ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Глаза госпожи Sarah's eyes
Глава первая - Парень и поиск истины.

Нам никогда не узнать, что ждёт в будущем. Зато есть возможность выяснить эпизоды прошлого. По устным преданиям, по старым изданиям человеку свойственно стремиться к познанию. Мы допускаем сомнение лишь в предстоящей жизни, но не желаем упускать детали прошлой…



Тот день я помню отчётливо. День, когда я вернулся в страну после учебы. День, когда я впервые посетил ресторан «Clarity». День, когда мы с Микаэлой поговорили по душам. И наконец, это был день, когда я встретил мою…


Прекрасная атмосфера, созданная негромкой живой музыкой, чудесным ароматом в здании, позволяет расслабиться и неспеша насладиться едой. С первого посещения я полюбил данный ресторан. Микаэла, моя старшая сестра, была той, с кем я провёл первый вечер на Родине за последние 2 года. Хоть и поддерживал связь с семьей, у Микаэлы накопилась целая гора новостей.

Я отлучился. Никогда бы не подумал, что встречу человека, играющего важную роль в моей судьбе, рядом с уборной. Вытирая руки, услышал чей-то красивый голос. Впрочем, и внешность девушки заслуживает восхищения.

«Разделим горе, счастье поровну.
Охлади в жару, согрей в морозы.
Переметнись же на мою сторону
В войне, где проливают слёзы.
»


«Какие красивые строки», — подумал я. И заключил их в свою память. Подобно музыке, повторял их безустанно в глубоком дне сознания. Повторял до тех пор, пока не нашёл исток. В старом дневнике господина Эссена, подаренного им моей матушке в честь такой же старой дружбы, было много записей, зарисовок. Скромный человек может отрицать, но его идеи я нахожу блистательными. Строки те нашёл я там. «А теперь мне стоит найти девушку?!»


Очередным ранним утром я взглянул на небо. Мыслей не счесть, а воспоминания последних лет хлынули высокой волной. Развлечения, учеба, путешествия, дружба, любовь… Всё перечисленное повлияло на меня и изменило меня: я терпелив, спокоен, могу считаться неплохим стратегом и мастером убеждения. Но с другой стороны, меня называли излишне хитрым, злопамятным и настойчивым. Анализируя своё прошлое, не заметил, как солнце встало. Светило словно благословило своими золотыми лучами. Я зажмурился.


— Я знаю о твоей Мэнди. Но судя по твоему молчанию, она была лишь временной забавой, я права?

Не прошло и десяти минут с выхода отца из дома, как матушка бесцеремонно начала свою строгость.

— Пожалуйста, прекратите.

— Микаэла, не тебе защищать Дениса.

Как и ожидалось, от неё ничего не утаить.

— К сожалению, вы правы. Наши отношения продлились лишь 5 месяцев.

Окончив трапезу, Она подошла и похлопала меня по плечу, сказав: «Впредь не допускай легкомыслие». Тогда я не обратил нужное внимание, порадовался, что матушка закрыла глаза на мой проступок. Сейчас жалею…


Я относительно быстро привык к работе в новом месте. Признаться, рутина отличалась от предыдущих стажировок за границей. Все, включая меня, были горды. Мне удалось оправдать свой тяжкий труд в магистратуре. К сожалению, человек не может не поднимать свои планки всё выше и выше. Я ставил себе наглую цель стать управляющим в гостинице «Hecate», главным менеджером которого являлся господин Эссен. Но вопреки их с матушкой дружбе, я не мог наивно рассчитывать на его помощь. Более того, заслужить его поддержку стоит немало усилий. Не знаю, в каком тумане я блуждал, отчего был слеп, но решился на ужасный поступок.


— Мало, что не сообщил о своём возвращении, так ещё молчал целый месяц?

Агата имела полное право сердиться. Сколько бы я не прикрывался занятостью, от её гнева ничто не защитило. И вкусная еда нового ресторана не задобрило.

— Ты сильно изменился. Раньше болтали без умолку о разном пустяке. Нынче ты серьёзен, тих. Мне даже страшно.

— Мне исполнилось 24. Естественно, я взрослый. Но и ты больше не тинейджер.

— Не будь занудой, Денис. Такое я везде услышу, а от тебя хочу совсем другое. Расскажи-ка про развлечения в других странах.

— Это не то, что можно просто описать или показать. Тебе нужно самой поехать учиться, чтобы ощутить всё до последней капли. К слову, твой отец планирует твоё дальнейшее обучение?

Тогда Агата задумалась, старалась не подавать виду, но её определённо что-то тревожило. Не представляю, на что я случайно наступил, но это интересовало меня до жути.


«Третий день подряд спешишь на встречу с Агатой?! Ты что задумал, Денис?» — совершенно серьёзно спросила матушка. Она не поставила чашку на журнальный стол, я оставил пальто и поспешил к ней. По глазам ясно, что и сестре интересно. Мой ответ про дружбу не сработал из-за заикания. Не могу врать матери, особенно перед её грозным взглядом. Пришлось сесть и рассказать про затею.

— Ты чего, братик? — Микаэла была ошеломлена. — Что значит «сблизиться и показать способности»?

— Я просто подумал, не удача ли моя дружба с дочерью такого человека, как господин Эссен.

Матушка была удивлена после сказанного, а я — после её реакции. От неё что-либо скрыть трудно, а узнать — невозможно. К счастью, выражение лица Микаэлы давал надежду. Но умолял я её целый день. Лишь вечером она обречённо вздохнула.

— Хорошо. Но обещай: матушка не должна узнать, никто не должен узнать, не создавай проблем.

Извини, я скрестил пальцы за спиной.

— Агата не настоящая дочь господина Эссена. Она дочь Надьи Марс от первого брака.

— Не может быть! Но у него ведь должен быть ребёнок, он посвящал ей стихи.

— А это уже известно лишь матушке. Господин такой загадочный, скрытный… Извини, что не сказали раньше, мы не хотели мешать вашей чудесной дружбе с Агатой.


«О ней писал Рельке. А про тебя писать буду я.»

Я столько пролистал в поисках подсказок в строках. «Если мои догадки верны, возлюбленную господина зовут Мария», — подумал я. Да простит матушка за самовольное действие, был вынужден взять её книжку, где записаны абсолютно все её знакомые, их годы рождения, номера телефонов и адреса. Оттуда я выписал себе три Марии. Первая слишком юна для нашей истории, вторая, судя по второму году, умерла, а третья на два года младше матушки. С букетом цветов я наведался к ней по записанному адресу.

— Как приятно! Я боялась, что она всё ещё обижена на меня за несостоявшееся дело. Сейчас я вспоминаю со смехом, но тогда мы все были напряжены. И моя беременность перед разводом стала сюрпризом не только для твоей матери. — женщина угостила меня чаем в гостиной, где были развешаны фотографии её, троих сыновей и мужа. — Всё же, как она поживает?

Если бы я сказал «отлично», она бы разочаровалась, что матушка не навестила лично?

— Честно сказать, в последнее время сильно занята. Я за неё волнуюсь.

— Это говорит о её профессионализме, но ты прав, госпоже Хром нужно беречь себя.


Приятная беседа вышла, но праздновали мы тупик моих поисков. Я что-то упускал… Вернулся к началу, уверял себя в правильности догадки имени. И лишь ночью я подумал о годах жизни второй Марии. Родилась на год раньше матушки, умерла в тот год, когда мне исполнилось 6 лет. Переступив страх, я обратился за помощью к старому другу, молодому следователю. Большой Даниэль с лёгкостью нашёл мне информацию о Марии Берлин. Перед смертью она передала дом своему родственнику. Адрес дома стал точкой моим поискам. Пазл сразу собрался, когда я увидел девушку из ресторана. Тёмные волосы до плеч, средний рост, сиреневый брелок на сумке.


Парк рядом с предполагаемой школой девушки. Именно его я выбрал местом нашей «первой» встречи. В свои юношеские годы я также любил гулять в парке к концу недели. Осмотрел неспешным шагом почти весь парк, и, наконец, столкнулся с ней. Она сидела у высокого дерева. По её пустым глазам было ясно, что мыслей у неё много, как голубей перед ней.

— Извините, не могли бы вы меня сфотографировать?

Она с улыбкой приняла мой телефон и делала снимки, периодически подсказывая позы.

— Погода сегодня прекрасна, согласны?

— Да, — она немного стеснялась поддержать разговор, — на этой неделе не прогнозируют дождей. Многие планируют пикники в парке.

— Раз заговорили о пикниках, позвольте мне вас отблагодарить за чудесные снимки чашечкой чая.

— Что вы?! Я просто…

— Не нужно скромничать. Заметно, что вы учитесь профессиональной съёмке.

— Ваше предположение верно. На протяжении последних четырёх лет я участвую в клубе фотолюбителей.

Рассказывая о фотоклубе, она засияла, чувствовала себя комфортно с незнакомым человеком. Хотя минутами ранее она колебалась взять мой телефон. Вот ты и попалась, Сара Берлин…

Мы всё же зашли в кофейню. Подметил, что она сладкоежка, но избегает малину. По сей день нахожу её приятным собеседником. Сара быстро находит новую тему для обсуждения, когда предыдущая становится скучной и неактуальной, не дает неловкой тишине ни единой секунды. По её словам, она хочет работать в сфере услуг или туризма. Как мило.


На следующий день я поджидал её перед школой, нелогично соврав про ошибку в поездке с навигатором. Она засмеялась. Попрощалась с подругой, натянуто улыбнувшейся вслед, и последовала за мной.

— Какое совпадение снова с вами увидеться! Ваша младшая сестра, полагаю, учится в школе Эмбер Хиллс. Она не так далеко отсюда. Неудивительно, что вы заблудились.

— Да, — почесал я затылок, — я давно не забирал Диану со школы. «Давно» значит никогда…

— Забавно, но одно лишь желание что-то сделать уже имеет значение.

— Возможно, ты права.

Я посмотрел на часы, оглянулся по сторонам и предложил Саре пообедать в ресторанчике. Она не сразу согласилась. Мы зашли в ближайшее место, где изумительно пахло кофе. Сейчас школьники не уделяют должное внимание на еду, что печально. По этой причине я убедил Сару выбрать горячий грибной суп. За непринуждённым диалогом не заметил, как время пролетело. Сара пошла по своему пути, я поехал за Дианой.


Прошло несколько недель. С Сарой виделся гораздо реже из-за перехода на дневную работу в отеле. Несомненно, за стойкой регистрации в дневное время работы больше, чем вечером. Тем не менее, благодаря этой занятости я набрался опытом. Но время от времени я грезил быть кем-то важным в лучшей гостинице. И эта глупая мечта подтолкнула меня на зло…


 — Давно не виделись, Денис.

Я добился приглашения в гости в дом Исаака Эссена. В тот день лил дождь, мы не смогли устроить ужин на открытой террасе, как в детстве. Госпожа Надья не упустила шанса удивить нас вкусной едой. Открыв мой скромный подарок, Агата с восторгом поспешила надеть колье.

— Слышал, ты проходил стажировки во время учебы за границей. Должно быть, сейчас тебе легче на работе?

В конце концов, дождался того момента, когда господин Эссен сам упомянул о моей деятельности.

— Конечно. Я похвастаюсь своей скоростью и креативностью. Мне очень нравится данная сфера.

— Постепенно погружаясь в работу, — сказала госпожа Надья, — не забывай и о других вещах. О здоровье, о семье, о личной жизни…

— Как ты могла заметить, у Дениса уже есть подруга. Иначе не выбрал бы он красивое украшение для Агаты.

— Откуда вам знать, отец. Быть может Микаэла подсказала.

На лице Агаты читалось сомнение.

— Да. Однако я вижу его глаза. Они ищут телефон, поддерживающий связь с девушкой. Меня в этом деле не провести.

Господин Эссен, вы были правы и не правы в одном утверждении. Сейчас мне совестно, я рискнул сыграть перед вами влюблённого парнишку.

— Кажется, дорогой, ты угадал. Смотрите, как наш Денис смутился.

Агата удивилась, ведь лишь недавно я рассказал про своё прошлое отношение с Мэнди. Взрослые искренне порадовались…поначалу.

— Так, как зовут девушку, которая тебе нравится?

— Её имя Сара. Она заканчивает школу в этом году.


Возвращаясь домой во время грозы, я, безумец, снова и снова проигрывал в голове попытку господина скрыть свои эмоции. Тогда я не понимал, что зря вернул воспоминания о старых ранах. Моя беспечность стала началом всех последующих трудностей.


В связи с тем, что абсолютно все в моей семье ежедневно заняты, мы не упускаем возможности провести время вместе. В подобный вечер выходного отец вяжет носки или шарфы исключительно пастельных оттенков, Микаэла с неподдельным интересом листает журналы про садоводство или детские комиксы, Диана сидит за журнальным столиком и чистит всякой химией монеты их с отцом общей коллекции, я предпочитаю переписываться с друзьями, не желая терять связь с друзьями, а матушка смотрит мексиканский сериал про любовь и отвагу, периодически вслушиваясь к нашим комментариям о действиях героев. Я люблю тихие вечера с семьей. Члены моей семьи немногословные, спокойные. Хотя какими бы они не были, я ощущаю уют в компании с ними. Я их люблю и дорожу ими. Но к несчастью, моя оплошность разрушила спокойствие троих семей, включая мою.


«Картина стоит тысячу слов», — подумал я. Будто знал наперёд, пригласил Сару к себе в отель на обеденный перерыв. Видимо, я заслужил доверие у семнадцатилетней девушки, раз она не отказала встрече.

— Мне очень жаль, что тебе пришлось ехать сюда.

— Ничего страшного. К тому же ты обещал мне красивые виды.

— Ах вот оно как!

— Не смейся. Не единожды протерла объектив этой красотки. Всё ради лучших снимков!

Сара очень серьёзна, когда фотографирует. На крыше было холодно, ветренно, однако ничто не могло помешать ей. Она, словно профессионал, использовала неординарные приемы и подручные безделушки.


— Чтобы отблагодарить тебя за головокружительные фотографии для сайта, я угощаю обедом. Идём?

— Мило, но не стоит.

— Почему?! Не отказывайся, я чувствую совесть.

Она подумала и кивнула. У меня в запасе было полчаса, мы зашли в ресторан под гостиницей.

Жаль, не смог её отвезти. Вышли на улицу, в ожидании такси расспросили друг друга о планах на ближайшее время в поисках свободного часа для новой встречи. Вдруг сзади меня окликнули. Когда мы обернулись на голос, за нами стоял господин Эссен. Сердце забилось чаще, руки задрожали, почувствовал себя несчастным рабом, приговоренным казни. Но в то же время, был доволен, как страшное чудище добычей. Её сапфировые глаза не узнали в нём родного, но и отрываться от других сапфировых не стали тоже. Господин еле держался. В тот момент шустро вступили в силу мои актёрские навыки обмана, намёка и убеждения.

— Господин Эссен, какой приятный сюрприз! Как вы поживаете?

— Хорошо, Денис. Я вам помешал?

— Всё в порядке, мы ждём такси.

— Ты уже уходишь? Поскольку я не успел на время перерыва, я собирался 'отпросить' Дениса. — перевел взгляд на меня. — Может твоя подруга останется? В прошлый раз ты мало о ней рассказал. Мне интересно.

Что он задумал?

— Сара, это друг моих родителей, очень творческий человек. Он недавно подкалывал меня, что я не способен заводить друзей. Но если ты спешишь, я не настаиваю.

Я удивился своим же словам, но подумал: «Раз господин начал танец, я продолжу. Всё равно, каким будет ответ Сары. Ничто теперь неизбежно».

— Спасибо за приглашение, но мне правда пора. Денис, я отправлю тебе снимки вечером. Господин… рада знакомству.


После дополнительного перерыва на меня свалилась гора работы. К вечеру я с одним лишь желанием отдохнуть поднялся к себе и только лег на кровать. Но в комнату без стука зашла матушка.

— Что ты делаешь, Денис?

— Пытаюсь отдохнуть и забыть о странной крикливой даме.

— Ты знаешь, о чём я. Что ты делаешь, Денис?

— Уургх… я отвечу на все подвопросы.

— Ты отыскал дочь Исаака. Когда? Как? Зачем?

— Примерно месяц назад. Мне помогла интуиция. Сам не знаю. Может хотел воссоединения семьи?

— План с Агатой провалился и ты решил поиграть с Сарой, не так ли?

— А теперь можно я спрошу? Почему господин Эссен не искал свою дочь?

— Очень трудный вопрос. Ты не поверишь мне, однако Исаак не рассказывал. Денис, я не вмешиваюсь в его дела, и ты прекрати.

— Тебе не жаль Сару? Она должна знать своего отца.

Она не ответила. Поправила мои волосы на макушке и тихо вышла. Я снова лег, ко мне зашла Микаэла.

— Что ты делаешь, Денис?

— Пытаюсь отдохнуть и забыть о странной крикливой даме.

— Я имею ввиду… Что у вас с мамой?

— Не знаю…

— Вы говорили об Агате? Тебе пора прекратить свои игры в силу уважения дружбе. Это подло, Денис. Нельзя встречаться с кем-то ради выгод.

— Точно, ты же у нас эксперт в любви и отношениях.

— Не дерзи мне!

Она хлопнула дверью. Раздражённо закатив глаза, я лег на кровать, и снова кто-то зашёл. В этот раз Диана, она додумалась постучаться. И я снова поднимался пока отвечал.

— Что ты делаешь, Денис?

— Пытаюсь отдохнуть и забыть о странной крикливой даме. Стой, ты не об этом, да?

— Что? Я хотела попросить тебя помочь с проектом. Но раз ты занят…

— Ладно, я помогу.

Я принял верное решение: помогая Диане, успокоился и расслабился. Вспомнил, как раньше делал с ней ожерелье из макаронных изделий причудливых форм. Когда моя маленькая Диана выросла? Поправил её длинные каштановые волосы за ушко, когда та со строгим лицом смотрела в микроскоп.

— Что-то хочешь спросить? — оставила исследование.

Не прекращал гладить её по голове.

— Что бы ты делала, будь ты в дали от отца?

— У меня есть ты.

— Мой вопрос не шуточен.

— Мой ответ тоже.

Мы крепко обнялись. Сколько заступался за неё, столько утешала меня. Я не могу не заметить её полный грусти голос, она — мои опустошённые глаза.


Утром я зашёл к матушке, она сидела на балконе, смотря в сторону пустующего малого дома. Поставил на столик рядом чашку с кофе, сел на соседний стул, оперся на спинку, сделал глубокий вдох. Подобное состояние матушки я отлично знаю: говорит кратко, без эмоций; нельзя перечить, перебивать либо отказывать. «Вечером встречусь с Исааком», — негромко произнесла она. Я послушно кивнул.


Наша переписка с Сарой заставила меня рассмеяться: она находила незначительные недочеты в снимках, сделанных вчера. Всегда умиляюсь от разнообразности наклеек у девушек.


Микаэла занялась выпечкой на кухне, Диана смотрела сериал в своей комнате, я навестил отца с чаем и первыми печеньями в кабинете.

— Беременные женщины… Больше объяснений не нужно — прыснул он.

Он спросил, как у меня дела. Так как с отцом общение идёт не хуже, чем с Дианой, я поведал ему всю историю. Он внимательно выслушал, потягивая ромашковый чай.

— Не знал, что дочь Марии жива. Подозреваю, что Исаак скрывал её, преследуя свои цели.

— Не верится! Сара его родная дочь!

— Раз даже Лира была в неведении…

— Я никогда не пойму господина Эссена. Почему он не доверяет самому близкому другу?

— Лира и Исаак не были близки поначалу, — хохотнул он, — я иногда думал, что их соперничество в юридическом факультете перерастёт в войну в жизни. Если память не подводит, именно Мария подтолкнула их дружить. Когда Мария забеременела, Исаака волновало её частое посещение в больницу. Позднее правда всплыла наружу — Мария пыталась скрытно вылечиться от легочной болезни. К несчастью, недуг её осложнился, ребёнок родился слабым, а через некоторое время Мария…

Я заметил, как отец пустил слезу.

— Родной брат Марии является врачом. Кто знает, возможно он смог защитить младенца от внешних угроз. Тогда у Исаака были финансовые и моральные проблемы. Лира со слезами умоляла поникшего друга отдать девочку в нашу опеку. Перед могилой Марии она священно поклялась, что наша семья позаботится о её семье. Исаак не послушался, исчез на долгое время. Когда он вернулся один, мы решили не вспоминать прошлые раны.


В ту ночь я понял, что наше с Сарой знакомство не было случайным. «Могу лишь догадываться, является ли действие господина Эссена бегством от голоса совести, но постоянно хранить тайну не удастся. Сара обязана узнать истину».


— Ты бесстрашно предложил мне встречу.

— Сейчас важно договориться.

Господин Эссен нехотя улыбнулся. Неспешно разрезал блюдо на тарелке.

— Радоваться или плакать? Неоднозначные чувства вызывает тот факт, что именно ты влюблен в мою дочь. Ты хочешь, чтобы именно я сообщил весть. Позволь спросить, почему ты избегаешь столь важной роли в 'драме'.

— Затрудняюсь ответить. Может не желаю терять доверие?

Он снова засмеялся. Да и я более не чувствовал напряжение. С позволения голоса внутри меня, я притронулся к еде.


Мы договорились встретиться через неделю в доме Эссен. А до той поры мне было поручено подготовить Сару к грядущим переменам. Мне совестно за циничные мысли, за допущение сравнения души человека с вещью, но должен признать, что Сара с самого начала была для меня чем-то блестящим, золотым, дорогим. С каждой минутой общения я медленно менял своё мнение, признавал отличным другом. Сейчас я волнуюсь за неё.

— Ты никогда не чувствовала себя чужой? Признайся, когда ты в последний раз представляла другие стечения обстоятельств.

Она задумчиво улыбнулась.

— Полагаю, каждый в мире задавал себе похожие вопросы. Я не хочу тревожиться. Не могу объяснить тебе всего, но я чувствую себя сильной для любой проблемы.

Я сам не понял, как крепко заключил её в свои объятия. Мысленно извинялся так же часто, как билось сердце. В тот вечер, возвращаясь домой, услышал голос лукавого себя. На вопрос его: «Давно ты не чувствовал подобное, не так ли?» — я ответил: «Да».


До запланированной встречи остался день. Я искренне желал поддерживать Сару всегда, везде, несмотря ни на что. Купил букет цветов, оделся как в первой встрече, поспешил к ней в школу. Но по расписанию вышла одна Адель, её подруга. «Сара ушла раньше», — пожала плечами она. В её доме мне дверь открыла госпожа Мерген, которая также не была в курсе. Глава семьи, господин Артур Берлин, предложил мне дождаться возвращения Сары внутри. Мне доводилось беседовать с 'отцом', на деле дядей, Сары. Обратив внимание на мой подарок, он напрямую заявил о своём одобрении. Поэтому, я поведал ему о плане. Он быстро согласился, хотя это ведь было неизбежно.

Отключенный телефон Сары волновал меня. На секунду меня посетила мысль, что господин Эссен мог без предупреждения передвинуть дату…


Я был прав, но сильно опоздал, правда была озвучена. Господин Эссен, госпожа Марс и Агата, подобно гиенам, окружили бессильную Сару. Однако меня страшило недоверие в сапфировых глазах Сары. «Денис?» — её голос задрожал. Господину Эссен каждое слово давалось с трудом.

— Теперь семья цельна, — заявила Агата, взяв девушку за руку, — Сара теперь в нашей семье. Всё встаёт на свои места.

— Я не понимаю господина Берлина, — продолжила госпожа Марс. — Всё сложилось бы намного лучше, расскажи он правду сам.

— Это не важно, мама, теперь Сара в надёжных руках.

— Надёжные руки? — вдруг усмехнулся я. Сложно объяснить причину, я будто с цепи сорвался и с каждым словом позволял себе надменно повышать тон. — Не вижу надежности в той семье, где совершенно не важно состояние человека. И кто кого должен принимать в семью, Агата? — я обернулся к господину, к которому, честно сказать, уже не испытывал уважения. — Что насчёт вас? Почему вы храните молчание? Почему вы не в силах заступиться за свою же дочь, когда на неё оказывают давление совершенно чужие ей люди? — схватил Сару за руку, сжал сильно от злости присутствующим, направился к выходу, напоследок сказав мысль, появившееся ещё неделю ранее. — 17 лет назад слабым был не ребёнок, а вы.

Читать далее

Отзывы и Комментарии