ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Объединение: Альянс Association: Alliance
Глава десятая - Сходства и спасение

Глава десятаяСходства и спасение    – Это слишком похоже на те минуты в Квире, когда я очнулся после лавины. – Эвион оглянулся на зеркало и обрадовался тому, что форма ему очень идёт. – Тогда я спрашивал себя, зачем я выжил? Зачем столько раз избегал смерти – и пришёл к выводу, что это меня испытывает жизнь. На этот раз то же самое – это испытание. Если откажусь – потеряю себя. Если решусь идти до конца, рискую жизнью. И что страшнее?

   Дверь ванной открылась, и вышла Айола. Девушка подняла голову и улыбнулась, невинно и рассеянно.

   – Мне было бы страшно умирать. – ответила она. – Но куда страшнее жить с бременем на сердце. Возможно, и я знаю, ты согласен со мной, что это звучит нехорошо... – девушка отвела взгляд, не в силах не смутиться тому, что не смогла произнести слово «эгоистично» и заменила его на «нехорошо», – ...но так мы будем чисты перед самими собой. Но ведь сейчас мы готовы закрыть собой сотни жизней. И это даст нам повод для гордости. А если мы сбежим и изменим себе, то...

   – Это страшнее смерти. – кивнул ей Эвион. – Мне казалось, я сильный, а теперь знаю, что это всё напускное. Но что точно во мне есть, так это желание идти до конца. Я не потеряю себя! Потому что цена будет слишком высока: я стану подлым человеком. И когда мне вновь выпадет испытание, я не буду застрахован от очередного побега. Я буду стараться увернуться от опасности, я стану жалким и слабым. Изворотливым, но слабым, и я... – Эвион задохнулся от потока страшных мыслей и вдруг упал на колени перед Айолой. – ...наверное, я потеряю друзей. Они-то не бросят меня, но, если во мне будет хоть немного здравого смысла, я сам брошу их, не смея подвергать опасности быть рядом с подлецом.

   – Ты не подлый! – кинулась к нему Айола на шею. – Ты откровенен, ты говоришь о страхе, о том, что можешь случайно совершить, но я... Мы все знаем, что ты надёжный. И если и доверить кому-то жизнь, то только тебе. – девушка обняла возлюбленного и опустила ему голову на плечо. Эвион прижал её к себе и поклялся выстоять до конца, разбить любые преграды. Ведь в него верят!

   – Люблю тебя... – тихо прошептал он. – Мой ангел-спаситель...

   – И я тебя, мой защитник... – Айола отстранилась от Эвиона и засмеялась, – Знаешь, тебе очень идёт форма! Ты в ней мужественнее!

   – А так я не мужественный? – шутливо нахмурился Эви. – Я вообще-то бывший атлет!

   – Бывший... – лукаво захихикала Айола.

   – Ах вот как! – он встал, подхватил её на руки и пересадил на кровать. – Но ещё я – победитель злых графов и укротитель вампиров! Так что после атлетики я продолжаю себя совершенствовать!

   – Эви, я верю. – девушка опустила голову, и длинные чёрные волосы, словно волны, закрыли её лицо. Эвион аккуратно попытался их убрать обратно за плечи.    Входная дверь резко отлетела к стене и со стуком врезалась в неё. В номер к замершим влюблённым ворвался Хет в новенькой песочного цвета форме десантника. Он тяжело дышал и пару секунд с непониманием смотрел на Эвиона.

   – На Леки совершат налёт через пару минут.

   – Как это?! – Эвион отскочил от Айолы. – Милая, жди здесь! Мы не допустим... Хет, откуда ты знаешь?

   Юноши выбежали из номера к лестнице. Перепрыгивая через две ступеньки, Эвион наспех застёгивал куртку, вспоминая, куда бежать за оружием.

   – Разведка донесла: они застукали группу вампиров в серых плащах вблизи Леки.

   Они выбежали из гостиницы, сбив в дверях какого-то мужчину. Хет махнул Эвиону в какой-то переулок между низенькими деревянными домами. Там, в стене одного из домов, была дверь. Хет открыл её и вошёл, Эвион поспешил следом.

   Внутри было небольшое, еле освещённое тусклой лампочкой помещение с серыми стенами, от которых сильно пахло сыростью. Везде были деревянные коробки, к которым прислонили винтовки и мечи. На коробках лежали пистолеты.

   У одной из коробок сидела светловолосая женщина в песочного цвета куртке десанта и обычных джинсах. Она встала и повернулась к вошедшим, холодным неприветливым взглядом глядя на не менее дружелюбного Хета.

   – Десант, 3-й отряд. Гесто. – выплюнул он. Женщина усмехнулась и кивнула на коробку с оружием.

   – А ты? – приподняла белоснежную бровь женщина, оглядывая Эвиона. – Добровольческая приманка?

   – Пехота, 5-й отряд, Пелуа. – Эвион проглотил появившуюся на языке колкость и, дождавшись кивка женщины, кинулся к винтовкам.

   Хет быстро снял пистолет с предохранителя, а у Эвиона чуть не соскользнула рука, но и он наконец совладал с оружием, и оба вышли на улицу.

   – Нас ждут у прудов Синоран. – сказал Хет, пока они бежали по центральной дороге. Вокруг поднималась небольшая паника, жители в страхе оглядывались, выглядывали из окон. Одна женщина с порога дома увидела спешившую к ней, видимо, родственницу, и закричала, впившись рукой в дверной косяк:

   – Скорее! Они уже близко!

   Лицо бежавшей исказилось от ужаса, она оглянулась, но позади никого не было. Тогда напуганная девушка подумала, что вампир только что спрятался. Её сковал страх, она ожидала, что вот-вот на неё кто-нибудь бросится, и, если бы из дома родственницы не выбежал мужчина и не увёл бы девушку, та, наверное, так и не смогла бы отойти от ужаса.

   – У нас не хватит сил! – крикнул Хету Эвион. – Армия ещё не сформирована!

   Хет резко остановился. Эвион тоже притормозил и повернулся к отставшему. Хет молча поднял на Эвиона пистолет.

   – Тебе мало было? – спросил он, с ненавистью глядя на друга. Ветер трепал его длинные чёрные кудри, и Хет становился похож на демона.

   Эвион стиснул зубы, хотел сказать, что им не здесь драться надо, но ощутил медленный прилив злости. У сердца что-то растекалось, тяжелело, заполняло организм ядовитым порывом. Эвион спустил с плеча винтовку, перехватил её второй рукой и поднял на Хета.

   Со стороны кто-то воскликнул.

   – Эй, вы! Совсем деревню не жалко?! – грубый крик подхватил другой, насмешливый:

   – Да один вон вообще из Афтонии! Им, поди, только на руку, если Эсию захватят: не надо будет помогать!

   – Ага, но тогда на очереди у Ригены будет Афтония, так-то хоть Эсия их отделяет. Невыгодно! – рассудил третий, женский голос.

   Эвион неотрывно смотрел в глаза Хета. Тот моргнул и перевёл взгляд на говоривших. Скорбная широкая улыбка вспыхнула у него на губах. Эвион медленно опустил винтовку, словно ощущая боль и досаду Хета. Тот вновь посмотрел на друга, уже без злобы и ненависти, кивнул на людей, и в этом жесте Эвион прочитал: «Ну что с них взять...». Хет тоже опустил оружие и поравнялся с Эви:

   – Они правы, нам не тут надо быть. – и бросился к холму, за которым скрывались пруды. Эвион оглянулся на замерших людей, наблюдавших за ними, а потом побежал следом.

   Из переулков и домов к холму выбегали военные с оружием наготове. Эвион насчитал пятнадцать человек, и ему стало не по себе.

   «Если вспомнить Иннеру, то с ней мы вдвоём с Хетом не могли справиться. А тут будет целый отряд вампиров!»

   В горле резко пересохло. Эвион шагнул на холм и ощутил свинец, сковывающий ему ноги. Каждое движение давалось так, как если бы его ноги были в застывшей толстой оболочке металла.

   «И что это?! А ну волю в кулак!» – Эвион резко улыбнулся и ощутил лёгкость. Он вновь пошёл по холму, но оказалось, что лёгкость не во спасение. Теперь юноше казалось, что сделай он ещё один шаг, и ноги подкосятся. Коленные чашечки легонько подрагивали, и кости в ногах словно растворялись. Эвион испугался, что не сможет идти дальше.

   «Надо позвать Хета... Я не смогу двинуться. Что мне делать?!» – Эвион в смятении глядел на свои ноги. – «Если сделаю шаг – упаду. Как я раньше-то бегал?! Я забыл это чувство? Почему я не бегу? Почему ноги дрожат?!» – он хотел приподнять ногу, но вдруг упал. – «Что со мной...»

   – Парень, плохо!? – к нему подбежал низенький бритоголовый юнец с винтовкой на плече.

   – Нет, всё... – Эвион повернулся к подбежавшему и у леса за спиной парня заметил двух людей, прислонившихся спинами к стволам деревьев. По незаметному для Эви знаку двое подняли пистолеты и выстрелили куда-то вперёд. Один из них в ликовании вскинул руку с оружием, но тотчас же на него из чащи бросился вампир. Эвион заметил лишь, как скользнула меж деревьев серая накидка, а потом вскинувший оружие без сил упал в траву. Его напарник тут же выстрелил, но вампир успел скрыться за деревьями. Человек кинулся за ним...

   Вдруг Эвион услышал его крик, страшный, громкий до хрипоты, будто человека раздирает на части. Эви оттолкнулся рукой от земли и бросился с холма к лесу. Тут, впереди, за широким кустом, между двумя берёзами он настигнет...

   Вбежав в лес, Эви увидел сидящего спиной к дереву человека, дрожащей окровавленной рукой наводящего на куст пистолет. Позади себя Эвион услышал то ли взмах крыльев, то ли...

   «Шелест плаща... Позади! Я убит!» – Эвион как можно скорее обернулся, а человек вновь страшно закричал. Эви повернул голову к нему, и оцепенел: вампир впился раненному мужчине зубами в горло.

   Юноша, собравшись с силами, выстрелил в серую накидку. Вампир вздрогнул, обернулся к Эвиону. Вытянутое, худое лицо, обрамлённое короткими чёрными волосами, было запачкано ярко красной кровью, которая стекала с его губ по мраморно-белой шее на белую рубашку с кружевным воротом.

   – Мы тоже жить... – вампир не договорил, его заинтересованные, но несколько грустные глаза расширились от страха, он глянул на простреленную ногу и резко вцепился в рану длинными тонкими пальцами.

   «Ему настолько больно? Но ведь вампиры почти не чувствуют боли... Что он пытается сделать?» – Эвион с непониманием смотрел, как вампир судорожно расцарапывает рану, что-то говоря одними губами. Его сильно трясло.

   В этот момент раненный в горло мужчина притянул к себе неслушающуюся руку с оружием, помогая второй крепче сжать пистолет, и нацелился на вампира.

   Эвион, вконец не понимая, что происходит, тоже поднял винтовку на вампира. Тот охнул, зажмурился и упал на землю, корчась в судорогах и пытаясь зажать рану на ноге. Позади Эвион услышал несколько выстрелов, оглянулся: на небольшой отряд человек из семи под холмом наступала большая группа вампиров. Из леса невдалеке к прудам выходило всё больше и больше противников в серых, трепетавших на ветру плащах, и теснило защитников Леки.

   – Помогите!

   Эвион обернулся на крик. К нему протягивал руку дрожащий вампир.

   – Пожалуйста! – взмолился он, зажмурился и его протянутая рука опустилась на землю.

   Мужчина, которого этот беспомощный вампир ранил в шею, всё ещё не мог нацелить пистолет.

   «Как это вообще можно понять?! Ладно! Разберусь когда-нибудь!» – Эвион быстро закинул винтовку на плечо и, перепрыгнув лежащего вампира, подбежал к мужчине.

   – Парень, что ты творишь?! – прохрипел тот, а Эвион схватил его за руки и поднял их вверх.

   – Бросай оружие! – скомандовал Эвион, чувствуя, что у бойца нет сил сопротивляться.

   – Ах ты... Предатель! – в глазах мужчины блеснула ярость, он дёрнулся, но Эвион, не отдавая себе отчёта в действиях, схватил мужчину за горло и ударил головой о дерево. Пистолет выпал из его рук, и мужчина замер у ствола без сознания.

   Из группы атаковавших Леки отделился один и бросился в сторону Эви. Незнакомец, чьё лицо скрывал капюшон, на бегу откинул полы плаща и обнажил меч. Эвион, глядя на приближающегося, стиснул в руках винтовку, но вампир остановился у раненного, который минуту назад просил у Эвиона помощи. Этот самый вампир лежал на земле без движения. Вдруг сапог раненного вампира стал покрываться коричневыми пятнами, так быстро, что юноша и не заметил, что через секунду сапог и щиколотка вампира рассыпались в пыль. Затем растворяющий плоть яд полез выше по ноге, на глазах прахом становилась голень, колено...

   Подоспевший вампир замахнулся мечом и отсёк товарищу ногу чуть выше прострела. Отрезанная часть в мгновение стала горкой серо-красной пыли.

   Эвион выронил винтовку, осознав, что стрелял сейчас не просто парализующими пулями, а разъедающими тела вампиров. Он смотрел на раненного вампира и склонившегося над его раной напарника, который достал что-то из-под плаща и выливал на конечность парализованного. Эвион взглянул на лицо раненного: всё в крови человека, который тоже старался защитить друга... А глаза... из замерших глаз вампира шли слёзы.

   Эви ощутил головокружение и припал к стволу дерева.

   «Значит, если ранить вампира разъедающими пулями, то он не до конца парализован? Он чувствует боль, чувствует, как яд расщипляет его тело?..» – юноша с потрясением прижал ко рту руку и с силой укусил её. – «И вампир, не в силах двигаться, до последней секунды чувствует эту дикую боль?»..

   В это время незнакомец в плаще взял на руки раненого. Эвион заметил, что кровью безногий почти не истекал.

   «Интересно, когда я остался без руки, много крови я потерял?» – вдруг мелькнуло у него в мыслях.

   – Спасибо. – вампир дёрнул головой и капюшон слетел с лица темноволосой молодой женщины, отдалённо похожей на раненного лицом.

   – Он... чувствовал боль? – тихо спросил Эвион, не отводя взгляда от вампирши.

   – Ни одному из вампиров не удалось пока рассказать об этом. После разъедающих пуль все умирали. – женщина оглянулась на сражающихся позади и спешно пошла в лес.

   Эвион тоже оглянулся на битву: люди, вскидывая оружие, стреляли в скользящих по земле вампиров. Те были так быстры, что порой казалось, что они умеют летать или хотя бы замирать в воздухе. От пуль некоторые падали, некоторые уворачивались... Невольно Эвиону показалось, что вампиры в своих плащах похожи на лёгких бабочек. Люди так же падали от ран или продолжали бороться. Где-то мелькнул Хет, нацелился на вампира, и тот упал на землю.

   «И сейчас люди мучаются от жгучих ран, а вампиры – от мучительной смерти... И кому из нас легче? А кому это вообще надо!?» – Эвион подбежал к мужчине без сознания. Аккуратно подняв его и переместив к себе на закорки, он быстро прошёл за кустом к холму, до которого ещё не дошло сражение. К нему кинулось два вампира, но их накрыло дождём пуль, и они рухнули позади Эви. С поля боя двух раненных тащил на плечах ещё какой-то человек. Под холмом со стороны деревни стояло три девушки в алых юбках и белых халатах с рисунками креста на плече. Они сразу подбежали к Эвиону и мужчине с ранеными и приняли на свои хрупкие плечи нуждающихся в помощи.

   – Молодцы, ребятки! – воскликнула одна из медсестёр. – А теперь – потащили! – она с подругами, водрузившими на себя пострадавших бойцов, согнувшись, поспешили прочь.

   Эвион и мужчина взбежали на холм. Перед ними открылась непонятная картина: вокруг прудов в странном танце двигались бойцы: люди припадали к земле или поднимали на нападающих вампиров оружие, те отлетали в сторону или набрасывались, или, в последние секунды перед ранением, беспомощно закрывались плащами. Кто-то падал в воду прудов, где Эвион когда-то впервые видел незримое для других... И все пруды стали странно-красного цвета. В одном из них лежало растерзанное тело.

   Эвиона словно ошпарило кипятком. Он вздрогнул и, не ощущая своего тела, бросился с холма на вампира, замахивающегося мечом на военного Леки. Сбив вампира со спины, Эвион накинул ему на голову плащ, прижал его рукой к шее вампира, создав словно мешок на голове, запрыгнул на вампира, прижав руки того ногами крепче к телу, и бездумно стал бить по голове. Пару раз он ощутил, что его кулак чуть не попал на клык вампира, но враг был дезориентирован, а Эвион ощущал странный, приятный прилив сил и не собирался останавливаться. Когда вампир перестал бороться, Эвион хотел снять с него капюшон, и проверить, может ли вампир от такого по-настоящему потерять сознание, но сзади кто-то схватил Эвиона за горло и отшвырнул в сторону. Юноша секунду ощущал невесомость, холодящий жилы полёт, а потом наскочил коленом на камень и тут же пришёл в себя. На него налетел вампир и сразу отскочил. Эвион оглянулся: рядом стоял Гриен, возведя винтовку. Он произвёл ещё один выстрел, и атакующий вампир упал рядом с Эвионом.

   – Где командир? – спросил Гриен, вновь целясь в вампира, набросившегося сзади на какого-то бойца.

   – Я даже не знаю, кто наш командир! – ответил Эвион и оглянулся на опустевший лес, туда, где лежало его оружие. Всё сражение переместилось на поляну с прудами, покрасневшую и засыпанную красно-серым прахом.

   Рядом с Эви сцепились в рукопашную эсинец и ригенец, первый был без винтовки, второй – без меча, оба не уступали по силе. Эвион с размаху сбил ригенца с ног, а потом вновь замер.

   – Да где командование?! – услышал он сквозь крики и звон мечей Гриена. – Мы не выстоим!

   – У тебя есть план?! – оглянулся Эвион.

   Вокруг постоянно раздавались выстрелы, пули пролетали так близко к телу, что многим казалось лучшим остановиться, замереть и не двигаться. Вдруг свои же и убьют? Вампиры и люди сцеплялись друг с другом, в глазах их была насмешка, скрывающая подлинный страх. Многие люди по отрядам сбивались в группы, стоя спиной к спине, и у всех всплывал один и тот же вопрос: где командиры отрядов? Атаку здесь отражали шесть отрядов, но ни одного командира не было поблизости.

   На Гриена напали сразу двое вампиров, один вцепился в винтовку юноши, второй схватил его сзади за руки. Эвион хотел кинуться помочь, но он был без оружия. Юноша дёрнулся было к лесу за винтовкой, но прямо перед ним лежал павший боец, а рядом с ним – пистолет. Эвион сразу поднял оружие, кое-как навёл на вампира и выстрелил. Пуля царапнула державшего Гриена и парню удалось освободиться.

   – Отступаем, немедленно! – грубо, словно не своим голосом закричал Гриен. Эвион тут же поддался крику и бросился к холму, и лишь вбежав на него, как и другие бойцы, вдруг понял: кричал-то его знакомый, а вовсе не командир.

   Гриен оглянулся на успевших отбежать односельчан, кинулся на поле, где оставались пока сбитые с толку вампиры, и в прыжке перевоплотился. Поляну заволокло зелёными и коричневыми лучами. Из них, сбив кого-то хвостом и крыльями, в небо взметнулся коричневый дракон с зелёным гребнем на спине. Кто-то из вампиров подхватил с земли человеческое оружие, нацелил на Гриена, но тот сделал в небе небольшой круг, развернулся и выпустил на поле струю пламени.

   Те, кто не послушал призыва Гриена бежать к холму, вместе с неприятелями попали под огненную волну. Эвион растерянно смотрел, как дракон вновь поднимается в небо, как уцелевшие люди бегут с поля, а вампиры целятся в дракона из подобранного оружия.

   – Стреляйте же! – Эвион оглянулся на замерших в оцепенении людей. Никто не двинулся, и Эви, собрав последние силы от душившего его страха, крикнул:

   – В атаку!!!

   Он бросился с холма к полыхавшему полю и столкнулся с вампиром.

   Выстрел.

   Противник рухнул перед Эвионом.

   Ещё выстрел.

   Рядом с Эви от пули рухнул ещё один. Недалеко слегло ещё несколько. Эвион бегло оглянулся: на холме военные целились в вампиров, а те отвлеклись от Гриена, спасаясь от огня и смертоносного яда пуль.

   Дракон с рёвом выпустил шипящую струю и опустился в поднимающийся от земли дым.

   Эвиону показалось, что Гриена ранило. Он, пытаясь разглядеть в едком, разъедающем ноздри дыму знакомого, на каждую тень наводил пистолет и мысленно чертыхался, когда тенью оказывался союзник – так ему не терпелось спустить курок и освободить пистолет от ещё одной пули, освободить себя от этого ядовитого орудия, паразитом приросшего к его рукам. Эвион крепко стиснул пистолет. Прямо на него из дыма выскочил вампир в опалённом плаще. Эвион тут же выстрелил, но тот увернулся. Эви обернулся и не глядя выстрелил – в точку! Вампир был именно позади. А теперь – на земле, под ногами.

   Эвион посмотрел на парализованного умирающего вампира и понял: ему не хватает воздуха, он не дышит. Юноша вдохнул запах гари и закашлялся.

   «Я задерживал дыхание? Это от страха?» – он двинулся дальше по полыхающему полю, на котором что-то постоянно потрескивало, и, словно вдали, были крики, призывы...

   Впереди в дыму он различил чей-то силуэт. Юноша резко нажал на курок, и выстрел разорвался прямо перед ним. Эвион подскочил: он забыл нацелиться на тень и выпустил пулю в землю. Внезапно сердце потяжелело, а в организме ощутились пустота и холод. Эвион неотрывно смотрел на тень, и его начинало трясти.

   Пугающая тень выбежала из завесы дыма.

   – Гриен!.. – выкрикнул Эвион, до слёз радующийся, что перед ним друг, а не враг.

   Гриен, откидывая со взмокшего лба длинные каштановые и зелёные волосы, смеялся заливистым ребячьим смехом, и его тоже всего трясло.

   – Вампиры отступили! Мы выиграли! – Гриен кинулся обнимать Эвиона. Тот похлопал знакомого рукой с пистолетом по спине и вдруг закашлялся.

   – Тебе б свежего воздуха! – Гриен отошёл от Эви и подтолкнул того прочь от пылающего поля.

   Оба спешно прошли дымку, затем подняли руки, чтоб их ненароком не расстреляли, и вышли к холму.

   – Ну как?! – к ним подбежал один из бойцов.

   – Кон... Кончено! – дрожащими губами ответил Гриен.

   – Что? Всё, ушли? – боец наклонился к Гриену и закивал.

   – Да, да.

   – Парни, мы молодцы! – военный обернулся к холму с выжившими и оттуда раздались радостные возгласы.

   Эвион прикинул, сколько человек было у холма: тридцать-сорок солдат... Больше половины – пехота, и семеро или чуть больше десантников. Среди них и Хет.

   Затем оглянулся на догорающее поле.

   «А сколько там людей осталось?» – Эвион вдохнул немного воздуха и вновь бросился вниз, к прудам. Везде лежали тела людей. Эвион подбежал к двоим солдатам: один дышал, второй... От второго Эвион сразу отвернулся, преодолев подступающую к горлу тошноту. Первого он только оттащил к холму, как сразу две медсестры белыми ангелами слетели помочь. Затем Эви приподнял второго, не глядя на искалеченного, перенёс его к холму и передал Гави, тоже принимавшему раненых.

   Бойцы, собравшиеся с духом и отпустившие бившую многих дрожь, спешно переносили с поля раненых. Больше половины оказалось живыми: вампиры, видимо, не делали своей целью убить их сразу. Лишь ранить, чтобы побыстрее захватить деревню и командование. Но где маршал и командиры!?

   Солдаты подняли одного из командиров из пруда мёртвым. Затем нашли и второго. У людей постепенно в сердце закрадывался ужас: даже главные силы пали... Что тогда будет дальше?

   Но вдруг послышались радостные крики: маршал и четверо потерянных командиров вышли из леса. Все пятеро были изранены, в крови, но с ободряющими улыбками на лицах.

   – А ребята у вас неплохие. – толкнул одного из командиров маршал.

   – Где вы были? Всё в порядке?! – встревоженная медсестра подбежала к командирам. – Нужна помощь!?

   – А, нет! – отмахнулся один из них. – Ригенцы имели ещё одну группу атаки, которая должна была следовать за той, с которой вы тут бились. Но мы её остановили.

   – Впятером?! – взвизгнула медсестра и прикрыла рот рукой.

   – Чин нам не просто так присвоили. – ответил мрачный светленький командир и пошёл к холму.

   – А где... – первый командир поглядел по сторонам и увидел у холма лежащих мёртвых. Один, весь мокрый, с нитью водорослей в волосах, сразу бросился ему в глаза, и жилка на виске у командира отчаянно запульсировала.

   – Оба полегли... – сказал ему сумрачный блондин, кивком указывая на второго мёртвого.

   – Кто возглавил командование тогда?.. – маршал прошёл к холму мимо столпившихся людей. – Кто отдал приказ отступать?!

   – Я. – от толпы отделился Гриен и встал напротив маршала.

   – Имя?

   – Гриен Альтириа Актокат.

   – Наградить тебя надо, парень.

   Отряды взорвались одобрительными криками и хлопками. Маршал прошёл мимо Гриена наверх, бросив короткий убитый взгляд на павших командиров.

   Эвион стоял у подножия холма и глядел на покрытое плотным серым дымом поле. В воздухе чувствовался едкий запах, от чего всё время хотелось морщить нос. Юноша ещё раз оглянулся на Гриена: тот был окружён солдатами, которые хлопали его по плечам, один даже повис на нём, перекинув руку через плечо парня, все смеялись, как-то нервно, но с удовольствием, со счастьем. Счастье от осознания того, что они живы? Или простое непонимание, шок?..

   Мимо вниз всё сбегали медсестры и врачи. Среди них мелькнул Гави, подмигнув Эвиону. Юноша удивлённо следил за другом-алхимиком. Гави, весёлый, со светлыми пшеничными кудрями, с ямочками от постоянных улыбок на пухлых щеках – окружённый тёмным дымом, ступающий по дороге из красных пятен, несущий раненого на руках туда, наверх, на холм... Как это не сочеталось! Эви заморгал, словно не желая принять увиденное, и вдруг бросился сквозь завесу в лес.   Нырнув в горькую запахом пелену, он на мгновение потерял землю под ногами из виду, но вскоре выскользнул из пелены в густой вдалеке, но редеющий к деревне лес. Пробежав по нему несколько метров, Эвион остановился, подошёл к высокому раскидистому клёну. Дерево стояло, опустив свои длинные ветки так низко, что закрывало ими свой толстый, сероватый ствол. Эвион наклонился и скользнул под листвой к стволу, обнял дерево и закрыл глаза.

   «Что сейчас происходило? Мне лучше бежать из леса, ведь оставшиеся вампиры ещё могут найти меня! И за секунду убьют! Боги, а если я крикну «Подождите, выслушайте!» – они остановятся? Если вампир занесёт над моей шеей меч и услышит эти слова, решит ли он узнать, что я хочу ему сказать?.. А если я скажу: «Не хочу драться! Я хочу понять вас, расскажите, почему вы убиваете нас, а я расскажу, почему мы нападаем на вас». И мы сможем понять, что наши битвы так бесполезны! Ведь для чего бьёмся мы? Мы защищаем свои страны, ведомые приказами. В размерах страны жертвы людей и вампиров незначительны: что значит человек, когда речь идёт о стране? Но каждый из нас – это потеря. Для семьи лишиться сына, ушедшего на войну, – огромное горе. А если по всей стране таких семей будут сотни – они сделают и всю страну несчастной. Ведь государство состоит из областей, городов, округов, районов, населенных людьми. А если в каждом городе будут несчастные семьи?.. Потеря даже одного человека – это сильный удар».   Эвион сильнее прижался к стволу, вдохнул его, лишь его, запах, без примесей гари.

   «Так зачем воевать, если после войны страна будет несчастной? Но и если не воевать, она тоже будет несчастной, но под гнётом узурпаторов. Странно так...» – Эвион открыл глаза и провёл рукой в испачканной тонкой форменной перчатке по волнообразной, шершавой в углублениях, коре. От пальцев Эвиона вверх спешно пополз длинный чёрный жук.

   «Если страна опустит руки, то её захватят и многих просто убьют. Люди примут смерть очень быстро, толком не успев испугаться. А если страна будет бороться, то люди успеют потерять многих близких, и, страдая в одиночестве, оставшись без семей, поймут, что желают лишь смерти. К чему им жить?! Ради чего бороться, если они все...» – Эвион ощутил ком, подступающий к горлу, и давящие слёзы, желающие вырваться наружу. – «...стали одинокими? Нет... Нет...» – юноша поднял голову к пышной зелёной кроне дерева. Листья, словно древние щиты, закрывали от него небо. Но вдруг лёгкий весёлый ветерок пронёсся над Эви, и щиты дрогнули, на мгновение показав залитое солнечным светом насыщенное голубое небо. Юноша шумно втянул в лёгкие воздух, поняв, что напоминает ему это небо.

   «Как тогда, в Бефи, после лавины я смотрю на небо. Я всегда смотрю на небо! И оно возвращает меня к прошлому. Вот ради чего бороться надо! Тогда, среди снега я был один. Но я нашёл таких же одиноких, как и я, в той катастрофе! Тео. Гави, Хета... И мы вместе стали сильнее, спасли друг друга. Должно быть, после войны люди, потерявшие всё, точно так же собираются в компании, чтобы уже больше никогда не разлучаться...» – Эвион отдалился от ствола на пару шагов, похлопал клён и, приподняв одну из веток, вышел из его покровительства, – «Пойду-ка воссоединюсь с друзьями по несчастьям!»

   Он быстро миновал лес, окрылённый осознанием своего счастья: с ним есть друзья! И их и надо защищать!

   – Гави, помочь?! – Эви налетел сзади на алхимика. Тот с воплем подскочил:

   – Эви! Боги, я почти напугался! Не-а! – блондин отрицательно потряс головой. – А вот кое-кому помощь нужна! Где там Хет?

   – В гостинице уже, наверное! Ладно, я за ним!

   – Ага, а мы с Лагорой будем в госпитале! Тут уже нет работы... – Гави оглядел поле, над которым почти рассеялся дым. – Раненых в лесу всё равно другая бригада ищет.

   Эвион бегом миновал холм и тут же заметил, что на улице стало слишком многолюдно. Словно все жители Леки вышли встретить возвращающихся героев. Только герои шли не длинной группой, увешанные праздничными венками, а по одиночке сбегали с холма к деревенским жителям.

   «Айола будет очень рада!» – Эвион пробежал между домов, стараясь срезать путь до гостиницы. – «Стоп! Будет рада чему? Тому, что я выжил?! Да она же места себе не находит!» – волнение блеснуло в глазах Эвиона, он миновал несколько переулков и выбежал к гостинице. У входа толпились люди, слышался смех, слышался плачь... Эвион ворвался в толпу и пробился к дверям, вбежал по лестнице, по коридору, остановился у двери и постучал.

   В ответ ему отозвалась лишь глубокая тишина. Эвион прислонил ухо к двери и, глядя на удаляющийся коридор, пустой и безжизненный, ещё раз постучал.

   Тогда юноша порылся в карманах, отыскал ключ, отпер дверь и вошёл.   Внутри ему показалось ещё опустошённее, чем снаружи. В холле он не ожидал никого увидеть, но в номере должна была быть Айола...

   Капля ужаса упала на сердце Эвиона и просочилась внутрь. Вверх и в стороны по сосудам хлынул страх. Эвион прошёл в комнату, надеясь увидеть какую-нибудь зацепку, объяснившую бы, что происходит. Из широкого окна на две аккуратно застеленные свежие постели падали тёплые лучики солнца. На прикроватных тумбочках стояли стаканы, на тумбочке Айолы – ещё и беленький, расшитый голубыми незабудками платочек.

   Ни записки, ни подсказки, где Айола.

Читать далее

Отзывы и Комментарии