Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Monsta.com: Защитник на полставки Monsta.com: part-time Defender
Глава 3 «Ghoul hunters' notes»

Стоять напротив серой стены на парковке и пялиться на нее, размышляя о том, как попасть внутрь здания, было странно. Лифт не отзывался на отпечаток моей руки. Держу пари, это потому, что я не проходила процедуру дактилоскопии.

Я с раздражением сжала папку с документами в руках. Да, Холли говорила, что при наличии удостоверения можно безболезненно проложить портал в холл Бюро, но сейчас мне очень не хотелось там появляться. Слишком много глаз… Уже завтра мне не избежать прогулки по этой «аллее славы», поэтому я предпочту еще одну отсрочку.

Где-то у самого въезда на парковку легким эхом раздались шаги. И я вздрогнула, понимая, что уже давно не нахожусь ни под магическим покровом Холли, ни в машине с Айрис и Марией.

Не теряя ни секунды, я спряталась за ближайшим к стене автомобилем и с опаской выглянула из-за капота. Два охранника в форменной одежде планомерно осматривали парковочные места дюйм за дюймом, заглядывали в салоны и под машины. Похоже, что кто-то все-таки засветился на одной из камер наблюдения.

Охранники медленно, но верно приближались. Сглотнув слюну, я на корточках попятилась назад и уперлась задницей в стену. Если я в таком виде выпаду из портала в холл, это будет унизительнее любого из моих прошлых появлений. Почему я не могу попасть в этот проклятый лифт, когда это так нужно?!

Вдруг твердая поверхность за мной пропала, и я успела только завалиться на спину, подтянув под себя ноги. Три секунды в кромешной тьме, прежде чем зажегся холодный свет в стальной кабине лифта.

Лежа на спине, я с чувством выдохнула и вытянула ноги, насколько мне позволило пространство.

Вряд ли у ФБР есть слепок моей задницы – это настолько же маловероятно, насколько маловероятно использование подобной формы идентификации. Кажется, Холли была права, и мне действительно хватает магической силы, чтобы игнорировать защитный контур Бюро. По крайней мере, когда я нервничаю.

Спустя минуту я уже была на ногах и поправляла одежду. Мой взгляд упал на панель с кнопками. Кажется, архив находится на седьмом этаже, если я все правильно запомнила.

Когда лифт поехал вниз, я почувствовала волнение. На то было две причины. Первая – меня немного пугала необходимость взаимодействия с сотрудниками Бюро. А вторая… Я боялась увидеть в этой реконструкции воспоминаний что-то такое, что подтвердит правоту Джен насчет опасности предприятия, в которое мы ввязались. Что из этого было страшнее? Да черт его знает.

Наконец, лифт замер на месте, и двери распахнулись. Я вышла, нервно озираясь по сторонам. Коридор седьмого подземного уровня не выглядел шикарным и не тронутым временем, как директорский этаж. Но и ультрасовременным он тоже не был. Довольно низкий потолок. Тусклое освещение, темно-зеленые стены, навевающие уныние, и стойка администратора, за которой, как мне показалось, никого нет.

На точно выверенном расстоянии друг от друга вдоль коридора были развешены рамки и стояли витрины, будто в музее. Возможно, тут хранятся какие-то памятные грамоты, награды и газетные статьи. Но я не успела ничего рассмотреть, потому как меня окликнул голос, раздавшийся от стойки.

Я быстро перевела взгляд, но служащий снова согнулся пополам и почти скрылся из вида.

Только подойдя ближе, я заметила, что передо мной существо, которое не выглядит, как человек. Не только голову, но и весь затылок существа в черном костюме с длинной юбкой покрывала гладкая темно-коричневая шерсть. Я чуть не икнула, но заставила себя проглотить этот звук.

Существо что-то перебирало в маленьких ящичках на своем рабочем месте, пока, наконец, не подняло на меня глаза. Это была выдра ростом с невысокого человека. Выдра в костюме, при тонком галстуке и в очках-половинках на цепочке.

– Доброе утро, – поздоровалась я, надеясь, что пауза не была слишком долгой.

Выдра, очевидно, привстала на носочках и всем телом подалась в мою сторону, прищуриваясь сквозь очки и даже принюхиваясь. Отчего мне стало не по себе. Вибриссы существа несколько раз пошевелились в опасной близости от моей ключицы.

К нагрудному карману ее пиджака крепился бейдж с фото, указанием должности и именем – Виола Андервуд, начальник смены.

– Ваше лицо мне знакомо, но запах – нет, – она сразу заговорила с подозрением, – я вас не знаю. Предъявите удостоверение.

Я тяжело вздохнула, предчувствуя проблемы, и предъявила.

Увидев удостоверение, Виола Андервуд отпрянула, картинно прижимая лапки к груди и чуть обнажая зубы в правом уголке рта, будто перед ней стоит настоящее чудовище. Ну, или дешевая проститутка со следами от шприцов на руках.

– Просто напоминаю, – сухо произнесла я, потому как могла ожидать подобного, – статья в «Дименшонс Таймс» – ложь, созданная, чтобы скомпрометировать директора Ван Райана…

Выдра фыркнула.

– Мало того, что демонское отродье, так еще и хамка!

– Что-то не помню, чтобы успела вам нахамить, мисс Андервуд… – развела руками я. Вот она – слава, которая идет на несколько шагов впереди.

Та обнажила зубы до конца, а потом резко, точно ее переключили, вошла в другой режим беседы.

– Что же вы хотите на седьмом уровне… мисс Джозефсон? Вы в библиотеку или в типографию?

– В архив. Просмотреть реконструкцию по делу одиннадцать-двадцать два-восемьдесят шесть.

Весь профессиональный настрой снова сдуло ветром. Глаза начальницы смены стремительной поползли вверх вместе с очками.

– Это… Это закрытые материалы, – неуверенно произнесла она. – Только несколько лиц имеют к ним доступ.

– Да, я знаю. У меня и пароли имеются.

– Что ж, тогда пойдемте, – в голосе Виолы Андервуд почти не осталось сомнения, только надменность, – если вы действительно знаете пароли. В противном случае, в доступе к данным будет отказано.

Служащая поправила юбку и вышла ко мне из-за стойки. Я поклялась себе не таращиться на ее лапы, потому что она была без обуви. Но это было довольно трудно, учитывая, что она шла передо мной. Поэтому я старалась смотреть по сторонам.

Здесь действительно было как в музее: в витринах призы за спортивные соревнования, которые проходят между сотрудниками, нас стенах фотографии. На самой первой из них запечатлен исторический момент: уже немолодой Эдгар Гувер пожимает руку Ван Райану. Процедура явно не вызывала безумной радости у обеих сторон. На других фотографиях можно было видеть этапы постройки Гувер-билдинг, а в следующей витрине – макет здания, включающий все нижние уровни.

Так мы прошли далеко вглубь коридора, минуя вход в библиотеку, пока не оказались у двери, ведущей в архив.

Начальница смены не без гордости открыла передо мной створки массивных дверей. Из зала, заполненного стеллажами от пола до потолка, повеяло ощутимым холодом. Пар изо рта не идет, но все же.

– Простите, а у вас пледа не найдется? – и это была не шутка. По сравнению с погодой на улице, тут было совсем не жарко.

Виола Андервуд повернулась ко мне и посмотрела так, что желание говорить у меня напрочь пропало. А потом она так же молча отвернулась и продолжила свой путь.

Идя за ней по пятам мимо стеллажей с пухлыми папками, я отчетливо слышала гул. Возможно, от работы климат-контроля, или от чего-то еще.

Я не знаю, как долго мы шли, прежде чем закончилась секция стеллажей. Закончилась стеной из толстого стекла, за которым в специально оборудованных стальных ячейках с окошечками хранилось что-то наподобие цветных кристаллов.

Начальница смены попросила меня остаться на месте, а сама подошла к хранилищу, приложила лапу к стеклу, чтобы зайти внутрь. Я сосредоточенно наблюдала, как она целенаправленно двинулась в правую сторону, мимо стены из ячеек. Наконец, служащая сделала несколько росчерков пальцем на уровне нужного контейнера, который после этого незамедлительно открылся.

Когда Виола Андервуд вернулась ко мне, в ее небольших лапках я увидела круглый золотистый кристалл, паривший внутри стеклянной колбы так, словно он на магнитах. Она почти повелительным жестом указала мне на дверь, которая находилась в левой части помещения, прямо у стеклянного хранилища. Теперь идти вперед пришлось мне. Дверь, еще больше дверей… Да сегодня просто какой-то день квестов! Если мне придется блуждать еще хоть чуть-чуть, я этого не вынесу…

Но мои опасения не сбылись. Меня привели в зал, похожий на читальный. К счастью, людей здесь было немного. Лысоватый мужчина на своеобразной кафедре у входа, какой-то парень, просматривающий старые отсканированные газеты за компьютером, и компания из нескольких агентов, расположившихся за длинным столом и пытающихся перелопатить несколько десятков папок с делами.

Виола кивнула мужчине на кафедре и повела меня к самым любопытным экспонатам этого зала. Вдоль одной из стен тянулся ряд странных будок, похожих на крошечные переговорные. Нижняя часть конструкции была закрытой, а верхняя – прозрачной. Внутри будки обнаружились кресло с подголовником и небольшая столешница, которая служила только для того, чтобы разместить на ней магический прибор, состоящий из нескольких застывших металлических колец и с пустующей сердцевиной.

Кажется, мне придется добровольно усесться в эту штуку, и я сама на это подписалась. На это и еще Бог знает на что.

Начальница смены раздражено кивнула на кресло, и мне пришлось в него залезть, укладывая папку с документами на колени.

Она достала золотистый кристалл из колбы и поместила его в сердцевину устройства. Агрегат тут же ожил, и металлические кольца принялись вращаться.

Моя провожатая вытащила из-под столешницы какой-то ящик, извлекла из него стальной обруч с встроенными в него двумя фиолетовыми кристаллами, чтобы поднять его над моей головой.

– Воу-воу, – моя рука автоматически взметнулась в воздух, – вы хотите надеть это на меня?

– Все верно, вы должны это надеть, – с еще более заметным раздражением произнесла служащая.

Мне пришлось смежить веки. Когда я поняла, что обруч занял положенное место, и открыла глаза, то увидела все вокруг себя через призму фиолетовых кристаллов.

– А теперь расслабьтесь, – почти приказала Виола Андервуд. – Трансмиттер считает пароли из ваших воспоминаний, и вы сможете просмотреть реконструкцию. Это недолго. То, что покажется вашему мозгу часами, в реальном времени займет немногим более тридцати минут…

Расслабиться сейчас совсем не казалось мне легкой задачей. Я поерзала раз, потом поерзала снова, пока внезапно не почувствовала легкие, но не болезненные покалывания на коже, а потом все пропало, и я услышала в голове голос Айрис, произносящей первый пароль.


«Леон»…

Небольшая почти сплошь заставленная мебелью и предметами быта темная гостиная в одноэтажном доме. В центре комнаты диван, на котором полуприкрытый пледом дремлет полноватый парнишка лет пятнадцати. А рядом на полу сидят, неотрывно смотря на экран, двое других. Один отчаянно терзает контроллер игровой приставки, и я не без труда узнаю в нем Эндрю. Я была права, раньше он действительно был невероятно худ. Рядом с ним с таким же азартом за игрой наблюдает темноволосый парень в очках.

На экране на улицах охваченного хаосом города двигается пиксельная фигура в форме с надписью «R.P.D.» Полицейский департамент Ракун-сити.

Я безошибочно определила игру – друзья проходили вторую «Обитель Зла». Так вот какого Леона имел в виду Эндрю, создавая пароль. Леона Скотта Кеннеди.

Парень в очках вдруг устает просто сидеть на месте и ждет, когда к его другу в игре подберется зомби, после чего пугает того, отчаянно хватая за плечи.

Эндрю вскрикивает и роняет геймпад, а на экране Леона начинает доедать пара зомби.

От суматохи просыпается третий друг. Сначала он ничего не может понять. Эндрю с юношеской злостью прикрикивает на «шутника», но потом, закатывая глаза, передает тому контроллер. И все трое по-дружески смеются.

Воспоминание отдаляется, снова звучит голос Айрис.


«Кэйрим»…

Я чувствую, как что-то пробирает меня до дрожи и забирается под кожу. Это воспоминание не будет добрым и наполненным теплотой…

Девочка-подросток в очках прячется в вещевом шкафу с прорезями в дверях. Ее сердце бьется в ужасе. Она пытается сотворить заклинание, но ничего не получается. Кто-то поставил блокирующий контур. Остается только прижать ладони ко рту, чтобы не издать ни звука, но девочка понимает, что и ее скоро найдут. Это Айрис.

Обзор ограничен, но она может видеть центр роскошной спальной комнаты. Ее родителям и старшей сестре связали руки какими-то ядовито-зелеными светящимися жгутами, от которых по рукам вспухают вены. Вся семья стоит на коленях перед группой людей в черных масках. Один силуэт кажется чересчур гибким для мужчины.

Отец в пижаме со следами крови на груди тяжело дышит. Девочка словно слышит слова из недавнего прошлого: «Айрис, Тиа – прячьтесь!», и с трудом сдерживает всхлип.

Она переводит взгляд. По гладкому паркету к шкафу медленно подтекает кровь. В черной луже совсем рядом лежит, поскуливая, гладкошерстный пес неизвестной породы. Еще один звук, и животное замолкает навсегда.

Кэйрим… На глазах Айрис выступают слезы.

Вдруг один из группы убийц хватает молодую девушку в ночной рубашке, так похожую на Айрис, за волосы и волочет ее прочь из комнаты. Она сопротивляется и кричит.

– Нашел, чем заняться! – окликает его подельник. – Искал бы лучше артефакт или младшую!

Ноги Айрис сами пытаются отступить назад, но там только стена.

– Не трогайте мою дочь! – в отчаянии просит миссис Бах. – Возьмите меня, если хотите…

И получает удар прикладом пистолета по лицу.

Айрис передергивает, одновременно с этим прошибая волной черной ненависти. Ненависти, которая топит любой здравый смысл. Настолько сильной и неестественной, что она пугала, заставляя все внутри похолодеть. Слезы высохли. Руки дрожат и зудят. Вся комната в глазах девочки вдруг начинает ходить ходуном, словно кто-то трясет землю под ней.

– Пожалуйста… – снова умоляет миссис Бах, и слова эхом раздаются в голове Айрис.

Один из людей в масках подходит к матери и приставляет к виску пистолет.

– Просто кончаем их и ищем девчонку и артефакт!

Горячо, словно на руке выжигают клеймо. Айрис отнимает ладони от лица. Левое предплечье серебристой змеей обвивает стальной хлыст. Latigo de Plata[1]. Магический артефакт, принадлежащий их роду несколько сотен лет.

Проклятая Плеть отказывалась подчиняться двум последним главам семьи и ей самой, несмотря на все тренировки с Ван Райаном.

Рука горит все сильнее и сильнее, как и пожар ярости внутри. Айрис закрывает глаза и берется за хлыст правой рукой.

«Ты хочешь напиться крови? Тогда пойдем и возьмем ее! Даже если это будет стоить мне жизни!»

Тяжелое сбивчивое дыхание и темнота. Сердце колотится, у как загнанного зверя. Зрение подводило Айрис. Действительность на секунду появлялась перед ее глазами, чтобы снова пропасть.

Всхлип сестры где-то рядом.

И, наконец, она видит себя: кровь покрывает ее кожу и одежду почти полностью. В ставшей безвольной руке, висит расправленный хлыст. И тела… Вокруг столько тел…

Ее родители и сестра с ужасом взирают на Айрис. В их глазах нет радости избавления, только боль, только отражение стоящей посреди комнаты девочки.

Еще один тяжелый вздох, и Айрис задерживает дыхание. Она чувствует странное спокойствие, окрашенное затухающей яростью. Опасности больше нет, теперь все будет хорошо. А потом оседает на пол, роняя плеть.

Пот... Я чувствовала, как он бежит по моему телу, когда воспоминание пропало. Но это было только начало. Передо мной поплыли слова и цифры, сложившиеся в дату и название места.


22 сентября 2003г.

Чикаго, штат Иллинойс

Смеркалось. Район порта на окраине Чикаго находился в необычном даже для позднего времени суток запустении. Никто из жителей этого мира не увидел бы ровным счетом ничего, кроме огороженных стальным забором построек, ангароподобных складов и кучи поставленных друг на друга судовых контейнеров. И только глаз мага смог бы заметить, какая бурная деятельность кипела вокруг на освещенной парящими огоньками улице.

Серебристо-серый Порш Каррера с поднятым верхом на сумасшедшей скорости въехал на место событий. Визг тормозов огласил полквартала, но не заставил никого из скрытых под защитным покровом работников секретной части ФБР кинуться врассыпную. Напротив, они ожидали этого прибытия.

Дверца машины распахнулась. Несколько десятков суетящихся людей в куртках с эмблемой ФБР почтительно склонили головы, хотя кто-то делал это с явной неохотой. Айрис Бах, впервые в качестве второго директора Агентства Национальной Безопасности, прибыла на проводимую ее бывшим наставником операцию.

Девушка была облачена в амуницию под стать. Поверх черной водолазки надета облегченная модель бронежилета, а также наплечная кобура с двумя пистолетами. К широкому поясу камуфляжных штанов крепилось нечто похожее на патронташ, только заполненное не боеприпасами, а короткими серебряными колышками. У правого бедра, скрученная в кольцо, поблескивала плеть.

Айрис прерывисто кивнула приветствовавшим ее сотрудникам и прошагала в центр оцепления, где расположился импровизированный штаб, цокая толстыми каблуками из особого сплава серебра.

Штаб состоял из десятка джипов черного цвета, машины парамедиков и фургона спецназа. Посреди всего этого стоял наспех натянутый тент. Несколько мужских фигур и одна женская склонились над столом, очевидно, разглядывая карту и фотографии со спутника.

Айрис направилась к своим коллегам.

– Айрис Бах, позывной «Амазонка», к месту происшествия прибыла, – скороговоркой отрапортовала та, пройдя мимо джипов.

– И все-таки «Амазонка»? – ей навстречу вышла Мария Корбин. Несмотря на камуфляж, броню и оружие, ее вид трудно было назвать устрашающим.

– Да, потому что, в отличие от тебя, это далеко не первая моя настоящая операция, «Дева», – чеканя каждое слово, произнесла она, но потом добавила чуть мягче. – И некогда было особо ломать голову над оперативным псевдонимом.

– Давно не виделись… – некий намек на неестественный позитив в настроении Корбин объяснялся просто – волнение.

– Около года, – навскидку посчитала Айрис. – Ты изменилась.

– Ты тоже, – Мария дружески хлопнула ее по плечу, а потом потрясла ушибленной об «бронник» рукой.

Бах придирчиво осмотрела пистолеты коллеги в ее напоясной кобуре. Две «беретты», не слишком изысканный выбор, но все же. Сама она свои «таурусы» ни на что не променяет. К оружию этой марки ее пристрастил бывший наставник. Пристрастие оказалось полезным.

– Надеюсь, ты не забудешь снять их с предохранителя, когда придет время? – Айрис говорила спокойно и иронично.

Мария уже была готова обрушить на прибывшую гневную отповедь, щеки девушки при этом загорелись румянцем.

– Нет, я не пытаюсь тебя задеть, – ухмыльнулась Бах. – Просто маленькое дружеское напутствие. Когда я впервые увидела настоящего упыря, сама так сдрейфила, что едва не забыла…

Полминуты, а может и минуту, две молодые главы секретных организаций просто стояли друг напротив друга. Они не были ближайшими подругами, но были связаны своим положением и силой магии в крови. Не они выбирали свой путь, а он – их.

– Интересно, а откуда у нашего общего знакомого такой простецкий псевдоним? – наконец, сказала Мария. – «Полукровный» – это даже не прозвище, а констатация факта. Назвался бы, я не знаю, «Рыцарем ночи», что ли…

– Ага, «Темным рыцарем», – неожиданно для себя продолжила шутку Айрис.

– Поверьте, в этой стране люди не всегда были столь изобретательны, – звук голоса заставил невольно вздрогнуть обеих девушек.

– Если хотите завоевать доверие подчиненных, нужно уметь сохранять хладнокровие и полностью сконцентрироваться на деле, – прибавил Драйден Ван Райан, твердой походкой приближаясь к ним.

«О хладнокровии легко говорить хладнокровному…» – вкралась мысль у Айрис.

Драйден выразительно поглядел на нее. Слово не воробей, как говорится. Мысль – тоже.

– Ты прав, – Айрис чуть склонила голосу. – Так какой у нас расклад?

 Полукровка, облаченный, по обыкновению, в строгий деловой костюм, жестом пригласил Айрис и Марию проследовать за собой под тент.

– Похоже, что в этом секторе гнездо упырей, – Ван Райан снова склонился над снимками и картой района, по которой в реальном времени можно было видеть передвижение точек, огибавших оцепление – машины и люди. – Пару дней назад со смены не вернулся ночной сторож. Полицейское расследование так и не было начато должным образом. А вчера пропала бригада строителей, которые должны были начать снос одного из зданий в старой части порта.

Драйден пододвинул снимок простого четырехэтажного административного корпуса.

– …и только тогда дело легло ко мне на стол. У нас состоялась «милая» беседа с Робертом Мюллером[2]. Мы оба сошлись на немедленном вмешательстве, но Юрген Вульф…

Прерывистый вздох говорил красноречивее слов.

– Он откладывал подписание ордера до сегодняшнего вечера, и за это время в ближайший полицейский участок не вернулся патруль, дежуривший в районе.

– Сукин сын, – сквозь зубы ругнулась Айрис.

– Пожалуйста, не выражайся, – холодно бросил полукровка.

Бах вопросительно вскинула бровь.

– Кажется, ты не мой отец и даже не дальний предок!

– Айрис, сейчас не время и не место, – Драйден сурово глянул на нее. – К тому же, говоря о твоих родителях, они вряд ли знают, что ты завела отношения с человеком не своего круга. С человеком из этого мира…

Мария сосредоточенно сложила руки на груди, ожидая окончания обмена любезностями.

– У тебя очередной кризис среднего возраста? В какой раз, одиннадцатый или двенадцатый? – с ангельским выражением лица произнесла Айрис. – А будешь без спросу лазить у меня в голове, напою святой водой и накормлю чесноком, приправленным измельченным серебряным порошком!

– Святая вода и чеснок на меня не действуют, – машинально поправил Ван Райан.

– Проверим опытным путем, – парировала девушка. – Предлагаю вернуться к делу…

– Уровень безопасности в последнее время снизился. Есть данные, что именно в этом здании вечерами стали собираться любители легких наркотиков, – как ни в чем не бывало, подытожил полукровка.

– Полиция? – вопрос Марии прозвучал недоуменно.

– Арестов не было. Возможно, у их дилера свои люди в порту и полиции, – пожал плечам Ван Райан.

– Почему тогда это место? – Айрис Бах внимательно изучала спутниковые снимки, водя по ним пальцам. – Не вижу никакой связи…

– Прямой связи нет, но есть некая персона… – Драйден широким жестом выложил на стол еще несколько фотографий. Это были снимки, сделанные с записи камер наблюдения за последние дни. И все из района порта.

На них присутствовала молодая женщина. Всегда в черном, очень худое лицо, синяки под глазами, которые был призван скрыть обильный макияж, из-за чего глаза казались просто огромными. Вьющиеся светлые волосы неестественно тусклы и коротко подстрижены. Губы сложены в тонкую линию.

– Это же Симона Кейн! – воскликнула Айрис.

– Наемница? – Мария смотрела на фото во все глаза – Я читала, что она сильный маг, мастер визуальных иллюзий. Зачем ей раскрывать себя?

– Меня больше волнует другое, – Бах барабанила пальцами по столу. – Она – человек. Все еще им остается, раз ходит при свете дня. Как человек может быть заодно с вампирами?

– Значит, может, – ответил Драйден, чтобы затем закончить свой рапорт: – На данный момент за этими воротами около полусотни упырей, три вампира и один необращенный человек.

На несколько мгновений лицо Ван Райана стало непроницаемым.

– Это не похоже на спонтанный инцидент…

– Определенно, – заговорила Айрис. – Вампиры уже давно не охотятся, как в прошлом. Во всяком случае, массово. И в этом мире перестали создавать кланы с середины прошлого века. Проще скрываться и питаться не больше, чем требуется для выживания. Даже не убивая, а просто одурманивая жертву.

– Я не предполагал, что ты настолько внимательно слушала меня в прежние годы! – Ван Райан впервые за вечер позволил себе немного теплоты в голосе. – Даже учитывая то, что ты всегда была на удивление прилежной ученицей. Каковы ваши выводы, госпожа директор?

– Это похоже на провокацию, в которой помимо вампиров точно замешан человек...

– И, кажется, уже не один… – перебила общение наставника и ученицы Мария, пристально смотря на карту.

– Что ты имеешь в виду? – сглотнула Айрис, подходя к карте со стороны Марии.

На плане порта было видно, как иногда вспыхивают и появляются серые точки – скорее всего, упыри. Но помимо этого в разных концах старой части порта отчетливо можно было видеть две красные точки. Одна спокойно стояла на месте, будто чего-то ожидая, а вторая точка двигалась к тому самому зданию под снос.

– Сэр! – резкий оклик спешившего к тенту аналитика в форменной куртке заставил всех троих оторваться от карты. – Гражданское лицо! В зоне операции обнаружено гражданское лицо!

– Вы уверены, что это гражданский? – Драйден исподлобья посмотрел на подоспевшего сотрудника. На лицо директора набежала тень.

– Более чем, – продолжил докладывать аналитик с легкой отдышкой. – Первый обнаруженный человек обладает магическими способностями и находился на территории еще до момента создания оперативного штаба. Второй человек проник на территорию только что. И магии в нем нет. Совсем.

– Как же тогда он прошел через контур? – глаза Айрис увеличились в размере.

Аналитик мог только развести руками, а глава АНБ несильно ударила кулаком по столу с бумагами.

– Значит, кто-то очень хотел, чтобы он прошел... – сказал Ван Райан, смотря куда-то вдаль, словно, пытался взглядом дотянуться до этого человека. Или до кого-то еще.

Так продолжалось минуту. А потом он обратился к аналитику:

– У нас прорыв периметра, пусть второй отряд готовится к отправке.

– Но… – задохнулся аналитик, – в той зоне шестеро агентов, никто не сообщал о столкновениях с противником…

– Они уже мертвы, – Ван Райан продолжал смотреть куда-то. Казалось, словно он сейчас находится в другом месте.

– Вот дерьмище! – выругалась Айрис.

После секундного промедления куратор операции резко отошел от стола и направился к фургону спецподразделения. Никому не говоря ни слова, Драйден открыл дверь, снял пиджак и забросил его внутрь машины. Затем закатал рукава рубашки и скрылся в фургоне.

Айрис сорвалась с места и поспешила за ним. Ей очень не нравился вектор развития событий и поведение наставника.

Когда Драйден вышел, поверх жилетки на нем была надета наплечная кобура с двумя «таурусами», а на поясе закреплена разгрузка для запасных магазинов. Под расстегнутым воротом рубашки вокруг шеи угадывался стальной обруч переговорного устройства.

– Ты что, сам собрался на территорию? – преградила ему путь Айрис.

Он ступил в сторону, желая ее обойти и словно не обращая на девушку внимания, но Бах и не думала сдаваться.

– Что за замашки героя-одиночки?! – она высоко подняла голову, чтоб говорить ему прямо в лицо. – Это не твоя забота, знаешь ли! Ты больше никакой не охотник при Комитете, ты – директор ФБР!

Драйден рукой вцепился в ее плечо, отчего Айрис едва не вздрогнула. Он склонился к ней, прежде чем заговорить.

– Я дотянулся до одного из вампиров ментально, – после этих слов не могло последовать ничего хорошего, лицо Ван Райана неприятно изменилось. – Это существо… Он обращен относительно недавно. И так он… развлекается. Я смог уговорить его встретиться со мной один на один…

– Ты совсем рехнулся?! – в ужасе зашептала Бах.

– Погибло уже достаточно людей, Айрис! Включая моих агентов.

Девушка чувствовала, как протест рвется у нее из груди, но заставила себя молчать. И возвела стены вокруг собственных мыслей. Если ситуации пойдет по известному месту, она сама отправится за ним.

– Что бы ни случилось, не заходите на территорию порта. Это касается вас обеих! – Драйден резко повернул голову в сторону, и Айрис заметила Марию тут же, рядом с ними. – Дождитесь Джеро Зенави. Он скоро прибудет с подкреплением.

– О чем ты? Мы всего лишь наблюдатели здесь, – Бах наперед знала, что Ван Райан, скорее всего, ей не поверит, но старалась вести себя убедительно.

Тогда он с усмешкой убрал руку с ее плеча и решительно направился к выстроившимся у ворот группам захвата. Было видно, как он отдает указания командирам двух отрядов. Но по лицам и кивкам солдат, тем более в шлемах, Айрис не могла понять характер его распоряжений.

Второй отряд по приказу командира покинул расположение штаба, отправляясь в сектор прорыва периметра. Ван Райан какое-то время смотрел им в след. Айрис заметила у него еще один пистолет, заткнутый за пояс брюк.

«Яйца отстрелить он явно не боится», – девушка невольно усмехнулась собственным не походящим ситуации мыслям.

Драйден ушел. Окликать его было бесполезно. В открытую идти по пятам – перспектива опасная, не исключен вариант получить пулю в ногу или в другую не опасную для жизни область. Когда Ван Райан чуть приоткрыл ворота и бесшумно скользнул на периметр собственности порта, уже не смеркалось. Взошла полная луна.

– Что он сказал? – спросила Айрис, подходя к командиру первого отряда.

– Что ушел на переговоры с одним из вампиров. И если через пятнадцать минут директор не выйдет на связь, мы начинаем штурм.

– О-о-о… Да вы, …, издеваетесь?!

Интонация была совершенно непередаваемым сплавом отвращения, удивления и безысходности.

И Бах, и даже командир отряда немного ошарашено оглянулись назад. За их спинами, уперев руки в бока и сверля злым взглядом ворота порта, стояла Мария. Никто и никогда прежде не слышал, чтобы леди Корбин позволяла себе так выражаться.


***


– Арти? Эван? Вы тут? – робко обратился в пустоту первого этажа старого здания Эндрю Ричардс. – Харэ прикалываться, я знаю, что тут!

Сперва ответом была тишина, в которой ему послышались звуки. Вроде бы скрип, а вроде бы и не было ничего. Кажется, наверху. На всякий случай Эндрю оглянулся назад, на пустой дверной проем, тот самый, через который он вошел. Он стоял в сквозном коридоре, проходившем через весь первый этаж. Куда ни погляди, взгляд все равно упирался в голый кирпич темно-коричневого цвета. Эндрю только сейчас понял, как ненавидит этот цвет, потому что от него тьма вокруг казалась еще гуще. Порывшись в карманах потрепанной кожаной куртки, парень нашел только мобильник. Зажигалки, видимо, опять остались у сослуживцев.

Мобильник так мобильник. Может и небольшой, но все же источник света. И через секунду дисплей телефона засветился в темноте, моргая то серыми, то фиолетовыми, то зеленоватыми оттенками. Очертания пространства стали чуть яснее. Немного правее была теперь видна лестница, уходящая наверх, сплошь покрытая слоями пыли. В самом конце коридора, Ричардс знал, должна быть еще одна, прямо рядом с запасным ходом и спуском в подвал.

Подвал... Почему, оставаясь один в темноте, начинаешь пугаться даже таких простых и обыденных вещей?

Нервно сглотнув, молодой человек призвал себя выкинуть из головы всякие глупости, но глупости упорно продолжали лезть. Это место и раньше вызывало положительные эмоции только после выкуренного косячка, сегодня же все было по-другому. Словно случилось тут что-то нехорошее. Нет, бред! Все-таки не стоит слишком много играть в компьютерные игры, а то мерещится всякая чушь.

Эндрю медленно поплелся по лестнице наверх, на третий этаж. Пыль поднималась от его шагов, формируясь в белесые облачка. Ему казалось, что каждое его движение звучит непростительно громко, хотя это было совсем не так. Он постарался подумать о чем-нибудь более спокойном.

Именно на третьем этаже Ричардс и его старые друзья обычно пересекались с Шимоном. По их скромному мнению, этот парень продавал лучшую «дурь» в Чикаго.

Сегодня же Эндрю, как назло, задержали на работе почти на три с половиной часа. После обеда ему позвонил Эван с новостями, что «их место» вот-вот должны снести. Он предложил, так сказать, «почтить его память».

Весь вечер друзья не отвечали на телефонные звонки, поэтому Эндрю решил, что они просто уже тягают «косячки мира». Такое бывало и раньше. Только что-то не похоже, чтоб они здесь были. Вокруг стояло гнетущее безмолвие. То ли сказывалась нервозность, то ли Ричардс настолько не желал оставаться в темноте, постоянно нажимая на кнопки мобильного телефона, лишь только подсветка угасала.

Преодолев два этажа, парень оказался в длинном коридоре, который в более ветреные дни продувался бы насквозь. Чьего-либо присутствия по-прежнему не наблюдалось.

Он повернулся лицом в коридор. Глаза, наконец, привыкли к темноте. Эндрю двинулся вперед мимо голых кирпичных стен. Неожиданный порыв ветра принес с собой странный запах. Справа и слева было несколько дверных проемов, за которыми располагались просторные пустые помещения, когда-то бывшие офисами. Вонь периодически вклинивалась в воздушные потоки, заставляя Эндрю морщиться. А ведь целых стекол в окнах здания почти не осталось. С чего появляться этому запаху?

По привычке Эндрю осторожно направлялся в самый дальний конец этажа, но что-то заставило его вдруг замереть у входа в нужное помещение.

Вот тут они всегда и собирались. Ричардс знал, что должен увидеть, когда заглянет внутрь: два старых дивана на полу – один без ножек – неизвестно как здесь оказавшиеся, и торшер, который зачем-то сюда приволокли.

Парень сделал шаг и тут же снова остановился. У него перехватило дыхание, когда он в единственном пока доступном взору углу комнаты увидел темные брызги на стене. Кровь. Это была догадка и утверждение одновременно.

Вместо того, чтобы броситься со всех ног наутек, Ричардс, не давая себе отчета, резко заскочил в отсек. Зрелище, представшее перед ним, было не для слабонервных. Эндрю пошатнулся и уперся рукой в дверной косяк. Внутри у него растекалось чувство паники, такое же липкое и вязкое, как начавшая сворачиваться кровь.

От пленки, закрывающей огромное окно на противоположной входу стене, ничего не осталось, кроме чуть подрагивавших ошметков по краям. Свет луны падал точно по центру комнаты. А в центре… в неестественной позе лежало сильно изуродованное тело.

Ричардс хотел отступить назад, но увидел, как рядом с трупом что-то сверкнуло. Очки. Край разбитых очков. Не стоило надеяться на лучшее и убеждать себя, что миллионы людей носят очки. Эндрю уже понял кто перед ним. Это был Эван.

«Боже, что с его телом?!»

Эван не мог быть еще жив, но он был обязан проверить. Борясь с естественным страхом и отвращением, молодой человек судорожно сглотнул. Осторожно ступая, стал обходить тело, стараясь не вляпаться в багровые подтеки на полу. Медленно описал дугу вокруг жертвы, оказавшись поблизости от окна. И тут его осенило:

«Полиция! Нужно немедленно вызывать полицию! Сейчас ему самому точно не до самодеятельности. Он их дождется, он непременно их дождется, только бы они ехали быстрее.

Трясущимися руками Ричардс попытался набрать номер на мобильнике и через секунду был готов запустить им от злости в стену. Ни одного деления на дисплее, вообще ни одного! Связь просто отсутствовала. Эндрю, не раздумывая, подбежал к окну и с протянутой рукой высунулся наружу, в надежде ее поймать.

Вдруг он скорее почувствовал, чем услышал, как позади него что-то зашевелилось. Балансируя на подоконнике, парень оглянулся через плечо.

Тело друга приподнялось, но звуки, которые оно при этом издавало, нельзя было даже отдаленно принять за принадлежащие человеку. Осознание того, что он в западне, пришло к Эндрю в тот же миг. А существо тем временем странным образом выгнулось.

К горлу подкатил комок, сердце собралось окончательно провалиться в пятки. Это существо было человеком еще совсем недавно.

– Эван?!

Разум подсказал, что это был уже не Эван. Кожа мертвеца приобрела сероватый оттенок и словно была натянута прямо на скелет. Местами на его теле не хватало кусков плоти, как будто их выгрызли. Белесыми глазницами монстр уставился на предполагаемую закуску. Слюна противными сгустками потекла по подбородку. Рот, а вернее, пасть ощетинилась двумя рядами заострившихся зубов. Тварь двигалась какими-то ломаными движениями, как зомби из многочисленных компьютерных игр.

Эндрю не питал ложных иллюзий насчет происходящего, оно не было одним из множества ночных кошмаров, всегда его мучивших.

Можно ли отбиться от этого чудовища? Легко ли его убить? И сможет ли он?

Ричардс панически обшарил взглядом пол рядом собой. Или стоит просто спрыгнуть с третьего этажа?

Взгляд парня натолкнулся на стальную стойку торшера, опрокинутую чуть левее от окна. Эндрю соскочил с подоконника, даже не заметив, как выронил мобильник, и, подавшись в сторону, схватил «оружие». С остервенелым криком он запустил им в тварь.

– Да я таких, как ты, с детства мочил в «Обители зла»!

Получив удар промеж глазниц, чудовище злобно взвыло, затем странно сгруппировалось, готовясь к прыжку. Испуг заставил Эндрю рефлекторно сделать шаг назад. Под ногой захрустело. Это был мобильник. От неожиданности молодой человек потерял равновесие и завалился на спину. Впервые в жизни он пожалел, что не приобрел украденный пистолет, который предлагал ему Шимон пару месяцев назад. Какой-никакой «ствол» сейчас бы пригодился. Хотя кем он себя возомнил?

Оказалось, что жизнь может быть страшнее самых искусных выдумок разработчиков видеоигр. Что там говорят в подобных случаях? Ах, да… Наверное, это конец…

Два громких хлопка разорвали тишину. Сначала один, а потом второй, очевидно, для верности. Одна пуля пробила грудную клетку мертвеца, а вторая вошла точно между глаз. Труп снова раскинулся на полу.

Не веря своим ушам, Эндрю резко вскинул голову и, развернувшись вполоборота, посмотрел на оконный проем. Выстрелы раздавались из-за его спины, а позади не было ничего кроме окна.

В хрестоматийной позе для стрельбы, присев с упором на одно колено, на подоконнике обнаружился неизвестный тип, держащий в вытянутых руках пистолет. Откуда он там взялся, сейчас показалось Эндрю делом десятым.

Незнакомец спрыгнул с подоконника и протянул Ричардсу руку. Выглядел он странно, словно сошел с экрана из какого-то боевика. Длинные волосы, но при этом в деловой одежде и даже при жилете. И с оружием. Каким ветром его сюда занесло?

В выражении лица незнакомца не было даже намека на испуг, только холодная решимость.

– Ты в порядке? – вопрос мужчины почему-то застал Эндрю врасплох. Но спохватившись, он отчаянно закивал.

– К-кто вы?

– Оно тебя не укусило? – вопросом на вопрос ответил внезапный спаситель.

– Нет! – почти вскрикнул Эндрю. – Но это не повод уходить от ответа!

Он поразился собственному бесстрашию, хотя этому типу ничего не стоит застрелить и его тоже.

– Я из ФБР, – и мужчина отчего-то усмехнулся.

– А у мистера из ФБР есть имя? – совсем осмелел парень. – А лучше сразу покажите удостоверение.

– Можешь называть меня Ван Райан, – мужчина говорил это так, словно готов вот-вот рассмеяться. – Документы я оставил в кармане пиджака.

За федерала Ван Райан вполне мог сойти. Замашки очень похожи. Но с каких пор там разрешают носить длинные волосы? И можно ли ему верить?

По логике вещей – можно. Просто так человек не бросается на помощь.

– Эндрю. Эндрю Ричардс, – представился парень, поднимаясь с пола и отряхиваясь.

– Рад знакомству, Эндрю, – мужчина, наконец, опустил оружие.

Казалось, бояться больше нечего, пока не пришло осознание.

– Дьявол! Это же был Эван! – Эндрю схватился за голову.

Его друг превратился в монстра. Но где же тогда Арти? Неужели его постигла та же участь?

– Какого тут вообще происходит?! – парень был готов едва ли не броситься на Ван Райана с расспросами.

– Должно быть, на твоего друга напали вампиры или упыри, – Ван Райан говорил об этом таким тоном, будто сообщал об отказе по кредиту, – и он обратился.

Эндрю хотел истерически захохотать, но похоже, что другого объяснения происходящему просто не было. Значит, вампиры и упыри – не плод фантазии писателей и киношников. Они также реальны, как чертовы брокеры и менеджеры. Этот мир еще более безумен, чем может показаться.

С трудом владея собой Ричардс, поплелся к телу Эвана. Труп постепенно иссыхал на глазах, оставляя после себя ошметки, похожие на истлевающие угли.

– Эндрю, – слова федерала заставили его дернуться, – ты ничем не мог ему помочь. Это не твоя вина.

Опустившись на колени, Ричардс занес руку над телом друга. Ван Райан предостерег его от этого поступка, но парень хотел попросить прощения и… попрощаться. Но вдруг…

– Берегись!

Эндрю даже не успел понять, что происходит, судорожно замотав головой. Утробный рык раздался у входа в помещение. Парень не сразу увидел второго упыря – Ван Райан в каком-то нечеловеческом рывке перекрыл тому дорогу. Последовал выстрел, а потом громкий звук упавшего тела. И звук падения еще какого-то предмета.

В искаженном мутациями трупе чудовища нетрудно было узнать Арти. Но Эндрю не хотел видеть его таким. Не этого добродушного пухлого парня, которому так не везло с девушками.

Почему-то ни слезы, ни крик не душили его. Тут что-то не так. Снова. Эндрю бросил взгляд на Ван Райан. Слишком быстро. Человек не двигается подобным образом.

Словно почувствовав сомнения, федерал повернулся в его сторону и шагнул ближе. Ричардс с трудом подавил в себе желание бежать подальше от этого странного типа. А странный тип молча предложил ему руку помощи.

Помешкав, парень ее принял. С какой-то сверхъестественной легкостью Ван Райан помог ему встать на ноги. И рука была на удивление холодной.

Но не успел Ричардс опомниться, как, из коридора раздались звуки приближения новых тварей.

Ван Райан ступил в коридор и без усилий пристрелил и этих существ. Эндрю заметил еще кое-что необъяснимое. Федерал не целился толком или делал это слишком быстро. Что не мешало ему попадать.

Новая волна паники медленно захватывала парня. И тогда Эндрю увидел это – на полу, в углу рядом с дверным проемом, лежал пистолет. Точно такой же, каким пользовался Ван Райан. Наверное, пушка выпала, когда он сделал рывок к Арти.

Ричардс набрал полные легкие воздуха и кинулся к оружию. Схватив пистолет, он тут же снял его с предохранителя и направил на того, кого еще недавно посчитал спасителем.

– А ты сообразительный… – обернулся через плечо Ван Райан.

Эндрю осторожно вышел в коридор за спиной мужчины и попятился назад, ко второй лестнице, продолжая целиться.

Парню показалось, что в улыбке мнимого федерала блеснули белые клыки. Ствол в руках заходил ходуном. Но самозванец продолжал сохранять полное спокойствие. Будто на него уже сотни раз наводили оружие.

– Что ты за хрень такая, черт тебя раздери! – Ричардсу удалось подавить панические нотки в голосе.

– Если я скажу, ты можешь выстрелить…

– Я в любом случае могу выстрелить! – рявкнул Эндрю, продолжая отступать.

– Понимаю, как это выглядит, но поверь, я не тот, кто способен причинить тебе вред… – Ван Райан поднял руку с оружием вверх.

– Я не могу этого знать!

– В вопросах питания я немногим отличаюсь от тебя, – самозванец сделал шаг в сторону парня. – Мистер Ричардс, я вовсе не злодей.

«Ага, как же!»

Эндрю сделал еще несколько шагов назад и натолкнулся спиной на перила лестницы. Рука дрогнула, указательный палец рефлекторно надавил на курок. Ричардса еще сильнее вжало в перила отдачей. От грохота выстрела заложило уши.

Не последовало ни крика, ни чего-то в этом роде. Но вышло еще хуже…

Пуля угодила Ван Райану в плечо и, похоже, там застряла. Почти полное спокойствие раненного удивляло, но алое пятно продолжало разрастаться на рукаве белоснежной рубашки.

Ван Райан только с досадой вздохнул.

– Проклятье, пуля серебряная…

Глаза Эндрю широко распахнулись. Подстреленный помотал головой из стороны в сторону, а потом одним движением оторвал рукав, обнажая рану, вокруг которой уже появилось что-то вроде заражения. Ван Райан внимательно изучил увечье. И на полном серьезе собрался пальцами самостоятельно извлечь пулю.

Это стало последней каплей для Ричардса. Он стремительно кинулся бежать вниз по лестнице.

– Эндрю, нет! – он едва слышал отдаляющийся крик Ван Райана. – Там все кишит ими!

Но парню было уже все равно. Только бы свалить прочь отсюда! Кровь стучала в висках. Дыхание сбилось, когда он выбежал из здания навстречу ночному порту. Но не мог позволить себе остановиться, слыша уже знакомые вопли тварей где-то поблизости.

С трудом разбирая дорогу, Эндрю бежал мимо погрузочных кранов и рядов стальных контейнеров. Он не знал, насколько еще его хватит. Кажется, ему все же не удастся выбраться из этой переделки живым.


***


Айрис видела, как из фиолетового портала выходит глава отдела правопорядка Джеро Зенави во главе двух ударных отрядов. Темнокожий мужчина, высоченный, как скала, с по-армейски короткой стрижкой. Теперь он примет командование на себя. Но это не могло ее успокоить.

Бах почти физически чувствовала, как время утекает прочь, а вестей от Драйдена все не было. Мария смотрела на коллегу взглядом, в котором мелькали похожие эмоции.

Это затишье перед бурей? Или буря уже началась?

Когда с территории за ограждением раздались отголоски выстрелов, это не стало неожиданностью. Айрис взяла со стола перед собой и закрепила на шее обруч переговорного устройства. Она уже знала, что не может не ослушаться приказа наставника.

Вдруг ожил радиоэфир, и из приемника на столе зазвучал голос Ван Райана.

– Всем группам! Вампир не вышел на переговоры. Начинайте штурм! Но будьте осторожны, на территории выживший. Белый юноша, приблизительно двадцати лет.

– Директор Ван Райан! – прижимая небольшой круг на переговорном обруче, быстро заговорила Айрис. – Директор Ван Райан, на связь!

Но ответа не последовало, только зафонил приемник.

Складка залегла между бровей Айрис. Кажется, она понимала, что хотел сделать Ван Райан. Если переговоры с преступником не состоялись, то он решил спасти то единственное выжившее гражданское лицо. Даже Драйден временами бывает безрассуден. Хотя, возможно, он надеется получить свидетеля, чьи показания сможет принять Комитет.

В штабе царила полная боевая готовность. Джеро Зенави выстраивал бойцов и давал им указания. Айрис медленно поправила собственное обмундирование и неспеша вышла из зоны штабного тента. Сейчас за ней даже никто толком не следил. Кроме Марии, конечно.

Высокая директриса догнала ее и пошла в ногу с коллегой.

– Ты же делаешь то, о чем я думаю, да? – прошептала она.

– Если наставник соскучился по боевым вылазкам или по спасению жизней, то не могу не поддержать его в этом благородном деле…

– Тогда и я с тобой!

Айрис хотела было остановиться, но поняла, что так может привлечь внимание. Пока в глазах окружающих они просто идут и обсуждают ситуацию.

– Нет, Эм! Эта заварушка не для новичка, – при этих словах она поняла, что невольно копирует тон Ван Райан.

– Я ни в чем не уступаю по силе тебе!

– Но уступаешь в опыте, – сквозь зубы процедила Айрис.

– Тогда расскажи мне, какого это – убивать? – неожиданно спросила Мария.

Бах затормозила.

– Ты не хочешь этого знать…

– Ошибаешься!

– Смотря кого убивать, – пожала плечам молодая глава АНБ. – Если упыря, то к этому быстро привыкаешь, понимая, что перед тобой уже не человек. Так ты лишь помогаешь им обрести покой…

– Айрис, мы все знаем про то покушение…

Девушка нервно моргнула и опустила голову. Она не хотела, чтобы кто-то копался в отголосках ее прошлого.

– А что мне было делать? – тихо заговорила Бах. – Этих людей наняли, чтобы убить мою семью, пока мы отдыхали на вилле в Калифорнии. Или они, или мы. Я выбрала жизнь семьи. К тому же, только из-за этого решения Latigo de Plata подчинилась мне…

– И я ни в чем тебя не виню, – голос Марии изменился, – но я должна знать, смогу ли справиться с этим, если мне придется…

– Надеюсь, тебе не придется, – грустно улыбнулась Айрис.

Боковым зрением она заметила, что операция уже началась и бойцы проникают на территорию. Сейчас никто не обращает на них внимания. Лучше времени не придумаешь.

Айрис схватила Марию за руку и потащила ее в фургон спецподразделения, набегу создавая внутри машины портал.

Фиолетовая вспышка посреди едва проступающих сквозь черноту зыбких и подрагивающих очертаний мира. Портал моментально разросся до размеров, способных пропустить двух взрослых человек. В лицо Айрис ударил ветер. Ей хотелось почувствовать запах опасности, или даже смерти, если это помогло бы лучше знать, откуда можно ждать «гостей», но чувствовала она только запах порта.

Бах специально открыла портал на секции двойных контейнеров стоящих друг на друге, хотя рядом высился старый кран. Точка невысокая, но так их не сразу заметят.

Каблуки неприятно скрежетнули по металлической крыше почти у самого края. Айрис, тихо ругнувшись, отметила несовершенство действия наугад. А потом резко вытянула руку в сторону, предупреждая выход Марии из портала.

– Ну и ну, – проговорила та из-за плеча, – Ты почти промахнулась!

Айрис обернулась к коллеге, стоящей с недовольным видом внутри фиолетовой сферы.

– У меня минус четыре, между прочим! – и указала на свои очки. – А от линз болят глаза.

Мария нервно передернула плечами.

– А как там поживает твоя экспериментальная разработка от Розенфельда?

– Док – занятой и слишком эксцентричный человек, к тому же он не мой сотрудник. Надеюсь, через три года дождусь…

Разговор прервало раздавшееся снизу рычание, а потом и громкий удар о сталь. Девушки резко бросили взгляд вниз. На нижний контейнер пытался забраться упырь в порванной одежде, когда-то бывшей полицейской формой.

– Зараза! Один, но услышал! – прошипела сквозь зубы Айрис.

Кажется, Мария хотела сказать что-то еще, но Бах вихрем бросилась с контейнера вниз. Только серебряный росчерк плети мелькнул перед глазами. Последовал звук влажного шлепка, и часть головы упыря упала на асфальт поодаль. А к ногам главы АНБ рухнуло почти обезглавленное тело.

Хотя сейчас Айрис не видела ее лица, она знала, что Мария зажала рот руками. И это было не отвращение. Вернее, не совсем отвращение… Скорее ужас от того, что это существо когда-то было человеком. Да еще и служителем правопорядка.

– Ты как? – Айрис развернулась и подняла голову наверх.

Портал за спиной Корбин уже захлопнулся, а она сама осела на колени на краю контейнера.

«Не готова… Она совсем не готова!»

– Полный порядок! – Мария заставила себя натянуть маску спокойствия и подняться на ноги. А затем спрыгнула вниз.

В тот же миг по окрестностям разнеслись истошный вопль и звуки выстрелов. Коллеги переглянулись.

– Это, должно быть, тот гражданский! – встрепенулась Мария и будто забыла про страх.

Бах помотала головой с чувством полной безысходности и в следующий миг сорвалась с места. Только бы успеть вовремя…


***


Эндрю петлял в лабиринте между контейнерами. Пытался понять, куда он бежит. Его нашли и за ним гнались. Две или три твари, судя по звукам. А может, и больше. Ричардс уже не был ни в чем уверен. Особенно в том, что он доживет до утра.

Он тяжело дышал и понимал, что может себя этим обнаружить, но ноги слушались с трудом.

Еще один поворот в бесконечном лабиринте из стали, и Эндрю увидел, что его загнали в тупик. Звуки сзади приближалась. В отчаянии парень озирался по сторонам, но казалось, что все контейнеры в этой секции нарочно составили слишком плотно друг к другу… Оставалось бежать дальше – в самый конец тупика. Ричардс и сам знал, насколько это было глупо, но лучше так, чем стоять на месте и ждать, пока тебя растащат на куски. Да, у него есть пистолет, но перспектива стрелять в закрытом пространстве среди контейнеров была слишком опасной.

Неожиданно он затормозил, едва не пробежав мимо почти незаметного прохода. Место между контейнерами казалось настолько узким, что Эндрю не знал, сможет ли там пролезть.

Парень втянул в себя и так совершенно отсутствующий живот и попытался протиснуться. Кажется, получалось…

Шаг, еще шаг. Металл саданул по щеке, когда он неловко дернулся. Эндрю не мог даже повернуть голову, чтобы понять, как близко к нему подобрались упыри. Но Ричардс уже слышал их. Слышал, как скребли когти по железу, пытаясь его достать. И, наконец, вырвался из стальных тисков. Быстро выдохнул и поднял взгляд. Очередная «аллея», образованная контейнерами не заканчивалась тупиком.

Он сможет. Он выберется отсюда.

На негнущихся ногах Эндрю попытался сделать несколько шагов вперед, но тут же замер на месте. Из-за поворота «лабиринта» показался сначала один упырь, а следом еще двое. Эти были одеты в строительные комбинезоны, и даже крепко закрепленные каски остались на своих владельцах. Откуда-то сверху раздался звук удара чего-то тяжелого о металл.

Ричардс вскинул голову и увидел на контейнере слева нового упыря в рваной полицейской форме. Возможно, одного из тех, что так отчаянно гнались за ним все это время.

«Этот слишком прыткий… наверное, уже успел отведать крови… – подумал он, обреченно поднимая пистолет перед собой и нацеливая его на приближающихся тварей. – Проще было бы застрелиться…»

Заходясь в крике, парень трижды выстрелил. Почти наугад, трясущимися руками. Уши снова заложило, но ему казалось, что он слышит топот тяжелых ботинок по асфальтовому покрытию в этом «переулке». Эндрю даже не мог понять, попал ли хоть в кого-то, когда увидел, как с крыши контейнера на него бросился упырь-полицейский.

Ричардс перевел пистолет и выпустил еще две пули. Тело монстра упало прямо перед ним, но не прошло и полминуты, как оно снова зашевелилось.

«Бесполезно… – отчего-то он смотрел на пытающуюся встать тварь, как загипнотизированный. – Все бесполезно…»

Упырь поднял руку и потянулся к парню. Вторая рука когтями цеплялась за асфальт. Эндрю, как в замедленной съемке, отступал назад, хотя знал, что все пути спасения отрезаны. Под тварью растекалась лужа темной крови, но это ее не останавливало.

– Так-так-так, – посреди всего этого сумасшествия с самого конца секции послышался женский голос. – Четверо на одного? Не слишком ли много?

Эндрю, наконец, увидел картину совершенно ясно: трое упырей развернулись назад, услышав провокационное обращение девушки. А она стояла там, словно в арке из контейнеров. Невысокая и крепко сложенная, одетая как какой-нибудь оперативник. Самоуверенная, даже слишком самоуверенная. Казалось, вокруг нее светлячками мелькают искры, отблескивая в очках.

Из-за поворота показалась вторая девушка. Ее светлые, выбившиеся из собранного пучка, пряди колыхались, будто от порыва горячего воздуха.

– Мария, помоги мне! – крикнула темноволосая. – Я не могу расходовать свою силу сейчас!

Вторая девушка подняла руку и молча коснулась ее плеча. Что-то блеснуло золотом на руку этой «Марии». Глаза Эндрю распахнулись шире, а троица упырей устремилась на девушек, как на лакомую приманку.

«Она сумасшедшая! Они сумасшедшие! Что они делают?!»

Первая девушка дерзко улыбнулась и коротким рывком упала на колени, впечатывая обе ладони в землю.

– А теперь скажите: «Горячо!»

От ее рук, вздымаясь волной на высоту человеческого роста, хлынуло пламя. Огонь проглатывал упырей одного за другим, не оставляя ни шанса на побег.

Не может быть! Этого просто не может быть!

Со сдавленным вскриком на устах Эндрю отскочил от настигающего пламени и вжался спиной в контейнер, у которого он еще недавно протиснулся в узкий проход, пытаясь уйти от преследования.

Силуэты объятых пламенем упырей растворялись в огне, словно по мановению волшебной палочки. Парень заворожено смотрел на это зрелище, не в силах произнести хоть слово. И запах… От него содрогалось все внутри.

Волна оранжевого пламени подобно морской волне, накатившей на берег, схлынула назад. Островки огня догорали на асфальте, а в воздухе летали искры и пепел.

Ступая строго по центру «аллеи», к нему приближались те самые девушки. Тени на их лицах жутковато подсвечивали последние источники огня. Эндрю замер, медленно сползая вниз по стенке: он не понимал ни кто они, ни что они… Но отвести взгляд Ричардс не мог.

– Пойдем с нами, если хочешь жить… – протянула ему руку темноволосая, вызвавшая пламя. – Ты держишь пистолет моего наставника, но я не буду спрашивать, как он оказался у тебя…

Эндрю следил за движениями рта девушки, силясь увидеть за губами клыки. Но их там не было.

– Кто вы? – повторил он уже набившую оскомину фразу.

– Мы? – удивилась Айрис и хотела ответить, но ее остановила коллега.

– Люди, – спокойно проговорила Мария. – Можешь быть уверен в этом.

– Люди? – отчего-то переспросил Эндрю, но вместо ответа получил лишь кивок.

Это слово сейчас заставило его страхи отступить, и Ричардс принял протянутую руку. Он долго смотрел в лицо девушки перед собой. Выглядела она так, будто ей нет и двадцати, но только до тех пор, пока не заглянешь в глаза…

– Айрис, приготовься! – неожиданно переходя в оборонительную стойку, закричала Мария. – Это не все «гости» на сегодня!

Судорожно оглядываясь, Эндрю увидел новых упырей на крышах контейнеров.

Айрис тяжело вздохнула, отпустила руку парня и, разворачиваясь, схватилась за серебристую плеть на своем бедре.

У Ричардса пропали все возможные слова, чтобы описать то, что началось дальше.

Девушка сделала от них несколько шагов, перешла на бег, подпрыгнула, чтобы потом пропасть в полете на несколько секунд и появиться вновь уже на одной из крыш. Она двигалась быстро, молниеносно, не применяя огнестрел, только хлыст сверкал, как вспышка в ночи.

Меж тем, часть упырей соскочила вниз к Эндрю и Марии. И девушке ничего не оставалось делать, кроме как вытащить оружие из кобуры и навести на ближайших тварей. Она переводила прицел с одного упыря на другого.

Секунды тянулись непривычно долго, сердце билось все быстрее, но Мария не стреляла.

– Чего ты ждешь, идиотка?! Они совсем близко! – крикнул Эндрю, сам вскидывая пистолет.

И Мария выстрелила. Пуля ушла точно в голову упыря, что уже почти вплотную подступил к ней. Девушка с шумом проглотила комок в горле и непростительно долго смотрела на пистолет в своей руке и убитую тварь…

Чем не преминуло воспользоваться еще одно существо, которое бросилось на Марию, стараясь схватить ее за руки. Отчего та выронила пистолет. Девушка скорее на рефлексах выбросила вперед и вверх ногу и вогнала серебряный каблук в разлагающуюся плоть. Упырь начал трепыхаться, словно пришпиленное насекомое.

Мария крепко стиснула зубы и взмахнула рукой. Из золотистого браслета материализовался короткий клиновидный клинок, который она с воплем вонзила мертвецу в сердце. Дохлая тварь начала заваливаться назад и потянула ее ногу за собой из-за оставшегося в теле каблука. В каких-то других обстоятельствах это могло бы выглядеть даже комично.

Девушка разразилась яростным коротким монологом, состоящим из одних ругательств, хотя она не была похожа на человека, на них способного.

Неожиданно к ним подлетела Айрис, одним взмахом плети освободила ногу своей напарницы и так же внезапно испарилась.

Брезгливо осмотрев себя и увидев, как черная кровь затекает в ботинок, Мария натянулась, как струна.

– Мерзость… – охрипшим голосом, срывающимся на крик, произнесла она. – Какая мерзость! Да чтоб вам всем!

Она вытянула обе руки вперед и соединила их. Теперь стало видно, что браслета на ней два. Через долю секунды они будто сплавились вместе и начали разрастаться в золотую вспышку, которая сорвалась вперед в самую гущу подступающих противников.

Все пространство перед ними озарилось ярким светом, а Мария только и успела, что выставить подрагивающий светящийся барьер.

Ошарашенным взглядом Эндрю осматривал все вокруг, стоило золотому туману рассеяться. Никого… Больше никого не осталось. Путь был абсолютно свободен.

В этот момент, очевидно, из переговорного устройства девушки раздался уже знакомый голос Ван Райана.

– Айрис, Мария, на связь! Я все равно знаю, что вы на территории…

На крыше ближайшего контейнера, сложив руки в воздухе крестом, стояла Айрис. Кажется, она не очень хотела общаться со своим, как она его назвала, «наставником».

Мария тяжело вздохнула и, зажав что-то на своей шее, ответила.

– Да, Корбин слушает.

– Мария, я даже не знаю, стоит ли мне говорить вам, а тебе в особенности, чем именно может быть опасна такая операция? И повторять, что вы не должны там быть?

– Как хочешь, – резко ответила та. – Но именно мы нашли и спасли твоего выжившего!

– Мистер Ричардс с вами?

Эндрю непроизвольно вжал голову в плечи, услышав упоминание своего имени холодным голосом.

– Он не обращен?

– Нет, не обращен, – Корбин повернулась к парню, говоря с сарказмом, и он заметил, что девушка ведет диалог с Ван Райаном по какому-то странному обручу на своей шее, – если только ты не имеешь в виду обращение в занозу в заднице. Меня уже обругали и даже назвали идиоткой…

Сам Эндрю о своих словах уже успел пожалеть. Примерно в тот момент, когда увидел действие золотых браслетов. Он чувствовал себя оказавшимся в иной реальности. Реальности, где у агентов ФБР могут быть клыки, а женщины и правда ведьмы.

Ван Райан тяжело вздохнул – это можно было услышать даже по радиосвязи. На заднем плане слышался какой-то посторонний шум. Возможно, что говоривший в этот момент передвигался.

– Уходите оттуда. Вам нельзя долго оставаться на месте, «стервятники облетают труп»…

Он произнес это подчеркнуто серьезным тоном.

– Драйден, – недоуменно заговорила Мария, – тут трупов очень много и, в основном, по частям. Какой именно?

Ван Райан выругался на каком-то незнакомом языке.

– Напомни мне поговорить с человеком, который пишет эти шифровки…

– Это все? А теперь давай без шифровок.

– Я не знаю, сколько точно на территории осталось упырей, но будь уверена, что твою кровь они чувствуют особенно остро… И ты единственная, кого могут обратить в вампира.

– Да-да, конечно, – раздраженно закатывая глаза, произнесла она, – могут обратить в вампира… Спасибо, что еще раз напомнил про мою девственность!

– Может, отложим обиды? – на этот раз голос раздался не из переговорного устройства, а откуда-то сверху.

Все немедленно проследили за источником голоса. Ван Райан подкрался незаметно, и замер позади несколько офигевшей Айрис.

Его одежда была испачкана в крови и пыли. Волосы уже не лежали настолько аккуратно, как раньше. Полученную рану он перевязал с помощью оторванного рукава.

От острого взгляда Айрис эта деталь не укрылась.

– Кто это тебя, наставник? – присвистнула она, быстро приходя в себя.

– Он, – Ван Райан кивнул на Эндрю, которому немедленно захотелось провалиться под землю. Казалось, что даже там будет безопаснее.

Но только парень открыл рот, чтобы высказать все, что накопилось у него на душе, как Ван Райан саркастически улыбнулся.

– У мистера Ричардса прекрасная реакция и умение подстраиваться под обстоятельства, – Эндрю нервно сглотнул. – При нужной шлифовке он мог бы стать хорошим агентом.

Комплимент был слишком лестным.

– Ну-ну, – буркнула Айрис, опуская голову и окидывая подозрительным взглядом опустевшие окрестности. – Может, упыри все-таки кончились?

– Не могу знать наверняка, – мрачно ответил Ван Райан, перезаряжая свои пистолеты, – но, похоже, скоро у нас будут «гости» классом повыше…

И «гости» не заставили себя ждать.

Послышался грубый немного истеричный смех. Казалось, что он раздавался из разных точек, словно таинственный злодей перемещался вокруг них.

Мария напряглась, Айрис скучающе зевнула, Ван Райан не подал ни малейшего признака эмоций, а Ричардс окончательно перестал воспринимать действительность всерьез.

Хохочущий незнакомец, наконец, решил заговорить.

– Это ощущение! Просто безумие! Еще веселее, чем я думал!

Голос был хриплым, с каким-то странным акцентом, который Ричардс узнать не смог.

– Ты тот, кто ответственен за этот инцидент? – в пустоту обратился Ван Райан, и Эндрю заметил, что его голос тоже изменился, приобретя металлический оттенок.

– О, кажется, ФБР немного не рассчитало силенок, – голос был доволен произведенным эффектом. – Не волнуйтесь, погибшие агенты скоро пополнят мою армию упырей.

– В таком случае, – Драйден многозначительно передернул затвор пистолета в своей руке, – до скорой встречи!

Неизвестный снова захохотал.

«И почему каждый, считающий себя злодеем, непременно пытается сразить противника своим фирменным смехом? – некстати подумал Эндрю. – Обучают их, что ли, этому специально?»

Айрис, кажется, хотела что-то сказать своему наставнику, но тот сделал останавливающий жест.

– Поблизости движение, – едва слышно произнес Ван Райан. – Там, у крана… Кажется, это кто-то из агентов. И он ранен.

– Так пойдем и поможем! – тихо, но чуть надрывно произнесла девушка.

– Да, но только после того, как Мария и Эндрю переместятся в штаб, – мужчина бросил взгляд вниз.

Судя по выражению лица, Корбин была недовольна отведенной ей ролью и поджала губы. Однако спорить не решилась и начала изображать какие-то знаки в воздухе, после чего в панике вновь разразилась ругательствами.

– Не работает! – Айрис и Ван Райан неотрывно смотрели на нее. – Портал не открывается! Кто-то поставил блокирующее заклинание. Но я не знаю, на всю территорию порта или только на эту часть…

Девушка с ужасом смотрела на свои дрожащие руки. В этот момент одним прыжком на землю спрыгнул Ван Райан. Он подошел к Марии и аккуратно взял ее за плечи.

– Драйден… – только и прошептала она, а Эндрю отметил про себя странность его имени.

– Все будет хорошо, – мягко заговорил Ван Райан. – Ты – один из сильнейших магов на континенте. И я верю в тебя и твою магию.

В голове Эндрю пазл стал сам собой собираться. Все-таки эти девчонки – маги. Наверное, какой-то тайный отряд по борьбе с паранормальными преступлениями.

– Подними пистолет, – продолжал говорить мужчина и его голос действовал успокаивающе. – Нужно двигаться, но главное – ни в коем случае не разделяться.

Ричардс не до конца понял, как, но это сработало. Девушка взяла себя в руки и последовала его указаниям. Вскоре к ним присоединилась Айрис.

Они все вчетвером покидали лабиринт из контейнеров. Ван Райан шел впереди, Мария была за ним. Эндрю неуверенно поглядывал на ее спину, а прикрывала импровизированный отход Айрис.

Оказавшись за пределами сотен стальных стен, Ричардс впервые за вечер вздохнул полной грудью. Он больше не пытался анализировать случившееся, у него не осталось на это сил. Воспринимать ситуацию, как она есть, казалось ему более здравым решением.

Их встречала небольшая гавань, в которой на якоре стояло старое грузовое судно. Сбоку высился тот самый кран, а у одной из его опор, прислонившись спиной, полулежала темная фигура.

Эндрю пришлось ускорить ход, так как его внезапные союзники перешли на бег.

– Мистер Ван Райан… – прохрипел темноволосый мужчина им навстречу.

Он зажимал рукой рану на шее. Его тело было облачено в черную броню с аббревиатурой «ФБР». Кто бы ни причинил вред этому человеку, он был чудовищно силен. Даже броня выглядела основательно поврежденной, будто ее пытались разорвать на части.

Сам оперативник смотрелся не менее паршиво: на бледной коже светились капельки пота, капилляры нездорово выпирали на лице, зрачки налились кровью.

– Гребанное дерьмо! С вами леди… – обреченно улыбаясь, произнес мужчина. – А я как раз хотел попросить вас прервать мои мучения прежде, чем я превращусь в… одно из этих созданий…

– Леди поймут, – Айрис почтительно склонила голову, хотя для Марии это звучало шокирующее.

В этот момент из нескольких мест послышались отдаленные звуки стрельбы.

– Надеюсь, им повезет больше, чем мне… – с еще большим трудом произнес раненый.

– Агент Коул, поберегите силы, – впервые обратился к нему Ван Райан. – На тот свет вы всегда успеете.

Мужчина прокашлялся и продолжил, невзирая на просьбу.

– Я сам виноват… Замешкался, когда увидел, как этих детей…

– Детей?! – в ужасе воскликнула Мария.

– Да, двое из вампиров – это дети…

И словно в шутку со стороны секции контейнеров, откуда Ричардс и его спутники только что пришли, стало доноситься детское пение.

London Bridge is falling down,

Falling down, falling down.

London Bridge is falling down,

My fair lady[3].

Десятилетних белокурых мальчика и девочку в поношенной одежде к гавани вела босоногая девушка в ночной рубашке с длинными темными волосами. Эндрю уставился на нее во все глаза, потому что она была похожа на…

Айрис схватилась за сердце и быстро задышала. Вид этой женщины действовал на оперативницу, словно паралитическое средство.

– Нет, Айри, это не твоя сестра! – рука Ван Райана легла ей на плечо. – Это не Тиа!

Та дернулась от прикосновения наставника, а потом Эндрю почти физически почувствовал жар ярости, начавший исходить от одной из этого странного отряда.

– Совершенно верно! – крикнула она. – Потому что это – Симона Кейн!

Девушка рванула вперед, выбрасывая сгустки пламени в противников.

Маленькие вампиры резко пропали из поля зрения, и Эндрю оставалось только, тяжело дыша, выставить пистолет перед собой в ожидании атаки с любой точки. Он едва успел увидеть, как мнимая сестра Айрис взвилась вверх, утрачивая прежний вид. Теперь это была женщина в черном с короткими светлыми волосами.

Ван Райан тоже сорвался с места, то ли спеша на помощь Айрис, то ли заметив приближение кого-то из нападающих. Но в один миг что-то или кто-то налетел на него в воздухе.

Еще через секунду Эндрю увидел, как над агентом ФБР навис новый участник действий. Обнаженный по пояс крепкий рыжеволосый мужчина со сплошь татуированными руками, стоял одной ногой прямо на груди Ван Райана, а второй блокировал его руку с пистолетом.

– И вот мы здесь, – издевательски произнес тот с сильным ирландским акцентом, и Ричардс понял, что перед ним тот самый «смеющийся» вампир, которого раньше они только слышали.

Кажется, он искренне наслаждался всем происходящим и чувствовал полное превосходство над противником.

– Тебя обратил кто-то из древних… – это был не вопрос, а на лице Ван Райана появился не менее пугающий оскал, чем у вампира, – Иначе ты с большей вероятностью закончил бы свои дни упырем.

Ирландец изобразил шутовской поклон.

– О, да... Хотя мои приятели стали именно ими, но я везунчик, каких поискать…

Вампир сделал движение ногой, зажимающей руку Ван Райана, и Эндрю отчетливо услышал хруст. Хруст, но даже ни намека на стон или иной звук боли. Медленно склонившись к противнику, ирландец забрал пистолет федерала и стал его рассматривать.

– Серебряные пули, ха… Для меня и для тебя исход будет одинаков… К тому же кто-то слишком давно не пьет крови…

Внезапно Ван Райан тихо рассмеялся.

– Твой Создатель не преподал тебе самый простой урок…

Агент ФБР вцепился второй рукой в ногу ирландца и сдавил ему колено до такого же хруста, а затем, с легкостью отбросил мужчину так, что тот пролетел до грузового судна и оставил в корпусе заметную вмятину.

Ирландец оттолкнулся руками от корабля и совершил прыжок в сторону Ван Райана, заливаясь при этом хохотом. Тот успел только выстрелить один раз в атакующего, но с левой здоровой руки он не попал. Еще через секунду два вампира сцепились в воздухе, а Эндрю отвлек крик, раздавшийся рядом.

Он совсем забыл, что остался в компании умирающего агента и Марии у подножия крана. Ричардс бросил взгляд в сторону и увидел, что девушку колотит от страха, и она медленно пятится от раненого, в шею которого вгрызся один из детей-вампиров.

Ждать было некогда, Эндрю прицелился и начал стрелять в вампиреныша в надежде, что хоть один выстрел дойдет до цели. Да, он боялся зацепить агента, но тот, вероятно, уже мертв. И мертвым может быть куда опаснее…

Затвор клацнул, патронов больше не осталось. Эндрю почувствовал, как волосы на затылке встали дыбом. Вдруг что-то сильно ударило ему в грудь и повалило на землю. Легкие и ребра отозвались нестерпимой болью, прежде чем он увидел, что на нем сидит девочка-вампир и очень мило улыбается.

Наверное, на его лице отразился по-настоящему животный ужас, потому что маленькая вампирша усмехнулась во все свои зубы. И он понял, что совершенно не может пошевелиться. Вампирские штучки, образ невинной белокурой девочки… Что это было? Эндрю не мог даже попытаться скинуть ее с себя.

Она игриво провела длинным острыми когтями по его рукам, порезав куртку и оставляя раны на коже, чтобы затем сомкнуть его в объятьях.

– Мария, помоги! – истошно закричал Ричардс, пытаясь достучаться до единственного живого человека, оставшегося рядом с ним. – Это не ребенок… Это – чудовище!

Но его словно никто не слышал.

Рот девочки приоткрылся шире, Эндрю явственно видел ее неестественно длинные клыки и чувствовал холодное дыхание. Он отвернул лицо, вжимая его в разбитый асфальт, руки и ноги по-прежнему не двигались.

 Выстрел почти оглушил его, и парень почувствовал, как лицо и шею залила чужая кровь. Задыхаясь от запаха и пережитого, Эндрю посмотрел вверх, в ночное небо. Маленькой вампирши больше нет, она распалась прахом после выстрела Марии.

Девушка тут же рухнула на колени в метре от него. Она согнулась пополам, давясь слезами. Эндрю с трудом перевалился на другой бок и попытался встать. Боль в ребрах снова дала знать о себе.

– Ты молодец… – слова поддержки плохо приходили на ум. – Ты все сделала правильно…

Вытирая слезы, она качнула головой. Но одного этого было мало. В отличие от Айрис и ее наставника Мария не была способна с легкостью убивать, даже если от этого зависела ее жизнь.

Наконец, Ричардсу удалось приподняться над землей. Он немного нервно дотронулся до руки, в которой Корбин отчаянно сжимала оружие. Если она не может больше обороняться, эту обязанность должен взять на себя кто-то другой.

– Вы убили Келли! – словно из воздуха в горло Марии вцепилась рука мальчишки-вампира.

Такая же кукольная внешность, как и у девчонки. Вот только сила его была совсем не игрушечной. Он волоком потащил задыхающуюся Корбин подальше от Эндрю, не забыв перед этим ногой раздавить ее пистолет. Лежащий на земле парень не казался вампиру возможной угрозой.

Ричардс стиснул зубы и перевернулся на живот, надеясь найти хоть какое-то оружие вокруг. Но там не было ничего, кроме двух ставших бесполезными пистолетов.

В нескольких метрах от него замер вампиреныш, продолжая сдавливать горло лежавшей на земле Марии. Чувствуя себя еще более беспомощным, чем в начале вечера, Эндрю все равно пополз в их сторону.

Вцепившись руками в запястье мальчишки-вампира, Корбин уставилась прямо ему в лицо. Глаза девушки отражали ужас. Она все еще смотрела на это смертоносное, беспощадное существо, как на ребенка.

– Мария, ты или они! Люди или чудовища! Тебе придется выбрать!

Эндрю повернул голову и увидел тяжело дышащую Айрис, с которой градом катил пот, но Симона Кейн, или как там ее назвали, осталась где-то позади.

Услышав слова коллеги, Мария закрыла глаза.

– Не человек, не человек… – едва шептала она, чуть шевеля губами.

Из золотых браслетов вылезли два лезвия, освобождая ее от руки вампиреныша и лишая того кисти. Мальчишка издал леденящий душу стон. Корбин быстрым движением откатилась от него в сторону, а Айрис что-то прокричала, посылая в мальчишку сноп искр, которые обернулись столбом пламени, как только оказались над вампиром.

Какое-то время Мария лежала на земле, боясь открыть глаза. Айрис подскочила к ней и стала пытаться помочь встать. Неподалеку догорало тело вампиреныша.

На секунду Эндрю опустил голову вниз.

Кончено. Все почти кончено. Уж с одним вампиром они как-нибудь справятся…

Но от нового крика Марии ему пришлось вновь поднять взгляд.

Все та же копия сестры Айрис, в ночной рубашке, в которой она впервые появилась перед ними, глухим хомутом обхватила свою противницу за шею сзади.

– Ничего еще не кончено! – словно прочитав мысли Эндрю, яростно выдохнула Кейн и совершенно неожиданно провела языком по щеке Айрис, отчего у той окончательно вылезли глаза из орбит.

Нападавшая сжала захват еще сильнее, а оперативница в ее руках вдруг обмякла.

Мария изменилась в лице и хотела кинуться на помощь, но Айрис будто ожила. Ее ноги оторвались от земли, и она резко опрокинула женщину назад, впечатывая ей локоть в ребра. Потом также быстро развернулась и оказалась сидящей на преступнице сверху.

– Говори! – Айрис схватила ее за ворот ночной рубашки и снова ударила об землю так, что ложный облик развеялся сигаретным дымом. – Откуда ты знаешь, как выглядела моя сестра в ту ночь?!

Теперь уже светловолосая женщина в черном облегающем тело костюме лежала под Айрис и ехидно посмеивалась. Из носа преступницы сочилась кровь.

– Леди Бах уделяет слишком много внимания прошлому… – Кейн слизала кровь, набежавшую на губу, каким-то слишком эротичным движением языка. – Или она просто ищет оправдания тому, что семья отдалилась от нее? Они испугались дочь и сестру, которая их спасла?

Сперва Айрис стиснула зубы, а потом подняла кулак и ударила женщину по лицу.

– Ты расскажешь мне все, иначе… – и она снова занесла руку для удара.

– Айрис, хватит! – Эндрю увидел стоящую рядом и протягивающую ему руку Марию, но смотрела она на свою коллегу. – Не переходи границ…

Проглотив слезы ярости, Айрис остановилась и опустила кулак.

Ричардс тем временем оперся на руку склонившейся к нему Марии, встал сначала на колени, вздохнул, чувствуя боль в груди, и только потом поднялся на ноги.

– Наручники, Айрис, – подсказала ей Мария, пока Эндрю вместе с ней ковылял в сторону оконченной схватки.

И Бах резко сняла их с пояса из-за спины, чтобы не без тени удовлетворения надеть на Кейн.

– Вы имеет право хранить молчание, – вслух начала зачитывать оперативница. – Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам Федерацией Отделенного мира. Вы понимаете свои права?

Как только наручники сомкнулись на запястьях женщины, металл на долю секунды засветился ядовито-зеленым светом.

– Я воспользуюсь своим правом, – снова улыбаясь, произнесла арестованная, глаза ее при этом горели каким-то ненормальным азартом.

Айрис вопросительно повела головой.

– Хранить молчание.

– Ну, что ж, приятной отсидки! – искренне пожелала Айрис и посмотрела на подошедших товарищей по несчастью.

– Где Драйден? – Бах не была встревожена, скорее напротив, уверена в собственном наставнике.

– Я здесь, – он медленно приближался к ним со стороны крана.

Эндрю отметил, что Ван Райан совсем не измотан. В отличие от всех остальных. На нем были порваны жилет и рубашка. Запястье правой руки не выглядело поврежденным, но ранение в плече все еще было на месте. И, кажется, не затягивалось.

– А вампир? – тут же задала вопрос Айрис, оглядываясь по сторонам в поисках опасности.

– Мертв, – коротко ответил Ван Райан, подходя ближе.

– Ты уверен?

– Я сбросил его в котлован с торчащей во все стороны арматурой. Сердце повреждено. Как и голова.

– Пойдем лучше проверим.

– И оставим Симону Кейн с Эндрю и Марией? – Ван Райан бросил взгляд на преступницу, которая улыбнулась ему хищной улыбкой. – Плохая идея.

Айрис встала, за наручники подняла арестованную с земли и вынула пистолет из кобуры.

– Значит, пойдем все вместе!

Когда компания поравнялась с краном, Эндрю понял, что может идти сам, и отказался от помощи Марии. Она передернула плечами и продолжила идти с ним рядом, бесцельно смотря вперед.

Кажется, бедняжка не вылезет из кабинета мозгоправа в ближайшие месяцы. Но чего же она тогда добивалась, пойдя в бой с подобными спутниками? Может, хотела что-то доказать? Или просто попробовать себя в деле?

Перед ними маячили те самые «спутники». Айрис вела за локоть Кейн, при этом держа пистолет у ее подбородка. Ван Райан шел рядом, но в конвоирование арестованной не вмешивался.

– Драйден, ты слышишь мысли этой женщины? – спросила Бах, в то время как Симона затрепыхалась.

– Ты не сможешь предоставить это информацию суду, по резолюции Комитета – это запрещено, – покачал головой мужчина.

– Да мне плевать! – ощетинилась Айрис. – Я просто хочу знать сейчас, что у нее в башке!

– До сегодняшнего утра ее память чиста, как белый лист. Она даже не стремится это скрывать. Там только четкие цели, базовые параметры личности и навыки.

– Какие цели?

– Помогать вампирам, смотреть, чтобы те обратили как можно больше людей в упырей, но есть еще кое-что… – Ван Райан остановился.

– И что же?

– Она ведома жаждой добраться до тебя… И, к тому же, явно под какими-то препаратами.

– Спасибо, я заметила, – съехидничала Бах. – Но теперь я почти на сто процентов уверена, что она была с наемными убийцами тогда на вилле…

– Среди убитых не было женщин, – выразил сомнение Драйден.

– Среди убитых – нет, но там точно была женщина! А ее способности к иллюзиям помогли ей уйти!

– Подожди, Айрис, – снова вмешался Драйден, – это значит, что мисс Кейн было тогда около восемнадцати лет…

– Что это меняет? – Бах пришлось встряхнуть вдруг выдавившую смешок арестованную, которая внешне выглядела полностью погруженной в свои мысли.

– Один из убийц… – и федерал многозначительно замолчал.

– Хотел изнасиловать мою сестру? Ты это имеешь в виду?

От такого поворота событий Эндрю вновь стало не по себе. Идти вот так с ними рядом и слушать все это… Ему теперь сотрут память? Как в «Людях в черном[4]»? Или завербуют, как героя Уилла Смита[5]? Вряд ли. Он не полицейский и не военный. У него нет нужной подготовки. И сверхспособностей тоже…

– Да, это, – продолжил Ван Райан с неприязнью. – Что тогда делала юная девушка в их отряде?

– О, Драйден, – вдруг нервно засмеялась Айрис, – нимфомания, знаешь ли, облегчает понимание…

Ван Райан повернулся в профиль и высоко выгнул бровь. Он перевел немного брезгливый непонимающий взгляд с Айрис на Симону Кейн.

– Эта су… – под взглядом Драйдена Бах все-таки осеклась. – Эта женщина совершенно недвусмысленно вылизала мне щеку!

Оперативница помотала головой из стороны в сторону, снова дотронулась до упомянутой щеки и поскребла ее пальцами, пытаясь избавиться от мерзкого воспоминания.

– Что еще в ее мыслях? Может, уже успела и тебя впустить в свои фантазии? – девушка явно шутила.

– Ничего полезного, не утруждай себя, – этому вампиру из ФБР, или кто он там, явно не нравилось копаться в мозгах арестованной и, особенно, озвучивать найденное.

Наконец, они оказались у котлована. Тело ирландца было на месте и, кажется, испаряться не собиралось. То, как оно было зафиксировано арматурой, явно этому не способствовало. Даже для Эндрю зрелище было слишком диким, или он уже успел отойти от сцен смерти вампиров и упырей. Парень лишь вскользь бросил взгляд и опустил глаза вниз. Мария даже не посмотрела туда.

– Труп не пропадает, – выдохнула Айрис.

– Он и не должен рассыпаться так быстро, его обратили максимум пару недель назад, – констатировал Ван Райан. – Если это применимо к данной персоне, то в нем еще оставалось много человеческого…

– Дети-вампиры? – со стороны Бах это не выглядело любопытством, она словно собирала свою картину происшествия.

– Обращены около пятидесяти лет назад, может, чуть больше, – холодно размышлял вслух Драйден, – но я не понимаю, зачем кому-то из древних это делать… Разве что ради развлечения…

Между разговорами Эндрю показалось, что у трупа в яме дернулась нога. Он закрыл глаза, досчитал до десяти. А потом вздохнул и снова их открыл. Вроде бы все как прежде.

Да, к черту! Пусть потом судят, главное, чтобы не было как в плохих ужастиках, когда убийца внезапно возвращается из мертвых!

Ричардс демонстративно извинился и вытащил из кобуры Марии ее последний пистолет. Она казалась потерянной и даже не пыталась ему помешать. Пересиливая отвращение, прицелился в голову вампира, крепко держа пистолет двумя руками.

– Простите, я должен… – Эндрю нажал на спусковой крючок и даже не налажал, проделав в голове еще одно отверстие, на этот раз от серебряной пули. – Должен знать, что те, из-за кого погибли Арти и Эван, ответили за это.

Он ожидал уже любого исхода, но никто не спешил его арестовывать. Эндрю с чувством удовлетворения опустил пистолет. Теперь все. Нужно вернуть его Марии.

– Тело агента Коула, – неожиданно развернулся назад к крану Ван Райан.

Все тут же последовали его примеру. Место под опорой пустовало. Осталась только огромная лужа темной крови.

В этот момент Симона Кейн начала вырываться из рук Айрис. Женщину выгнуло неестественной дугой, подставляя лицо свету луны и фонарей. Расстегнутые наручники упали вниз и гулко ударились об асфальт. Из гортани преступницы раздался нечеловеческий рык.

Бах отскочила от нее подальше, в то время как арестованная вцепилась в собственное лицо руками, согнулась пополам и начала резко увеличиваться в объеме. Почти белесые волосы потемнели, тело все больше приобретало черты уже знакомого погибшего агента, который теперь собою не был.

Эндрю и Айрис почти одновременно подняли оружие, но опередил их Ван Райан.

Выстрел разнес голову мужчины, а тело упало на землю. От этого зрелища у Эндрю все-таки скрутило пустой желудок. Слишком быстро... Это какой-то сюрреалистический кошмар… Так не должно быть.

– Когда она это сделала? – закричала рядом Айрис, и Ричардсу показалось, что ее крик доносится будто из-под толщи воды. – Когда она успела открыть наручники и подменить себя?!

– Айрис, Мария, вы в порядке? – впервые Ван Райан утратил спокойствие. – Эндрю?

Он слышал свое имя, но не среагировал. Все вокруг стало размытым и темным, как вид в запотевшем окне в дождливую ночь.

– Эндрю?!

– Все хорошо, я просто… – и это было последнее, прежде чем парень выронил оружие и осел на землю.


***


Вокруг суетились люди. Айрис в задумчивости стояла, привалившись спиной к машине парамедиков, и иногда заглядывала внутрь. В самом автомобиле женщина-врач колдовала над лежащим на каталке Эндрю, который был без сознания.

– Как он? – глава АНБ мутным взглядом посмотрела на приближающуюся к ней Марию.

На ней больше не было бронежилета и куртки, только темно-зеленая майка. Должно быть, часть верхней одежды пришлось снять, пока ее осматривали врачи. А на шее уже проявлялось «ожерелье» из синяков, подаренное ей вампиром. Кажется, в ближайшие недели Корбин придется прикрывать горло платком. К счастью, это совсем не страшно. Ее саму ждала примерно та же участь.

– У него трещины в двух ребрах, но его подлатают, – Бах достала из штанов металлическую зажигалку, пачку сигарилл и закурила. – А вот шрамы от когтей вампирши на руках, скорее всего, останутся.

– Слава Богу, только это, – тихо произнесла Мария.

В этот момент из машины послышались звуки возни. Обернувшись на шум, девушки увидели, как обнаженный по пояс Эндрю задел рукой и чуть не уронил стойку для капельницы и рефлекторно отодвинулся от врача, которая держала в руках магический карандаш для заживления и обработки ран. Айрис не могла вспомнить, как на самом деле называется эта штука, но выглядела она и вправду как карандаш, только со светящимся синим концом.

Похоже, что парамедик как раз занималась обработкой ран на руках, когда он пришел в себя.

– Добро пожаловать в реальный мир, Нео[6]! – улыбнувшись, пошутила Бах.

– Да кто вы все такие?! – вопросы посыпались из парня сами собой. – Что со мной теперь будет? Что здесь вообще произошло?..

Айрис указала на него рукой с горящей сигариллой.

– Дай доктору закончить свою работу, поговорим мы потом. Если только «шоу» не начнется раньше…

С заметным недоверием Эндрю все-таки вновь откинулся на каталку. И даже издал тихий стон, когда врач продолжила обрабатывать раны от когтей.

Вскоре случилось то, чего Айрис и ожидала. Посреди штаба открылся портал, через который на улицы Чикаго вышел мистер Юрген Вульф вместе со своим новым молодым Защитником. Дерек Уорчайлд, кажется?

Парень из бедной неполной семьи, которого Вульф сам привел когда-то за руку в элитную Академию Защитников при Комитете. Странно, что председатель решил его опекать. И как вообще они познакомились?

Бах про себя отметила, что Уорчайлд совсем не выглядит как конченный мудак, в отличие от предыдущего Защитника Вульфа, который то ли ушел на пенсию, то ли его попросил туда уйти его господин.

Ну, а сам председатель Вульф смотрелся абсолютно чужеродным элементом среди раненных и вернувшихся с операции бойцов спецподразделений. Роскошный темно-синий бархатный костюм, рубашка в клетку и шелковый галстук с вычурными узорами. Агенты и часть солдат машинально отсалютовали прибывшим.

– Кажется, «шоу» подъехало уж слишком рано, – меланхолично произнесла Айрис, выкидывая и туша носком ботинка сигариллу.

Что лично у нее вызывало много вопросов.

Штаб-квартира Комитета находится в Женеве, на другом континенте. Как и резиденция Вульфов. Разница во времени – семь часов. Даже учитывая количество людей и агентов, здесь погибших… Его ярый интерес к инциденту был подозрителен.

Навстречу председателю вышел Драйден вместе с главой отдела правопорядка Джеро Зенави, который координировал зачистку территории. Ван Райан надел куртку с эмблемой ФБР, которую позаимствовал у одного из агентов. Рубашка и жилет были безнадежно порваны и испачканы, и врачам пришлось срезать их с его тела, чтобы обработать рану от серебряной пули в руке.

Юрген Вульф по обыкновению не собирался никому подавать руки, а Ван Райан и Зенави отделались лишь короткими почтительными кивками прибывшему руководству из вышестоящей структуры. Что было весьма забавно, так как оба представителя ФБР были намного выше главы Комитета. И даже его Защитника.

Вульф неодобрительно осмотрел их и задержал взгляд на директоре.

– Слышал, вы получили ранение? – даже не пряча ухмылки начал он. – Серебряная пуля?

– Обычный рикошет, ничего более, – сдержанно произнес Ван Райан, глядя председателю прямо в лицо.

– Рикошет, да? – подозрительно сощурился тот.

– Так точно, – никак не реагируя на провокацию, ответил Драйден.

– Что ж, – Юрген Вульф прошелся перед мужчинами взад-вперед, сложив руки за спиной, – вы хоть понимаете, мистер Ван Райан, что нам придется закрыть порт на несколько дней?

– Это необходимо для расследования и устранения следов присутствия упырей и вампиров, – все так же спокойно продолжал полукровка.

– Разборка между наркодиллерами будет хорошим прикрытием, – прибавил раскатистым голосом стоящий рядом Зенави.

– Это значит выплаты ущербов и компенсаций…

Председатель возвел глаза к небу. Ему явно не нравилось то, что отвечают ему подчиненные.

Тем временем Айрис заметила, что к ним с Марией присоединился Эндрю. Наверное, врач с ним закончила, после чего он, завернувшись в плед, спустился на подножку фургона парамедиков и тоже сел понаблюдать за сценой.

– У вас есть зацепки, рабочие версии? – Вульф снова принялся за расспросы.

– Похоже, инцидент организовала наемница по имени Симона Кейн, – на вопрос снова отвечал Джеро. – Так же мы выяснили личность одного из вампиров – Лукас О’Тулл. Родился и вырос в Дублине. Состоял в банде, которая внезапно пропала пару недель назад почти в полном составе. Есть приводы за наркотики и вооруженное ограбление. Личности детей-вампиров выяснить не представляется возможным…

– И это – все? – прервал его доклад Вульф.

– За наемниками всегда кто-то стоит, – парировал Ван Райан. – Наша задача понять, кто и зачем.

– Хорошо-хорошо, – с неохотой согласился председатель, хотя тон его голоса тут же сменился на заинтересованный. – Я слышал, что у вас есть выживший? Могу я на него взглянуть?

Айрис заметила, что Эндрю напрягся. Желания говорить с неким таинственным господином, который строит всех и вся, у него не было.

Ван Райан не успел ничего сказать, как Вульф начал озираться вокруг и довольно быстро приметил компанию у фургона парамедиков. Теперь уже Бах почувствовала прилив раздражения, когда увидела, как председатель направился к ним. Защитник следовал за главой Комитета, точно тень.

– О, мисс Айрис! – Вульф залился соловьем, стоило ему увидеть девушек. – Мисс Мария! Я так рад нашей встрече! Неужели вы тоже принимали участие в операции? Нехорошо вышло… Неужели мистер Ван Райан допустил вас до этого?

– Мистер Ван Райан не решает за меня ничего, – жестко ответила Бах. – Моей силы и опыта достаточно, чтобы выйти против куда более опасных противников вместо того, чтобы наблюдать гибель людей, сэр!

– Вы, безусловно, боец! – ухмыльнулся Вульф. – Это давно всем известно…

Слова царапнули по сердцу.

– Ваши комплименты так изысканны, – иронично пропела Айрис.

– Мария, – председатель решил сменить объект внимания, – как прошла твоя первая… вылазка?

И, подкрепляя собственный вопрос, подошел к ней и даже позволил себе положить руку девушке на плечо. Она заметно дернулась, но сохранила полностью бесстрастное, немного усталое выражение лица.

– Довольно познавательно, – расплывчато ответила Корбин.

– Ну-ну, не всем стоит выходить «в поле». Даже подготовленными. Некоторым больше подходит кабинет.

Тут случилось то, чего Айрис не ожидала – вмешался Эндрю.

– Чего вы к ним привязались, сэр?

Глава АНБ чуть было не шлепнула себя по лбу; парень был совершенно не в курсе, кому и что говорил.

– Эти девушки – настоящие героини! Не меньшие, чем мистер Ван Райан.

Взгляд сощуренных глаз уперся в Ричардса. Это значило только одно – теперь Юрген его так просто не отпустит.

– А вы у нас будете тот самый выживший? – Вульф убрал руку с плеча Марии и полностью сконцентрировался на Эндрю.

– Как видите, – пожал плечами тот.

– Вы из Первичного мира, мистер Ричардс? – заговорил Юрген, давая понять, что уже обо всем осведомлен.

– Из какого?! – вот теперь глаза на лоб полезли уже у парня.

– Понятно, – улыбка Вульфа стала шире, но подходить ближе он не хотел. – Что же вы делали на территории упырей?

Бах прекрасно знала, что председатель никогда не относился с симпатией к людям из этого мира. Впрочем, она вообще затруднялась сказать, к кому он бы мог относиться с симпатией.

Эндрю снова пожал плечами и сказал почти правду.

– Мы с друзьями иногда встречались в старой части порта, – в этот момент его голос дрогнул. – Это была наша… ностальгия по детству.

– Ваши друзья?

Повисла пауза.

– Погибли здесь сегодня… – с трудом выдал из себя парень.

– Как давно вы их знали?

– С… с десяти лет.

– Спасибо за ваше содействие, – после этих слов Вульф круто развернулся и, изобразив деланно сочувственное лицо, направился назад к Ван Райану и Зенави.

Айрис прошиб пот. Это совершенно точно не кончится ничем хорошим. Особенно, для Эндрю.

– Здесь есть кто-нибудь из команды зачистки? – взмахнув рукой в воздухе, Юрген Вульф резко повысил голос. – Этому парню нужно основательно затереть память, вплоть до возраста десяти лет…

– Какого...? – Эндрю вскочил с подножки, но Айрис уперла ему руку в грудь, не давая шага ступить вперед.

– Нет! – возразила она главе Комитета, чувствуя, что ей все сложнее глушить гнев. – Мы его еще не допросили! Кроме того, нельзя настолько сильно зачищать человеку память! Это почти гарантированное повреждение функций головного мозга!

– Вы не поняли, мисс Бах, – Вульф повернулся к ней с улыбкой. – Это – приказ!

– Я боюсь, мистер Вульф, это вы не совсем понимаете ситуацию, – к ним медленным и уверенным шагов шел Драйден, но Айрис чувствовала в его движениях что-то неуловимо-угрожающее. – У вас нет права подвергать подобной процедуре моего сотрудника без решения Верховного суда Отделенного мира.

– Вашего сотрудника? – переспросил Вульф после повисшей паузы.

Кажется, вот именно на такой поворот событий председатель совсем не рассчитывал.

– Именно, – теперь уже Ван Райан позволил себе чуть улыбнуться.

– У вас нет вакансий для людей без магии!

– Я прошу прощения, но вы глубоко заблуждаетесь, – Драйден снова перешел на абсолютно почтительный тон. – В требованиях к вакансии личного помощника нет такого пункта.

– Личного помощника? Чьего?

– Моего личного помощника, – расставляя все нужные акценты, неспешно ответил директор.

Вульф ненадолго задумался и склонил голову набок, дотронувшись до подбородка указательным пальцем.

– Будь по-вашему, мистер Ван Райан, – елейным голосом произнес председатель. – Я буду следить за успехами вашего нового сотрудника. И за ходом расследования.

– Как пожелаете, – и Драйден вновь склонил голову, давая понять, что разговор окончен.

Только когда Юрген Вульф вместе с Защитником ушли осматривать территорию порта под оцеплением, все, наконец, облегченно выдохнули. Хотя вопросов у Эндрю прибавилось.

– Мистер Ван Райан, вы же это не серьезно, про работу в ФБР? – парень посильнее закутался в плед, который почти сполз с него в момент спора с Вульфом.

– Боюсь, что вполне серьезно… Вульф решил взять твою судьбу на контроль, ты же слышал.

Эндрю от удивления икнул. Айрис усмехнулась. Уж она-то знала, что на самом деле Драйдена такая ситуация не радует, но помощника он себе уже давно искал. А глава Комитета все подсылал и подсылал на собеседования девиц как с шоу-показа «Викториа Сикрет[7]». На что наставник даже пожаловался на одной из тренировок.

– Подождите-подождите, – вдруг сообразил Ричардс, – какой еще, к черту, «личный помощник»? У следователей Бюро нет помощников!

Бах приложила руку ко рту, чтобы Эндрю не увидел, как она давит улыбку. Парень точно не бесперспективен. Понял, что перед ним не простой агент. И даже не назначенный руководитель операции.

– Я не следователь… – Ван Райан старался говорить как можно деликатнее.

– Вы глава отдела? – Эндрю нахмурился, пытаясь сообразить, на какой должности еще может быть его работодатель.

Несмотря на случившееся, Мария вдруг искренне и от души залилась хохотом. Айрис тоже больше не могла себя сдерживать.

– Скажем так, ты почти угадал, – вмешалась Бах с подсказкой, все еще пытаясь не смеяться. – Бери повыше.

Драйден упер руки в бока и молча посмотрел на нее с укором.

– Выше? Да куда вы…

____________________________________________

[1] Серебряный хлыст (исп.)

[2] Директор ФБР с 2001 по 2013 года.

[3] Лондонский мост падает,

 Падает, падает.

 Лондонский мост падает,

 Моя милая леди. (англ.)

[4] Научно-фантастическая комедия 1997 года режиссёра Барри Зонненфельда. Картина создана по мотивам комиксов Лоуэлла Каннигема.

[5] Американский актёр, режиссер и хип-хоп исполнитель.                            

[6] Дословная цитата из кинофильма «Матрица»

[7] Одна из наиболее крупных мировых компаний по продаже женского белья. Известна, в том числе, благодаря свои громким и дорогостоящим модным показам, включающим участие моделей, прошедших жесточайший отбор (так называемые «Ангелы Виктории»), сложные декорации, дорогие аксессуары и выступление популярных исполнителей.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий