Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ложное солнце False solar
4 - 1. Nobody move, nobody get hurt /Никто не движется, никому не причиняют боль

              4 – 1. Nobody move, nobody get hurt /Никто не движется, никому не причиняют боль


                  *By We Are Scientists




 



Лиля проснулась от резкого звука будильника. Она лениво потянулась в постели. Спросонья казалось, что будильник – часть сна. Когда до неё дошло, что звук вполне реален, девушка высунула руку из-под укрытия и стала шарить ладонью по тумбочке в поисках будильника, чтобы треснуть в очередной раз им об стену.

«Эм. Где он?» – пронеслось у неё в голове.

Лилия сонно приподнялась, зазевала, села на краешек кровати. Противная трель беспощадно трещала, вдобавок будильник вибрировал об пол, отчего звук становился ещё противнее. Девушка сначала открыла один глаз, чтобы убедиться, что это не плохой сон. Потом с разочарованием открыла и второй. С горем пополам она скатилась с кровати. Нашарив под кроватью зудящую коробку, она треснула им об пол и победно выдохнула.

В её голове крутилась весёлая мелодия и вполне удачная мысль о многообещающем дне.

«Интересно, кто все-таки придумал будильник? Наверное, этот человек был самым настоящим мазохистом... Хотя, наверное, и садистом. Даже садистом в первую очередь!» – рассуждала она про себя, пока расчесывала волосы. Соорудив два пружинящих хвоста, Лиля отправилась за подкреплением.

Она залетела в кухню, стащила из холодильника что-то напоминающее еду. Доедая бутерброд с авокадо и яйцом, к слову тоже идеально вымеренный по пропорциям, девчонка взяла в руки газету нового выпуска и стала читать все подряд, что только попадется на глаза. Первым, естественно попался гороскоп, в виду мастерского движения пальцами, переворачивающего страницу на предпоследнюю. Этот жест был доведен до автомата. Гороскоп! Она читала их каждый раз, чтобы в конце дня бойко заявлять, что всё это чушь и провокация.

«Итак, Водолей, ага. Сегодня вас ждет успех в работе... бла-бла-бла... В этот день остерегайтесь любовных встреч. Возможны ссоры! Кто придумал эту чушь? В прошлый раз мне предсказывали судьбоносную встречу! И где она? На кол таких предсказателей!»

Она вернулась на первую страницу. Прочитала пару неинтересных статей по диагонали про личную жизнь европейских актрис, куда Лилия вообще предпочитала не лезть, воспринимая слово «личная» очень буквально. Так же пропустив политические новости про нововведения в Сомали, она наткнулась на крошечную статейку в серединке. Этому сообщению было уделено самое незначительное место: в углу, среди рекламы и объявлений, чёрно-белый заголовок.


            Ночная Молния.
«На ул. К-- – – поздно вечером, приблизительно в 23:40, был пойман и связан преступник, ограбивший 3 магазина. По словам преступника, его обезвредил и связал юноша среднего телосложения, ростом приблизительно 180 см, брюнет, в маске, обладающий якобы сверхъестественной нечеловеческой силой. Преступник был пойман раньше, чем на место прибыл наряд полиции. Участок сообщает, что это не первый случай нападения в городе на преступников человека в бело-красной маске».

Лиля хмыкнула, откинула газету.

«Эти чудики придумают все, что угодно для привлечения читателей. Сверхъестественная сила! Хах!»

Теперь она допивала сок на ходу, заодно пританцовывая вокруг сумки. Затем полчаса искала свой плеер, который закинула неизвестно куда. «Я вчера его подзарядила и оставила...

Чёрт! Что он делает в шкафу?» – размышляла Лилия. Она и понятия не имела, откуда такая нужная вещь могла оказаться в такой громоздкой и нарушающей её порядок мебели.

– Эй, дочь, ты куда? – спросила Диана, выползая из комнаты. Лиля заметила, что на этот раз улыбка сползла с её лица. Наверняка, опять засиделась до ночи, доделывая проект.

– Как это куда? У меня пары.

– Какие ещё пары? Сегодня выходной! – возмутилась женщина.

– Ненавижу будильники, – взвыла Лилия, запрокинув голову. – Я хочу путешествовать во времени, переместиться к создателю адской машины в момент рождения и рассказать ему о существовании личной жизни!

Лиля села на корточки, задумавшись, куда потратить выходной.

– А, я всё равно уже одета. Мам, тебе когда-нибудь снились осознанные сны?

Диана, слегка помятая, едва стояла на ногах. Она покачала головой, не в силах даже произнести: «Нет, дочь, что ты несёшь? Я с удовольствием посмотрю обычный сон, если ты перестанешь болтать».

– А чтобы ты сделала, если нужно было про них узнать?

– И это меня спрашивает книжный червь? – спросила Диана и усомнилась в адекватности своего чада. Она проверила температуру, прислонив ладонь ко лбу. Убедившись, что родительский долг исполнен, женщина вернулась к себе в комнату.

Лиля решила не терять время попусту и покинула квартиру, как метеор. Напевая под нос задорную песню из плеера, она мгновенно спустилась к парадной.

Девчонка перепрыгнула через поребрик, прошлась два шага по невысокому металлическому заборчику возле дома. Это был ритуал, который она рассчитывала проводить вплоть до проявления артрита.

По пути она решительно витала в мечтах. Это было любимым занятием Лилии после чтения. Девушка перешла перекресток, не смотря по сторонам. Машины останавливались перед ней с громогласным свистом. Конечно, глупо переходить без светофора, полагаясь лишь на удачу. Но она была уверена, что в такой замечательный день она просто не может быть сбита.

В наушниках играл панк-лайн. Мажорные гармонии окрасили фон для замечательного настроя. На кульминации музыка прекратилась. Лиля перестала чувствовать наушники. Она, испугавшись, развернулась. Сердце сначала свалилось к кишечнику, а потом застучало морзянкой. Хотя первое, что она хотела сделать – это треснуть зачинщика по голове. Напротив, с наушниками в руках, стоял Александр Лотков. Находившийся в великолепном настроении, с широкой улыбкой на лице, Лотков явился в самый нужный момент и в самое нужное время.

– Мне нравится твой неугасаемый оптимизм. Слышала что-нибудь про правила дорожного движения? Машины гудели, как сумасшедшие. Ранняя стадия мазохизма?! Смертельная доза грусти?

– Смертельная доза счастья. Ты меня напугал! – перебила его Лиля. Лотков призадумался, прищурив глаза, всматривался – она иронизирует или нет. Спустя несколько мгновений, он ухмыльнулся, изобразив хитрый взгляд лиса.

–Я с утра не форме. Зато после небольшой дозы кофеина очень даже симпатичный!

Лиля еле улавливала поток его мыслей. Каждая фраза заставляла улыбаться все шире и шире. Удивительное дело, с чего бы губам самим собой раскрываться в улыбке?

«Что происходит? Почему я улыбаюсь?» – проскакивало в мыслях. – «Прекрати, он подумает, что ты идиотка!»

– Да нет, просто неожиданный, – ответила она, но тут же опомнилась и спросила. – Почему наши пути пересекаются именно здесь? Ты живешь где-то поблизости? Или узнал, где я живу, чтобы донимать нового президента? Ты подозрительный тип, Лотков! Не трогай меня, я на пике счастья в законный выходной!

– О, передоз счастья! Великолепно, я как раз вовремя, – задиристо продолжал он. В какой-то момент, Лиля его упустила, лицо поменялось. – Президент, я предлагаю тебе провести небольшое интервью.

На секунду, она подумала, что он серьёзен. Не знала, что он так умеет. По её мнению такие типы могли разве что рисовать на стенах плохие слова, а потом улепётывать, хихикая и довольствуясь собой.

«Какое ещё интервью? Я даже не выпила кофе».

Лотков, будто угадав её мысли, неожиданно сорвался с места, скрылся за углом дома. Лиля смятенно заморгала. «Господи, какой дурак!». Спустя пару минут он появился снова. Юноша неспешным шагом с бумажными стаканчиками в руках, вернулся к разговору, как ни в чём не бывало. Лотков подошел к Лиле, кивнул головой, как случайный прохожий и протянул стакан.

– Ну-ка, угадал? – спросил он подозрительно легко.

– А там есть хоть капля молока и сахара?

– Главное, что там нет цианида. Лови, президент.

Лиля сдерживала себя, чтобы не рассмеяться. По спине пробежали мурашки. Но не те, что заставляют поёжится, а те, что кусаются и щиплются, как вредные дети. Сразу захотелось их стряхнуть и пристукнуть мухобойкой.

– Ты хочешь меня убить? – спросила Лиля, отпивая глоток. О, этот прекрасный вкус кокосового молока.

– Наглая ложь! – саркастично ответил юноша. – Я хочу узнать тебя лучше.

– Ты собираешь на меня компромат? Очень уж подозрительный ты тип, Лотков. Забудь, где я живу, – попросила Лиля вежливо.

– Ты ещё, похоже, не поняла, с кем имеешь дело! – усмехнулся парень.

Они спокойно шли вдоль проспекта. Солнечные лучи ласково грели лоб и щёки, птички очень старались спеть что-то красивое и у них даже получалось. Лиля выделила из сумбура мелодию, напоминающую «Summer Time». Лотков, закинув правую руку в карман, вслух продумывал вопросы из интервью. Лиля молча шла рядом и пытливо наблюдала, как его спокойное лицо изменяется под лучами солнца.

«Интересный намечается выходной», – втайне радовалась этому.

– Итак, Лилия, – продолжил Александр, потягивая кофе.

– Расскажи мне, кем ты хочешь быть.

– Какой отвратительно бестактный вопрос, – среагировала моментально. И почему в последнее время это всех так интересует? От этого зависит мир во всём мире?

– Ну же, ты можешь задействовать всю твою фантазию! Это необычное интервью, в нём можно даже врать.

– Для начала, я бы хотела существовать во вселенной Звёздных войн, – на полном серьёзе заявила Лиля. Такими вещами не разбрасываются. – Я согласна даже не иметь Силы, а побыть сторонним наблюдателем. Увидеть воочию, как повстанцы свергают империю с трона.

– Зачем ты довольствуешься малым? – удивился он. – Проще же брать от жизни всё! Лучше представь, что ты в центре событий.

– Легко сказать, – вздохнула Лиля. – Представляя 18 век, большая часть людей сопоставляет себя с богатой знатью. Шикарные костюмы, высокопарные разговоры, созидательная работа, балы и романтизированные дуэли. Но если ты действительно окажешься в 18 веке, то с большей вероятностью будешь крестьянином или рабом, не имеющим читать и писать. Тебя будет заботить лишь то, как достать поесть зимой.

– В тебе на удивление легко сочетается склонность фантазировать и реализм. Ты меня убедила, – торжественно сказал он, поднимая глаза на собеседницу. – Хорошо, следующий вопрос. Давай поговорим о том, что делает тебя счастливой.

– Ты что, тоже из «этих»? – спросила Лиля. Она немного замедлилась, возмущение накапливалось. – Каждый считает себя очень важной персоной, смело рассуждающей о том, что же такое счастье, любовь, мораль, ценности. Люди любят обсуждать вещи, который в глаза никто не видел.

– Что значит из «этих»? – вопрос в лоб.

– Из тех, кого заботить чужое мнение о неважных вещах, – пояснила Лиля. – Хорошо, вспомни хоть одного человека, которого в восторг приводит материальное, и он будет прав. Ведь ты можешь верить только в то, что видишь. Как и счастье просто есть. Это нерушимая аксиома. Его невозможно описать, его нужно чувствовать и потреблять. Желательно, в сжатые сроки. А то быстро надоедает.

– А вообще-то у меня есть один друг, который счастлив только потому, что в мире существуют взбитые сливки, – рассмеялся Лотков. – Знаешь, Лилия, если мы будем говорить только от разума, тогда мир станет похож на банку с пауками.

– То есть? – переспросила Лиля, пытаясь уловить его мысль. Обычно она могла насквозь отсканировать человека, как головоломку. А Лотков ей не поддавался. Будто на его черепушке стоит мощный замок и усиленно дразнит её, поблескивая. Она пристально посмотрела ему в глаза. Ещё одна неудачная попытка залезть ему в мозги.

– Люди займутся борьбой за выживание. Будут читать по бумажке, цитируя учебник. Сплошная жестокость, никакой импровизации!

– Тебе не нравится, что я пытаюсь объяснить всё с рациональной точки зрения?

– Нет, я думаю, что тебе просто слишком сильно хочется попасть в Звёздные войны.

Лиля свернула в переулок, ведущий к книжному магазину. Она попыталась представить себя в роли любимых персонажей и тут же отряхнула голову. Куда ей до смелости отважного героя? Некоторым людям суждено смотреть на события, открыв рот.

– Ты странный человек, Лотков. Давай закроем эту тему. Она мне не понятна, так же, как и ты... Обычно я читаю людей, как книгу, вернее, привыкла читать, а ты, словно имеешь иммунитет ко всем сканерам.

– Смелое заявление. И что же ты узнала обо мне? Что-то ведь, да узнала? – парень широко улыбнулся и с интересом в глазах искал встречи с её глазами. Было заметно, что он постоянно наблюдает за ней. Лиля немного потупила взгляд.

– Мало что. Ты весёлый, но в тоже время скрытный – ты никому не расскажешь, что творится у тебя... там, ну сам понимаешь, я не уверена, что у тебя вообще имеется душа!

– Ха-ха! Как смешно. В твоих глазах я сама двуличность.

-... ты любишь подшутить над «запретным плодом», то есть над тем, над кем нельзя смеяться: преподаватели, старшие и т.д. Это тебе доставляет великое удовольствие, будто нарушить чужие границы – раз плюнуть. Опоздание ты взял за личную фишку. Мне кажется, что это происходит само собой, а другие просто придают этому ореол загадочности. Есть в тебе что-то «тёмное»...

Наконец-то они дошли до нужного места. Мечта Лили – книжный магазин с такой замечательной витриной. За стеклом, как всегда выставлены бестселлеры. Но они отнюдь не цель пребывания. Книжный магазин – идеальное место, чтобы скоротать время. Тысячи книг, разделённых по жанрам, писателям, интересам. И каждая книга, будто стояла на своём месте. Лилия застыла напротив этой витрины, рассматривая сквозь стекло обложки книг с восторгом. Искорки, появившиеся в её глазах, заиграли на свету.

Лотков обернулся и встал рядом. Он нахмурился, густые брови свелись к переносице, и, наклонив голову, изучающим взглядом наблюдал за ней. Молчание было так экспрессивно, что казалось, он мог разговаривать, не открывая рта. И тут Лиле стало не по себе. От кончиков пальцев пробрало до дрожи невероятное чувство.

– Я люблю книги. И если бы у меня была возможность, то я обязательно жила бы в книжном или устроилась на работу. Раньше я мечтала стать редактором или составлять музыкальные подборки для радио. Пыльные дискеты, винил и всё такое.

– Хм. Интересная идея. И что же тебе мешает?

– Первой спаленная книга или диск, раздробленный на части. Думаю, меня бы уволили за отсутствие толерантности к чужим вкусам.

– Почему? Ты не можешь спокойно смотреть, как кто-то тонет в болоте?

– Ошибаешься, – насупилась Лиля, понимая, что её слова звучат резко. Но держать в себе гнев настолько трудно, – я считаю, что бить за плохой музыкальный и литературный вкус – нормально. И не горжусь этим.

– Да уж, неплохие взгляды на жизнь! А я мало читаю. Даже сам толком не знаю почему, – будто оправдываясь, заметил Лотков. – Обычно мне что-то посоветуют, и, если мне понравится название, то я прочту. Но мне редко что-нибудь советуют. Мое предпочтение – музыка и дорога в никуда.

Лиля рассмеялась. Она подумала, что он шутит, но, взглянув на его серьёзное лицо, сконфузилась.

- Но ты можешь мне посоветовать что-нибудь, так?

– П.Г. Вудхаус, – первое, что пришло в голову. И вправду, рассказы этого писателя доводили её и до слез, и до смеха. Дома на полке стояла целая коллекция в красивейших переплетах. Она собрала почти все произведения.

– И как? О чём он пишет?

– Вот прочтешь, и скажешь! – бросила вызов Лиля и отвернулась от витрины, прошествовала в магазин.

Это любимый момент. Лёгкий свет бросается в глаза, едва уловимый запах бумаги и чернил, почти тишина и спокойствие. У людей есть «место силы», даже если они не верят в энергетику. Для Лилии это был магазин с книгами. Раньше спасалась в нём от ссор с друзьями, плохих оценок или скрашивала неудачные дни. Сейчас же это место, где можно купить очередную фантазию. Она прошла мимо стеллажей, краем глаза замечая, что Лотков следует за ней в двух шагах. Ей знакома система распределения наизусть. Найти нужную литературу не составило труда. Лиля присела и стала выискивать «ту самую» среди сотен экземпляров. Лотков неуклюже прошёлся в паре стеллажей, пытаясь себя занять. Но ему явно было скучно, поэтому лишь прислонился спиной в пролёте и контролировал процесс.– Ты правда думаешь, что я плохой? – тут же ворвался с диалогом от скуки.Нужная книга никак не попадалась. Лиля переставляла одну за другой. Читая описания и сравнивая с ожиданиями. Все они казались излишне субъективными.– Нет, Лотков, ты не плохой, – ответила Лиля, поставив очередную книгу на место. – Ты балансируешь на краю тёмной стороны, считая это забавным. Это твоя натура: сделать пакость и наблюдать, как она ассимилирует в обществе. На самом деле ты добрый и забавный, можешь вызвать симпатию у каждого встречного человека. Но в то же время тебя будто стоит опасаться...





– Возьми эту, – посоветовал Александр и протянул девушке экземпляр. – То есть я тебе симпатичен?

Лиля ласково погладила корешок книги, вычитывая аннотацию. Довольно улыбнувшись, прошла на кассу. Пока кассир рассчитывал сдачу, Лотков неутомимо ждал ответа. Лишь покинув книжный, Лиля сдалась. Этот человек не привык оставаться без объяснений.Она остановилась и, прижав книгу к груди, серьёзно оглядела противника. Она уже знала, что такие вопросы могут иметь серьёзные последствия. Будто человек вызывал её на дуэль.И спустя секунду, Лиля проиграет.– Я стараюсь не симпатизировать юношам, у которых девушка в багаже, – серьёзно заявила Лиля. Это не был призыв бросать багаж и нестись хватать новый. Предостережение и, в первую очередь, для самой себя.– У меня нет девушки, – юноша, округлив глаза, поднял взгляд на неё. Он был похож на ученика разбившего вазу, которого за это отчитывает учительница.

«Он лжёт мне?»

Как только ей рассказали про девушку Александра, в голове поселился образ юной безупречно-красивой девицы, обладающей невероятными качествами милой и обворожительной леди, в то же время дерзкой и способной на необдуманные поступки. Впрочем, это были только предположения. Словно шлейф от духов, этот образ стоял в её голове.

– Знаешь, Лиля, мне кажется, тебе всё-таки стоит слезть с поста наблюдателя и активно ворваться в водоворот событий, – задумчиво сказал Лотков со странной насмешкой: то ли он насмехается над Лилей, то ли над собой. Его усмешки всегда направлены на публику в целом.

– А ты приглашаешь? – спросила Лиля, подмигивая. Не ожидала от себя такой смелости.

– Только если перейдёшь на тёмную сторону.

Лотков игриво повёл бровью и ответил взаимным подмигиванием.

– Не смейся надо мной, – обиженно произнесла Лилия, она все же приняла её на свой счет.

Он не ответил ни слова, лишь авторитетно посмотрел на неё и пошел дальше. Оставшийся путь они торжественно молчали. Как ни странно, Лиля не чувствовала неудобства и щемящего чувства, когда идешь с человеком и вы оба молчите. Казалось, что именно так оно и должно быть.

«Кто ты такой и что ты чувствуешь? Такой странный. Сначала болтаешь без умолку, потом молчишь и становишься серьёзным. Что происходит?»

Они провели вместе весь день, гуляя вдоль набережной. Лотков показывал ей город, рассказывал бесчисленные истории. Это был разговор из разряда: мы знакомы целую вечность. Парочка взахлёб рассказывала друг другу всё, что приходило на ум. Поделили между собой любимую музыку, любимые фильмы, страстное желание жить и получать удовольствие.

Преодолев неловкость, всё пошло как по маслу. Лиля забыла обо всём, что выстраивало стену недопонимания. Пока не наступила поздняя ночь. Время идти по домам.

Лиля нехотя рассталась с новым другом, понимая, что этот день был скорее исключением из правил. Завтра всё рассыплется в прах из личных убеждений. Лотков помахал ей рукой, проводив до дома. Он кинул задорное: «Пока, президент!», и скрылся в темноте. Щелчок! Слышен лишь звук колёс от скейтборда.

Лиля разложила чувства по полочкам и обречённо вздохнула.

«Я влипла».

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть