ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Объединение: Альянс Association: Alliance
Глава четвёртая - Знамение

Глава четвёртая

Знамение


Стоило только первым лучам кинуть свои рыжие тёплые полосы на мебель в номере Эвиона и Айолы, как парень тут же проснулся. Некоторое время он молча лежал и смотрел в окно, радуясь чистому небу и теплу, потом потянулся и тихо, чтоб не разбудить Айолу, прошёл в ванную комнату.

Эвион предвкушал, как выйдет на немного пыльную дорогу деревни Леки, пройдётся, вдохнёт воздух с ароматами леса и умывшейся росой травы, потом, выйдя из ванной, взял телефон и посмотрел на время: 10 часов утра.

Неожиданно экран телефона загорелся: звонил Офэн. Эвион поспешно ответил и вышел в коридор гостиницы.

– Алло? Что-то стряслось? – спросил он, поправляя рубашку.

– С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ЭВИ!!! – закричал в трубку Офэн, – Случилось твоё появление на свет!

– Что!? Уже 17-ое сентября?? – ахнул Эвион. – Боги, я и забыл...

– На то и нужен друг! Я всегда напомню! – рассмеялся в ответ Офэн. – Поздравляю тебя, счастья тебе в жизнь, крепкой дружбы, надёжной любви! Скорей возвращайся – отпразднуем!

– Да ты чего, не надо... – смутился Эви, – Мне хорошо уже от одних поздравлений, не стоит!

– Эх ты! Ладно, тебя там, наверное, уже ждут?

– Ну... Пока что все спят. – Эви оглянулся на дверь своего номера. Сквозь приоткрытую щель был виден солнечный свет, и юноше захотелось войти внутрь, окунуться в горячие лучи...

– Ладно, тогда и ты иди спи! Разбудил тебя я? – грустно поинтересовался Офэн, – Раньше ты уже был на ногах в это время.

– Раньше мы в это время в школе были! – засмеялся в трубку Эвион. – Как вы там? Я безумно скучаю, хотя, знаешь, то, что я опять в Леки... – Эвион замялся, не зная, как объяснить свои чувства радости и томящейся печали, выплывающие из сердца при мысли о деревне.

Офэн помолчал и осторожно поинтересовался:

– Тебе кажется, что время повернулось вспять?

– Да! – обрадовался Эви, проходя по коридору дальше. Датчики движения молниеносно реагировали на него, и в тёмных углах зажигался свет. – Я словно опять после лавины здесь, с Хетом, Тео и Гави с Лагорой, мы словно только познакомились, у меня будто ещё не восстановлена рука, а Айола...

– Ты с такой радостью говоришь об этом времени. – тихо проговорил Офэн, и Эви почувствовал укол совести. – Но я так сильно рад, что эти воспоминания у тебя оставили счастливые мысли. Так и надо! Ведь если бы произошло что-то менее значимое, ты бы мог этого и не заметить.

– Утешил! Знаешь, – Эвион понял, что за время разговора у него с губ не сходила счастливая улыбка, – ...если бы мне оторвало ещё что-нибудь в той аварии, наверное, это бы мне запомнилось ещё больше, верно?

– Пессимист! Не о том я.

– Шучу! А вообще-то я так счастлив потому, наверное, что мне не надо никуда спешить. Графа нет, Айола свободна и счастлива! Я надеюсь, что делаю её счастливой. – Эви обернулся на дверь, от которой отошёл. Среагировал датчик, и в коридоре вновь вспыхнул свет.

– Конечно делаешь! Ирен тоже стала её подругой, да и я! Уверен, Айя счастлива! И госпожа Пелуа души в «дочке» не чает. – Офэн вспомнил, как пришёл один раз к Эви, а Лючина с Айолой листали журнал и обсуждали статьи за чаем.

– И папа теперь с нами... Господи, какой же я счастливый, Офэн! – воскликнул от радости Эвион.

Открылась дверь одного из номеров, и высунулся заспанный Хет.

– А, это ты тут шумишь... – он поспешно всунулся обратно и запер дверь.

Эвион рассмеялся, а Офэн тут же спросил, что произошло.

– Всё же за нынешнюю жизнь я несказанно благодарен графу. Если бы не эта «школа жизни», я бы ни за что не понял, как дороги мне эти минуты. – продолжил Эвион. – Сейчас всё гладко, мне и не верится, что несколько недель назад моя жизнь висела на волоске.

– Не только твоя. Опять приуменьшаешь свои заслуги. Ты мир избавил от такого тирана. – пробубнил в ответ Офэн. Однако парня душила одна мысль: война. Он делал беззаботный тон, смеялся и шутил, но на душе было неспокойно. Если начнётся война, то спокойствию друга конец... Сотрутся улыбки с лиц любимых людей, а то и... сами люди.

– Офэн? Ты слышишь?

– А! Да! Чёрт, Эви, забыл – у нас же роуминг?

– Точно... Надеюсь, мы не много просадили?

– Ну, у нас повод был значительный!

– Тогда не буду терзать баланс твоего телефона! Спасибо, что позвонил и поздравил. Большое спасибо! Ты успел первым!

– С праздником, Эви! Удачи!

– Пока, Офэн!

– А я успею вторым. – вновь выглянул из-за двери Хет. – День Рождения?

– Ага! Спасибо, Хет! Очень приятно! – Эвион сунул телефон в карман и пошёл к своему номеру, – Прости, что я разбудил тебя. Не думал, что тут такая слышимость.

Хет запер дверь и прошёлся с Эвионом.

– Я уже не спал. Догадаешься почему? – Хет облокотился о стену и посмотрел в потолок.

Эвион заметил, что для только проснувшегося молодой человек слишком опрятно выглядит.

– Ну... Решил встать пораньше? – робко предположил юноша.

Теперь Хет смотрел прямо Эвиону в глаза:

– Да, а с какой целью?

Эвион совсем растерялся.

– Ладно, буди Айолу. Жду вас в столовой. – Хет пошёл к лестнице, махнув Эвиону на прощание. – Там обо всём узнаете.

– Ладно, скоро будем! – Эвион вошёл в номер.

Внезапно из-за двери выпрыгнула Айола.

– С Днём Рождения! – воскликнула она. Девушка успела уложить волосы, которые теперь обрамлял тоненький чёрный ободок, переоделась в лазурное платьице и выглядела сияющей, как солнце, которое разбудило сегодня Эви.

– Айя! – Эвион подхватил её на руки и закружил, любуясь её нежной улыбкой и звонким мелодичным смехом. – А ты откуда узнала?

– Я всё о тебе знаю! – победно ответила она.

Юноша опустил её, и они вместе сели на кровать. Девушка протянула Эвиону руку, он взял её в свою, и некоторое время они вместе смотрели друг на друга. Вдруг Эвион вскочил, словно вспомнил забытое, но срочное дело.

– Айола! Сегодня же и твой праздник! – он присел к её ногам и вновь взял девушку за руку. – Ты же часть меня, а значит, что и у тебя сегодня День Рождения.

Айола опустила глаза и в ответ погладила возлюбленного по волосам.

– Эви, как давно я отмечала свой последний праздник Рождения. – тихо проговорила она, – Даже не помню, какой торт я люблю. – она закрыла глаза, пытаясь вспомнить последний День Рождения. – Порой мне кажется, что я не жила вовсе: всё забыто.

Юноша ободряюще улыбнулся ей и встал, увлекая её за собой к окну. Яркое солнце ослепило на миг обоих, а потом перед влюблёнными предстала улочка деревни.

– Конечно, воспоминания играют очень важную роль. – согласился Эви, глядя на ослепительное солнце. – Но ведь сейчас главное для нас то, что мы сделаем новые. Вспомни: мы с тобой проделали такой долгий путь до счастья! Да некоторые люди за всю жизнь не имели столько впечатлений, сколько мы! И у нас дома разве не имела ты хороших воспоминаний?

Айола обняла любимого, и в глазах её заблестели слёзы.

– Но правильно ли я сделаю, если забуду свою старую жизнь? – она посмотрела на Эви. Парень вздрогнул и достал из кармана платок:

– Ну что ты, не плачь! – он спешно стёр её слёзы. – Ты помни то, что вспомнила! Но не силься вспомнить всё! Знаю, в той жизни у тебя... – Эви осёкся, поняв, что не стоит напоминать девушке о её родителях, друзьях и любимом, ради которого она и стала талисманом на много лет. – То есть ты уже прожила долгую жизнь, но это не повод не начинать счастье заново! Я помогу тебе. – Он прижал её к себе, – Ничего не бойся со мной. – Эви оглядел комнату, соображая, как отвлечь Айолу. – Кстати, Хет ждёт нас зачем-то в столовой.

– Да? Тогда скорее пошли... – Айола вновь взглянула на Эвиона, но в этот раз слёзки высохли, а губы растянулись в нежной улыбке.

Эвион и Айола спустились в столовую гостиницы «Золотой павлин». Парня и девушку удивило то, что по пути они не встретили ни постояльцев, ни обслуживающего персонала. Холл тоже был пуст. Эвион дёрнул двери столовой...

– ПО – ЗДРА – ВЛЯ – ЕМ! – в лицо юноши, словно разрывная бомба, полетели конфетти. Затем вылетевший вперёд Гави схватил именинника и завёл в центр столовой. Она всё также была украшена со дня свадьбы, но теперь в центре банкетного стола высился большой шоколадный торт с белыми завитками из сливок и вишенками в каждом из них.

– Что вы затеяли? – растерянно улыбающийся Эвион обернулся к друзьям и знакомым. Здесь были все, кого он знал в Леки, а также постояльцы, принявшие участие в празднестве. Эвион не знал, что сказать поздравлявшим его, а те наперебой говорили ему тёплые пожелания. Перед глазами мелькали то Гави с Лагорой, вручившие ему бутылочку с обезболивающим (при этом Гави сказал, что это на случай, если Эвиону опять оторвёт руку), то Тео, подаривший кружку с видом Леки, то Хет, положивший в кружку новенький блестящий нож с вырезанными на ручке листьями, то Гриен – молодой спокойный ферра-дракон с длинными русо-зелёными волосами, собранными в высокий хвост, подошедший с красивой светленькой девушкой, то весёлая рыжая троица братьев Синоран. Наконец подошла очередь Айолы вручать подарок. Гави заметил, что Эвион еле держит всё надаренное и, как опытный тамада, позвал гостей к столу.

– Я хотела бы подарить тебе эту книгу. – девушка прижимала к себе свёрток из зелёной бумаги с изображением цветов. – Я вспомнила, что читала её в детстве... Это история двух влюблённых. Очень счастливая история. Я бы хотела, чтобы и ты её прочитал.

Эвион бережно принял книгу из рук девушки, легонько коснувшись при этом её ладони. Девушка покраснела.

– Самый прекрасный подарок – ты. И ты со мной. – сказал Эвион. – Спасибо за книгу. Уверен, эта история понравится мне, но ещё больше я уверен, что наша с тобой история любви будет такой же прекрасной!

– Раз так, то можно и её будет записать! – засмеялась Айола, и они пошли к столу, где Тео вовсю отгонял Гави от торта.

– Именинник должен резать торт! – кричал под общий смех взъерошенный Тео.

– Я – друг именинника! Я имею право ему помочь! – кидал плотоядный взгляд на соблазнительный торт Гави, сжимая в руке нож. – Гости ждут, Тео!!! И мой желудок ждёт!

– Именинник идёт на помощь! – Эвион положил на подоконник подарки, принял нож от Гави и порезал наконец торт.


***


Прохладный ветер первого месяца осени погнал вверх по дороге на холм опавшие жёлтые листья. Кружась в уносящем их танце, они сбились в группу, но ветер исчез, и танцоры упали на землю, ожидая, когда новая волна подхватит их и закружит в вихре пляски.

Порой, когда такой вихрь подхватывает человека, тот, подобно опавшему листу, несётся сквозь пучину событий над городами и лесами. Он верит, что раз ему под силу так высоко подняться, то можно дотянуться до солнца. Ведь как оно радушно раскрывает горячие объятия! И как летит этот листок к земле, кружась в забвении, когда ветер вдруг кончается... И вот листок вновь на земле. Лежит, его поливают дожди... Он больше не в силах подняться в небеса. Но разве вечное стремление ввысь – это главная цель в жизни? Не лучше ли пролететь путь и опасть там, где листья с одного с тобой дерева? Неужели обязательно нужно совершить невозможное, схватить солнце? Неужели не лучше остаться с теми, кто тебе дорог и поймёт тебя?..

...однако лист не выбирает себе судьбу. Как и человек. Если листу хорошо у своего дерева, то ветер срывает его и несёт прочь.

...если человек живёт тихой жизнью, то вихрь нежданного приключения может вырвать его и забрать с собой.

Эвион и Айола поднялись на холм, с которого открывался вид на лес и пруды Синоран, окаймлённые камнями. В кристально чистой воде плавали рыбки, а у самого дальнего пруда сидела маленькая нимфа и любовалась вечерним небом. Хрупкое и пугливое существо обернулось, услышав шаги, и неспешно сошло в воду, где и растворилось.

– Здесь впервые мы встретились. – сказал Эвион, подходя к тому самому водоёму, где он первый раз увидел Айолу. На дне прудика всё так же лежало пять монет по 10 синаплас, которые когда-то кинула с небес богиня.

Эвион взглянул в чистую воду. Из пруда на него смотрело его отражение. Позади стояла Айола, как и в первую их встречу в этом отражении. Девушка положила ему на плечо руку и улыбнулась. Юноша повернулся к ней и коснулся щеки возлюбленной. Та закрыла глаза и Эвион коснулся её губ своими. Поднялся лёгкий ветер, колыхнув длинные волосы влюблённых, по воде прошла рябь, размыв два силуэта. Солнце совсем зашло за горизонт, и лес погрузился в мягкий сумрак.

Прогулявшись вдоль прудов, Эвион и Айола вернулись в свой номер. Девушка ушла принимать ванную, а Эви снял пальто и кинул на спинку стула. Из кармана выпала помятая бумажка.

Эвион наклонился, поднял её и вдруг осознал: перед ним его давний пропуск в Леки, который Латан Лайфелль вручил ему, когда они с Хетом, Тео и Гави впервые пришли в деревню. Старенькая, постиранная бумажечка... Но сколько он прошёл с ней! Эвион поискал в карманах пальто кошелёк и убрал в отделение для карточек памятную бумажечку, где всё ещё было написано его имя, словно символ, что путь ещё не закончен, что история не вычеркнула имя Эвиона Пелуа со своих страниц.

Раздался стук в дверь, и Эвион поспешно открыл её. Перед ним стоял Хет в идеально выглаженной рубашке и джинсах. Волосы его были убраны лентой, чтобы не спутались. Лицо друга было мрачно и печально.

– Не помешал вам? – поинтересовался он, оглядывая холодными серыми глазами комнату.

– Нет, проходи! – Эвион пропустил друга. – Представляешь, я нашёл старый пропуск в Леки! Тот самый, который дал господин Лайфелль в наш первый визит.

– До сих пор хранишь? – усмехнулся чернокудрый друг и сел на кровать. Он пристально посмотрел на Эвиона и вдруг улыбнулся. – Неужели ты не хочешь забыть это время? Хочешь повторить пройденный путь?

Юноша похолодел от мысли, что можно повернуть время вспять, и поспешно отказался.

– Что угодно, но не это. – спокойно ответил Эви. – Конечно, это было здорово, но я не хочу больше рисковать. Тот риск был оправдан, мы спасли Айолу и избавились от графа. А сейчас это что будет – для увеселения? А если кто-то пострадает? – Эвион вспыхнул и повысил голос. – Хет, ты же сам в Ночных садах ощущал, что не хочешь продолжать путь! Ты же хотел остаться, ты нашёл свою «тихую гавань»!

– Да не кипятись ты. – Хет отвернулся от Эвиона, всем видом показывая, что тон Эви ему неприятен.

– Нет, Хет, ты сам начал это и я хочу доказать тебе, что надо оставить эти приключения.

– Эви, ты что думаешь – мы найдём ещё один талисман? – усмехнулся молодой человек и встал, намереваясь уйти.

– Нет. Просто если ждать приключений, то они произойдут. – Эвион тоже встал, преградив путь другу. – Я часто думал, что живу слишком скучно. И случилось такое. Ты тоже... – вдруг Эвиона осенило, – Да, точно ж! Ты тоже искал интересной жизни, менял работу, ушёл из дома! Гави был в поисках, мотался от одной пассии к другой! Тео... Тео сама судьба велела пуститься в путь, ведь у него, как у беспризорника, масса вопросов к жизни! Кто родители? Откуда родом... – Эвион сам не заметил, как увлёкся судом над чужими жизнями. Хет становился всё мрачнее, раз за разом переживая дни, приближающие его к встрече с Айсой.

– Хет, та книга... – Эви заговорил тише, взяв друга за плечи. – Книга, которую ты забрал у Айсы... всё ещё у тебя?

Молодой человек ощутил неприятный холод в теле. Он отцепил руки Эвиона и ответил:

– У меня.

– Выкинь её.

– Нет.

– Зачем она тебе? Это будит в тебе воспоминания! Или ты не любишь Нелейн? Храня эту книгу, ты хранишь ключ к пути назад! – Эвион резко толкнул Хета. Тот споткнулся о кровать, но сообразил и ногой подсёк Эви. Тот упал на пол.

– Я люблю Нелейн. Но книга – это единственный момент моей жизни. – Хет встал, оправляя одежду. – Бывает так, что человек проживает всю жизнь одним моментом. Этот момент для меня – несколько часов жизни в замке Марис Аруэллы, несколько мгновений с Айсой. Это и неприязнь, и страсть, и ненависть. Люди могут годами ждать, чтобы испытать такие сильные чувства, которые испытал я за несколько часов. – он протянул руку Эвиону и резко поднял друга. – Эви, эта книга ничего не значит, но в то же время это моя единственная память. Она не поможет мне вернуться назад. Это никакой не ключ – я не столь романтичен. Я хочу всю жизнь прожить с Нелейн. Я так решил. Но Айсу я не забуду.

– Как ты можешь делать вид, что любишь одну, и думать о другой?.. – поражённо отшатнулся от него Эвион. – Это подло, Хет!

– Я не люблю Айсу. Я предан Нелейн и люблю лишь её. Но я не считаю необходимым забывать о том, что в моей жизни был такой опыт. Ты сам же небось помнишь всех своих подружек? – Хет вздохнул, словно ему не хотелось напоминать Эвиону кое о чём. – Майю ты долго не забывал.

– Я хочу их всех забыть. – признался ему Эвион. – Я считаю, что кроме Айолы не должно быть у меня в мыслях других. Для меня это невозможно.

– Мы разные.

– Что ж... Твоя правда. Извини.

Хет похлопал Эви по плечу, и они обменялись парой примирительных фраз. Шум воды в ванной прекратился.

– А знаешь, Эви, я жду приключений. Правда, не связанных с Айсой. – подмигнул Хет, намереваясь уходить.

– Я же выбираю тихую жизнь с семьёй. – ответил тёплой улыбкой ему Эви. Юноша старался понять друга и знал, что у них теперь разные дороги.

Хет вышел за дверь и обернулся:

– Вот так наши пути и расходятся.

Эвион печально кивнул ему, и дверь за черноволосым парнем закрылась. И в ту же секунду распахнулась дверь ванной. Горячий пар вырвался в коридор. Вышла улыбающаяся Айола в ночном платьице с кружевами. От её больших зелёных глаз не скрылась грусть на лице Эвиона.

– Я слышала голос Хета... – проговорила она, начиная краснеть. – Я не слышала слов, только поняла, что это он.

– Ничего серьёзного! – Эвион побоялся сказать Айоле, что призраки прошлого мучают его и его друга: сама девушка тоже переживает из-за воспоминаний. Но и таить от любимой правду он не мог. – Я нашёл старый пропуск в Леки, и мы с Хетом повздорили насчёт того, что нужнее нам: новое приключение или тихая жизнь.


***


Темнота сгущалась над Леки. Мириады звёзд тихо разглядывали умиротворённую жизнь внизу, поблёскивая и мерцая на бархатно-чёрном небосводе. Ветер прозрачным конём проносился в кронах деревьев, шуршали листья, ароматные от дождя.

Эвион прогуливался в поздний час вдоль леса, любуясь лунами, и всё оборачивался на деревню за холмом. Вот-вот должна подойти Айола, но что-то её всё нет... Парень поправил резинку на хвосте длинных русых волос и пошёл было в деревню, как вдруг сверху на Леки с огромной скоростью упал то ли камень, то ли обломок самолёта. Вся деревня вспыхнула, и в следующую секунду Эви уже стоял около серых от пепла обломков домов. Небо стало пасмурным, солнце бросало с него холодные бледные лучи... Откуда-то падали капли воды.

Эви распахнул глаза, но ничего не увидел: вокруг был лишь сумрак гостиничного номера и за окном звёзды, мерцавшие наяву, как в его сне. Юноша бросил сонный взгляд на Айолу, которая продолжала спать в кровати у стены, и опять провалился в сон.

На следующее утро настало время ехать по домам. Хет первым отделился от компании, надел шлем, сел на мотоцикл и уехал по новенькой дороге из Леки прочь. Друзья провожали его, глядя, как удаляется чернокудрый друг, освещаемый солнечным светом. Потом уехали и Эви с Айолой, их путь пролегал до Мезона, а оттуда прямым рейсом в Сои, где их встретили радостные родители и Ирен с Офэном, всё это время молящем богов о безопасном перелёте влюблённых домой.

Читать далее

Отзывы и Комментарии