ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Объединение: Альянс Association: Alliance
Глава седьмая - Неожиданное явление

Глава седьмаяНеожиданное явление    Гави и Лагора вошли в квартиру, и тут же из их спальни вылетели сбитые ветром игрушки и пара платков. Родители быстро переглянулись и кинулись в комнату.

   Перед кроваткой Деары замер Тео, словно был не человеком, а искусным изваянием из воска. Волосы у него стояли дыбом, а глаза в ужасе смотрели на девочку в кроватке.

   Это была именно девочка, лет тринадцати, с очень длинными русыми волосами и большими внимательными карими глазами. На ней был кружевной топик, а точнее – растянутое платьице для младенца, и одеяльце, которое она прижимала к себе. Гави и Лагора, ничего не понимая, медленно вошли в комнату.

   – Вы не волнуйтесь! – вдруг сказала девочка высоким голоском, обратив взгляд на Гави с Лагорой. – Всё хорошо, папа, мама!

   Тео медленно попятился от кроватки, а Гави наоборот – подошёл.

   – Папа и мама? – переспросил он, вытаращив на девочку глаза. – Ты... Как это – папа и мама?..   – Я всего лишь кормил Деару! – ошеломлённо всхлипнул позади Тео. – Она плакала, я и решил, что голодная... Взял смесь из холодильника...

   – Но я покормила её сегодня смесью. – Лагора еле припомнила, как перед уходом дала дочке еду, а потом тоже подошла к Деаре. Глядя на девочку, она вдруг узнала в ней себя, но какую-то далёкую, непонятную и интересную. Ей хотелось дотронуться до девочки, и в то же время казалось, что произошедшее – странный сон. Девочка подняла на Лагору большие глаза и по-детски весело улыбнулась. Лагора ответила тем же, но уголки её губ дёргались.

   – Упс... – протянул Гави, понимая, что произошло. – Простите меня... – блондин виновато улыбнулся и поднял с простыней упавшую бутылочку. – Тео, это не смесь для Деи, это – моё зелье для ускорения роста нашего цветка... – алхимик облегчённо вздохнул, уверенный, что знает, как вернуть всё на свои места.

   В спальне повисло молчание. Гави попытался рассмеяться, но никто не поддержал его. Тео, пришедший, наконец, в себя, спросил:

   – Гави, тебе мало было испортить реагентами торт? Кончай гадости в холодильник запихивать!

   – А, по-моему, получилось здорово! – Лагора нерешительно протянула к дочке руку, а потом взяла и обняла её. Наконец непознанность в ребёнке стала иссякать, и Лагора осознала: то, что ей казалось недосягаемым в этой девочке – лишь момент взросления. Лагора не присутствовала при этом, не видела, как растёт её дочка несколько лет, а потому Дея показалась ей загадочной и необъяснимой. Но это, несомненно, её дочь. Пусть такая необычная, но это – родная, любимая Деара! – А откуда ты знаешь, что мы – твои родители? – Лагора заглянула в лучистые глаза девочки. Та перевела вопросительный взгляд на Гави.

   – Видимо, мой препарат ускорил также её способность говорить и мыслить... Да вообще всё ускорил... – вдруг понял тот. – Но не знаю, на какое время. Зависит от того, сколько препарата выпила Деара...

   – Надолго! – девочка кивнула на пустую бутылочку и улыбнулась, став копией мамы.

   – Что ж... Мальчики, выходите! – Лагора указала на дверь. – А я дам нашей малышке... Свою одежду! Хорошо?

   – То твоё зелёное платье мне очень нравится! – тут же оживилась Деара, и Лагора помогла ей вылезти с кроватки. Девочка ловко перепрыгнула заграждение, а её мама, дивясь, какая у неё будет красивая дочка, расчувствовалась, вновь заключила Дею в объятия и лишь потом открыла шкаф и стала рыться в одежде.

   – Вот Хет удивится! – сказал Гави, пока они с Тео ожидали маму с дочкой в тёмном коридоре. – Он только отошёл от новости про дочку, а тут такое! Эх, хочу я увидеть его лицо!

   – А я – лица Эви и Айи! – поддержал его Тео, которого немного трясло от случившегося. – Слушай, раз Дея выросла, может, и мне дашь своё зелье и тогда я тоже поеду на войну, а?

   – Тут не в возрасте, а в сноровке дело, Тео. – по-учительски поднял вверх указательный палец Гави.

   – Прям я не сражался в храме в Дестане! – обиделся на это Тео. – Нечестно! Я храбрый, я ловкий, я...

   Дверь отворилась, и в свете солнца из окна к друзьям вышли Лагора и её повзрослевшая дочь в длинном зелёном платье. Волосы дочке мама заколола крабиком сзади, открыв худенькую девичью шейку.

   – Правда, одежда велика... – Лагора приподняла ворот платья, на три размера превышавший необходимый. – Поэтому нам бы ещё раз в магазин!

   – Я с вами! – обрадовалась дочка и захлопала в ладоши. – Только надо тётю обо всём предупредить!

   – Когда-нибудь за все мои проделки она нас выселит! – рассмеялся Гави. – Дея, ты... Такая взрослая!!! – он кинулся обнимать и разглядывать дочку, которая с радостью заключила отца в объятия. Дотронувшись до неё, Гави чуть вздрогнул, не веря и не зная, как ему реагировать на это. Лагора ошеломила его известием о ребёнке, а через несколько дней ребёнок вырос! Да ещё в такую принцессу!

   – Мама, папа, Тео... – вдруг по-детски робко спросила девочка, опустив опечаленные глазки. – У меня только вопрос: будет ли у меня детство?

   – Будет, конечно! – положила ей на плечо руку Лагора, излучая материнскую заботу и тепло. – Мы обязательно что-нибудь придумаем.

   – Давайте перейдём в гостиную?.. Такое случилось, а мы в коридоре. – осторожно посоветовал Тео, обвиняя себя в произошедшем.

   В гостиной родители, не переставая любоваться Деей, усадили её рядом с собой, а Тео сел в кресло напротив дивана и взгляд его был устремлён именно на Деару. Так мальчик словно медленно сгорал, видя, какую проблему сотворил. Лишил человека детства, первых шагов и открытия мира... Конечно, Гави с Лагорой что-нибудь придумают. Они всегда так веселы и не видят преград. Но вдруг со взрослой девочкой что-то случится?

   Когда вернулась с работы тётя Сейла, уже было обговорено, что очень удачно Тео дал Деаре зелье: теперь Лагора может поехать вместе с Гави в Леки, не беспокоясь за сравнительно взрослую дочку. Гави созвонился с двумя институтскими профессорами и деканом, и все они, прикинув в уме состав препарата и проанализировав последствия, уверили, что ребёнку это вреда не нанесёт – благо, Гави не добавил пестицидов в зелье для цветка. Затем Лагора и Гави стали фотографировать дочку. Та с увлечением позировала, и все четверо сделали много счастливых фотографий. Лагора позвонила своим родителям, а Гави – своим. Тео принялся писать в интернете Эвиону, попутно рассказывая Деаре, как и где они все познакомились. Девочка загорелась желанием познакомиться со своими бабушками и дедушками, а также – с героем – Эвионом, его талисманом-девушкой и со злобным Хетом, которых Тео подробно описал ей.

   Родители Гави, порядком привыкшие к выходкам сына и почти уверенные, что он у них мальчик взрослый, отнеслись к известию о выросшей дочке более спокойно, чем родители Лагоры. Те долго не могли поверить в сообщённое, справились о здоровье внучки и потом попросили её к телефону, чему Дея была несказанно рада. Пока она знакомилась с бабушками и дедушками, Гави сбегал в ближайшую кондитерскую за тортиком, а также по пути прикупил Деаре розовенькую юбочку и кружевную кофточку.

   Дождавшись Сейлу, Гави и Лагора проводили её в кухню, где был накрыт праздничный стол и в центре торжественно стоял блинный шоколадный торт. С одной стороны от него сидели Тео и неизвестная тёте Сейле, но очень понравившаяся милая девочка в новенькой блузке и юбочке. Выбившиеся прядки русых волос спадали девочке на плечи.

   – Тётя, садись с нами! – радостно выкрикнула девочка и с большим восторгом повернулась к торту.

   – У нас гостья! Подруга Тео? – тётя Сейла в нетерпении сняла синий пиджак с изящной брошью-листком и повесила его на спинку стула.

   – Тише, сюрприза не получится! – Лагора взяла тётю за руки и торжественно объявила:

   – Это – наша с Гави дочь!

   Тётя Сейла, психолог, а также владелица ресторана, была женщиной закалённой в шутках, но что-то заставило её усомниться в том, что племянница шутит.

   – Гави случайно в её бутылочке приготовил зелье для роста растения, а Тео спутал со смесью для младенцев и напоил Деечку. И вот, теперь у нас взрослая дочь! – поспешно объяснила Лагора. Лицо тёти побелело, она оглядела Дею и выдохнула:

   – Удивительно! – тётю словно током ударило. Она подбежала к Деаре и взяла лицо девочки в руки, разглядывая и поражаясь. – С ума сойти! Этого просто не может быть!.. Это чудо!..

   – Это – нехватка посуды в доме... – пожаловался Гави, который именно по этой причине и использовал бутылочку дочки.

   – А побочные эффекты? – вдруг заволновалась тётя Сейла и принялась ощупывать улыбающуюся Дею. – Может, что-то не в порядке? Детка, дорогая, как ты себя чувствуешь?

   – Тётя, милая, всё хорошо! – Дея усадила женщину за стол рядом с собой и вновь посмотрела на торт. – Давайте лучше его есть, чем волноваться!

   – Вся в тебя! – ткнула Гави локтем в живот Лагора, и они принялись раскладывать торт по тарелкам.

   На утро Дея и Тео помогали Лагоре собрать чемоданы в дорогу, а Гави заказывал билеты до Ночных садов.

   – Такси примчится через час! – в спальню вошёл бодренький Гави, постукивая себя по ноге телефоном. Он глянул в чемодан Лагоры. – А зачем тебе там вечерние платья?

   – Так я вечером буду носить! – отмазалась Лагора, положив сверху на красивые тёмные платья кофту. – Родители тоже не думают, что война дойдёт до Леки...

   – Тогда почему мы с Деей не едем? – опять спросил Тео.

   – Потому что мы нужны тёте Сейле тут! – строго и с уверенностью ответила Деара то, что говорили ей родители.

   – Но тётя... – Тео хотел добавить, что Сейла постоянно на работе, но решил не переубеждать девочку и лишь вздохнул.


***


   Офэн не говорил Эвиону о своём намерении лететь с ним в Эсию. Он просто молча собрался, также сказал родителям о путешествии, только что едет с друзьями, и ждал, когда сообщат, в какой день самолёт до Эсии с добровольцами вылетит из Сои. День этот выдался дождливым. Небо словно оплакивало афтонцев, которые отважно хотели спасти своих друзей и соседей. И словно пыталось задержать самолёт завесой дождя, грозясь перерасти в грозу.

   Офэн вышел на крыльцо дома с небольшой дорожной сумкой. Вокруг на их участке были лужи, а какой-то сосед невдалеке играл печальную медленную мелодию на пианино. К Офэну подошла его бабушка, полненькая старушка с улыбчивыми тёмно-синими глазами, вокруг которых лучиками расходились морщинки, когда она улыбалась.

   – С собой еды взял, точно? – ещё раз справилась она, и внук кивнул. – Не повезло вам, ребятки, с погодой...

   – Думаю, как отъедем от города, там уже солнце будет. – разулыбался Офэн, не поворачиваясь к бабушке. Он не мог видеть её добродушное лицо, хоть и хотел запомнить получше, как же она выглядит. Вместо этого он всё утро рассматривал фотографии своей семьи, а две – где они все вместе, и где Офэн стоит рядом с Ирен на речке и держит её за руку – взял с собой.

   – А кто отвезёт вас? Машина сюда подъедет? – бабушка нахмурилась, привстала на цыпочки и выглянула на просёлочную дорогу. – Что-то не видно никого...

   – А, да там, за поворотом ждать договорились. – махнул Офэн. – Ну что, я пойду?

   – Дай обниму хоть! – бабушка обхватила Офэна и чмокнула в растрёпанную чёрную макушку. Он еле успел прижать к себе её руки и проглотить горечь, как вдруг из кухни раздался звон таймера, напоминавшего, что бабушке пора снимать кастрюлю с плиты.

   – Ах, пора и мне! Сбежит всё с плиты, родителям твоим не останется! – засуетилась бабушка. Они встретились глазами, и парень ощутил себя под толщей ледяной воды – так больно ему было расставаться с семьёй и домом.

   – Иди, бабуль! – резко выдохнул он, но голос его предательски дрогнул. Бабушка ещё раз поцеловала его и убежала в кухню.

   – Ай, кошмар! – донёсся до Офэна расстроенный голос: бабушка всё же не успела снять с плиты еду. – Проворонила всё ж!!!

   Парень поудобнее закинул на плечо сумку и сошёл со ступенек вниз. Он дошёл до калитки и успел за это время вымокнуть. Повернулся к дому – стоит, яркий, но на фоне серого неба такой печальный, с окон течёт вода... За окном кухни носится с полотенцем знакомый силуэт...

   Офэн глянул на часы – пора бы идти, иначе не успеет на самолёт. Он открыл калитку и вышел. Дорога была в глубоких грязно-коричневых лужах. Офэн, вдыхая полной грудью запахи родного дома: деревьев, травы, мокрой просёлочной дороги и деревенской живности, – пошёл к городу.

   Невдалеке из-за дерева за ним наблюдала Ирен. Впервые на девушке не было ни мини-юбки, ни топика – она оделась в уютный вязаный свитер и джинсы. С коротеньких волос её сбегали капли дождя, а пронзительные голубые глаза глядели тускло и обречённо. Позади девушки раздался раскат грома, она моргнула, и взгляд прояснился, словно девушка ожила. Ирен бросилась к возлюбленному.

   – Офэн, стой! – крикнула она. Парень стиснул зубы, проклиная этот день, обернулся и вдруг поскользнулся и упал.

   Дикая боль рассекла его ногу, он вскрикнул, но тут же попытался стерпеть. Нога словно взорвалась искрами, парень зажмурился, судорожно задышал, но воздух не помогал боли уняться, она ни на секунду не прекращалась. Спустя несколько секунд Офэн всё же поборол боль и открыл глаза.

   – Ты в порядке? – сидела рядом с ним в луже Ирен, протягивая руку к ноге. Её пальцы коснулись его, и очередная волна боли пронзила ногу. Офэн поморщился и взял девушку за руку.

   – Поможешь встать?.. – тяжело дыша, спросил он. Ирен вскочила и протянула ему руку, он опёрся на ушибленную ногу и опять – подкашивающая боль. Офэн лишь заметил, как небо и забор сменились на лужу, и вновь упал на землю. Перед глазами всё поплыло, и лишь донесся голос Ирен:

   – Похоже, у тебя перелом. Не вставай! Даже не думай! Тётя Солли дома? – спросила она про бабушку.

   Офэн, глядя на стоящую перед ним в грязных джинсах Ирен, ответил:

   – Дома. Похоже, у неё молоко сбежало или что ещё с плиты...

   – У неё чуть внук на войну не сбежал! – лицо Ирен, немного мальчишеское и очень задорное, озарила весёлая улыбка. – Сиди тут – мы вызовем скорую. – она побежала к калитке Офэна.

   – Ирен! Только не говори, что я добровольцем шёл! – крикнул ей Офэн. Девушка обернулась, кивнула и забежала на участок семьи Офэна.

   «И какой же я глупый...» – промелькнуло в мыслях юноши. Офэн шлёпнул ладонью по луже и содрогнулся от её холода. – «Я и без войны нашёл себе затею: сижу, вот, в луже, купаюсь... Погода как знала, когда дождю идти!» – Офэн подполз к забору и облокотился на него, подтянул к себе сумку и посмотрел на небо, – «А дождь-то прошёл. Как мне быть? Я не могу отвернуться от своих слов. Я никогда не бросаю слова на ветер, а тут выходит, что я напрасно поклялся себе следовать за другом до конца?

   – Как, ногу сломал?! – услышал Офэн вскрик бабушки.

   «Но как быть, если близкие люди просят меня остаться? Каково будет моим родителям, если я... погибну на войне? Ведь они даже не знают, куда я иду. Если они через неделю получат известие о моей смерти... Если это известие... получит... Ирен... Они же тоже погибнут. Моя семья погибнет: они растили меня не для войны. Не для смерти, а для жизни. И Ирен погибнет: мы с ней неразлучны, а как это – когда вдруг исчезает твоя половина? В сердце наверняка будет пусто... Сколько раз я читал захватывающие истории о героях войны... Но никогда о тех, кто не вернулся. В лучшем случае писали так: «но у моей соседки сын не вернулся домой, и она каждый день на крыльце ждала-ждала его...». И поэтому у меня была мечта войти в историю, чтобы обо мне написали и кто-то читал! Но я не думал о том, что могу не вернуться. Если человек настолько хрупкий, что от неосторожности даже падает и ломается, то какая тут война? Глупости все эти войны! Как они могли мне нравиться?»

   – Эх! – Офэн побарабанил пальцами по воде, будоража её и без того мутную поверхность. – Я прям как лужа! Мутный, непонятный!

   «Но одно понимаю я теперь точно: Эвион не хотел войны, чтобы защитить Айолу. Он уже узнал, как ощущает себя человек, когда жизнь родного существа висит на волоске. А я-то не знал! Думал героем быть! Забыл, что герой нужен дома. Настоящий герой семью защищает. Не делает им больно. Всё. Отныне история – только в книге на полке. А я Ирен люблю! А я её защищать хочу! Пока наша страна в безопасности, а Эсия имеет достаточно сил для борьбы с Ригеной. Нападут на нашу страну – я успею к этому времени залечить ногу и грудью биться буду!» – Офэн увидел на мутной коричневой луже светлеющее пятно, поднял голову, и у него захватило дух: над ним, только над ним немного разошлись тучи и светило солнце. Тёплое, щедрое солнышко. – «Эви... Вернись скорей живым домой. Мы ждать тебя будем. Иначе ты не успокоишь свою совесть и не выполнишь свой долг. А мой долг быть с Ирен, я-то обычный человек. У каждого из нас своя правда. Я сомневался насчёт правильности моего поступка, а ты – нет. И я остановился, а ты, Эви, пойдёшь дальше. Потому что у каждого свой путь».

   – Так, скорая сейчас будет! – вылетела пулей из дома Ирен. – Только не знаю, что делать: ты такой грязный поедешь? – она присела к нему и беленьким полотенцем бабушки стала вытирать суровому Офэну лицо.

   – Если они не против, что я... Ой! – Офэн шевельнул ногой, и ему опять стало очень больно. – Если не будут против, что я им всё испачкаю – то так поеду. Если против... то... – он задумался на мгновение, но Ирен по-дружески хлопнула его по плечу:

   – То я тебя переодену! Доверься мне! – она улыбнулась ему, и красным цветом засияли щёки девушки. – Так ты... Не едешь? На войну не едешь?

   – Не еду. Я обещаю: отныне всегда с тобой. Прости меня. – Офэн зажмурился от предвкушения новой боли, резко подался вперёд и обнял Ирен. Она ощутила, как он весь вздрогнул, и поспешно опустила травмированного любимого на забор.

   – Я тебя простила. – она быстро поцеловала его в чистую щёку и гордо выпрямилась. – От меня не убежишь!

   – Да как уж теперь бегать! – всплеснул руками Офэн, и они засмеялись. Всё было позади.

   У Эвиона же всё только начиналось. Хет позвонил юноше именно тогда, когда он с Айолой поднимался в самолёт. Эви очень обрадовался, узнав, что и его друзья прибудут в Леки, но также и огорчился, что из-за него они подвергнут себя опасности.

   Самолёт взмыл в воздух, скользнула за иллюминаторами дорога в Сои. Айола смотрела на уходящий под откос лес, тёмно-зелёный и густой, на дома вдалеке, а потом – на затянутое белыми тусклыми облаками небо. Самолёт выровнялся горизонтально земле, а под ним растянулись поля облаков. Айола долго ждала, что покажутся в просветах внизу кусочки земли, но облака шли сплошным потоком, без отверстий, и вскоре девушке смотреть вниз наскучило.

   – Эви, мы ведь совсем скоро прибудем?.. – спросила она, поворачиваясь.

   Эвион наблюдал за ходившей по салону стюардессой, объяснявшей правила безопасности, пытаясь хоть на мгновение отвлечься от мыслей о войне. Вокруг в салоне были такие же молодые юноши и несколько девушек, добровольцами летевшие в неспокойный теперь край.

   – Да, скоро будем на месте. – ответил Эвион. – Надеюсь, в Леки из Мезона нам удастся попасть. Завтра там встретимся с Хетом, Гави и Лагорой.

   – Я очень хочу увидеть их!.. – тихо воскликнула девушка и опустилась на спинку кресла, повернувшись к Эвиону. Он взял её за руку. – Да, я знаю, что повод увидеться печален, но мы будем вместе. Ведь это главное?

   Эвион внимательно посмотрел в большие зелёные глаза любимой, обрамлённые длинными ресничками, и увидел в них отражение своей боли.

   – Порой мне кажется, что лучше бы их не было на войне. – ответил он. – Мне хочется, чтобы они были живы и здоровы. А у Гави теперь есть настоящая семья... У каждого из нас крепкая семья, даже у отрицающего её Хета. И так некстати война...

   – Все будут живы, Эви. – Айола легонько сжала руку Эвиона. – И все вернутся в свои семьи.

   – Но из-за меня люди в большой опасности.

   – Не из-за тебя. – на лице девушки отразилось глубокое страдание. У неё перехватило дыхание, и Айола быстро закрыла глаза, сдерживая слёзы.

Читать далее

Отзывы и Комментарии