Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зазнайка и Чудовище Swellhead and the Beast
Глава 8. Потому что я гений

      — Я не думаю, что у него есть достаточно магических сил, чтобы связать свою дальнейшую жизнь с волшебством. Он просто человек, без магии. 

      Деридэ помнил эти слова, сказанные папой, когда ему было около семи лет. Папа говорил это, не боясь затронуть чувства сына. Деридэ поднял шокированные глаза на него, но Микэл не обратил внимания. 

      — Ты поставил на нем крест?.. — дедушка выгнул бровь, однако не решился спорить с единственным и любимым сыном, и быстро смягчился: — Но, милый мой, ты же еще не знаешь точно, какой у него потенциал! Может быть, он поздний цветок? 

      — В любом случае, мне нет дела, — Микэл Фонфаузер посмотрел на мелкого Деридэ, стоящего подле с видом самой обреченности. — А ты почему так расстроился? Магия — это не самое важное в мире.

      — Важное, — фыркнул Хаузер, намекая, что он как бы магистр. 

      — По крайней мере, — папа присел к Деридэ, который все еще ощущал себя просто кошмарно, — ты будешь жить спокойно. Может быть, однажды ты даже заведешь обычную семью и станешь обыкновенным семьянином.

      Что может быть хуже, когда тебе семь лет, а твой родитель уже потерял в тебя веру? Деридэ еле сдерживал слезы. Микэл поправил свои темно-синие волосы, собранные в один хвост на затылке, а потом снова взглянул холодным взглядом на мальчика. Деридэ любил папу, даже несмотря на то, что он сильно огрубел в последнее время, и перестал улыбаться вовсе. Причины-то были.

      — Поживешь пока что с дедушкой, — сказал ему Микэл. — У меня есть важная работа. Твой отец натворил кое-что очень плохое, нужно его поймать. 

      — Вы опять поссорились?.. — недоуменно спросил Деридэ.

      — На этот раз мы поссорились навсегда. 

      — Нельзя же так прямо!.. — дедушка тоже присел, чтобы одернуть Микэла, а потом улыбнуться так, чтобы тот не начал злиться: — Малыш, я понимаю, правда!.. Гвирен поступил просто ужасно, и это уже не первый раз, но он все еще отец для Деридэ. 

      — И что?.. Он должен знать правду! Его отец не просто кобель, а еще и преступник!

      — Микэл! Ему семь лет! — возмутился Хаузер, стараясь защитить неокрепшую психику Деридэ от жестокости мира. 

      — Ладно, теперь ты занимаешься его воспитанием, пока я должен служить на благо стране, — Деридэ наблюдал, как поднялся папа, и не совсем понимал, что сейчас будет. — Веди себя хорошо, Деридэ, и тогда мы увидимся быстрее, чем ты думаешь.

      Именно так Деридэ остался жить в деревне с дедушкой. Так как его дедушка, Хаузер Измаил, обладал званием Первого магистра королевства, то долгое время жил в столице, однако ему там откровенно осточертело, и он перебрался в тихую деревеньку, да поселился на самом холме, в окружении леса. Хаузер не нуждался в помощи, так как выглядел таким же молодым, как и его сын — это особое заклинание омоложения, которое он изобрел, чтобы не терять свою красоту и силу. Для Деридэ было немного дико называть его именно дедушкой, ведь он не видел в нем старика. 

      И вообще, в семь лет он многого недопонимал. Зима принесла за собой сильный снегопад, дороги полностью занесло, никакая карета не смогла бы проехать в эту местность. Но Деридэ, будучи малым и наивным мальчиком, этого не понимал, потому, пробравшись через снег, он стоял у дороги и просто ожидал.

      Папы не было уже несколько дней. Отца, кстати, тоже. Деридэ так и не понял, что такого наделал отец, что неожиданно вся семья развалилась. Впрочем, если подумать, разве она не разваливалась изначально? Множественные скандалы, ругани и бессонные ночи — все осталось позади. Но помимо этого, были и хорошие воспоминания. Деридэ любил обоих родителей, особенно, когда они не ссорились.

      — Ты опять сбежал! — Хаузер махнул рукой, и дорога к внуку сама по себе расчистилась, раскидав снег в разные стороны. Деридэ видел, что дедушка всегда пользуется магией, но никогда не мог делать так же, потому что магии в нем было очень мало. А вскоре она исчезнет вовсе. — Ну вот сколько раз тебе повторять, Деридэ? Папа еще не вернется!

      Деридэ сердито взглянул на него, хотя шарф мешал повернуть голову так, чтобы увидеть дедушку полностью. Хаузер и папа были похожи внешне, только дедушка никогда не отращивал волосы, а всегда состригал их так, чтобы они прикрывали уши. Возможно, так он ощущал себя моложе?.. 

      — Почему папа не вернется? — спросил обиженно Деридэ.

      — У него работа. Я же уже говорил! — вздохнул Хаузер, будто ему надоело слушать одно и то же. — Ты каждый день сбегаешь из дома и стоишь здесь в ожидании чуда! 

      — Папа не вернется за мной?..

      — Нет, пока не решит важные дела, — не стал углубляться тот. — Тебе не нравится жить со мной? 

      Деридэ тихо вздохнул. Дедушка, конечно, заботится о нем, готовит вкусную еду, постоянно читает сказки, но… Это все не то. В этой деревне не так много людей, с которыми можно хотя бы поговорить, не то что поиграть. Здесь было скучно и вязко. Папы и отца вообще нигде нет. Разве можно семилетнему мальчику, жаждущему познать приключения, вот так жить?

      — Папа бросил меня, потому что я не волшебник? — спросил Деридэ.

      — Вовсе нет! — Хаузер взял его на руки, но даже этот жест не развеселил малыша. — То, что ты не имеешь таланта к магии, никак не повлияло на его решение. Быть взрослым очень непросто, вот и все. 

      Деридэ слабо в это верилось. Дома он практически ничего не делал, а только помогал по дому. Но и с последним были огромные проблемы из-за физической слабости и на удивление короткого роста — он не мог даже нормально подметать, потому что метла была больше, чем он сам.

      Дедушка только умилялся, когда круглощекий мальчик пытался обуздать несчастную метлу, но она все время падала то на него, то за ним… Деридэ не нравилось быть беспомощным, хотя он не осознавал этого в полной мере. Да, Хаузер с ним сюсюкался и очень даже любил, порой смеялся над неуклюжестью, и просил помочь с мелочными заданиями, которые обычно делал сам магией. Это делалось для того, чтобы хоть как-то укрепить самооценку мальчика. Но выходило не очень.

      В один зимний день Хаузер попросил Деридэ перетащить дрова под занавес, который находился в задней части двора. Это сложное задание, но нужно же чем-то занять одинокого парня. Деридэ и пытался поднять полено и понести в сторону сарая, но вот незадача — ему не хватало сил! Он старался взять несколько обрубков полена и понести хотя бы по двое, но они выпадали из рук, и Деридэ падал в снег сам.

      Только он был очень упрямым малым. Каждый раз, когда он падал, начинал злиться и загораться желанием все-таки донести дрова под занавес любой ценой. Схватив деревяшку за один выпирающий сучок, он потащил его по дороге спиной вперед, превозмогая свою слабость, и вновь свалился в снег, перецепившись об собственную ногу. Досадно зарычав, он метнул разозленный взгляд на дрова и воскликнул:

      — Немедленно под занавес!

      В тот момент все полена задрожали, а потом взмыли в воздух и стремительно полетели в сарай один за другим. Это произошло так быстро, что Деридэ почувствовал только слабую дрожь в теле, потому что это было проявление его магии. Он удивленно повернулся в сторону, куда улетели дрова — они осторожно легли на отведенное им место.

      — Как ты это сделал?.. — Хаузер выскочил на улицу, накинув сверху шубу, но не одевшись полностью. — Я выглянул в окно и увидел, что ты использовал левитацию! 

      Деридэ непонятливо взглянул на него:

      — Я что, колдовал?..

      — Получается, что так. Видимо, магия в тебе все же есть, но вряд ли с таким мизерным количеством энергии ты сможешь… — он умолк, заметив плаксивый взгляд желтоватых глаз, и просто не смог договорить мысль до конца, иначе разбил бы последнюю надежду мальчика. — Знаешь что, главное ведь то, что магия у тебя все же есть, верно? Давай я научу тебя некоторым фокусам? 

      Деридэ обрадовался и активно закивал. Ведь если он сможет научиться магии, то папа непременно вернется! 

      Сначала все началось с безобидных заклинаний — как убрать после себя на столе, как призвать к себе мелкий и нетяжелый предмет, как убрать паутину… В общем, простенькие заклинания, помогающие поддерживать хозяйство в чистоте и уюте. Деридэ они давались крайне тяжело, его энергии не хватало даже на такие простые вещи. Так, на один раз. Но увлеченный своей мыслью Деридэ не хотел сдаваться.

      Примерно прошел год с того момента, как он начал тренировать выносливость. Хаузер наблюдал за ним с нескрываемым интересом, поскольку не каждый ребенок такой целеустремленный. И у Деридэ были успехи только спустя год — он наконец-то немного расширил свою энергию. Технически, это реально, но невероятно сложно, однако, подумал Хаузер, если у Деридэ получается, то почему бы ему не помочь?

      — Если ты хочешь научиться магии, то должен знать, что это будет невероятно сложно, — сказал он внуку тогда. — И я не шучу. Будешь плакать и терпеть боль.

      Деридэ почувствовал себя неуверенно — а сможет ли он выдержать такое? Одно дело заклинания для бытовой магии, а другое — браться за общую. 

      — Папа говорил, что я не смогу… — печально проговорил он. 

      — А ты докажи всем, что ты гений, — весело отозвался Хаузер, чтобы не пугать ребенка от начинаний. — Путь любого гения очень непрост. Сначала их недооценивают, а потом восхваляют. Талантливый человек и гений, как по мне, это разные люди. Если таланту все дается просто, потому что у него дар богов, то гению нужно долго трудиться, чтобы его заметили. 

      Деридэ, услышав новое для себя слово, прошептал, словно попробовал его на вкус:

      — Гений?..

      — Можно расширить твой магический потенциал путем очень сложных тренировок, тогда ты сможешь быть полноценным волшебником, — Хаузер, заметив в глазах мальчика огонек, сам воодушевился: — Может быть, однажды ты тоже станешь магистром? Твой папа не захотел идти по моим стопам, потому я уже как-то привык к мысли, что не будет у меня ученика. Но ты же хочешь стать кем-то? Чтобы тебя заметили?

      — Хочу! — активно закивал Деридэ, сжав ладоши в кулаки. — Я покажу папе и отцу, что я могу стать гением! Да и всем покажу! 

      — Готов к длительным тренировкам?

      — Всегда готов!

      Ливандер, все это время сидевший на столе, только вздохнул:

      — Поздравляю, Хаузер, ты только что создал монстра. Упрямее человека, чем Деридэ, я еще не встречал.

      — Не монстра, а гения, — исправил фамильяра тот, и взглянул на внука. — Верно я говорю?

***


      Кабинет директора школы для волшебников отличился тем, что сюда льет свет из окна так сильно, что Деридэ пришлось сощуриться. Хаузер сидел по левую руку и упрямо смотрел на директора, который читал заявление о поступлении.

      — То есть, он учился среди обычных людей?.. — недоуменно изрек толстый мужчина. — Зачем же его переводить к нам? Судя по всему, показатели волшебства у него ну очень низкие. 

      — Но он учится, — вступился Хаузер, нахмурившись. — Его энергии уже достаточно, чтобы обучаться волшебству вместе с остальными детьми.

      — Вы же понимаете, что он будет отставать? — решил поинтересоваться тот. — Не поймите меня неправильно, я очень уважаю Вас и всю Вашу семью, однако Вы тоже должны понимать, что наше заведение рассчитано для детей, у которых есть волшебные силы. В будущем они смогут или пойти работать практикующими кудесниками, или продолжить обучение в академиях. Но ни у кого из поступивших нет такого низкого показателя магии! Ваш внук — простой человек. Думаю, к пятнадцати годам его остатки магии вовсе иссякнут, как часто бывают.

      Деридэ сильно нахмурился, потому что мужчина, сидящий перед ним, не верит в силу Фонфаузера!

      — Эй, я гений! — возмутился и заупрямился он, вступив в разговор взрослых. — Я еще всех их перегоню!

      Директор снисходительно улыбнулся, даже презрительно. Хаузер, к его счастью, этого не заметил, потому что смотрел на внука с какой-то гордостью:

      — Именно так. Неважно, что остальные говорят, нужно идти к своей цели самостоятельно.

      — Что же, — директор понял, что это будет даже забавно — внук великого волшебника окажется никудышным учеником, и решил: — Мы пойдем на уступки. Но при условии, если он в конце года сможет сдать экзамен. 

      — Договорились! — моментально расцвел в улыбке Хаузер.

      Взрослые остались в кабинете, обговаривая детали перевода, а Деридэ вышел в коридор. Он осматривал коридоры помещения, в котором будет учиться теперь. В прошлой школе ему было непросто, но в этой все будет куда сложнее. Деридэ понимал это, ему уже десять лет, как тут не понимать очевидные вещи? Отныне он будет отставать от других учеников, но в итоге он обязательно им покажет!

      Деридэ счастливо повернулся в сторону, и увидел, что сюда идет никто иной, как старший брат по отцовской линии. Деридэ не совсем понимал, что означает «ребенок от прошлого брака», но Ксандр был именно им. У них был один отец, но разные папы, однако они все равно редко виделись. В прошлый раз, вроде как, на каком-то собрании по поводу того, что их отца отправили в самую строго охраняемую темницу в мире. Или это был суд?.. Деридэ уже не помнил.

      — Ксандр! — окликнул он парня, который, увидев младшего брата, шокировано уставился вперед. — Ксандр, это я! 

      Деридэ любил брата, но не понимал, что злобный взгляд голубых глаз это вовсе не изумление.

      — Что ты здесь делаешь? — спросил тот.

      — Теперь я тоже буду учиться здесь! — радостно ответил Деридэ, чем сбил брата с толку:

      — В смысле?.. Ты же не волшебник!

      — Я стану им! Я уже научился начальной магии! — похвастался Фонфаузер, радуясь тому, что увидел старшего после стольких лет разлуки. — Вот увидишь, я стану очень сильным! Я стану гением!

      Ксандр разозлено сжал кулаки. Он видел в этом мальчике причину того, почему распалась его семья. Отец изменил папе, который как раз в тот период очень сильно заболел колдовской чумой, а вскоре ушел к другому вовсе. Папа Ксандра умер в тяжелых мучениях, а сам Ксандр остался на попечение родственников. Гвирен Фонфаузер, конечно же, не терял с ним связь, присылал деньги и даже обеспечил обучение в этой школе, перед тем, как отправился в тюрьму, однако все уже было совсем не то…

      А все из-за него — стоящего впереди радостного ребенка, которому досталось все. У него крутой дедушка, у него наследство отца, у него есть связи и всеобщая любовь. Но не было магии, что безумно радовало Ксандра. Он, переписываясь с отцом, ожидал, когда же тот сообщит, что вот, Ксандр, ты намного лучше, потому что унаследовал дар магии. Но…

      — Я стану очень сильным магом! — заявил ему Деридэ. — У меня получается, я могу показать тебе!

      — Нет! — раздраженно кинул тот. — Ты не можешь! Не забирай у меня хотя бы это!

      — Что не забирать?.. — недоуменно спросил Деридэ, не вникая в ситуацию. — А! Кстати! Отец прислал мне письмо, он поздравляет меня с тем, что я стал полноценным колдуном! Он сказал, что верит в то, что я стану очень сильным! И лучшим! И вообще, я же гений, я…

      Ксандр ощутил, как что-то внутри порвалось. Получается, то, чем он жил все это время, надеясь вызвать у отца любовь — бесполезно. Гвирен любит Деридэ намного больше, и теперь невозможно это предотвратить. А Ксандр остается в тени. 

      — Глупое создание! — разозлился Ксандр, легко ударив Деридэ по щеке. Тот изумленно схватился за ушиб и уставился на брата, не понимая, что сделал не так. — Я испорчу тебе всю твою жизнь здесь, понял?!

      Если Деридэ и захотел заплакать (ведь его никто никогда не бил), то сдержался. 

      Но именно так начался худший период жизни Деридэ Фонфаузера. Он, конечно, поступил в школу, в новый класс, однако из-за влияния брата быстро стал изгоем. Ксандр настроил детей против него, подливая масла в огонь простыми словами каждый раз, когда речь заходила о новеньком.

      — Его дедушка магистр, конечно, его взяли без вступительных экзаменов! Так нечестно! Он же слабак, чем это он лучше нас? — говорил он.

      Дети, ощущая себя оскорбленными, тут же поддержали его. Деридэ терпел насмешки первое время, потому что у него мало что получалось в принципе. Колдовал он из рук вон плохо, однако старался до седьмого пота. Преподаватели прониклись к нему жалостью, будто перед ними какой-то инвалид. Но дети, увидев то, как снисходительно улыбаются учителя, когда говорят с Деридэ, восприняли это иначе…

      Один раз, когда Деридэ уже собирался домой, в кабинет вошли парни из класса Ксандра. Он тоже вошел, но последним, и поспешил закрыть дверь. Одноклассники, которые оставались в комнате, с интересом уставились на то, что сейчас будет происходить.

      — Почему это тебя любят все учителя?! — Деридэ не успел и глазом моргнуть, как его больно оттолкнули на пол. 

      Теперь пришедшие старшие дети казались ему просто огромными, а потому и страшными. Они излучали злобу и разминали кулаки. Он боялся встать, потому что чувствовал, что попросту не может пошевелиться. 

      — Он ничего не умеет, — безжалостно сказал Ксандр, опираясь о парту. — А все вокруг его любят. Эй, Грэг, сколько раз на тебя кричала дьен Сарра за то, что ты не смог поднять в воздух игрушки?

      — Раз сто, наверное, — фыркнул Грэг, напоминающий один большой шарик своей фигурой. 

      — А Деридэ вообще ничего не смог! И дьен Сарра его не ругала, а погладила по голове! — влезла какая-то девочка из класса, усугубив гнев окружающих.

      Деридэ уже понял, что ему грозят страшные неприятности.

      Домой он пришел не в лучшем виде. Хаузер испугался, когда увидел синяк под глазом и порванный пиджак. Он кинулся к внуку, пытаясь выведать, кто это сделал (чтобы потом пойти и самому разобраться), но Деридэ прекрасно понимал, что если за него пойдет заступаться дедушка, то остальные дети только сильнее его возненавидят. 

      — Я упал, — ворчливо ответил он, стараясь не смотреть дедушке в глаза.

      — Упал?! Да что ты? — вспыхнул тот. — Немедленно признавайся!

      — Нет! — уперто сказал Деридэ. — Я гений, я со всем справлюсь сам!

      Что поделать? Хаузер нахмурился, но решил, что Деридэ все-таки мальчик, и драки в его возрасте дело обычное. Да, Деридэ нежный и ранимый ребенок, но он на удивление упрямый и выносливый.

      В тот вечер он позвал Ливандера и попросил его присматривать за Деридэ, пока внук вне поля зрения магистра. Ливандер мышь ленивый, но не зря зовется фамильяром, и не зря прожил с Хаузером уже не один век. С тех пор у Деридэ и появился постоянный компаньон в виде собственного фамильяра.

***


      — Нельзя так переусердствовать, Деридэ, — Хаузер нахмурился, глядя, как внук хватается за глаза, которые уже изрядно покраснели. — Я понимаю, ты хочешь сдать экзамен, но нельзя требовать от себя невозможного. Если ты не прекратишь себя изнемогать, то попрощаешься со зрением. Магия связана с нашим телом, нельзя быть таким безответственным.

      — Но на экзамене я сражаюсь с Ксандром! — Деридэ хотел открыть глаза, но не смог, потому что они все еще больно щипали. — Если я сейчас остановлюсь в практике, то никогда не смогу стать гением!..

      — Побереги зрение. Ты справишься и так.

      Но Деридэ знал, что не справится. Ксандр достаточно хорош в магии, он сам видел то, как брат смог создать из воды форму головы дракона. Если у него такая чистая концентрация, то на атакующих заклинаниях не возникнет запинок. А вот у Деридэ они возникали. Все, что мальчик желал — преодолеть барьер, который был его пределом, дабы уметь пользоваться хотя бы тремя магическими атаками, а не одной.

      На экзамене он проиграл. 

      Ксандр выиграл очень быстро, особо не утруждаясь — одна атака снежного вихря, сбившая Деридэ с ног, и все. Ксандр рассчитывал на физический урон для Деридэ, ведь парень невероятно слаб, и у него получилось. И тогда Хаузер понял, почему для Деридэ так важно превзойти всех — иначе его просто уничтожат.

      Директор повернулся к Хаузеру, намекая на их договор:

      — Похоже, ему не место среди других.

      Этот день Деридэ просто ненавидел. Он сидел дома, прижимаясь спиной к холодной стенке, ощущая боль по всему телу, и тихо шептал слова ненависти себе под нос. Ливандер забрался ему на плечо, пытался утешить, но Фонфаузер и слышать ничего не хотел. Это начинало раздражать.

      Все с ним возятся как с беспомощным! Естественно, он таким и стал!

      — Не смей меня жалеть! Я не жалок! — воскликнул он, через слезы ненависти.

      Дедушка еще не вернулся. Деридэ знал, что его готовы исключить из школы, а дедушка пытается подключить связи и не допустить этого. Опять поддержка со стороны. Опять он сам ни на что не способен! Эта немощность бесила до глубины души!

      — Продолжим тренировки без дедушки, — решил мальчик, поднявшись на ноги.

      — Что? — Ливандер искренне изумился. — Но ты уже проиграл! В чем смысл?

      — Я докажу, что я гений, что я смогу стать волшебником, ясно?! — вытирая слезы, громко заявил он. — Даже если будет больно!.. Я все равно докажу!..

      Ливандер не посмел пискнуть что-то в ответ. Хаузер сказал присмотреть и помочь мальчику, значит, он поможет. Деридэ отправился в комнату тренировок, вытирая слезы обиды и ярости по пути. Стоящие впереди манекены напоминали ему зрителей, которые стояли и наблюдали за провалом с мерзкими ухмылками. Их-то Деридэ прекрасно запомнил. В голове всплыл образ папы, когда он говорил, что нет у его сына будущего.

      Никто не верит в Деридэ. Никто! Даже дедушка, который хоть и дал ему надежду, но никогда не переходил границы, будто боясь навредить внуку. Так оно и было, однако Деридэ был готов пострадать ради своей цели. Он сконцентрировался и направил слабую магическую атаку вперед. Руки неприятного задрожали, намекая на то, что энергия заканчивается.

      Деридэ образовал новую волну и снова подал ее вперед. Один манекен пошатнулся, но не упал. Третей волны не получилось — только сильный зуд в глазах, который отвлек мальчика от концентрации.

      — Если ты продолжишь, то точно навредишь глазам, — сказал Ливандер негодующе.

      — А если наврежу, но продолжу?.. — спросил Деридэ, и тут же нахмурился: — Только не жалей меня! Говори как есть!

      — Ладно, — фамильяр не хотел ему вредить, но понимал, что это выбор мальчика, который теперь его хозяин. — Чтобы расширить границы энергии, нужно принести что-то в жертву. Будет больно, лучше не нужно!

      Деридэ образовал в руках сверкающий шар. В глазах слова защипало, но на этот раз он начал игнорировать нарастающую боль, и просто ударять манекены атаками. И снова. И снова. В глазах поплыло от слез, но мальчик продолжал с каждым разом вытягивать из себя удары, которые то уменьшались в размерах, то, напротив, казались излишне огромными сферами. Когда из глаз хлынула кровь, а руки свело судорогой, Деридэ не выдержал, и свалился на пол, тяжело дыша. Руки будто огнем горели, а глаза он открыть так и не смог.

      Однако…

      — Манекены! — воскликнул Ливандер, подпрыгнув на месте. — Они все уничтожены!

      Деридэ довольно улыбнулся. Значит, он все же смог. Это очень больно, будто его тело пронзило тысячи иголок, и теперь он не мог шевелиться, но все же!

      — Что ты наделал?! — Хаузер забежал в комнату и кинулся к внуку.

      И хотя Деридэ не видел дедушку своими глазами, которые не мог раскрыть, он слышал его голос — вернее, гнев и беспокойство, которые в нем звучали. Хаузер заключил мальчика в крепкие объятия, уже пожалев о том, что оставил его одного. Но он не думал, что Деридэ не собирался сдаваться! Он рассчитывал увидеть внука плачущим! Наверное, нельзя так сильно недооценивать гения, который разнес тренировочную комнату. На это не каждый ребенок способен.

      — Я договорился о пересдаче, — сказал, а точнее, прошептал ему Хаузер, не выпуская мальчика из объятий. — На этот раз мы подготовимся лучше.

      — Только не жалей меня! — твердо воскликнул Деридэ. — Я все выдержу, потому что я смогу! Поверь в меня!

      Хаузер и поверил, хотя очень не хотел этого делать.

***


      В очках неудобно. Деридэ все время поправлял их, будто на него надели шапку среди лета, которая ему только мешала. Он шел с дедушкой по школе на пересдачу, где повторно соберется комиссия, и дергал эти несчастные очки.

      — А предупреждал, что так оно и будет! — ворчливо отозвался Ливандер.

      — Ну и что! — фыркнул Фонфаузер. — Я привыкну! Без них я вообще уже ничего не вижу…

      — Твой папа меня убьет… — в тихой панике прошептал под нос Хаузер.

      — А папа приедет? — моментально заинтересовался Деридэ.

      Хаузер неловко потупил взор:

      — Ну… Нет, но он болеет за тебя, я уверен!.. 

      Но Деридэ уже понимал слишком многое:

      — Наоборот, он не верит.

      — Ладно, тебя не провести, — сдался магистр, и тяжело вздохнул: — Не важно, как много людей в тебя не верят. Я верю, Ливандер верит. Этого достаточно. Знаешь, чем больше тебе говорят, что ты не сможешь, тем больше нужно работать над собой и доказывать им обратное.

      — Я так и сделаю! — воодушевленно воскликнул Деридэ, влетая в зал со всей уверенностью, которая в нем проснулась.

      Ксандр стоял в ожидании повторения поединка. Комиссия села на свои места, решив не тянуть с этим. Они были уверены, что младший Фонфаузер снова проиграет, ведь в прошлый раз он даже атаковать не смог. Хаузер, прихватив Ливандера, сел возле директора школы, и помахал рукой Деридэ на удачу. 

      Ксандр не пылал желанием снова проводить этот бессмысленный, по его мнению, поединок, а потому начал первым. Когда прозвучал свисток, он тут же образовал сильный фиолетовый ветер, который сносит с места все, чего касается. Деридэ не хотел проигрывать — иначе он не станет тем, кого все признают! Потому он остался на месте, призвав на помощь барьер. Фиолетовый ветер будто обогнул его, на удивление окружающим в зале. Ксандр растерялся, он не знал, что его младший брат научился новым трюкам.

      — Я гений, — упрямо сказал Деридэ, глядя на него из-под очков таким уверенным взглядом, что Ксандр не решился оспаривать. — И больше никогда тебе не проиграю.

      И в тот самый день он все-таки выиграл. И, правда, больше никогда не позволял себе проигрывать.

Читать далее

Комментарии:
IriScKa)): давит!!! (Т-Т) 18/03/17
IriScKa)): впечатление...надеюсь,что там другое тому виной!!! Честно так бы оно и было,реальность и без того 18/03/17
IriScKa)): надеюсь,автор расскажет углублённей, настолько ли их отец бабник и мразь,как о нём слаживаеться 18/03/17
IriScKa)): мало того,что он разрушил детство обеих сыновей,он ещё повлиял на из отношения друг к другу 18/03/17
IriScKa)): зачем он так поступил с Ксандром и его папой...зачем делать больно своей семье и любимым((( 18/03/17
IriScKa)): отношения с братом,не мудрено,хотя очь печально и все из за их отца,что руководило им в те моменты 18/03/17
IriScKa)): у 7 -него мальчика, совсем не такое децтво должно было быть...теперь обоснованы натянутые 18/03/17
Natsu_Uko : а вот и прошлое, где родился Гений) жестокое и суровое детство 11/01/17
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий