Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Комната №13 Room No13
17.Сложный день

Сложный однако выдался день. Приезд — это всегда тяжело. Но я не мог и подумать, что это настолько тяжело, даже когда приезжаешь не ты. Тут же их приехала целая орава, а от каждого ведь сумки, пакеты, вещи, перья, бусины, мусор, крики, шум. Потом мы узнали, что какие-то умники устроили в коридоре драку. Главное, позвали не взрослых, а Васю и Диму. Умников остановили. Потом все вспомнили, что притащили какого-то новичка, поэтому побежали разглядывать бедного пострадавшего. Бедный пострадавший, по словам Коли, оказался Тимофеем, а потом и вовсе очухался. Охраной ему оставили Славика. 


И вот мы сидим в спортзале, если верить Диме, все кроме мелких, новичка и бедного дерганого Славика, очень не хотевшего с ним оставаться. Я перевязываю руку Стасику, потому что меня попросил Валера. Сам же он не может — они же там общаются. Стасик обсуждает с какой-то девочкой этого Тимофея, при этом очень активно жестикулируя именно той рукой, что я перебинтовываю.


— А ты кто? — немного позновато спросила меня собеседница Стасика. Она была очень уж хороша собой и кого-то мне напоминала.


— Ваня, переехал во время каникул. Кстати, в тринадцатую.


— А-а, понятно. А я Ника. Приятно познакомиться, — девушка протянула мне руку, я ответил на рукопожатие.


— Я сестра Васьки. Знаешь уже Ваську? — я кивнул. — Вот. Если чего нужно — обращайся.


— А о чём они общаются? — спросил я у Ники, кивнув в сторону отдельно сидящей тройки.


— Как о чём? Они обсуждают, что мы будем делать с новичком.


— А почему мы решаем его судьбу? Можно же его отпустить, и пусть делает, что хочет? — предложил я.


— Это они как раз и решают. А вот, кажется уже решили, — она встала со скамейки и подошла к Васе, о чём-то пошепталась с ним, отошла.


— Я предлагаю оставить его до полного выздоровления у нас и заодно присмотреться, — предложил главный сильнейший. — Если после полной поправки Тимофей проявит ярое желание остаться, и мы воспылаем к нему любовью, то возражать не станем. Если он захочет уйти — тем более. Кто против моего предложения?


Я посмотрел на сидящих там и тут людей. Кто захотел разместиться на немногочисленных скамейках, кто прямо на полу, кто решил проявить инициативу и повис на турниках. Все пребывали в состоянии глубокой задумчивости или же делали вид, что пребывают там. Павлик вопросительно посмотрел на Вожака, потом подошел и тихо с ним зашептался. Я не успел заметить, как зашептались уже все. 


Все единогласно «за».


На этом и закончили.


— А куда Коля подевался? — спросил я, когда мы уже расходились по комнатам. Андрей, что шёл рядом со мной, пожал плечами.


— Он на тренировке, — ответил за него подоспевший Валера. Видимо, он понял мой очень вопросительный взгляд, потому что продолжил.


— Коля, как и некоторые другие ребята нашего интерната искусств, занимаются некоторыми видами тех самых искусств. Он, например, на танцах проводит больше времени, чем Владимир отдается художествам вместе с Улей, а наш Андрей музицирует.


Последний кинул на него испепеляющий взгляд. Валера испепеляться явно не планировал, соизволив только посмеяться. Андрей перешёл к более радикальным мерам и ткнул друга локтем в бок. Валера пожаловался на слишком острые локти и проткнутые насквозь межрёберные пространства. Андрей пригрозил проткнуть все остальные его пространства, если Валера не замолчит и не перестанет вдаваться в подробности. Парень снова посмеялся, но притворился, что принял угрозу всерьез.


— Значит, Коля — танцор? — на всякий случай переспросил я. Валера уверенно кивнул. — А по нему не скажешь…


— Это да, — согласился со мной голубоглазый. — Сидит себе на подоконнике весь из себя царевич. То подай, это принеси, — это он произнёс так, как, по его мнению, говорят царевичи. — А сам на танцах такое отплясывает, что ни вам, ни мне не повторить.


Так, под возмущённое бормотание Андрея мы вернулись в комнату. Как оказалось, нас там уже поджидали. На Валериной кровати, если я могу так выразиться, сидела девочка. Когда мы вошли, она вскочила, подбежала к зеленоглазому и повисла на его шее.


— Привет, Валерка! Я так скучала! Как ты? Как твои дела? Как тут вообще дела? — начала тараторить девчонка. Валера приобнял её, потом отпустил и снова усадил на кровать. — Ой, а кто это? — зашептала она зеленоглазому. Шептала-то она тихо, только вот я успел присесть наконец на свою уже любимую кроватку, поэтому отчетливо её услышал. — Я его знаю, да? Просто опять имя забыла. Не молчи, скажи уже. Чего ты ржёшь-то, а?


— Это Ванька, наш новый сосед. Он пришёл, когда ещё каникулы были целыми, — пояснил Валера, чуть отдышавшись от смеха.


— А, ну, тогда привет. Я Мариша, приятно познакомиться. Знаешь, я думала, что где-то тебя уже видела, — она говорила и говорила, а я не слушал. Я бы, может, и послушал, но больно удивительная внешность у этой Мариши, чтобы обращать внимание на слова. Все хорошо: глаза зелёные, одежда цветастая и яркая, но главной изюминкой были выкрашенные волосы. Я впервые видел такого человека, чтобы ему шел настолько неестественный цвет волос. Её бы сфотографировать, но освещение не очень. Свечу можно переставить на стол. 


Я не успел заметить, как мои мысли уплыли далеко в прямом смысле этого слова. В голове пусто, настолько пусто, что слышно эхо. Эхо смеющегося ребенка. Такое тихое. И резко замолчавшее. Визг шин. Счастливый ребенок уступил место плачущему. Крики. В груди заломило от немыслимой, несуществующей боли.


— Ой, а где Лари? — вывел меня из состояния транса её чуть повысившийся голос. Все ощущения развеялись. Да она мой спаситель. А и правда, где Лари? Я огляделся и попытался вспомнить, шёл ли он вообще с нами. Не смог.


— Не знаю, затерялся где-нибудь, — почти отмахнулся зеленоглазый. — Ты же помнишь, он всегда прячется в эту ночь.


— А что сегодня за ночь? — на всякий случай переспросил я.


— Узнаешь, ты же, вроде, остаёшься? — то ли вопрос, то ли утверждение, я так и не понял.


— А у меня есть выбор? — усомнился я.


— Тебе повезло, что Коля на тренировке. Никогда так при нём не говори, — серьёзно посоветовал Андрей.


— А что я такого сказал? — не понял я. Андрей и Валера в такт покачали головой и сказали, что если мне интересно, я могу рискнуть и повторить эту фразу специально для Коли. Я сказал, мол, пожалуй, откажусь.


— Вот и правильно, — поддержала Мариша мое решение. — Нечего судьбу испытывать. А можно мы с девчонками к вам на эту ночку придём, а то одним не интересно, — обратилась она уже ко всем нам и Валере в частности. Тот одобрительно кивнул. Андрей тоже поддержал эту затею.


— И правда, почему бы и нет? — мгновенно повеселел он. — Вместе куда круче. Это надо угощений заготовить. А скольких ты приведёшь? — вдруг посерьёзнев, спросил он у девочки, уже залезая в шкафы.


— Не знаю, своих точно, может, ещё первую и вторую, — мгновенно отозвалась она. Голубоглазый довольно кивнул.


— Еще может девятую позвать, и Коля  — танцоров… места-то у нас есть… а выпить тогда… а если… — бормотал он, выискивая что-то. Резко повернулся к нам и сказал. — Не, приводи только своих, и мы останемся. Посидим родной компашкой.


Она согласилась. На том и порешили. Я конечно скептично отнёсся к этой затее, потому что изначально не понимаю, что вообще происходит и произойдёт, но молчу. Может, смилуются и объяснят. Не смиловались.


Мариша убежала обрадовать подружек, а соседи благополучно забыли об этом разговоре, будто его и не было вовсе. Так мы просидели до вечера. Коля уже успел вернуться, Лари так и не объявился. Когда Коля и Андрей пошли добывать угощения, Валера подошёл ко мне, сел рядом и спросил:


— Ты же слышал, да?


— Валер, у тебя...?


— Да.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть