Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ложное солнце False solar
6 - 2. "Если..."

                                             

                                                  6 – 2. «ЕСЛИ...»
                                                       *by Дайте танк (!) 



 

 


«Из всех дней, что я прожила в теле рыжеволосой девчонки со странными пристрастиями к фантастическим фильмам, наблюдению и нерешительности в любой подаче, момент, чтобы влюбиться выбран совершенно не подходящий!» – про себя возмутилась Лиля, доставая из пенала карандаш и точилку. – «Сколько живёт человек, если ему повезёт? Лет 60-80? Одна четвертая у меня есть и ту трачу бездарно! Живёшь, смотришь на годы сквозь пальцы, смутно ожидая юбилея. А в мыслях, столько вообще живут?»

Сидеть спокойно на месте она не могла. Из рук постоянно вылетали ручки, ломались карандаши, один из карандашей Лиля просто изничтожила точилкой.

На минуту она отвлеклась в окно, размышляя, что будет ей приходить в голову лет так через пять? Неужели все интересные вещи обернуться взрослой чепухой про достаток и реализацию? Насколько сейчас будущее казалось мрачным и безнадёжным, настолько быстро уходили в расход один карандаш за другим.

«А может не момент неподходящий, а человек? Как будто выбрала не ту книгу. Обложка сделана с особой тщательностью, заголовок интригует, что слюни текут. Аннотация – доставай деньги и неси на кассу. А в конце книги полный облом!» – Лиля рассердилась саму на себя. Проблемы утопающих, вопрос самих утопающих. Если регулярно тонешь в одном и том же болоте, возможно, это болото тебе нравится. – «Да ну, глупость какая-то!»

– Итак, дорогие учащиеся, – строго произнесла Валентина Михайловна, выцеживая каждое слово. Лиля подозревала, что преподавательство – наказание за прошлые преступления, и она отбывает срок. А курсы, как муки Тантала, преследуют всю жизнь.

– Прошу тишины! – Выдра постучала ребром карандаша по столу, привлекая внимания собирающихся свалить студентов. – 19 числа в нашем зале пройдёт выставка, посвящённая средневековью. Вы сможете наблюдать доспехи рыцарей, традиционные вечерние туалеты и, конечно, репродукции знаменитых гравюр. Советую отнестись к этому серьёзно. Явку будем проверять по журналу. А теперь, законный перерыв 20 минут. Вольно.

Выдра хлопнула в ладони. Так она имитировала звонок. Учащиеся уныло поднялись со своих мест и поменяли дисклокацию: кто уселся верхом на парты, кто-то встал коленом на стул, другой ногой подпирая пол, третьи ретировались до магазина и обещали не вернуться. В класс вошел Лотков, традиционно опаздывающий. Бросив недовольный взгляд на персон, проявляющих слишком много внимания, Лотков проигнорировал приветствия и направился к Анжелике и Ирке с крафтовой коробкой в руках.

– Привет, Ликуся! – ухмыльнулся Лотков, отчего в уголках губ появились обезоруживающие ямочки. Обаяние Лоткова действовало почти на всех в приказном порядке, кроме Анжелики. Она ненавидела, когда её называют «Ликуся».

– Алекс Андер, какие люди, прямо с утра! – ответила она тоном, дающим понять, что она недовольна. Но Лоткову было глубоко всё равно на это, и он стал открывать коробку, разрывая бумагу с шумом.

– У меня для тебя сюрприз.

Александр достал из кармана маленькую шариковую ручку и положил её перед Анжеликой на парту. Парень изобразил чеширского кота и занял стратегическое положение – оперся на парту и ждал. Анжелика, конечно, любила сюрпризы, но если она понимала, в чём они заключаются. Она удивленно смотрела на ручку, вертела её в руках, пытаясь хоть как-то понять, в чём заключается шутка. Обычно, они всегда на поверхности.

– На той неделе ты объявила меня гнусным вором ручек за то, что я забыл тебе вернуть тебе ту милую ручку в клеточку...

– Она была десятой! – перебила его Лика.

– Неважно! Не перебивай, я речь толкаю! Вот тебе ручка. Я теперь каждый день буду таскать тебе ручки, пока твой дом весь не будет заполнен ручками и ...

– Стоп, Лотков! Не разводи фантазии. Я же пошутила. Не нужны мне твои ручки!

– Я тоже пошутил и буду шутить до конца твоей жизни. Если ты не веришь моему рыцарскому слову, я могу подписать пару контрактов, или что в таких случаях подписывают? 

Лотков стоял возле парты Анжелики, раскачиваясь на ступнях из одной стороны в другую. Анжелика пыталась активировать убийственный взгляд, приставив пальцы к вискам.

– Стой, получается, я зря подписался на пожизненное ежедневное спонсирование ручками?

– Вот, Мальцевой подари. Он у нас любитель канцелярских товаров, – подмигнула Лика подруге и вернула ручку Александру.

– Не надо на меня свои проблемы перекладывать! – высказалась Лиля, максимально отстраняясь от дискуссии. К тому же, ручки стачиваются с отвратительным коэффициентом. Пластик не так плавно скользит по лезвию, как дерево. То ли дело, художественный карандаш...

Лотков коварно посмотрел на Огарову. От этого взгляда ничего хорошего ждать не стоило. Он широко улыбнулся и воскликнул победным кличем: « а тебе смс от Зеро пришла!»

Лика тут же бросилась искать свой мобильный телефон. Её пальцы забегали по клавишам.

– Ох, Алекс Андер, если бы он действительно не написал, я бы тебя убила!

Он пропустил её замечание мимо ушей и присел на пустующий стол к президенту. Лиля мило улыбнулась ему, отчего маленькая ямочка в уголке губ обозначилась четче. Серо-голубые глаза, с забавными природными морщинками на нижнем веке, сузились немного, и зрачки заблестели. Почему она засмеялась, смотря на его серьёзное лицо? Сколько раз ей говорили: «Надо учиться смотреть человеку в глаза и не смеяться. Тренируйся на кошках!». Но и на кошках тренироваться получалось весьма плохо. Едва она засматривалась горделивому животному в глаза, в воображении оно тут же танцевало чарльстон.

«Хотела же сдержать себя. Почему же улыбаюсь, как дурочка? Скажи же что-нибудь стоящее!»

– Мне нужно с тобой поговорить, президент, – серьёзно сообщил Лотков, – Приглашаю вас на аудиенцию!

– Весьма польщена, но сегодня президенты крайне озадачены вопросами нехватки канцелярии. Запишитесь на следующую неделю!

Лотков бросил взгляд на ножки стула и, ухватившись за них, потащил девушку вместе со стулом прочь в коридор.

– Анжелика, я украду у вас президента на время? – спросил Лотков чисто из вежливости.

– Развлекайся! – дала добро Анжелика, погружаясь в социальные стен. Даже если ядерный гриб возник в воздухе, раскидывая ударные волны на тысячи километров, Анжелика ответила бы тоже самое.

– Эй, похищение посредине белого дня! Если я не вернусь, помните, я умерла героем! – завопила Лиля, наблюдая, как ироничный вид транспорта приближается к выходу из кабинета.

Лотков с лёгкостью дотащил стул до противоположного окна в коридоре и лишь тогда успокоился. Лиля осталась на стуле, вцепившись руками в металлическое основание.

– Что ты делаешь? – шепнула Лиля ошарашенно. Её руки немного подрагивали.

«Сердце! Оно так стучит. Я боюсь, как бы он не услышал». Юноша приблизился к ней и шепотом произнес.

– Я соскучился, – хитрая улыбка тронула его губы. В уголке появилась ямочка. Это его состояние одновременно пугало и настораживало. Лиля сглотнула. Посмотрела на Лоткова; он, как ни чем не бывало, присел рядом с ней, опустившись по стене.

«Он издевается надо мной, да? Невозможно быть таким прямолинейным. Только под дулом пистолета. Я покраснела, да?»

– Что? – невинно спросила девушка.

– Не строй из себя овечку, президент.

– Первым делом к любым заявлениям стоит относиться с подозрительностью, – выпалила Лиля, не подумав. Впрочем, как всегда. Неподходящие слова выскакивают в неподходящее время. Если у Огаровой супер способность дарить любому мужчине ощущение зависимости, то Лиля обладала невероятным умением говорить невпопад абсолютно все, что приходит в голову. – Особенно, если творится произвол и тебя похищают у всех на глазах.

– Я действую по принципу: «Бери всё, что плохо лежит». Это почти, как разделяй и властвуй, но для пацифистов. Я выбрал место для следующего интервью. Когда идём? Завтра, послезавтра? Прямо сейчас?

«Эти его нападки. Они вводят меня в тупик. Я не знаю, что ему ответить».

Лиля отводила взгляд и искала спасения в половицах.

– Хочешь всё обо мне узнать? Мои секреты?

– Ну же, соглашайся. Это выгодный обмен. Ты мне – я тебе. Не честно разве?

– Я не хочу пытать тебя расспросами, – возразила Лилия.

– Я если честно пытаюсь держаться от тебя подальше. Ты опасный человек! Скажешь слово – ты десять. Пытаешься убежать – догонишь и ещё лекцию прочитаешь, что жертвы сами по себе не бегают.

– Ты слишком много думаешь, – ответил Лотков, не смущаясь. – Я просто хочу знать твои тайны, президент. И не для того, чтобы шантажировать тебя днями-ночами, требуя всю коллекцию фантастики на полках. Из человеческого любопытства и чутка спортивного интереса.

Лиля опустила глаза.

«На моих полках действительно много фантастики. Это просто совпадение! Ну конечно, если постоянно говорить о звёздных войнах, то можно сделать вывод, что у тебя все потолки плакатами обклеены и ты втихомолку на них молишься».

– Можно я кое-что спрошу?

– Конечно, если тебе так интересно, – ответил он, ничуть не смущаясь.

Глубоко вздохнув, решив, что смелость – дело отважных, даже если закончиться сердечным приступом.

– О чем ты сейчас думаешь? То, что я вижу сейчас – тебе весело? Или тебе что-то нужно?

На момент улыбка сползла с его губ и уголки глаз опустились. Он стал серьёзным. Несколько секунд молчание наказывало её за неподобающий интерес.

– Мне ничего от тебя не нужно, президент. Все, что мне надо – уже есть у меня.

«Он загоняет меня в тупик. С каждым новым словом я иду ко дну».

Он протянул ей телефонный номер, накарябанный на листочке. В голове проигрывалась старая дразнилка «обманули, обманули дурака ...»

– Я докажу, что мне можно верить, – серьёзно настроился Лотков. Он дотрагивался до блестящих чёрных волос, поправляя чёлку.

– Если обманешь меня, я пристрелю тебя на месте, – ответила Лиля серьёзно. Она до сих пор не избавилась от вечно стоящей за спиной ревностью. Эта зелёная девица ходила за ней по пятам и пела на оба уха противным фальшивым голосом вышеупомянутую песенку.

Он схватился за сердце, пародируя главного героя боевиков, экспрессивно кашляя воображаемой кровью. Лиле показалось это забавным. Возможно, садизм у неё в заложен на генном уровне. Зато преподавательнице, спешащей в класс, это пришлось не по душе. Она сурово возвысилась над молодёжью и пригрозила пальцем:

– Александр, неужели вас все-таки постигла наука иностранных языков?

– Нет, мэм. И думаю, не постигнет, ближайший век, пока китайский не станет международным!

– И что же вас так тяжело ранило?

– Любовь, мэм, чувство высокое и непреодолимое!

Лиля покраснела вплоть до ушей, покидая место преступления со скоростью ветра.

* * *

Звонок, такой долгожданный, своей препротивнейшей трелью разбудил спящих коллег по несчастью вовсе не скоро. Выдра выразительно продолжала читать брошюрку предстоящей выставки и, увлекшись, не услышала звонка. Пока вечно голодные дети бежали в ближайшую столовку, Выдра дочитывала очередную колонку, восторгаясь речью составителя маленькой книжонки в три листа.

Лиля, Ирка и Анжелика уселись за круглый стол возле окна в самом углу. Для них важно было занять «перспективные» места в ближайшей к школе столовой. В ней неплохо кормили, и можно было спокойно поговорить, избегая криков однокурсников. Они то и дело проносились мимо столиков, сбивая с поверхности чашки и тарелки. Некоторые личности иногда пристраивались за столик, чтобы лицезреть, как умеет есть великая Огарова. 

Друзья иногда смеялась, что в случае, если Лика обеднеет, то устроит канал с прямой трансляцией. Соберёт вокруг себя двенадцать блюд и будет с удовольствием поглощать еду на камеру. Ирка подтвердила, что сие действо нынче популярно и можно поднять деньги.

– Хэй, клоны, сюда! – крикнула Ирка, оборачиваясь. Она заметила новоприобретённых друзей и поманила рукой.

– Клоны? – удивилась Лиля. Её глаза загорелись. – Империя наносит ответный удар?

– Эй! – возмутилась Лика. – Какая ещё империя?

– Галактическая империя вселенной Звездных войн. Неужели не смотрела?

– О чём ты говоришь вообще?

– Ты не смотрела? Да как ты живешь вообще! – пережёвывая булку сообщила Лиля.

– Гиков не спрашивали, – отпарировала Анжелика гордо и высунула язык.

– Не спорь с ней, – посоветовала Ирка. – Она не смотрела ни одного фильма, где присутствуют космос, звездолёты, оружие, блестящие лаковые костюмы из сверхпрочного материала, а так же про ковбоев, дикий запад, археологов, фантастические средневековые войны, призраков и, конечно же, чудовища. Ни одного. Это бесполезно. Признай её ущербность в этой прекрасной стороне жизни и смирись!

Анжелика не успела что-то ответить на это высказывание, как к ним подошли те самые «клоны». Лиля же внимательно просканировала подошедших заранее упрекающим взглядом. Девушка предпочитала начинать отношения с подозрения. Довольно практично, если ты не планируешь обзаводиться миллионом друзей.

– Привет! – поздоровалась Саманта, подойдя ближе к столику. Девушка выглядела несколько экстравагантно. Пышная копна кудрявых волос, одежда прямиком из девяностых. За ярким макияжем скрывалось приятное спокойное лицо. Густые брови ровно, волосок к волоску, уложены в нужном направлении.

Сестра же не издала ни звука. Она имела похожий стиль в одежде, но предоставленный, словно с чужого плеча. Брюки слегка коротки, топ тоже тесноват. И вообще, видно, что ей неуютно в собственном теле. Кости шире, чем привычно и движения не такие расслабленные. 

– Присаживайтесь, – вежливо откликнулась Анжелика и представилась. – Я – Анжелика. Друзья зовут Ликой, для удобства, но это уже вам решать. Очень приятно.

– Классно! Я – Саманта, сестра – Алири. Я прочитала, что вашей школе проводят интересную для меня выставку. Собираетесь на неё пойти?

– Обычно Выдра нас никуда не выводит, – загадочно произнесла Анжелика.

– Она считает нас безвольным стадом. Едва отпустишь с поводка на метр, сразу разбежимся и будем бросаться под машины. Хотя, её можно понять. Лотков с его импровизацией по разрушению мира справляется аки боженька, – засмеялась Ирка. И в этом она была права.

– Выдрой вы называете вашего куратора? – поинтересовалась Алири. Она на удивление быстро вписалась в разговор, как будто всегда в нём участвовала. Анжелика словила себя на этой мысли.

– Угадала, – кивнула Ирка. – Её очки и выражение очень тонко передают сходство с этим чудным животным. Это прозвище ей придумал Лотков.

– Она выглядит как невростеничка. Это произошло до или после соприкосновения с вашим классом?

– Забавно, но никто не хочет признавать нашу обоюдную нелюбовь друг к другу, – обосновала Анжелика, отпив из чашки глоток. – Валентина Михайловна считает нас безнадежно потерянным поколением. А мы соответственно не относимся к ней, как чрезвычайно приятной старушке.

– И бросить друг друга вы тоже не можете?

– Тут замешан спортивный интерес. Мы не можем порвать такую тесную связь.

– Выжидаете, пока она не сдастся?

– А ты быстро соображаешь, – подмигнула ей Анжелика.

– Но не стоит её недооценивать! Как бы нервно она сейчас не выглядела, на утро она придет со свежими силами и гранатометом на перевес.

Ну вот, я вспомнила Выдру, и мне тут же захотелось пойти против правил. И как это работает. Айда на крышу, ловить последние лучи солнца? – Анжелика повела бровью заговорщически и, повесив сумку на плечо, кивнула в сторону выхода. 

– А так можно? – удивилась Лиля, повинуясь общему энтузиазму.

– Конечно! – сказала она с иронией. Слово «конечно» было произнесено, как «кааа-неее-шнаа», с удовольствием извращённое под стать ситуации. У Лики в глазах забегали огоньки. Она прислонила указательный палец к губам.


                * * *


– Я высоты боюсь... – промямлила Лиля под нос. Ладони слегка подрагивали.

На крышу вело металлическое подобие лестницы – ржавые крюки, торчащие в бетоне на равном расстоянии. Ирка отпустила руку Лилии и совершила восхождение первой. Ловко цепляясь за крючки, девушка без труда преодолела это расстояние.

– Не переживай, тут всего 3 этажа. Ты увидишь только небо, – подбодрила её Анжелика. Она поднялась следом. Высоченный подъем на туфлях не помешал ей свободно преодолевать это расстояние. Должно быть, девушка никогда не отдавала все лавры своей вечной сопернице и подруге в одном лице.

Алири и Саманта многозначительно переглянулись. В их глазах возник огонек сомнения. Они пожали друг другу руки и замерли на месте. Подняв головы вверх, они увидели три лица, склонившиеся к ним из люка.

– Тоже высоты боитесь? – немного насмешливо произнесла Ирка.

– Нет, – кратко ответила Алири и без проблем оказалась рядом с ними. Если бы не сам факт, что люди летать не умеют, Лиля подумала, что она взлетела с земли.

Она осторожно подступила к краю крыши. С неё раскрывался довольно страшный вид на стройку. Дрожь проступила по всему телу. Высота казалась довольно пугающей. Девушка тут же отступила на два шага назад.

– Лиля! Иди сюда! – послышался голос Ирки.

Лиля обернулась и увидела, как друзья устроили лежбище, распластавшись по покрывающему крышу рубероиду. Ирка раскинула руки и ноги в стороны. Её счастливая улыбка была обращена в небо. Анжелика схватила Ирку за руку и подняла этот замок вверх. Сестрички выглядели немного отстраненными. Кажется, они немного опасались их. Поэтому легли немного в стороне.

– Вы никогда не доверяете людям, так? – с подначкой произнесла Анжелика, посматривая на расстояние между сёстрами.

Лиля подошла к ним и грохнулась прямо в это пространство. Она поправила волосы и посмотрела на небо. Для чего они и преодолели это расстояние. Достав телефон, она навела фокус на облака.

– Этот горизонт тоже должен висеть на моём потолке. Когда я смотрю на небо, я всегда думаю: хочу чтобы этот момент продолжался вечность. Но он не может длиться так долго, как мне хотелось бы. Потому что вечности не существует.

– Может, не вечности не существует, а твоё ограниченное сознание не способно её осознать, – плавно произнесла Алири, то ли насмехаясь над ней, то ли сочувствуя дилемме.


– Смотрите! Это же бублик из облаков! – воскликнула Ирка, энергично указывая на участок голубого неба возле стройки. И вправду, прямо над жёлтым краном медленно проплывал кусок серо-жёлтого облака, напоминающего огромный бублик с кремом.

– А тебе бы вечно только покушать, самое голодное создание мира!

– А как же! Я и еда имеем очень долгую и продолжительную историю. Наш роман вечен! – как бы оправдалась Ирка.

– Ты думаешь, что за всей этой атмосферой и озоновым слоем есть что-то большее? Нечто большее, что мы не можем осознать? – спросила Лиля у Али.

– Ты опять про свою молнию начала? – подначила Анжелика и пояснила новенькой в компании, откуда тут ноги растут. – Она влюбилась в одного дурака, разгуливающего в черных спортивках!

– Эй!

– А ты, Анжелика, ни во что подобное не веришь? – холодно отозвалась Алири. Её синие глаза до дрожи пробрали скептично настроенную девчонку.

– Бублики в облаках, – затеяла песнь Ирка на мотив песни из шансона. Её приводили в восторг эти белые кучки конденсата. – Эй, Анжелика, тебе не кажется, что в облаках есть большой бублик, завернутый в крем?

– Отвали, Вайнштейн! – сурово отмахнулась девушка. – Если подумать, то я вообще не верю ни во что, что люди называют «вечным». Любовь, дружба, небо. Всё, чему нас учит жизнь: не верь своим глазам, ушам и нюху. Небо вовсе не голубое, любовь предательски коротка, а дружба может быть предана из-за материальных ценностей. Мне хотелось бы верить в вечность, но...

– Огарова, глянь, это облако похоже на тебя! Вылитая ослица!..

– Ничто не вечно... Стоп! Что ты сказала? – воскликнула Анжелика и обратила свой гнев на Ирку.

Алири улыбнулась. Ей показалось забавным поведение этих молодых женщин, размышляющих одновременно о «вечностях» и бубликах в облаках. Чтобы понять эту логику, ей понадобился бы недюжинный такт и толерантность.

– Не верь ей, – шепнула Лиля.

– Почему?

– На самом деле она очень хочет верить во все это. Знаешь почему?

Выждав несколько секунд, она ответила. Даже Саманта обратила свой заинтересованный взгляд к Лиле, хотя совсем недавно она смотрела вверх, как прикованная.

– Потому что она больше всех хочет поверить в сказку. В её снах все мечты сбываются. И, если бы то, о чем мы сейчас говорим, было бы правдой, она бы в первых рядах аплодировала и прыгала на месте.

– Забавно...

– Забавные вещи оказываются очень важными, – умиленно ответила Лиля, смотря на подруг, спорящих об облаках в небе. – Так говорит Анжелика.

Алири и Саманта снова переглянулись. Кажется, этот допрос был окончен.

– Ещё минута и наше опоздание сочтут неприличным, вам так не кажется? – загадочно спросила Сэм. Она встала и позвала сестру, поторапливая.

Анжелика посмотрела на свои часы на запястье и нахмурилась. Она, как девушка грациозная не могла себе позволить такую оплошность. 

– Вы идете? – послышался голос изнутри.

– Девочки, – обратилась Лиля, дождавшись, когда голова Сэм скроется за люком. – Вам не кажется странным, что они будто бы знакомы нам всегда. Я пытаюсь вспомнить, где я их встретила, но никак не могу нащупать момент. Да ещё и имена такие странные... Ирка, откуда ты их знаешь?

– Лиля, не глупи. Мы же знакомы с ними очень давно! – возмутилась Анжелика.

– И где мы их встретили?

– Как это где? – возмутилась Ирка. – Ну...давно! Это же Сэм и Алири, наши друзья. Вечно ты такая подозрительная!

Ирка немедля последовала по этому зову, напевая всю ту же заедающую песню. Лиля, чувствуя фальшивые нотки, осталась лежать в одиночестве. Ей не хотелось сдвигаться с места. Она протянула руку вверх и растопырила ладонь. Солнечные лучи пробивались сквозь зазоры между пальцами. Она зажмурилась от света.

«Я боюсь высоты, но очень люблю небо... Я ещё вернусь сюда».

Ей казалось, что когда она смотрит в небо, с ней кто-то разговаривает. Она протягивает руку. И кто-то касается ладони так же, с другой стороны.

«Я думаю, что там кто-то есть», – подумала она и встала с крыши. Последний раз взглянула на горизонт, на этот раз совершенно бесстрашно.

– Эй! Небо, если слышишь меня, – шепнула она вверх, – сделай меня немножечко сильнее, чем сейчас. Дай силы признать поражение. Или отпустить.

Встряхнув рыжей копной волос, она спряталась за крышкой люка. Когда она спускалась, ей показалось, что что-то шелохнулось за маленькой возвышенностью. 

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть