Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Monsta.com: Защитник на полставки Monsta.com: part-time Defender
Глава 12 «Journey to the past» (1)

Я уже почти привыкла быть служащей Бюро... Думала, что справлюсь с должностью Защитника… Пережила встречу с демонами, видела древнего вампира живьем и была в подводной тюрьме, но нянькой и опекуном я становиться точно не была готова. Хотя и участь «тени» своего господина оказалась непростой.

После магазинов Джен живо сдала меня с «Каем» с рук на руки мускулистому загорелому парню в ближайшем салоне красоты и отправилась выполнять свою часть поручений.

Стоило войти, как на нас бросился и истерично облаял белый пудель со странной стрижкой. Животное, похоже, было талисманом заведения и до появления первых странных клиентов мирно спало на лежаке в глубине зала. Мы ему не понравились. Очень и очень не понравились.

– Бруно, нельзя! Бруно, фу! – подбежавшая девушка-администратор с платиново-белыми волосами, окрашенными на концах в бирюзовый, схватила беснующееся животное за ошейник и потащила его куда-то прочь.

Я прокляла свое чертово везение. Из всех парикмахерских мы попали в ту, где есть свой домашний любимец, но это было только начало…

Черные узоры татуировки на коже стилиста, начинающиеся на руках, а потом переходящие по плечам к шее, впечатлили даже меня. Чего уж там говорить про мальчишку, у которого в голове шестнадцатый век. Хорошо, что не пришлось толкать его в спину, как это было перед прозрачными дверями на фотоэлементе в Уоллмарте.

Ронни, так звали мастера, отчаянно пытался разговорить клиента, но это было бесполезно. Я сидела на диванчике и делала вид, что читаю журнал, хотя на самом деле постоянно изучала. Нервозность все больше и больше овладевала мной.

«Что, если кто-то все равно его узнает, или волосы начнут отрастать прямо сейчас?»

Каждый звук, каждый едва слышный лязг ножниц скручивал мои нервы все в новые узлы. Хотя иногда мне казалось, что голова становится слишком тяжелой, и я вот-вот начну проваливаться в обрывочную полудрему.

Оставалось только надеяться, что, если этому приветливому Ронни покажут наши с Ван Райаном фото, он не опознает в них своих недавних клиентов.

Когда нечеловеческая усталость вновь атаковала гудящую голову, мне показалось, что некоторые прохожие за окном-витриной косятся в салон.

Но, как говорится, если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят.

Только когда стилист вернул моего якобы племянника, я почувствовала себя чуть спокойнее. Ронни сделал ровно то, что просила у него Джен – стрижку с коротким затылком и довольно длинной прямой челкой. Оставалось только надеть на мелкого очки в квадратной оправе, ждущие своего часа в сумке из Уоллмарта, и маскировка будет завершена.

Мой «племянник» чувствовал себя странно с новой прической и в приобретенных под размер джинсах и футболке. После вещей Эндрю одежда из универмага, похоже, казалась ему узковатой и оттого чуть сковывала движения.

Тащить его за собой по городу за руку было для меня еще более странным. Я постоянно оборачивалась к нему, проверяя, не начали ли отрастать волосы и не больно ли ему прикасаться ко мне. Он уже научился делать вид, что город его не шокирует. Совсем не так, как на крыше, когда Драйден на несколько мгновений словно разучился дышать.

Но чем дольше мы ходили по этой части города с невысокими зданиями из красного кирпича, тем страшнее мне становилось. Здесь не было ни переулков, заваленных мусором, ни каких-то больших скверов, где можно было бы остановиться, перевести дух и проложить портал. Зато было несколько правительственных зданий и куча дорог.

Я почувствовала себя загнанной в ловушку, и мое состояние быстро почувствовал мальчишка.

– Ты что, заблудилась? – раздалось из-за моей спины, но как-то очень вяло.

Я отпустила его руку и повернулась назад. Драйден выглядел плохо и пытался прикрыться от дневного палящего солнца второй рукой, отчего непривычные ему очки съехали на нос. Глаза были полуприкрыты. Он несколько раз тяжело вздохнул.

– С тобой все в порядке?

– Солнце… Слишком много солнца… – его язык ворочался с трудом.

– Но… ты живешь в этом городе уже лет семьдесят… И утром ты чувствовал себя нормально…

– Я… – и он не смог ничего сказать, только несколько раз открыл и закрыл рот, словно надеясь, что это поможет ему дышать легче.

Все произошло слишком быстро. Краем глаза я увидела приближающуюся машину такси и принялась отчаянно махать рукой, привлекая внимание водителя. Мужчина за рулем явно заметил меня, но останавливаться не хотел. Наверное, у него перерыв или заказ.

– Дерьмо! – сквозь зубы процедила я и выскочила прямо перед носом машины на Массачусетс авеню.

Я видела ошарашенные карие глаза водителя, который вцепился в руль.

«Черт, не хватало сейчас угодить под машину!» – пронеслось за секунду в голове, и решетка радиатора замерла в паре шагов от меня.

– Что делаешь, ты, больная!? – из салона вылез грузный, обливающийся потом от полуденной жары водитель-араб.

Тогда я выхватила из заднего кармана штанов то, что теперь всегда носила с собой помимо ключей и телефона – удостоверение сотрудника Бюро – и ткнула его в нос мужчине.

– Пацан… мой свидетель, – не имея времени заготовить подходящую ложь, понижая голос, произнесла я вкрадчиво. – Ему плохо. Какая тут ближайшая больница?

– Госпиталь университета Говарда, но он та еще дыра. Вы что, не местная? – с пренебрежением спросил водитель и прицокнул языком.

– Не ваше дело. А теперь отвезите нас туда быстрее!

Я не знала, была ли нужна эта спешка, но решила, что так будет лучше. И направилась к тротуару за Драйденом.

– Не сяду я в… эту адскую повозку, – сипло бросил мальчишка, когда я за локоть повела его к задней двери машины.

– Сядешь! – прошипела я. – Тем более, лет через четыреста оценишь все прелести этого вида транспорта.

В машину мы загрузились не сразу. Мне пришлось помочь Драйдену, потому что он просто не понимал, как это сделать. Надеюсь, водитель не придаст значения странному поведению подростка.

Мы тронулись, и мелкий стиснул зубы, готовясь к худшем. Но минут через пять ему начало потихоньку становиться лучше.

Драйден все равно утомленно завалился затылком на спинку кресла и тяжело дышал. Мне оставалось только наблюдать.

Нет, на самом деле я не собиралась вести его в руки врачей Первичного мира. Кто-то ведь может понять, что перед ними не человек. Да и кому его можно доверить, кроме дока или Амелии Мейер?

Я просто надеялась использовать какую-нибудь из больничных подсобок для создания портала. А еще так будет поменьше открытого солнца.

Таксист с радостью от нас открестился, как только выгрузил у центрального входа в отделение скорой помощи.

– Обопрись на меня, – попросила я Драйдена рядом со стеклянной дверью с фотоэлементом.

– Что? – бросил он, поднимая брови, хотя дышал по-прежнему тяжело.

– То! Обопрись, говорю, и сделай вид, что тебе плохо…

– Почему я должен это делать? – опять с брезгливостью посмотрел на меня Драйден.

– Так, надо. Не спорь со мной сейчас. И молчи, пожалуйста!

Я завела его в холл госпиталя. Таксист был прав – вокруг царил настоящий хаос. Тут были кричащие дети и родители, куча носящихся туда-сюда докторов и медсестер и ни одного свободного кресла, чтобы присесть.

Пожилая чем-то очень недовольная женщина за стойкой администрации висела на телефоне и удостоила нас лишь одним недружелюбным взглядом.

Упрямо набрав в легкие воздуха, я подошла к ресепшену вместе с Драйденом, хотя на миг мне показалось, что он начал сопротивляться. И было от чего! С врачами у этого парня явно не складывалось

– Мой… племянник, он из… Лондона, – начала я как можно увереннее, пытаясь сопоставить в голове, на что именно было похоже его произношение. – Мы вместе гуляли по городу, и вдруг ему стало плохо…

Женщина смотрела на нас, но при этом молчала и не отнимала телефонную трубку от уха. Когда я уже собралась снова к ней обратиться, она небрежно произнесла:

– Ждите в коридоре. К вам подойдет медсестра.

Однако я видела, что она не записала ни слова из моей речи. Что в нашем случае было даже на руку.

– Я могу отвести его в туалет? Ему нужно умыться.

Помедлив и осмотрев нас, женщина кивнула и указала рукой с зажатой в ней ручкой в конец коридора. Скупо кивнув, я поковыляла вперед.

Мальчишка, похоже, окончательно приходил в себя, потому что тут же напомнил о себе.

Боги, да кто в здравом уме может поверить, что мы связаны родством? – недовольно пробурчал Драйден рядом с моим ухом. – Я – сын сильнейшего из живущих вампиров в Двух Мирах…

– Да знаю я… чей ты сын! – мотнула головой, наконец, заметив подсобку недалеко от туалета. – Только помалкивай об этом!

***

– Я, конечно, предполагал, что однажды вы вполне можете появиться с ребенком на пороге этого дома, но чтобы так скоро и с подростком… – Гордон Кроу говорил все тем же своим буднично-саркастичным тоном.

Некоторые вещи никогда не меняются, но мысленно я зарычала.

Ожидать и надеяться, что в поместье кто-то решит мои проблемы, было глупо. А я, как выяснилось, надеялась. Где-то там, в самой глубине моей не слишком доброй и бескорыстной души...

Находясь в тесной каморке в больнице, я не сразу дотянулась до нужной точки. Не могла открыть портал, словно стучала в закрытую на засов с той стороны дверь. Осложняло ситуацию то, что я была не одна, а в компании Драйдена, но в какой-то момент мне это удалось.

Я думала именно про кабинет Барбары. Мечтала застать ее одну, но разве мне могло повезти?

Если Кроу и поразило мое появление, он этого не показал. Стоял рядом с письменным столом леди и держал какую-то большую толстую книгу в переплете из черной кожи. Не вздрогнул и не повел бровью. Скорее, смотрел на вышедшую из портала меня, будто у них тут каждый день демоны пачками ходят. Впрочем, они и ходили. Правда, лишь однажды. 

– Гордон! Это уже слишком! – Барбара резко поднялась со своего места и уперлась руками в столешницу, сплошь заваленную какими-то бумагами и книгами.

– Простите, леди. Такое больше не повторится, – Кроу покаянно опустил голову, хотя плохо скрываемая ирония в его голосе говорила о другом.

Я вздохнула полной грудью и на секунду прикрыла глаза. После нескольких месяцев отсутствия мне казалось, словно я попала в сказку, но одновременно с этим вернулась домой… И насколько сам воздух здесь другой...

В кабинете леди Бересфорд было прохладно, а через открытое окно задувал легкий ветерок и мягко колыхал тонкие занавески за ее спиной. Солнце давно ушло из своего зенита и уж точно не палило так, как в Вашингтоне. 

Я вновь взглянула на Барбару, и в груди начало разливаться тепло. Улыбнулась и кивнула бабушке. Ругаться с ее Защитником вдруг расхотелось.

Губы растянула насмешливая, но все же беззлобная улыбка. Я перевела взгляд на Гордона Кроу.

– И я «рада» вас видеть, мистер Кроу!

Тем временем Барбара вышла из-за своего стола. Она пристально смотрела, но уже не на меня, а на Драйдена за моей спиной. Ее взгляд стал каким-то странным, словно леди отчаянно пыталась что-то вспомнить.

Бабушка медленно двинулась мимо Гордона Кроу, поравнялась со мной, прошла дальше, туда, где стоял мальчишка. В тишине кабинета был слышны только шорох платья леди и трели птиц с улицы.

Умения держать лицо никто не отменял, но леди явно была шокирована. Я не отрывала от нее взгляда, поворачиваясь вокруг своей оси. Они с Драйденом стояли друг напротив друга. Пацан смотрел на нее не без доли уважения, чуть приподняв подбородок – Барбара сейчас была значительно выше его. Оба молчали, пока леди не наклонилась чуть вперед и не взяла в ладони его острое подростковое лицо.

Я ожидала, что маленький полукровка будет протестовать или вырываться, но он даже и не думал. Только глядел, как завороженный, на Барбару.

– Так что это за мальчишка, и зачем вы притащили его сюда? – рядом нарисовался Кроу, но смотрел он мимо меня. – Выглядит, как внебрачный сын столь уважаемого нами мистера Ван Райана…

Одной рукой леди Бересфорд подняла челку пацана, а второй на время сняла с него очки и вгляделась в глаза.

– Что же вы наделали, доктор Розенфельд… – со вздохом отчаянья произнесла бабушка, снова надевая на мальчишку липовые очки.

– Простите? – вырвалось у Кроу.

– Ох, Гордон… Дело в том, что перед нами сам мистер Ван Райан…

Теперь всеобщее внимание было направлено на меня. Все ждали ответов, но у меня в арсенале была только очешуительная история. И на ближайшие полчаса я превратилась в рассказчика этой самой очешуительной истории.

Я расхаживала взад-вперед по кабинету Барбары. Иногда размахивала руками, иногда хваталась за лоб, хмурила брови и говорила, говорила, говорила. Пока, наконец, не рассказала все и не почувствовала себя насмерть выжатой и уставшей.

С трудом подняла взгляд от узорного паркета и посмотрела на леди Бересфорд.

– Значит, – неспешно начала она, обдумывая каждое произнесенное слово, – ты просишь меня предоставить вам убежище?

Я истово закивала в ответ, а Барбара только горько усмехнулась.

– Какая ирония… – вскользь бросила она, поворачиваясь в сторону двери. – Пойдемте, Гордон, нам нужно подготовиться, чтобы затем представить Кая… Боюсь, что всем. И детям в том числе. Каникулы еще не закончились, и они слишком много времени проводят в поместье. Скрыть от них его присутствие не получится. Что ж, скажем, что он и правда важный свидетель, которого мистер Ван Райан поручил Кристине оберегать.

Кроу хлопком закрыл книгу, которую все это время продержал в руках, и оставил ее на столе Барбары. Он поджал губы, косо взглянул на меня, а потом на мальчишку и двинулся за леди.

Почему-то от этих слов и осознания, что сейчас предстоит, мне стало еще тяжелее на сердце. Ложь, очередная ложь перед теми, кому мне лгать совсем не хотелось. 

– Кристина…

Я посмотрела на Барбару, стараясь скрыть свое состояние.

– Мы будем ждать вас в обеденном зале через пятнадцать минут.

Очередной кивок, скорее от безысходности, и вот мы с Драйденом остались одни в кабинете. Он долго осматривал все вокруг, а потом неожиданно подошел ко мне.

– Я знаю этот дом, – заговорил он почти шепотом, и это не было вопросом. – И леди, хозяйку поместья, тоже.

Я чуть не подскочила на месте и уставилась ему прямо в глаза.

– Ты… ты что-то вспоминаешь?! – не выдержала и радостно схватила его за плечи, отчего он слабо дернулся.

Возможно, так начинается его выздоровление, и Драйден превратится в себя прежнего куда раньше поставленного доктором срока?

Он замер на несколько секунд, словно прислушиваясь к внутренним ощущениям, а потом раздосадовано помотал головой.

– Нет, не вспоминаю. Просто чувствую, что бывал здесь раньше. И довольно часто. С этим домом меня что-то связывает…

Пальцы чуть разжались на его острых плечах от разочарования, но тут Драйден снова меня огорошил.

– Скажи, – внезапно начал он, – у меня есть дети?

Я открыла рот и не понимала, что ответить, а потом с грустью улыбнулась.

– Насколько знаю, нет…

– Я женат?

Вот, теперь малыш Драйден точно стал приходить в норму, раз задает такие вопросы.

– Был однажды…

– Моя жена?..

Скользкая тема. Ни в коем случае нельзя говорить ему всего. Тем более, сейчас.

– Она… давно умерла. Валери была человеком.

– Больше я не женился?

– Вообще, ты собирался жениться второй раз, но что-то пошло не так, и твою невесту выдали за другого. За человека из конкурирующего с твоим ведомства и конкурирующей фракции.

– И я никак не воспрепятствовал этому браку? – теперь в его глазах появилось неверие. – Не решился бежать вместе с ней?

– Боюсь, это вызвало бы международный скандал и привело к открытому конфликту, а ты поставил интересы людей, которые работают на тебя, и интересы созданной тобой организации выше собственных…

Всего лишь мои предположения. Я не могла знать наверняка того, о чем говорила. Но эта версия мне казалась самой правдоподобной. Обе эти женщины, которых он выбрал себе в жены, принадлежали к роду Бересфорд. Очевидно, поэтому он так хорошо помнит поместье. Драйден связан нитями времени с этим домом и его судьбой.

Ван Райан опустил голову и совершенно нехарактерным для него образом ссутулился, а потом отстранился от меня.

– Ясно… – только и произнес мальчишка холодно.

***

С трудом разлепляю глаза. В комнате царит полумрак, окутывающий все легкой серой дымкой: и огромную кровать с балдахином, так похожую на ту, что стояла в моей комнате в поместье, и камин, и пару кресел с изогнутой спинкой рядом, и даже еще вчера затушенные свечи в подсвечниках. Воздух и сонную атмосферу гостевых покоев, где еще в мае останавливался Ван Райан в своей «нормальной» версии, прорезал лишь один тонкий луч дневного света, просачивающийся в щель между портьерами.

Я проследила за ним взглядом до самого окна, и тогда до меня дошло, что мятая кровать пуста, и мальчишки в ней не наблюдается.

Резко переворачиваюсь на спину и рывком сажусь на узком диване с мягкой спинкой, украшенной золотистыми завитками. Тело ноет – этот диван худшее, на чем мне до сих пор приходилось спать, включая кровать в дешевом мотеле в пригороде Нью-Йорка. Но оставить Драйдена одного в комнате я просто не могла, подозревая, что он может попытаться бежать. Уж очень странно мальчишка себя вел вчера после нашего неудачного разговора в кабинете Барбары.

Маленький Ван Райан молчал почти весь вечер, даже когда его знакомили с обитателями поместья. «Мое имя – Кай» – только и представился он, вызывая невероятную заинтересованность детей, а особенно – Бри.

Позже, будучи наедине со мной в этой комнате, попросил рассказать, что же такое ФБР, и как он стал его директором. А получив небольшую историческую справку, не сказал больше ни слова.

– Мелкий, – на всякий случай уточнила я у очевидно пустой комнаты, – ты тут?

Ответа, конечно же, не последовало. Я стиснула зубы и вскочила, откидывая тонкий клетчатый плед, который и без того почти сполз с меня. Тут же засунула ноги в стоящие рядом кроссовки и живо поковыляла прочь из комнаты.

Коридор с множеством стрельчатых окон встретил меня тишиной и плавящей жарой, исходящей от стекол. Часы на мобильном показывали время около полудня. Как же долго и крепко я спала? Хотя, если учесть, что предыдущей ночью мне не удалось проспать и минуты, то все вставало на свои места. Черт, надо было попросить у доктора или Зенави наручники! Они бы мне точно пригодились!

– Кай? – более сдержанно позвала я, оглядываясь по сторонам.

Тишина, пустота и жара – ничего более. В горле мгновенно пересохло, словно воздух был раскаленным, как в чертовой пустыне.

– Черт бы тебя побрал, мелкий! – воскликнула и принялась носиться, как умалишенная, по верхним этажам, дергать чуть ли не каждую дверь и выглядывать в окна.

Барбару в кабинете я не застала, да и Драйден не смог бы туда попасть без пароля. Оставался первый этаж, подвалы и оранжерея. Уже сбегая по лестнице вниз и окончательно поддаваясь панике, я заслышала тихие отголоски смеха Чака Уандера.

Кажется, они доносились из обеденного зала. Что было силы я рванула туда и ввалилась в прикрытую дверь.

Снова задернутые шторы и полутьма, которая чуть рассеялась с моим приходом. Над залом плыла тихая мелодия и незнакомый напев без слов. Четверо подростков тут же отшатнулись от стола, над центром которого висела небольшая проекция женщины в белом платье.

Стоп, четверо? Ну, да, Бри в белой блузе с рукавами фонариком и синей юбке до колен, Чак и Нил в легких рубашках с короткими рукавами и льняных брюках и с ними же был Драйден все в тех же футболке и джинсах. От сердца сразу отлегло. Слава Богу, он додумался не выходить из комнаты без очков! Похоже, мальчишка даже не собирается сбегать.

Может, мне стоит начать радоваться его общению со «сверстниками»?

– Да, ну эй! – бросил Чак вместо приветствия. – Не надо так пугать!

– Я и не пугаю, вообще-то! – грубость слетела с губ как-то сама по себе. – А вы что тут делаете? Духов, что ли, вызываете?

– Не-а, я просто показывала ребятам и Каю запись с последнего концерта Дивинии, – деловито заявила Бри, поднимая указательный палец вверх.

Действительно, на ее руке я не сразу заметила два широких кольца, необходимых для работы с устройством, воспроизводящим проекции. Мой взгляд тут же устремился к женском силуэту.

Это и вправду была Дивиния. Все та же «эльфийская» внешность: бело-золотистые волосы, утонченное лицо и невинный взгляд. Часть волос собрана в сложные узлы на затылке, а часть струится по плечам. Женщина артистично водит перед собой руками, точно играет на невидимой арфе.

Музыка постепенно затихает, и я подхожу ближе. То же делает и Драйден. Возможно, он не дает отчет своим действиям. В его взгляде я вижу восхищение, когда Дивиния благодарит публику своим серебристым голосом и объявляет новую песню.

Что-то быстро кольнуло сердце, как игла. Джентльмены предпочитают блондинок, значит?

Впрочем, если он не раз готов был связать свою судьбу с женщинами из рода Бересфорд, то тут вырисовывается определенный типаж. Нежная, аристократичная леди… Да, мне такой точно никогда не стать. Потому что по мне так это смертельно скучно!

Из раздумий меня выводят звук волынки, который смешивается с ударными, скрипкой, гитарами и флейтой. Темп песни довольно задорный, а сама Дивиния медленно начинает танцевать так, как будто она плывет по воздуху. Руки, затянутые в рукава из блестящего кружева, выплетают в воздухе подобные магическим узоры. Платье меняется под действием магии, и на боках и талии певицы появляются два вытянутых выреза, почти открывающих живот, а плотная ткань подола под кружевом превращается в белые шелковые полосы. При движении теперь можно видеть мелькающие время от времени ножки.

Когда Дивиния запела, я поняла, что не слышу ни одного знакомого слова.

– Да на каком языке эта песня? – ворчу себе под нос.

– На галльском! – Бри подступает ближе и берется пояснить. – Песня о женской магии, которая сводит мужчин с ума.

– А, вон оно что… – разочарованно протянула я и тут же вспомнила, о чем еще хотела спросить Бри. – Слушай, а тебе нравится группа Violet moon eclipse?

– Скажу, только если вы расскажете, почему на самом деле охраняете Кая и откуда вы его притащили, – девочка усмехнулась, подмигнула и показала кончик языка.

– Э-э-э… – тут же вырвалось у меня, и я чуть не отскочила от нее подальше.

Драйден словно окаменел и только переводил взгляд с меня на девочку.

– Шучу-шучу, – радостно захохотала Бри, заставляя нас облегченно выдохнуть, а своих друзей – прыснуть от смеха. – Знаю, что вы не можете сказать. «Информация засекречена» и все такое…

– Ну, так что с этой группой?

Девочка тяжело вздохнула и поправила очки, словно собиралась обсудить вопросы мирового масштаба.

– Ответ: нет. Уже не нравятся.

– Вау, а мне тут знающий человек сказал, что по ним чуть ли не все тащатся… – вспомнила я старика Тома из тюрьмы Даркуотер.

– Когда-то они были еще ничего так, хотя для меня слишком тяжеловаты… Но потом Джаспер Лим, кажется, посчитал себя чуть ли не избранным Богами всех миров разом! Группа начала писать совсем другое, и сейчас в их музыке для меня не осталось души… Хотя популярность продолжает расти. Возможно, из-за харизмы и привлекательности Лима.

– И это тот редкий случай, когда я полностью согласен с Бри… – вмешался в разговор Чаки и повел рукой, точно он заправский музыкальный критик.

Бри недовольно фыркнула, но потом сразу вернулась к приветливой улыбке. Кажется, у нее было очень хорошее настроение. Интересно, не связан ли с этим Кай?

– Вообще, мне куда больше нравится Ви и его группа! – многозначительно изрекла девочка.

– Ви? – удивленно переспросила я.

– Ну, – начала Бри, понимая, что ее собеседница не в теме, – Витторио, хотя говорят, что это не настоящее имя…

– И мрачные ребята с ним, – замахал руками Уандер, пытаясь изобразить развивающийся плащ за спиной. – Такие все, с вампирским имиджем. Поют лирические тяжелые баллады о нелегкой судьбе всякой нечисти! Кажется, у них даже была песня про судьбу Ван Райана. Вот бы вам с ними встретиться, столько бы материала дали для песен…

Чак кивнул на меня, а я вся напряглась от упоминания того, что у какого-то исполнителя может быть песня про Драйдена. Это последняя вещь, которую ему сейчас нужно слышать.

– Как грубо! – бросила в сторону Бри Филдс. – Давайте я лучше покажу. Возможно, у меня есть какие-то записи на этом элементе памяти.

Девочка принялась размахивать в воздухе рукой, а изображения на «проекторе» стали сменять друг друга так быстро, что я ничего не могла разглядеть. В моей голове запустился механизм экстренного поиска предлогов, под которым я бы могла вдруг утратить интерес и выйти из комнаты, прихватив с собой мелкого. Потому что тот явно заинтересовался и с плохо скрываемым любопытством пялился на область проекции.

На экране появилась замершая картинка какой-то сцены. Снято издалека, но я не без труда узнала во фронтмене Джаспера Лима. Как будто совершенно другой человек. В черных узких брюках с цепочкой на бедре, расстегнутой белой рубашке и черном жилете поверх. Короткие волосы выкрашены в черный, светлые глаза густо подведены темными тенями, а длинная косая челка скрывает добрую половину лица.

Он стоял на широко расставленных ногах у микрофонной стойки с белой блестящей гитарой наперевес. Рядом с ним с микрофоном в руках в центре сцены находилась девушка. Она почти не изменилась. Все те же черное каре и кожаный прикид, как на том постере концерта «Снег как пепел».

– Ой, кажется, на этом элементе памяти нету Ви, – извиняющимся тоном произнесла Бри. – Но, похоже, есть Вайолетс…

– «Вайолетс»? – переспросила я.

– Violet moon eclipse, конечно же!

– Я почему-то думала, что у них поет только Лим…

– Не совсем так, – помотала головой Бри. – Раньше, в начале карьеры, Натализа тоже пела, они тогда были парой. Но когда их популярность пошла в гору, Джаспер принял решение, что петь будет только он, а Нат стала постоянной басисткой. Они объявили о разрыве, но она осталась в группе, как музыкант. А Джас тогда начал напропалую встречаться со всякими моделями и светскими львицами из скандальных хроник…

Мальчишки явно заскучали. Все, включая Драйдена. Однако мое любопытство не дремало.

– А включи! – попросила я.

И она включила. Музыка была такой оглушительно громкой из-за звучания гитар и электронных аккордов синтезатора, что маленький полукровка зажал уши руками и выругался грубее, чем он обычно позволял себе в моем присутствии.

А я наблюдала за сценой на проекции жадно, как никогда. Ведь теперь у меня ее практически отняли. Песня была драйвовая, игривая и немного минорная. Она рассказывала историю о любовниках, чья страсть похожа на жестокую игру.

Натализа и Лим поразили меня в вокальном плане. Девушка могла петь высоким мягким голосом, а потом переходить в более низкие тональности. От Лима за версту веяло самодовольством, но оно и понятно. Вживую его голос звучал настолько хорошо, что в это было трудно поверить. И ему одинаково легко давался и чистый вокал и экстремальный. Чувствовалось, что они оба получают невероятный кайф, выступая.

«Где-то здесь к ним и подкралась известность на пару с разборками…» – невесело подумала я про себя.

Запись резко оборвалась. Зала погрузилась в полную тьму. Я едва не вскрикнула, когда посреди комнаты неожиданно появился стул и сидящий на нем мужчина в луче света. Его голова была опущена, и он закрывал лицо руками.

Началось протяжное вступление, наполненное электронными эффектами и перебором клавиш синтезатора. Мужчина поднял голову, и я с удивлением поняла, что это снова Джаспер Лим. Очередное преображение: на голове короткий ежик платиновых волос, а на обнаженном торсе и руках множество разных татуировок.

– Бри… что это? – обратилась я в темноту рядом.

Мужчина в центре комнаты и музыка замерли.

– А-а-а, вы не знаете? – раздался голос совсем близко. – Запись музыкального мини-эммершна Вайолетс. Называется «Маскарад». Теперь понятно, почему на этом носителе мало записей. Эммершны сжирают весь ресурс. Теперь еще и проектор разрядится…

– Мини-что?..

– Эммершн, – в очередной раз вклинился всезнайка Чаки. – Ну, это что-то типа спектакля, но когда все декорации и локации созданы как магическая иллюзия, и зрители могут находиться с актерами в одном пространстве и следовать за ними. Благодаря специальным маскам на зрителях актеры их не видят. Суть в том, что эммершны могут длиться несколько часов, а исполнители вынуждены находиться в образе без пауз и перерывов. Это высшая ступень актерского мастерства!

– Да! – подключилась Бри. – Эта запись была сделана как раз, когда группа начала постоянные эксперименты с музыкой и прочим. Лим тогда заявил, что хочет быть не только музыкантом, но и признанным актером!

Я нащупала вытянутой рукой плечо Драйдена (очень надеюсь, что его) и попросила Бри включить запись снова. Мальчишка вяло попытался стряхнуть мою руку, но быстро сдался.

В музыку вплетались слова, которые главный герой этой записи пел хриплым, будто шепчущим голосом. Он поднялся со стула в полный рост, и свет над ним на секунду погас.

Когда условный прожектор вновь выхватил певца из темноты, Лим уже находился в помещении, похожем на ванную комнату в каком-то запущенном дешевом мотеле.

Дыхание застыло. Как и время. Я не успевала следить за текстом песни, слишком захватило меня происходящее. Смогла разобрать что-то про потерю личности за чередой масок и про расставание. Джаспер Лим смотрел на себя в зеркало и выглядел откровенно больным. Или недавно отошедшим от дозы… какого-нибудь зелья. Татуировка, похожая на огромный черный крест, расчерчивала его голую спину.

В самой глубине зеркального отражения мелькнул силуэт эффектной блондинки в красном платье. Персонаж, которого играл Лим, резко обернулся назад и кинулся за женщиной. Снова оказался в сцене со стулом, где теперь появилась декорации двери, ведущей в никуда. На ручку двери был повязан тонкий красный шарф.

Солист Вайолетс взялся за ручку. Свет снова погас, сменилось место. Через всю темную обеденную залу протянулся освещенный неоном коридор, словно в каком-то закрытом клубе.

Казалось, коридор двигался по мере того, как по нему шел Джаспер Лим, бросая взгляды на целующихся тут и там людей в фривольных нарядах и полумасках. Он прошел мимо единственной одинокой девушки в коридоре, которая следила за ним. Это была Натализа, одетая в кожаную куртку и штаны. Впереди, где-то далеко маячил силуэт женщины в красном платье. Иногда она кокетливо оглядывалась назад.

Сцена все не кончалась, сменялась на несколько секунд перебивками, в которых по тому же коридору шли двое других мужчин из группы: то подкачанный здоровяк в очках-авиаторах, то светловолосый с бородой.

Наконец, когда Джаспер проходил мимо какой-то двери в бесконечном коридоре, та открылась, и женская рука с ярко-красным маникюром втащила его в другое помещение. Уже привычная смена сцены при помощи света, и Лим стоит напротив Натализы. Тяжело дышит и смотрит поверх ее головы, потому что прямо за спиной бывшей вокалистки находится та самая роскошная женщина в красном. Она совершенно недвусмысленно гладит Нат по плечам и, закусив губу, томно смотрит на Джаспера. Еще мгновение, и женщина со смехом толкает Натализу в объятия певца, те начинают страстно целоваться. Хотя Лим не закрывает глаз, все еще пожирая взглядом роковую красотку.

Женщина раскидывает руки и блаженно падает, как в замедленной съемке, на появившуюся из воздуха огромную кровать. Белые локоны колышутся, будто в воде…

 – Бри, вырубай! – кричу я. – Вам еще рано смотреть подобное! Чтобы при мне такого не было!

– Ну-у-у-у… – протянули все мальчишки разочаровано.

– Вырубай, говорю!

Под недовольный бубнеж подростков обеденная зала вернулась в состояние прежнего полумрака. Хорошей новостью было то, что за плечо я взяла Драйдена, а не кого-то другого. Так странно, что я способна коснуться его сейчас, но пройдет две недели, он станет собой, и все останется в прошлом, снова разделяя нас невидимой стеной.

Бри грустно повздыхала над затихшим «проектором», сокрушаясь, что заряд кончился. На ее щеках заметно горел румянец. Молчавший все время Нил так и вовсе прикрывал рукой красное лицо, в то время как Чак отчаянно его подкалывал и хохотал. Ван Райан же немного надменно смотрел на остальных ребят, чувствуя себя явно взрослее.

Вдруг дверь открылась нараспашку, и солнце из коридора практически ослепило меня, скрывая неизвестного визитера.

– Я ее ищу, значит, у себя в комнате, – черный силуэт на пороге заговорил недовольным голосом Джен, – а она тут не пойми чем занимается в темноте! Я уже успела столкнуться с Кроу, который при виде меня сказал только: «Кажется, еще одна проблема прибыла»…

Бри дернула темно-бордовые портьеры на ближайшем окне в стороны, и в залу хлынул солнечный свет, заставляя морщится присутствующих.

– Да не «не пойми чем»! – девочка двинулась к следующему окну. – На самом деле, мы с мальчиками собрались, чтобы немного поделать летние домашние задания. И зачем-то решили поставить фоном концерт Дивинии… А потом пришел Кай…

Сейчас, когда в зале стало светло, я действительно заметила на дальнем конце стола несколько небольших стопок книг.

– Ясно, – с теплым пониманием произнесла Джен, наконец переставая быть в моих глазах черным силуэтом в дверном проеме. – Вам нравится в школе?

Нил, с которого все еще не сошла краска, хмуро покивал. Чак сделал неопределенный жест рукой и промямлил что-то вроде «ме-е-е, ну, такое…» Одна лишь Бри, открыв последнюю штору, весело крутанулась вокруг своей оси.

– Да! Этот год обязательно сложится удачно! Мне достались классные домашние задания на лето! Например, доклад о кумире! Я над ним уже работаю…

– Про кого доклад? – полюбопытствовала Микел, а у меня перехватило дыхание.

– Про мистера Ван Райана, конечно же! – мило улыбнулась Бри.

Я почувствовала, как Драйден дернулся и вытянулся по струнке.

– А-а-а, – протянула подруга, искоса глядя на нас.

Так, нам пора валить и побыстрее. Ситуация становится неловкой и подозрительной.

– Джен, ты привезла то, что я просила? – тут же нашлась я.

– Да, привезла. Все в машине! – отчеканила она, понимая, к чему ведет беседа. – Извини, что не подъехала вчера. Были… дела. Пойдемте, поможете занести вещи в комнату!

***

На то, чтобы занести в поместье плазму, приставки, DVD-проигрыватель и даже игровой контролер для игры Guitar Hero (2)  нам потребовались аж целых полчаса.

– Похоже, в этом веке слишком много времени уделяют пустым развлечениям… – заявил Драйден, распаковывая ту самую гитару-контроллер и с недоумением ее разглядывая.

– Хэ-э-эй! – мы с Джен одновременно оглянулись в его сторону, хотя были заняты креплением телевизора напротив кровати.

После этого мы твердо решили, что заставим его оценить двадцать первый век, чего бы нам это ни стоило. Начать собирались с тяжелой артиллерии – оригинальной трилогии «Звездных войн».

Загрузили диск, набросали на пол в изножье кровати подушек и постелили плед. Мелкому пришлось кратко объяснить, что фильмы – это что-то вроде спектакля или эммершна, но на экране. У Драйдена особо восторга наш рассказ не вызвал, он только скептически поднял бровь.

Джен купила чипсы и колу. Каким-то образом ей удалось соблазнить Ван Райана на неправильный перекус и уговорить его присесть к нам.

Когда начался первый фильм, мне показалось, что нас ждет самый адский просмотр за всю жизнь.

Драйден критиковал все и задавал кучу вопросов. То Люк неправильно держит световой меч, то, будучи взрослым, играет в игрушки. Пришлось объяснять, что такое дройды, сравнивая их с големами, и про космические корабли тоже. Когда мы с Джен уже были в отчаянии, он угомонился и где-то под конец первого фильм даже начал получать удовольствие.

В каждой сцене, когда появлялся Дарт Вейдер, мальчишка смотрел на экран, как загипнотизированный. И как же мы с Джен втихую посмеивались, когда Драйден откровенно прикусил ноготь на большом пальце от напряжения во время той самой сцены, где один из лучших киношных злодеев в истории признается в своем отцовстве. Он даже чуть не прокричал знаменитое «Не-е-ет!» вместе с героем космо-оперы.

Дженнифер загибалась от смеха, почти рыдая, а я пыталась задавить хохот стаканом колы. Получалось плохо, но мне почему-то стало так уютно и легко на сердце. Не было никакой спешки. В нашей с Микел компании Драйдену больше не было некомфортно. Я вдруг поймала себя на мысли, что это лучший вечер, что у меня был за все последнее время. Его хотелось сохранить в памяти навсегда.

***

На следующий день, как только проснулась, я обнаружила стоящего над собой мелкого с деловито сложенными на груди руками. Демонстративно отвернулась лицом к спинке дивана, но он уже был тут как тут и смотрел на меня еще более требовательно через сплетение декоративных узоров.

– Молодой господин, – начала я хрипло, издевательски подражая речи феи Мими, – вас разве не учили, что не стоит будить леди?

– Ты – не леди, – отмахнулся Драйден, а у меня, кажется, задергался глаз.

– Отлично, – я снова перевернулась с боку на бок, возвращаясь в прежнее положение. – И чего вам надо от несчастной, сонной «не леди»?

– Я хотел бы попрактиковаться! – выпалил он разом, нависая уже над моим лицом и подушкой.

– Допустим, – отозвалась я с зевком и прикрыла глаза. – И в чем же?

– В фехтовании, стрельбе из арбалета, владении копьем, верховой езде. Последнее будет затруднительным. Мастер Флориан готовил для меня коня лично. Прошел не один месяц, прежде чем Буря ко мне привык…

– Воу-воу-воу! – я поднялась на диване, кутаясь в плед, и выставила одну руку вперед. – Погоди-погоди… Не так быстро. Зачем тебе это? Я же с тобой и смогу тебя защитить…

Мелкий недовольно поджал губы и раздул ноздри.

– Тренируясь, ты готовишься ко всему! Я – мужчина! И я не желаю полностью полагаться на девчонку, пусть и демона!

При этих словах я недовольно скрипнула зубами и бросила на него гневный взгляд исподлобья. Драйден же не чувствовал, что он вообще сказал что-то не так.

– Хрен с тобой! – выругалась я к неудовольствию мелкого. – Начнем с фехтования и им же ограничимся. Привлекать к тебе лишнее внимание в поместье я не собираюсь!

К вечеру того дня мне удалось уговорить Барбару выдать нам пару мечей. Собственно, это были те самые полуторные мечи, которые до этого висели в библиотеке. Теперь каждый вечер, когда солнце почти садилось за горизонт, мы с Драйденом уходили из дома. Никто из детей не должен был нас видеть или слышать, хотя я подозревала, что однажды они узнают и об этом.

Наверное, на меня напала какая-то ностальгия, и я приводила мелкого на берег озера. Красота здешних мест не производила на Ван Райана того впечатления, что на меня. Звуки леса и плеск воды должны были умиротворять, но почему-то мальчишка становился в эти моменты увереннее и агрессивнее, будто чувствовал себя в своей стихии. Особенно, когда брал в руки меч.

Поначалу я боялась, вдруг оружие окажется для него слишком громоздким, но ошиблась. Он уже владел им гораздо лучше меня и делал это легко, красуясь перед своей противницей.

Что ж, я никогда не была мечником. Да, Сьюкка учила меня обращаться с бокеном, но никогда не давала в руки сталь. Да и стиль владения очень сильно отличался от европейского оружия. Я помнила основные стойки и удары, но этого было мало, и Драйден не раз и не два позволил себе позубоскалить над моей техникой.

Конечно, это порядком выбесило, и тогда я перешла на саи, которые ощущала, как продолжение своих рук. Сперва мальчишка только посмеялся над моими «крошечными трезубцами», но, когда я с легкостью пару раз вывернула меч из его рук, насмехаться перестал. Саи и были задуманы для такого ведения боя.

Почему-то это странным образом сдружило нас, когда мы понаоставляли друг на друге алых порезов. Впрочем, они регенерировали так быстро, что нам оставалось только смеяться. Никто из нас не мог причинить существенный вред другому. Больше Драйден не вел себя со мной как напыщенный мелкий индюк. Во всяком случае, большую часть времени.

Днем нам приходилось скрываться в комнате не только от солнца, но и от компании Бри, Чака и Нила. Поэтому мы смотрели фильмы и иногда даже играли на консолях. К моему глубочайшему удивлению, больше всего Драйдена заинтересовала игра Guitar Hero. Он освоил ее за пару вечеров. Ловкость рук и скорость реакции сделали свое дело. Мне оставалось только грызть ногти и недоумевать – ничего подобного у меня не получалось.

Со своего первого визита Джен почти не появлялась в поместье, хотя регулярно писала смс-ки, что хотела бы проводить со мной и мелким больше времени. И скоро причина тому нашлась. Нет, дело было не в том, что ее не отпускали с работы. Зенави, напротив, был бы рад получать отчеты не только от меня по электронной почте, но от нее лично, вот только…

Однажды, когда Микел была в поместье, она надолго покинула комнату и пропала. Выйдя в коридор на поиски, я увидела, как она ходит туда-сюда у лестницы, прижимая плечом трубку мобильного. Подруга хмурилась так, что даже на расстоянии это было легко заметить. Дженнифер ругалась и повышала голос, и я не сразу поняла, что говорит она с Эндрю. Выходило, что он был против наших безобидных посиделок.

Мне стало очень стыдно черт знает за что и грустно. Я не стала выдавать себя и юркнула назад в комнату. Драйден догадался, что со мной что-то не так, и даже попытался проявить любопытство, но я только покачала головой. Это не мое дело. Никогда не нужно влезать в отношения. Даже отношения друзей. Ничем хорошим подобное не кончится.

Думаю, что Джен тогда меня видела. Потому что на следующее утро решила мне отомстить.

Я проснулась от звука вспышки поларойда и с ужасом поняла, что заснула вчера сидя на полу. Обложившись подушками и привалившись к изножью кровати спиной. На моем плече лежала чья-то голова. Скосив глаза на плечо, я едва не закричала.

Заткнула рот обеими руками и, яростно работая ногами, отползла в сторону.

Драйден что-то сонно пробормотал. Его голова опустилась на грудь, но он не проснулся до конца. Мальчишка полусидел в той же позе, что и я минуту назад. 

Было еще очень рано. Около пяти утра. Да, в это время полукровка всегда спал крепче всего. Кажется, мы так и заснули, когда смотрели «Назад в будущее».

Я выставила руки за спину и повернула голову в сторону стоящей у двери Джен. Она хитро улыбалась и помахивала фотографией в свободной руке. Второй рукой девушка держала поларойд.

У меня глаза полезли на лоб, а рот непроизвольно открылся.

– Боже, какая милота! – только и произнесла она, с любовью глядя на почти проявившийся снимок. – В самый раз для Карты Счастья, Времени и Дружбы!

– Джен, ты с ума сошла! – сорвалась я на хриплый шепот. – Уничтожь снимок! Представляешь, что будет, если он где-нибудь всплывет! Отдай…

Продолжая шептать, я подскочила с пола, но Джен вовремя подняла руку вверх. Из-за ее роста мне теперь оставалось только подпрыгивать. Или взлететь.

– Не волнуйся ты так! – улыбалась она. – Ничего не случится. Не буду я его вешать на Карту. Просто спрячу подальше.

– Отдай, а то спалю его…

– А с чего ты решила, что снимок единственный? – вскинула бровь подруга.

Взглядом я тут же просканировала Джен с головы до пяток. На одном пиджаке уже имелась пара карманов, а еще есть брюки. Да и внутренний карман тоже мог быть.

Я опустила руки, вздохнула и сдалась. Микел спрятала фото за спину и склонилась к моему лицу. Осмотрела его внимательно и пришла к неутешительному выводу.

– Слушай, ну, и видок у тебя! Ты чем вообще по ночам занимаешься?..

– Книги читаю! – тихо бросила я и посмотрела на мелкого, чтобы убедиться, что тот все еще спит.

– Книги? – на этот раз совсем тихо удивилась Джен.

– Угу, по психологии подростков. Спасибо Маку и Интернету.

– Ну, и как? Нашла что-то полезное? – тон ее голоса изменился на понимающий.

– Нашла-то я много чего, но трактата «Что делать, если отец ребенка убийца и многовековое чудовище?» еще никто не написал…

– Да уж, – Джен погрустнела, и ее плечи опустились.

Однако она нашла в себе силы снова изобразить улыбку, взъерошила и так лохматые волосы у меня на голове и сказала, что ей пора на работу.

Вот так всегда! Ну, и ладно. Я зевнула, перетащила мелкого на кровать, укрыла одеялом и отправилась досыпать на неудобный диван.

Так незаметно к нам подкралась первая неделя сентября. Скоро все это закончится. Еще пара дней, и действие сыворотки должно будет развеяться. Мы все на это очень надеялись.

Через несколько часов меня снова разбудила какая-то беготня в коридоре. Я чертыхнулась и поднялась с дивана. Драйдена в комнате уже не было, но меня это не напугало. Вставал он всегда раньше, чем я.

С раздражением открыла дверь комнаты нараспашку и уже собиралась прокричать что-то нелестное, как увидела невероятно обеспокоенную Бри, шатающуюся по коридору. Она кусала бледные губы, а взгляд лихорадочно метался из стороны в сторону.

– Мисс Кристина, простите… – начала она, почти заикаясь. – Сегодня в школе ежегодные танцы перед началом учебного года…

У меня на затылке выступил пот. Она что, хочет пригласить «Кая» на танцы?

– …я хотела перед мероприятием сдать несколько книг в школьную библиотеку, но все никак не могу найти энциклопедию по истории. Вы или Кай ее не брали случайно? Раньше она лежала в обеденном зале вместе с другими книгами… На самом деле, пропала еще одна книга. Моя. Биография мистера Ван Райана, написанная Самантой Стефанис…

Сначала я мысленно выдохнула и промычала, что вряд ли, а когда Бри побрела по коридору, что-то печально бормоча себе под нос, меня как раскаленной иглой кольнули в одно место.

Я захлопнула дверь и крепко сжала ручку. Нет, он не мог их взять. Не должен был! Почему тогда не сделал это сразу, в первые дни, когда услышал про доклад Бри? А если взял?..

От сонного состояния не осталось и следа, словно ледяной водой окатили. Я снова посмотрела на пустую кровать. Черт, мелкий! Не читай их, прошу тебя!

Я бегала по комнате и переодевалась в свежую майку и джинсы. А потом на миг сжала в ладони перстень, что болтался у меня на шее. Он был холоден. Холоднее обычного. Надеюсь, с Драйденом все в порядке… Но мне некогда рассусоливать!

Времени методично обшаривать поместье у меня не было. Сегодня здесь было слишком шумно в связи с предстоящим началом учебного года и вечерними танцами. Я просто меряла шагами коридор третьего этажа, смотрела в пол и судорожно перебирала в голове догадки.

Куда пацан мог пойти? Куда-то, где, он точно знал, что его не потревожат. Обеденный зал и холл отпадают. Подвалы, бальная зала, гостевые и жилые комнаты закрыты на ключ и с помощью магии. Оранжерея? Нет, слишком много солнца. Лес или склон у озера? Все еще слишком много открытого солнца. К тому же велик риск, что его бы заметили. Трудно не заметить одинокую фигуру, удаляющуюся от дома, при свете дня.

Я замерла на месте. Библиотека! Детям не нравилось там бывать и заниматься. В библиотеке всегда очень темно и нет солнца из-за огромного количества книжных шкафов и трех узких окон с разноцветной мозаикой, больше похожих на вытянутые бойницы. Проводить время в этой части дома любила только леди по вечерам, а также ее Защитник.

«Не бежать! – твердила я себе, аккуратно и тихо спускаясь на второй этаж. – Иначе он может тебя услышать…»

Когда я со скрипом отворила тяжелую деревянную дверь в библиотеку, то сразу поняла, что в ней еще недавно кто-то был. Меня встречал не обычный полумрак, прорезаемый тремя разноцветными пятнами света, которые падали на каменный пол в центре помещения. На камине, который располагался напротив входа, как раз под теми самыми окнами, стоял зажженный канделябр. Я чувствовала в воздухе запах только что затушенных свеч. Еще здесь пахло книжной пылью, потому что убирать такое огромное помещение было затруднительно даже с помощью магии.

Прищурившись, оглядываю книжные стеллажи, словно вырастающие прямо из пола. Такие огромные, что к ним были приставлены такие же высоченные лестницы.

– Мелкий, ты тут? – честно спросила я, поворачивая голову налево, где в каменной стене виднелась арка с верхней дугой в форме трилистника. 

И напрягла слух так сильно, как только могла. Скрип. Едва слышный вздох. Я медленно двинулась во вторую комнату. Здесь было абсолютно темно, но глаза быстро привыкли.

Все заставлено стеллажами в человечески рост в несколько рядов, а над ними нависал широкий балкон с резными деревянными перилами. Я с легкостью заскочила на них и увидела массивный деревянный стол в центре балкона с небрежно отодвинутым в сторону стулом. Запах еще теплого воска усилился. На краю стола стоял недавно затушенный подсвечник.

Мягко спрыгиваю с перил и обхожу стол вокруг. В окружении разбросанных книг, прислонившись спиной к ящикам стола и подтянув ноги к себе, сидел Драйден. Он молча уставился на раскрытую книгу, лежащую перед ним. Судя по ее толщине, это была та самая школьная энциклопедия по истории.

Я подошла к нему ближе и опустилась на колени рядом. Открыла рот, пытаясь придумать, что сказать ему, но Драйден меня опередил.

– То, что написано в этих книгах, это все правда? – спросил он тихо и слабо кивнул на энциклопедию.

Рядом лежала еще одна книга с черно-белой фотографией на обложке. Его фотографией. Если в школьной энциклопедии еще могли что-то зацензурить, например, то, что Валери была беременна, когда ее убили, то в биографии, рассчитанной на взрослую публику – вряд ли.

Я тяжело вздохнула и тупо тряхнула головой.

– Но почему?.. – Драйден резко развернулся ко мне, его глаза блестели от слез, которые он едва сдерживал. – Почему отец так поступил с моей женой? С мастером Флорианом и госпожой Агатой?! С Селестией? Я… я…

Он набрал воздуха в легкие, пытаясь изо всех сил взять себя в руки.

– Я понимаю, что он… он похитил маму. Они воевали с моим… с Карлом Дешвудом. Селестию он наказал за проступок, но что ему сделали Флориан и его жена? Зачем ему смерть Валери!? Почему?

– Я… – повторила словно эхом за ним, смотря в светящиеся от боли голубые глаза. – Я не знаю… Да и никто не знает.

Драйден стиснул зубы до скрипа, опустил голову вниз, но тут же спросил:

– Ты здесь, потому что та девочка, Бри, ищет свои книги?

– Драйден, я…

И тут из него полились слова, которые звучали в моей голове звуком тонкого трескающегося стекла.

– Я помнил про эти книги. Не стал брать их сразу, ждал, когда подойдет к концу действие этой проклятой сыворотки, а теперь… – он стиснул зубы еще сильнее и прикусил губу почти до крови.

Я сама не поняла, как положила ладони на его вздрагивающие плечи, отчего он резко вскинул голову и посмотрел на меня полными слез глазами.

– Теперь все будет хорошо, – улыбнулась я и нервно рассмеялась собственной самонадеянности. – Знаешь, для меня ты стал примером. Примером того, кем даже нечеловек может стать, если будет бороться. И я рада, что знаю тебя. Даже таким, мелким и… чертовски человечным.

– Но моя матушка, Валери, Флориан и Агата… Все, кто был добр ко мне… – его еще сильнее затрясло в моих руках, и он дернулся вперед. – Это я виноват… Это все из-за меня!

– Нет, – я помотала головой из стороны в сторону. – Прошлого не вернешь. И твоей вины тут нет. Никто не может быть виноват просто в том, что родился…

– Но как же… – Драйден обмяк и замер, не способный произнести больше ни слова.

Его тело похолодело еще сильнее, как и кольцо, что висело у меня на шее. Сейчас оно практически жгло кожу.

– Поплачь, – вдруг произнесла я. – В этом нет ничего зазорного…

– Я сильный, я не должен плакать! – вновь встрепенулся мальчишка, сбрасывая мои руки, и снова закусил губу, пытаясь подавить всхлип.

– Каждому иногда нужно плакать. Пока мы можем чувствовать боль, мы живы…

Я не знаю, кто или что говорило во мне в этот момент, но меня пронзило какое-то странное, звенящее чувство. Словно паралич охватил все мышцы тела и лица. Неожиданно он потянулся вперед, уткнулся лицом мне в плечо, как котенок, и расплакался.

На самых кончиках моих пальцев зародилась дрожь. Через мгновение она охватила руки до самых плеч. Все округ было похоже на сумасшедший иллюзорный сон. В носу защипало. Собственный взгляд вдруг затуманила пелена.

Это желание шло из самого сердца. Я закрыла глаза, осторожно подняла руки и обняла вздрагивающую спину мальчишки.

________________________

1) Название главы - "Путешествие в прошлое" (англ.)

2) Музыкальная игра для игровой консоли PlayStation 2. Суть игры заключается в симуляции исполнения музыкальной композиции на электрогитаре, для чего используется специальный игровой контроллер, внешне похожий на уменьшенную гитару Gibson SG. Игра содержит 30 популярных рок-песен.

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий