Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ложное солнце False solar
4 - 2. Total Paranoia / Тотальная паранойя

               

4 - 2. Total Paranoia / Тотальная паранойя

                          *by Serj Tankian





В течение недели Лиля несколько раз встречала Лоткова подобным образом. «Совершенно случайно». Точнее, он всегда находил очень важные поводы и увязывался за ней. Они разговаривали обо всём и одновременно ни о чём. Лиля рассказала ему историю своей жизни, некоторые виды на будущее и взгляды на жизнь. Они делились музыкой, впечатлениями и даже спланировали вместе сходить на новый фильм о Звёздных войнах. Лиля пыталась держать дистанцию, но, каждый раз выходя из дома, встречала один и тот же обезоруживающий жест – стакан кофе и небольшой очерк предыдущего дня, предоставленный в виде шутки.

Очередная лекция. Отвернувшись к окну, она лежала на вытянутой руке, пытаясь анализировать свои действия. Тело охватывал мандраж, и ей хотелось биться лбом о парту.

«Так продолжаться не может».

Шла пятнадцатая минута второй пары. Ещё не успевшие проснуться ребята дремали, лежа на парте или припадая к руке. Второй час истории явно не пробудил будущих студентов к стремлению учиться, скорее, действовал почище хорошего снотворного. Новое поколение более склонно к бессмысленному созиданию скоротечного времени. Геройство и сухие знания уже давно не в моде. Ребята припадали к парте, пытаясь абстрагироваться от зычного голоса преподавателя. Где-то слышались звуки присутствия телефона.

Зашедший в класс Лотков, оглянул бестолковое действо и прошествовал мимо. Он как всегда опаздывал и незаметно ступил в класс. Лёгким шагом прошел к её парте. Одним движением ладони он приказал соседке Лили свалить в закат. И без спросу опустился рядом с ней, кинув рюкзак на стол. Лиля хлопала ресницами и, казалось, ничего не понимала.

Лиля оглянулась, пытаясь найти этому разумное объяснение. Закончились вакантные места? Вроде нет, много свободных. Может, его друг сегодня решил не появиться на паре? Тоже нет, спокойно посапывает на галёрке.

– Чего ты высматриваешь, президент? – он привлёк её внимание, разворачивая за плечо к парте. Лиля почувствовала, что входит в какой-то круг доверия, и ей это не понравилось. Однажды она уже подписалась на некую должность и теперь выхватывает по полной.

– Подозрительный ты человек, – прошептала Лиля, щуря глаза, при взгляде на него.

«Подозрительный парень... Подозрительный. Что ж такое с твоим лицом, раз ты так спокойно можешь надеть глупую маску?» – ругалась она про себя.

– Тебя до сих пор не отпустило? – наигранно возмутился он и достал из рюкзака книгу. Он положил её перед девушкой и довольный выжидал похвалы.

Лиля притянула книгу к себе. Стандартная обложка без изысканных рисунков и изображений. Название – «Путешествие вне тела» и автор. Лаконичный формат всегда вселяет большую надежду. Но зачем он принёс ей это?

– Вот, я вспомнил, что ты интересуешься этой темой. Вчера пробегал мимо библиотеки и стащил пару книг, – сказал Лотков, хвастаясь.

– Стащил? – воскликнула Лиля слишком громко. Учительница насторожилась, но замечаний не сделала.

- Да взял на время, – успокоил он её. – Вернёшь, как прочитаешь. Так почему тебе интересны осознанные сны?

– На днях приснился интересный сон, – начала Лиля.– Пытаюсь в нём разобраться.

– Что за сон?

– А всё тебе расскажи, – фыркнула Лиля, отгораживаясь. 

Она обернулась, чтобы удостовериться, что к ним нет пристального внимания. Лиля покрутила в руках книгу, про себя немного гордясь собой. Мысль, что он потратил время ради того, что ей интересно, согревала. Одновременно, она чувствовала постоянный подвох. Он обязательно должен быть!

– Меня не будет пару дней, – заявил Лотков, будто отчитываясь. – Нужно отлучиться по делам. Надеюсь, ты не будешь скучать. 

Он уткнулся в парту и больше не сказал ни слова, даже не посмотрел. Лиля долго за ним наблюдала и все больше путалась насчет него. Он доказал ей, что глаза могут врать. Вся его мимика была либо очень живой, меняющейся по настроению, либо не выражала ничего, будто принадлежало человеку без чувств. Это не двуличность, а что-то другое. Неуловимое.Лиля никогда не встречала таких людей, поэтому у неё рождалось желание узнать о нём как можно больше. Лиля с трудом признавала, что ведёт себя, как маленький ребенок. С увлечением рассматривает новую игрушку, изучает возможные варианты игры и как игрушка себя ведёт. Оставалось только надеяться, что он также быстро ей надоест. Она ни один раз задумывалась о нем на лекции и не только. Её раздражало, что Лотков постоянно витает в мыслях, но все же ловила себя на этом. Взгляд то и дело останавливался на его спящей персоне, она не могла на него не смотреть.

«Я не могу контролировать свои действия. Верни мне мои мозги, изверг!»

Лекция продолжалась, и Лиля попыталась сосредоточиться на ней. Она с сожалением заметила, что сомневается в таблице умножения. Хорошо отдохнула! Что тут скажешь?! Она направила грустный взор на доску, все больше ужасаясь своей памяти. На доске стали появляться новые и новые уравнения. Цифры, иксы, игреки, дроби, логарифмы, косинусы, котангенсы. Все смешалось в голове.

                                                                                   * * *

Прозвенел спасительный звонок. Он обрадовал бодрствующих и разбудил спящих. Лиля демонстративно кинула учебник в портфель и накинула его на плечо. Встала со стула и, не смотря в сторону Лоткова, вышла из кабинета. Лиля и Анжелика засели в ближайшем кафе. Летом столовая закрыта на каникулы и коротать время приходилось, где придётся. Погода позволяла сосредоточиться на веранде. 

Лиля застыла, наблюдая, как подростки гоняют по траве пса, выкидывая диск на разные дистанции. Счастливый пёс носится, шерсть и уши назад, жадно вгрызаясь в летающий пластик. Анжелика рассказывала ей очередную историю о обнаглевшем поклоннике. А Лиля лишь видела, как прекрасно изменяется лицо, поддаваясь эмоциям. Дева знает, на что она способна и как может себя преподнести. 

«Женщина, знающая о своих выгодных сторонах – одно из самых опасных существ», – всегда говорила Анжелика, если ей указывали на излишнюю манерность.

– Ты опять меня не слушаешь! – улыбнулась, словно ангел, Анжелика. Впрочем, чтобы она не делала, она умела себя преподнести в совершенстве. Сегодня она выглядела слегка растерянной и ковырялась в тарелке с салатом без энтузиазма.– В общем, надеюсь Эдуард отстанет от меня раз и навсегда. 

-Кто? – спросила Лиля, ковыряясь вилкой в пироге.

- Чудила, который увивается за мной уже месяц, рассерженно заметила Лика. – Ты скоро застрянешь в своих фантазиях! Влюбилась, да? Видела, как ты шатаешься неделями с Лотковым.

Лиля покраснела вплоть до ушей. Почему-то простой вопрос вызвал ощущение, что ее поймали с поличным.

– Ты что, нет! Просто мы случайно встретились. Слу-чай-но. Случайно, слышишь?

– Случайно каждый день пересекаетесь... Не слишком ли много случайностей? Кажется, Лиля сейчас сбежит от дьявольских глаз подруги, ловко бьющих в самое больное.- Быстро же он привел в действие свое прославленное обаяние, – она пытливо устремила взор на Лилю. Лиля взглянула в глаза Анжелике и обожглась.

«Неужели и правда? Я и Лотков? Да не может быть», – подумала Лиля про себя. – «Я не могла так оплошать. Нет-нет-нет». В этой ситуации она бы просто замолчала, если бы она серьёзно ничего не почувствовала к этому человеку, но почему то это её задело и Лиля начала взгромождать одни оправдания за другими. Когда человек начинает оправдываться, да ещё и с таким рвением, он сразу сам себе машет белым флагом.

– Я могу влюбиться только в этот пирог! Кажется, он сотворён божественными руками, – произнесла Лиля с набитым ртом. Далее она пробурчала под нос опровержение наступлению Анжелики. Лиля насупилась, на этот раз безуспешно оправдываясь перед самой собой.

– А где Ирка? – ловко перевела тему.

– Ирина убежала к клонам, – ответила Анжелика безразлично, потеряв к пыткам полный интерес. В руках снова появился злополучный телефон.

– Кто это?

– Клоны? Понятия не имею, это кто-то из её общества. Ранее о них не слышала, но сегодня Ирка позвонила мне, чтобы сообщить эту крайне важную информацию.

Лиля кивнула, заканчивая тему, и стала рыться в сумке, чтобы найти телефон. Но рука наткнулась на утреннюю газету, неведомо каким образом застрявшую между учебников. Со странным чувством она вытащила её и положила на стол. Потупив взгляд, Лиля отвела его в сторону.

– Что это? – с интересом воскликнула Анжелика и притянула газету к себе. – По утрам газеты читаешь? Лиля поёрзала на сидении, настраиваясь и напрямую спросила, как будто это был главный вопрос в жизни:

– Ты веришь в сверхъестественное?

Лика улыбнулась то ли ласково, то ли принужденно, вроде того, как смеются над плохими шутками, то ли по привычке.

– Это был какой-то каверзный вопрос или я чего-то не понимаю? О каком сверхъестественном идет речь? О привидениях, ведьмах, колдунах и экстрасенсах? – Лика глянула на подругу с неподдельным интересом. Для неё казалось непривычным этот внезапный интерес.

– Ну, в общем, да. Об иных силах, – нехотя ответила Лиля, ковыряясь в салате. Ей стало жутко неловко.

– Как можно верить в то, что не видишь? Конечно, можно допустить существование сил мысли и инопланетян. Но где-то далеко. Не здесь. Мне кажется, Тэрра слишком груба для этого. Найдут миллионы людей, что скажут, глядя на зеленого человечка: «Тебя не существует! Ты мой глюк!» и, благодаря силе мысли, НЛО растворится.

- Предполагаю, что я верю в сверхъестественное, но в то же время во мне столько всего противоречивого, что скорее я буду все отрицать.

– Ты слышала о человеке в бело-красной маске? Говорят, он обладает нечеловеческой силой. Загадочно, да?

– Смотрю, тебя частенько интересуют загадочные люди. То Лотков, то человек в маске, – Лика расхохоталась, и задорно зажглись две звезды в её глазах. Она прочитала эту статейку, так заинтересовавшую Лилию. Бросила подозрительный взгляд на Лилю. – Да чушь это все! Неужели ты веришь вовсе сказки СМИ?

– Ну, может быть, это не сказки? Может быть, это и вправду было? Самое главное, что этот юноша нападает только на преступников: грабителей, мошенников и даже убийц. Представляешь, недавно он поймал вооружённого грабителя магазина и справился ведь с ним, чертяка.

– Я не могу понять, почему это так тебя волнует? – подозрительно спросила Лика, наклонив голову.

– Ну... Как же. Он защищает людей от зла. Ну не герой?

– Согласна, герой! Только если б это правда была, а так – чушь это все. Детские сказки СМИ, – сказала Лика и укорительно покачала головой.


                                                                             * * *


Вечером было объявлено собрание студсовета. В кабинете завуча собрались новоизбранные президенты классов, директор и завуч. Глава школы посвящал их в курс событий. За эти 3 часа Лиля умудрилась поспать с открытыми глазами, писать столько, что потом болело запястье, выучить все мелкие вещи в кабинете завуча и заглядывать в блокнот одному ботанику из 11 класса. Поначалу он записывал под диктовку, но когда и ему надоело, стал рисовать на чистых страницах персонажей из комиксов. И рисовал он довольно неплохо.

Наконец, собрание закончилось, и директор всех распустил. Мелкие разбежались быстрее всех. Одиннадцатиклассник собрал блокнот с рисунками. Наверняка, готовит к выпуску свой первый рисованный комикс. 

И вот, Лиля осталась одна. Она шла по пустующему коридору школы, где освещение исходило только от попадающих в окна лучей уличных фонарей. Как-то страшно было идти по непривычно опустевшему залу. Казалось, вот-вот из-за угла выпрыгнет монстр из детских снов или маньяк из фильмов ужасов. Лиля, кстати, не верила в существование приведений и не упокоенных душ. При скептиках она одобрительно кивала головой после слов «Эта полная чушь». Но любой тёмный переулок или пустующее разваленное помещение тут же закапывали скептицизм куда подальше. Осторожно ступая по типичному школьному линолеуму, она вслушалась в громоздкую оглушающую тишину. Вдруг, словно молния в ясную погоду, раскатился шорох где-то сзади. Лиля как подскочила от испуга! Там точно что-то двинулось... Обернулась, сердце, будто грохнулось в пятки и стучало громко-громко, словно от него были проведены наушники.

«Что там такое? Точно ужас какой-нибудь!» – подумала Лиля и замерла от испуга.

Где-то в темноте зашевелились тени. Она точно видела длинные ноги и, кажется, с когтями.

– Ааа! – взвизгнула Лиля и бросилась бежать по коридору к выходу.

Сердце стучало втрое быстрее, а дыхание прерывалось, но она все равно стремилась к выходу, как к спасителю. Выход был, как свет в конце тоннеля. Причем это в буквальном смысле было правдой. Сквозь темный беспросветный коридор комнатка ночного сторожа светила таинственным грязно-желтым свечением. Добежав до спасительной будки, она отдышалась. Девчонка оглянулась назад, посмотрела на прошедший маршрут. Никогда не бегала так быстро.

– Ты что орешь, оголтелая? – по-старчески заклокотала дежурная.

– Да я навернулась о порожек, Настасья Олеговна! До свидания, Настасья Олеговна! – оттараторила Лиля и попрощалась со сторожем полупоклоном.

Лиля без лишних задержек вышла из школы. Шла в темень по проспекту, где почему-то, казалось, вымерли все люди. Обычно в это время в городе стоят пробки. Сотни и тысячи машин толкаются, сигналят, ругаются и пускают дым в воздух. Но сейчас – ни души: ни молодежи, ищущей ночной романтики; ни компании празднующей или куда-нибудь идущей. Стояла невыносимая тишина долгая и оглушающая своей бесстрастностью. Сердце Лилечки сжалось и застучало. Она прерывисто вдохнула одним глотком воздух в лёгкие и прижала к груди сумку.

«Не должно быть так, что б людей в девять часов на улицах не было! Слишком странно. И страшно. Впрыгнет что-нибудь из-за угла и – прощай, Лилечка!»

Она застыла перед аркой. Следовало бы в неё войти. Но так было темно в этой арке, что ноги не хотели идти внутрь, а всячески противились и упирались. Лиля с замиранием сердца шагнула вперёд. Послышался склизкий звук под ногой: недавно прошел дождь. Кровь отлила от лица, и кожа побелнела от страха. Шкрх! Лиля услышала шорох за спиной. Снова шорох. Наверное, почудилось. Нет, не почудилось. Следом по арке расползлось шипение. Прибавила шаг.

– Я так голоден, – шипящие буквы складывались в знакомые слова. – Убить!

Лиля взвизгнула и побежала к дому стремя голову. Ноги сами собой понесли её прочь. В этот день ей особенно везёт на какие-то ужасы.

– Убить девчонку!

Волосы закрывали обзор. Она упала на асфальт и ударилась коленками. К тому же содрала кожу с ладоней. Из глаз посыпались слезы от боли и страха. Казалось, что её душу пытаются выдрать из груди. Какой же маленькой казалась её и так одна пятимиллионная душа! Вдруг она почувствовала, как запястье обвивает что-то склизкое и неприятное. Лиля окоченела и не могла сдвинуться с места. В мыслях крутилось одно: «Спасите, спасите». Как ответ на мольбу, чьи-то сильные руки схватили её за талию и подняли с земли. Она тут же оклемалась, отшатнулась и глянула в темень. Человек в чёрном костюме заслонил от пугающего монстра с красными, светящимися глазами. Одежда скорее напоминала униформу. И принадлежала отнюдь не привычному стилю мегаполиса. Чёрная мантия, приоткрывающая перетянутый ремнями пояс, струилась с плеч. Плотные штаны с карманами облегали голень и переходили в массивные ботинки с металлическим носком. По штанине жгутами крепилось холодное оружие – метательные ножи. Руки забинтованы чёрными эластичными бинтами почти до костяшек. Белая маска закрывала лицо так, что даже очертания рассмотреть невозможно. Маску пересекает красный узор с шипами и красным же очерчены глаза.

«Максимальное инкогнито».

Лиля ошарашено оглядывала этого человека. На ощущение ему не больше 25. Крепкое телосложение, но юноша ещё молод. Впоследствии, когда она услышала его голос, девчонка в этом убедилась.

– Цела? – послышался его голос приглушенно из-под маски. Лиля кивнула и добавила: «Ага». Она, цепенея, протянув руку к нему, и дотронулась ладонью до спины юноши. Настоящий! Не глюк!..

– Ты смотри. Едва знакомы, а уже производишь наступательные романтические действия! Ай-яй-яй.

– Я – ничего! Ничего такого... – оправдывалась Лиля. Она отмахнулась руками.


Человек в маске обернулся назад, оглядывая окрестности. Он действовал на удивление уверенно. Уж в Энбурге кто-то да покрутил у виска, наблюдая подобный костюм посередине города.

– А ты, правда, существуешь? – спросила Лиля, сгорая от стыда, представив себя на его месте. «Девушка, а вы, правда, существуете?» Как глупо!

– Нет. Это все твой больной мозг. Конечно, существую! Идём отсюда. Нечего тут больше делать.

– Эй-эй, в маске, стой! А кто это за мной... ну... гнался?

– Пустотники. Можешь называть меня «легионер». Это приятней, чем «эй-эй, в маске».

– Вообще тебя прозвали Ночной молнией, слышал об этом?

Юноша кивнул и пошел дальше. Лиля догоняла.

«Кажется, это имя его не устраивает!» – подумала девушка.– А кто такие пустотники? И откуда они взялись? 

«Молния» обернулся и, молча, смотрел на неё. Вид у него был абсолютно безразличный, но это ему придавала маска.

– Лиля, а ты поверишь мне? Ты поверишь в то, что считаешь невозможным?

Лиля встала на месте, как вкопанная. Впервые перед ней живое доказательство её фантазий.

– Ты знаешь мое имя? Ты какой-нибудь экстрасенс или маг Вуду?- очнувшись, она вновь рванула за ним.– Ну стой же! Я поверю тебе. Мне кажется, что я знаю тебя уже давно!

Человек в маске обернулся и замер.

– Надо же, знакомы всего 5 минут, а ты уже вторую романтичную ерунду выкидываешь! – безразлично произнес Молния.

– Да не в этом дело! Это же интересно. Ты – интересный! Никогда в жизни не видела ... таких, как ты. 

- Кто такие пустотники?

– Расскажу, если мы быстро смотаемся с места преступления. Эти твари никогда не ходят в одиночку.Он схватил её за руку, и понеслись потянул вдоль мрачного переулка. Бежал так быстро, что перед глазами проносился ветер.– Пустотники – нежить, питающаяся твоей сущностью. Обычные люди их не видят, только чувствуют, как сердце вырывают и отрезают когтями. Это настолько больно, что многие умирают от болевого шока. Некоторые остаются жить, но эта жизнь едва ли может быть лучше смерти. Пустотник выслеживает свою жертву и больше не отпускает. Тебе не следует в одиночку ходить по ночным улочкам. Интересно все же, почему он выбрал именно тебя?..

– Ты спасаешь людей от пустотников? И как же ты их выслеживаешь?

– Лилия, ты задаешь слишком много вопросов! Ты не должна этого знать. Ты – человек. И если бы меня слышал кто-нибудь старший по званию, я мог бы умереть.

– Я никому не скажу! – взмолилась Лиля, задыхаясь. В голове творился сплошной сумбур. Она немного устала. Ноги несли только из-за того, что её подгонял этот молодой человек.

– Это не имеет значения. Тебе все равно никто не поверит, – резко сказал Ночная молния и вывернул за угол. Они уже подобрались к её дому. Мигая судорожно, фонари включались.

– Своей загадочностью ты напоминаешь мне одного человека. Как вы только можете к такому дышать ровно? – удивилась Лиля и, наконец, остановилась. Он вывернул её к подъезду. И откуда он знает только, где она живет?

– Хм. Забавно, обычно я не успеваю людям кого-то напомнить. Они сразу визжат и вызывают полицию. Забирайся со мной на крышку подъезд.

– Да уж. Ты вдобавок такой же больной, как он! – вынесла вердикт Лиля и вцепилась в руку юноши. Он поднял её одним  рывком. Девушка оказалась прямо у своего окна, стоило только подпрыгнуть.

– А вот больным называть меня успевали! – победно произнес он и указал на окно. – Вот и твоё!

Лиля допрыгнула до него. Молния придержал для неё открывшееся пишь  приказу окно.

– Похоже, о существовании дверей ты не слышал... – с усмешкой произнесла Лиля, но, обернувшись, поняла, что никого больше там не увидит. Улица замерла в безмятежном ожидании хоть единой живой души.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть