за руку. Всякий раз поворачивая голову, она натыкалась на внимательный взгляд голубых глаз, от которых становилось дурно.
Она помнила гостей. Разряженных благородных гостей, что дарили ей шикарные подарки, насмешливо зубоскаля. Она помнила негромкие шепотки, начинающие звучать, стоит только мальчишке оставить ее. Тошнотворный смрад чужих духов.
Она помнила императора. Он ни разу не подошел, как будто остерегался замараться, просто оказавшись рядом, но она помнила его полный отвращения взгляд и насмешливую широкую улыбку – точь в точь такую же, как и у его сына.
Пиршество длилось несколько дней. Каждый день ее поднимали с постели, одевали, красили, причесывали и выставляли под софиты пристальных взглядов.
Она брала бокал с вином, чтобы хоть куда-то деть дрожащие руки. И брала новый, едва содержимое прежнего заканчивалось.
А вечером без сил рушилась в постель супружеской спальни, чтобы наутро повторить все сначала. Она помнила что кровать была отчего-то странной формы с двумя округлыми навершиями и острым углом изножья, и что стены в супружеской спальне были приятного темно-серого цвета с вертикальными полосами, серебрено сверкающими на свету.
Ее муж за все эти дни не пришел ни разу. И она все ждала, когда же эти бесчисленные разряженные гости засмеются ей в лицо в открытую. Когда прекратится этот фарс и ее втопчут в грязь…
А еще она думала что сопьется.
Но однажды все прекратилось. Не стало будящих по утрам служанок, кривящих лица. Не стало громкой музыки, звучащей с утра до ночи, не стало шума многочисленных гостей и их ядовитых улыбок.
Она проснулась от бьющего в лицо солнца. Поморщилась и отвернулась от окна, а раздвинувший плотные серо-синие шторы Ситар весело произнес.
-Вы непростительно долго спите, миледи.
-У меня болит голова,- слабо простонала она, пытаясь закрыться одеялом с головой. Ситар решительно пресек ее попытку.
-Мне плохо,- простонала она, сжимая и вправду раскалывающуюся голову, в ненадежных попытках спрятаться.
-Неудивительно. Вы неделю питались практически одним вином,- мягко проговорил ее слуга, протягивая ей на небольшом серебряном подносе высокий бокал с каким-то пузырящимся зеленым напитком. Эл взяла бокал, поднеся его ко рту. В первые мгновения до нее не дошел смысл сказанных Ситаром слов.
-Неделю?! - она подавилась, выплюнув часть на одеяло.
-Да. Уже семь дней как вы леди Ауберумг,- невозмутимо ответил Ситар, промакивая пятно салфеткой, а другой рукой слегка нажал на основание бокала.- Пейте, вам станет легче, миледи.
-Если бы,- мрачно ответила она, но напиток все же выпила. Он был приятный, с нежным мятно-прохладным вкусом, а пузырьки забавно потрескивали на языке. После выпитого действительно стало легче. После осознания слов Ситара – хуже.
-Я подготовил ваш наряд к обеду с мужем… Но сначала посоветовал бы вам заняться ванными процедурами. Я уже сказал служанкам, чтобы они все подготовили,- забрав у нее пустой бокал, личный слуга оставил ее одну.
-Замечательно,- буркнула Эл ДэРамориен… Нет, теперь Эл Ауберумг. Более всего сейчас ей хотелось вовсе не обедать, а зарыться в одеяла и уснуть, чтобы проснуться не здесь и не сейчас…
-Привет. Прости, что опоздал,- завидный жених влетел на террасу, на ходу приглаживая взъерошенные волосы, и широко улыбнулся.
-Ничего страшного, милорд,- ответила она, не поднимая взгляда. Ничего страшного. Сидя за этим длинным прямоугольным столом под пристальными взглядами прислуги она не ждала, что он появится. Она ждала, что он не появится. Это ведь фарс. Просто дурацкая жестокая игра и она должна закончится.
Сегодня мальчишка впервые был в простых брюках и рубашке, серо-бежевого и белого цвета соотвественно. Ситар словно знал в какой одежде будет принц – на ней было платье немногим светлее его брюк, отороженное тонким белым кружевом. Она мельком глянула на принца, когда Ситар ложил ей салат. Это было так странно, видеть его не в костюме жениха.
Вспомнив про прошедшую неделю, про свадебную церемонию, пожалела что за столом нет вина. Или можно даже чего-то покрепче. Ей оставались только изысканные блюда императорской кухни, два десятка приборов и длинный стол, разделяющий ее с мужем словно пропасть. Пропасть в которую она вот-вот провалится.
Она опустила взгляд на приборы.
Серебро.
Серебро, сияющее дороже всех ее фамильных драгоценностей. Тарелки из тонкого белоснежного фарфора с изящным рисунком. В ее семье подобные доставались лишь на большие праздники, то есть – никогда. А здесь они служат для простого семейного обеда…
Какая же здесь праздничная посуда?
Она попыталась вспомнить и не смогла. Помнила лишь бокал с вином в своей руке. Тонкий, воздушный и такой прозрачный и блестящий, что касаться его казалось кощунственным.
Она приподняла плечи, вдруг ощутив себя такой несчастной. Поняла, что не сможет сдержать слез и вскочила из-за стола, едва не опрокинув стул. Убежала, бросив скомканные и невнятные извинения.
Стеклянные двери террасы, длинный коридор, украшенный какими-то картинами и портретами, лестница из мрамора, с широкими перилами, широкий и светлый холл, мощные входные двери.
Она вырвалась в сад, и некоторое время бежала по нему. До тех пор, пока не запнулась и не рухнула в неестественно мягкую пружинящую траву. И осталась так лежать, уткнувшись в скрещенные руки, пока слезы не прекратили ее душить. Потом перевернулась на спину, отрешенно уставившись в голубое небо с белыми, словно вспененными облаками. Застонала и села, закрывая лицо руками.
-Миледи, вам не стоит сидеть в сырой траве,- мягко окликнул ее Ситар. Сгреб одной рукой, подстелив одеяло, затем заботливо накинул на плечи накидку.- Принц Ауберумг волнуется.
-Скажи ему, что мне просто стало дурно,- проговорила она, не отмыкая ладоней от лица.
-Уже сказал.
-Спасибо,- она подтянула ноги к груди. Уткнулась лбом в коленки.
-Он хотел прислать к вам врача,- поправляя ее прическу, продолжил он.- Я сказал, что вам просто нужно отдохнуть.
-Мне нужно возвращаться?- спросила она, поднимая на Ситара взгляд. Он улыбнулся, отрицательно качнув головой.
-Ваш муж отменил обед… В следующее воскресенье.
-Спасибо,- едва слышно прошептала она, снова утыкаясь лбом в колени. Ей казалось, что так надежней, так можно спрятаться от всего происходящего. Когда закончится этот фарс?

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий