Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зазнайка и Чудовище Swellhead and the Beast
Глава 7. Как поступают герои?

      Ливандер выслушал рассказ хозяина о задании в спецотряде, а затем перевернулся на бок, пытаясь лечь поудобнее. Деридэ все еще не находил себе места от мысли, что из-за него могут убить ребенка. Да, этот ребенок — чудовище, враг! Но вот только…

      — Ну… Я тебе так скажу, — Ливандер снова перевернулся. — Ты ведь не самолично убьешь мальчика, так что не нужно нервничать из-за совести.

      — Неважно, я или не я, ведь все же… А-а-а!.. — Деридэ свалился на кровать. — Почему все так неоднозначно?

      — Я помню времена Великой войны. Это было не лучшее время, Неримия была под угрозой исчезновения с лица земли… До сих пор восхищаюсь, как эта страна все же собралась и дала отпор! — мышь приподнялся на лапках. — Да вот только знаешь, что в этих войнах не так?

      — Ну?..

      — Они уже прошли. Да, были смерти, да были потери… Но это осталось в прошлом. К тому же, и до этого тоже случались войны! А сколько раз у Неримии было государственных переворотов и гражданских войн? Но почему-то никто уже не скорбит об этом… Я хочу сказать, что люди почему-то не хотят отпускать эту Великую войну. Она прошла, правители уже сменились, люди тоже. Так в чем смысл враждовать сейчас, когда можно жить в мире? Понимаешь о чем я? Наши предки, конечно, молодцы, но они прошлое, а мы — настоящее, и мы делаем будущее.

      Деридэ слушал, глядя в потолок. Он не понимал, куда клонит Ливандер… или не хотел понимать. Как бы там ни было… Разве можно убивать ребенка ни за что? Апостолы даже не поинтересовались, что этот мальчик здесь делал, а сразу пустились в погоню. 

      Фонфаузер, прямо как Ливандер, перевернулся на бок. Совесть и патриотизм грызли его с обеих сторон самосознания. Если бы все происходящее было плохо, то Ассиэль, благородный и преданный апостол, обязательно бы не допустил смерти невинного мальчика. Или нет?..

      — Кажется, в моей голове зародилось что-то… не знаю… плохое или хорошее… — невнятно проворчал Деридэ.

      Ливандер поднялся на лапки и заявил:

      — Так вперед!

      Деридэ собрался с мыслями, взял мышь и посадил его в карман. Он вышел из комнаты, неуверенно перебирая ногами в сторону столовой. Там Фонфаузер набрал немного еды, чтобы никто не посчитал это странным, а затем пошел исполнять свой план дальше. Он закинул несколько бутербродов в небольшой дорожный мешочек, а потом услышал быстрые шаги и гомон. Он скрыл мешочек за спиной, будто ничего не задумал, и прямо со стороны крыла апостолов вышел Ассиэль и Винрейт.

      Оба говорили о чем-то своем, пока не заметили Деридэ. Тот рассчитывал, что у апостолов уже отбой, вот и не приготовился к подобной встрече. Но если Винрейт тоже здесь, то все в порядке?

      — А что ты здесь делаешь? — недоуменно спросил Ассиэль, остановившись.

      — Я… я просто шел к… — Деридэ откашлялся, будто что-то попало в горло, и продолжил: — К Дистаеру. Мы с ним занимаемся дополнительно, если ты не знал.

      — Разве Его Темнейшее Величество здесь?.. — удивился Ассиэль.

      Винрейт растянул губы в улыбке и почему-то ответил:

      — Именно. Его телохранитель тоже апостол, если ты успел запамятовать.

      — А! Точно! — Сол-А на секунду сделался неловким.

      Деридэ недоуменно взглянул на Винрейта, но тот только едва заметно заговорчески подмигнул, будто знает, что нет впереди никакого принца. Но он наверняка знает. И почему решил прикрыть Фонфаузера — загадка, которую сейчас нельзя разгадать.

      — Впрочем, раз уж мы встретились… — Ассиэль указал рукой на Винрейта. — Кое-кто соизволил все же согласиться вступить в спецотряд. Внезапно так, прямо перед отбоем.

      — Решил тебя порадовать, — хмыкнул Палаке, не дав парню начать возмущаться. — Прыгай от радости, пока я не передумал.

      Ассиэль перевел на него самый недоверчивый взгляд в мире:

      — Ты что-то задумал.

      — Да, — прямо кивнул тот, а затем игриво потянул на себя апостола за воротник рубашки, ведь вечером Сол-А снимал доспехи. От такого жеста Ассиэль немного растерялся и не заметил, как Винрейт уже приблизился к его лицу, и чуть ли не интимно прошептал: — Может, я решил, что хочу проводить с тобой больше времени?..

      Деридэ показалось, что Ассиэль сейчас задохнется от недопонимания (или как раз-таки из-за него), но он все же взял себя в руки и постарался отстраниться:

      — Я не настолько наивен…

      — Правда? Вот уж не думаю, — колко хмыкнул Палаке, отпустив жертву. — В любом случае, я захотел вступить по своим причинам. Тебе я их не скажу.

      — Но я считаюсь одним из главных…

      — Если так хочешь знать, то я потребую что-то взамен… — Винрейт быстро приблизился и что-то прошептал на ухо Сол-А, от чего тот резко вспыхнул краской, как та нежная девица на балу.

      Деридэ никогда не видел Ассиэля таким, и потому ему стало интересно, что же Винрейт ему за условие прошептал, что талантливый апостол внезапно превратился в краснеющего застенчивого юношу. В эту секунду он даже прекратил казаться таким надежным и сильным, напротив — стал куда мягче и милее. Вот это метаморфозы!

      — Н-не смей говорить мне такие вульгарности! — заикнулся Сол-А, отпрыгнув от усмехающегося темного мага чуть ли не на метр. — Я никогда в жизни не сделаю т-такого!

      — Правда? А почему так покраснел? — пролепетал Винрейт, подделав ласковый тон.

      — Потому что у меня есть чувство стыда и самодостоинства, чего не скажешь о тебе!

      — В смысле? Я же тебе и прошептал о своем достоинстве…

      — Все! Хватит! — окончательно смутился тот. — Делай, что хочешь, только не смей говорить о таких вещах!

      — Вот и хорошо, — Винрейт решил отстать от несчастного апостола. — Значит, свою тайну я тебе не раскрою.

      Деридэ не выдержал:

      — Что это ты ему там прошептал?

      — Молчать! — скомандовал Ассиэль, чьи щеки все еще полыхали. — Винрейт, имей совесть!

      Палаке задорно похихикал, как хитрый лис, затеявший игру, и потом ответил Деридэ:

      — Просто намекнул, что для того, чтобы узнать причину, по которой я передумал, нужно хорошо поработать ротиком.

      Теперь и Деридэ смутился, когда до него дошел смысл этих слов. Ассиэль схватил Винрейта за руку:

      — Ты несносный! Я же сказал!..

      — А разве я уточнял, что делают ротиком? — состроил невинность тот.

      — Заткнись уже! — нервно бросил Сол-А, и поспешил оправдаться перед Фонфаузером: — Прошу прощения, что ты стал свидетелем этого недоразумения! Он просто издевается надо мной, ясно?

      — Ясно, — выдавил Деридэ, лишь бы не подать вид, что он сам оказался ошарашен.

      — Пошли уже, — Ассиэль потащил за собой Винрейта. — Быстро заполнишь бланк и замолчишь!

      Эти двое ушли, оставив после себя неопределенное настроение. Ливандер выглянул из кармана, когда шаги утихли, и проговорил:

      — Н-да… молодежь… Даже любовь у вас странная…

      — Это была любовь? — изумился Деридэ. — По мне так просто домогательство.

      — Да кто вас знает… Так, не стой на месте!

      Встрепенувшись, парень быстро направился туда, куда ему нужно. Учительское крыло апостолов находилось на верхнем этаже. Проникнуть туда вполне реально, потому что вход никто не сторожит, поскольку академия считается и без того защищенным местом. Преподаватели, которые занимаются обучением непосредственно апостолов, в это время отдыхали в своих комнатах. Некоторые выходили в коридоры, но Деридэ от них прятался за колоннами или предметами интерьера.

      Комната дьена Тайриса находилась в самом конце. Деридэ подошел к тяжелой деревянной двери и заглянул в щель. Тайрис метался по комнате туда-сюда. Сначала Деридэ не понял, что он делает, пока не сообразил — подбирает простую рубашку перед огромным зеркалом в полный рост. Это несвойственно тренеру, с каких пор ему не все равно, как он выглядит? Судя по хмурому лицу, Кай Тайрис метался между бордовой облегающей и черной широкой рубашкой.

      «Словно на свидание собрался! С ума сойти!» — пронеслось в мыслях Фонфаузера.

      Выбор Тайриса остановился на бордовой рубашке. Он щелкнул пальцами, чтобы она образовалась сразу на нем, не переодеваясь самостоятельно. Секунду поглядев на себя в зеркало, он выдал:

      — Вроде как Джанэ любит этот цвет…

      А потом направился к двери. Деридэ еле успел сместиться в сторону, и когда дверь открылась, то она и прикрыла его присутствие. Парень затаил дыхание, боясь, что придется оправдываться перед тренером, если он вдруг решит запереть дверь на ключ, но… Кай, не глядя, просто захлопнул дверь и быстро скрылся в коридоре, будто боясь опоздать на встречу.

      «Наверное, все же свидание…» — удивленно и одновременно облегченно решил Деридэ.

      Оно и на руку. Парень тихо проник в комнату тренера, осторожно передвигаясь так, чтобы не оставлять следов своего присутствия. Ливандер выпрыгнул из кармана и быстро забегал по комнате, вынюхивая своим острым обонянием необходимые ключи. Комната у тренера была не такой уж и огромной. Здесь на столе хранилось много бумаг, которые лучше не трогать, но в общем — порядок.

      — Здесь нет ключей от темницы, — Ливандер выбежал из-под кровати. — Как я и говорил, они хранятся у ректора.

      — Но в его кабинет невозможно пробраться, — прошептал расстроенно тот. — Что если меня джинн заметит? Он охраняет все вещи дрея Мэя!

      — Этого не требуется… — Ливандер повернул мордочку в сторону письменного стола. — Я чувствую магический артефакт во втором ящичке. Посмотри, там ли переместитель?

      — Переместитель?.. — Деридэ аккуратно приоткрыл ящик, хотя очень сомневался в этом решении. — Но я же не знаю, как ими пользоваться!..

      — Зато я знаю. Это не так сложно, как кажется.

      — Что ж… — Фонфаузер взял медальон в руки, понимая, что нарушает правила академии, как отпетый преступник. — Это ради спасения ребенка!..

***


      Факелы в темнице еле-еле горели. Мальчик все еще рыдал, хотя уже заметно охрип, и совсем не притронулся к еде. Портал открылся прямо внутри камеры, Деридэ выскочил из него и тут же захлопнул крышку медальона, чтобы закрыть портал. Ливандер утвердительно кивнул, выглядывая из кармана:

      — Не сложно ведь!

      — Д-да… — Деридэ выдохнул, чтобы успокоить сердцебиение.

      Он задумал по-настоящему опасное дело! Самое опасное в своей жизни! А все из-за совести! Но, как бы там ни было, назад дороги нет.

      Фонфаузер повернулся к ребенку. Тот смотрел на него непонимающими заплаканными глазами, в которых будто бы вмещалась черная бездна. Деридэ не знал, как разговаривать с маленькими чудовищами, да и с детьми, в общем-то, тоже, потому замялся. Он осторожно присел на колени, показывая вздрогнувшему мальчику, что в его руках нет меча:

      — Все в порядке, ладно?.. Я здесь, чтобы отпустить тебя.

      Мальчик не ответил, но этого и не требовалось. Деридэ достал мешочек, а потом и небольшую карту местности, которую уже давно забрал у Ксандра.

      — Ты ведь умеешь ориентироваться по карте?.. — на всякий случай спросил Деридэ, протянув мальчику эти вещи. — Большая часть кроурианцев живет в лесах, потому они должны с малых лет понимать карты. Это было сказано в справочнике…

      Чудовище неуверенно кивнуло, успокоившись. Он взял карту и мешочек, хотя все еще пугался незнакомца перед собой.

      — Там есть еда, — предупредил Деридэ, указав на своеобразный багаж. — Не знаю, что вы предпочитаете, потому взял что было… В общем, я отправлю тебя туда, где тебя поймали. Кстати, прости за это… Я не знал, что они хотят убить тебя и твою семью, правда. И вот еще что! Если найдешь родителей, то скажи им чтобы убегали! Завтра с утра должна произойти поисковая операция, начнется с района озера Кристалис. Запомнил?

      Мальчик кивнул, недоуменно моргая. Он поднялся с места, и Деридэ заметил у него теперь и хвостик — еще маленький, но пушистый и вполне безобидный. Он немного отвлекся на свое открытие, но вскоре вспомнил, что Тайрис может вернуться в любой момент и заметить пропажу переместителя. Вспомнив тот дуб, возле которого сидел этот ребенок, Деридэ открыл медальон, заставив портал образоваться в нескольких метрах от себя.

      — Иди туда, — сказал он. — Поверь мне, я не хочу причинять тебе вред.

      Ребенок сначала прикрыл чувствительные к свету глаза, прежде чем доверчиво взглянуть на то, что произошло. Чудовище совсем не показалось монстром, когда дрожащим голосом произнесло:

      — Спасибо большое! — поклонилось и шмыгнуло в портал.

      Деридэ остался в смятении. Это явно не «оно»! Мальчик вполне воспитанный и даже умеет кланяться! Значит, нечего жалеть о своем поступке.

***


      Утром случилось то, что Деридэ и ожидал — срочный сбор спецотряда. Тревога прозвучала рано утром, когда чудовищу принесли завтрак, но в камере никого не обнаружили. Фонфаузер проснулся от настырного стука в дверь. Ректор влетел в комнату, не дожидаясь ответа, а за ним следом и Рубиан, которому пришлось эту дверь прикрывать.

      — Скажи, что это ложь! — кинулся дрей Мэй прямо к Деридэ, который еле успел нацепить очки.

      — А?.. Что?.. — сонно прошептал он.

      — Чудовище исчезло! Так, нет! — Шеол постарался взять себя в руки. — Одевайся! Где Ливандер? Бери его, мы идем в мой кабинет!

      Все было так быстро, что Деридэ и не заметил, как оделся и побежал в кабинет ректора. Сердце было готово выпрыгнуть из груди. Неужели они с Ливандером где-то допустили ошибку? Их увидели? Кто-то настучал? Каких только панических мыслей в голове не проскальзывало, пока он спешил за Шеолом!

      В самом кабинете, как оказалось, были люди. Темный принц со своим телохранителем — в одной стороне, а сонный светлый принц — в другой. Деридэ было так страшно, что ему казалось, сердце сейчас просто лопнет. Но он держался со всех сил, делая вид, будто ничего не понимает. Это было недалеко от правды. Он, правда, не понимал — как его раскрыли?

      — Итак, — заговорил поспешно Шеол, — где Ассиэль?

      — Он проводит собрание вместе с дьеном Тайрисом, — подсказал джинн.

      — Ладно, дракон с ним, — отмахнулся Мэй, садясь за свой стол, и внимательно уставился на Деридэ: — Еще вчера ты со своей группой смогли поймать чудовище, верно?

      — А… Да… — кивнул Фонфаузер, держа в руках притихшего Ливандера.

      — Сегодня мы обнаружили, что он исчез.

      — Что? — Деридэ изобразил изумление, но не знал, насколько хорошо у него это получилось, потому добавил: — Как?!

      — Это я хочу узнать, иначе королевские семьи меня загрызут… — Шеол мимолетно взглянул на сидящих принцев, представителей этих самых королевских семей. — Вечером на территории апостолов было обнаружено не так мало чужаков… Пойми, это просто меры предосторожности! Я не говорю, что это именно ты, но… Ассиэль нам всем только что говорил, что видел тебя и еще одного человека, которой потом пошел ко мне и записался в спецотряд!

      Деридэ понял, что Ассиэль не мог не заподозрить его присутствие. Потому понял, что вот оно — раскрытие. Вряд ли Дистаер решил выгородить его! После того, как он отменил занятие! Парень набрал в легкие побольше воздуха, чтобы уже признаться и понести наказание, но…

      — Ассиэль же сказал, что он шел ко мне, — неожиданно вставил слова Дистаер.

      — Да, но… — ректору не дали закончить:

      — Чериз просто пошел почистить меч, а я с ним, — Деридэ с изумлением уставился на принца, который наглым образом врет с высокомерным видом. — За компанию пригласил и Деридэ. А что, это запрещено? Или Вы хотите сказать, что он пошел и освободил чудовище, которое сам же поймал?

      Шеол Мэй скривился, не скрывая своего недовольства:

      — Вообще-то, я бы не стал подозревать Деридэ, так как не думаю, что он способен на такой смелый поступок! Но мне нужно проверить всех!

      Фонфаузер позволил себе пустить ему возмущенным взгляд, но у него хватило ума не начинать спорить.

      — П-простите!.. — Уллаил подал тонкий голосок, и когда на него обратили внимание, он спросил: — А как кто-то вообще смог незаметно отпустить чудовище?.. Украли ключ?..

      — Нет, — Шеол помрачился, когда понял, что от правды не сбежать: — Мы ищем то, как преступник это сделал, но он точно не открывал темницу и не проходил мимо охраны… Похоже, что это был портал.

      — Здорово, — фыркнул Дистаер. — Если это портал, то нарушителя точно не отследить!

      — Деридэ, — Шеол взглянул на парня серьезно. — Помнишь, что я тебе говорил о твоей личной миссии?

      Деридэ вспомнил на сонную голову, что он вроде как должен искать притаившееся в академии чудовище, и потом кивнул:

      — Я еще ничего не нашел…

      — Вообще-вообще ничего?

      — Простите, но прошел только день, — он виновато пожал плечами.

      — И за этот день у нас стряслось такое!.. — Фонфаузер понял, что подозрения ректора теперь упали на таинственного принца чудовищ, и это не обсуждается. — Будь осторожен. Похоже, мы многого не знаем на самом-то деле…

***


      Ректор прогнал всю компанию, когда понял, что новой информации от них не добьется. Уллаил вышел первым и, заметив приближающегося к нему кузена, поспешил испугаться и попрощаться. Похоже, он боится Дистаера, потому сбежал. Сам Дастион обреченно вздохнул, словно только что проиграл в игре.

      Деридэ, когда вышел из кабинета, подождал, пока они с Дистаером отойдут на безопасное расстояние, прежде чем спросить:

      — Зачем ты прикрыл меня?

      Дистаер стыдливо отвел взгляд и почесал локоть, подбирая слова:

      — Ну… Очевидно, что ты был у апостолов вовсе не из-за чудовища, верно?.. Если ты соврал, что был со мной, то я не против обеспечить алиби.

      — Но ты же не доверяешь мне, — напомнил Фонфаузер, не догоняя, чем же руководствовался Дастион. — Может, это я выпустил чудовище?

      — Слушай, — Дистаер остановился, а за ним и его телохранитель, который взглядом намекнул Деридэ подбирать слова (очень страшным взглядом). — В прошлый раз я… Перегнул палку… В этом моя проблема в общении с людьми. Меня многие окружают, но друзей нет совершенно. Давай не кривить душой, у меня ужасный характер. Не все способны его выдерживать. А ты… ну… — он потер шею от неловкости. — Ты отвечал мне в похожей манере, да еще и как-то не обращал внимания на угрозы… В смысле, другие начинали быть со мной вежливыми до тошноты, дабы угодить мне, хотя я не этого требую. Я просто люблю хамить, ясно?

      Деридэ удивленно моргнул:

      — Ну, это заметно.

      — На вечеринке… — подошел ближе к теме тот, цокнув языком. — Слушай, я напросился прийти с тобой, чтобы подружиться. Меня никто не приглашает, потому что надеются, что я не приду и не стану всем поголовно угрожать! В лицо этого не говорят, но я же не идиот, учусь здесь уже четыре года!

      — Минуту… — понял Деридэ. — Так ты просто хочешь дружить со мной? Серьезно? В смысле, со мной?

      — Мне с тобой весело, потому ответ положительный.

      — А твои подколы…

      — Люблю бесить людей, обожаю, — признался Дистаер с равнодушным выражением лица. — Особенно видеть испуг в их глазах. Я же говорю, мой характер не сахар, но я хочу себе друзей. Ну, тех, которые будут отвечать мне, не подлизываясь…

      Деридэ облегченно вздохнул. Похоже, ему еще очень повезло. Лучше уж дружить с Дистаером, чем враждовать. Да и, если подумать, он спас положение, в котором оказался Фонфаузер из-за своей нелепой лжи…

      — Когда ты вчера написал, что отменяешь занятие, я испугался, что ты отменяешь их навсегда, — признался Дастион, хотя ему было неудобно вот так откровенничать. — Ты просто не уточнил, что тебя за задание взяли…

      — Оу, мой промах, — Фонфаузер слабо улыбнулся. — Хорошо, я понял. Я хочу и дальше помогать тебе с магией, и совсем не против быть тебе другом. И да, большое спасибо, что прикрыл мою гениальную персону сегодня! Дрей Мэй мог меня попросту раздавить, ведь у него дурное настроение!

      Дистаер, поняв, что конфликт исчерпан, даже как-то оживился:

      — Кстати, а что ты там вообще делал?..

      Одна ложь влечет за собой другую, верно? Вот и пришлось выкручиваться:

      — Ну… Возможно, мне нравится один апостол…

      — О, не продолжай, я понял, — Дастион закатил глаза. — Неужели это так важно, что ты решил скрывать?

      — Да! Очень важно! — выкрутился тот.

      — Никогда не пойму вас, гениев, — махнул рукой Дастион, потеряв интерес к разговору о симпатии. — Может, позавтракаем вместе? Все равно нас подняли ни свет ни заря…

***


      «Что ты делал с темным принцем после отбоя?» — это сообщение всплыло на поверхности волшебного зеркала примерно тогда, когда Деридэ залпом выпивал чай, сидя в комнате.

      Суббота проходила отлично, так как его больше никто не беспокоил и ни в чем не обвинял (хотя нужно было…), и он успокаивал нервы чашками крепкого чая. Но, похоже, сплетни разлетаются по академии с молниеносной скоростью, если Джей-Рей узнал об этом вот так быстро. Хотя это не странно. Все, что касается знаменитостей, расходится невероятно быстро.

      — А ему-то какое дело?.. — раздраженно прошептал Деридэ.

      — Что такое?.. — поинтересовался Ливандер, лежа с огромным куском сыра, который он медленно грыз в течение часа.

      — Джей-Рей… — это имя из его уст прозвучало как напасть. — И что он ко мне пристал?..

      — Ты серьезно?! — фыркнул мышь и выпалил: — А, может, ты ему нравишься?

      — С чего бы? — с сомнением произнес тот. — По мне так он что-то задумал… Мои родители тоже могут целоваться, верно? Но их отношения… Боги тому свидетели, отец изменял папе раз миллион! Разве это любовь? Не думаю. Я не хочу быть таким же несчастным, как папа! Потому поступлю умнее, ведь я и есть умнее, и просто избавлю себя от того, что может принести мне боль.

      — А как же зельеварение? — напомнил Ливандер то, что Деридэ как-то запамятовал:

      — Вот болотная проказа! — рыкнул он. — Нужно бы срочно в кого-то влюбиться!.. И как это сделать?!

      — Как и все нормальные люди, — ответил Ливандер, откусив кусочек сыра.

      — Но я выше простых людей. Не ростом, а умом. Следовательно, я чувствую иначе. Все гении имеют настолько индивидуальное восприятие, что…

      — Ты почему разошелся? — фамильяр не хотел выслушивать все это. — Расслабься, у тебя выходной! И пообщайся с людьми, должно помочь.

      — Сейчас же!

      В дверь постучали. Деридэ пришлось встать с удобного мягкого кресла и отставить чай на стол. В тот момент ему стало страшно из-за того, что он все еще переживал по поводу своего «преступления» — он же отпустил беженца, руководствуясь только своими моральными устоями, и не думая о благе стране! Это непростительно, если подумать объективно. Однако… Это один ребенок, разве он сможет навредить целому королевству? В общем, Деридэ думал только об этом, когда подходил к двери. 

      Ему казалось, что стоит ее открыть, как сюда заваляться королевские апостолы и свяжут его по рукам и ногам, а затем отправят на казнь за измену. Других мыслей, конечно, позитивная голова придумать не смогла. Открыв дверь, первое, на что он обратил внимание — эмблема апостола на груди, и испугался. А уже потом поднял глаза и увидел Ригана.

      Того, кто вообще не ожидал! Этот блондин сегодня, как и все апостолы по выходным, носит повседневную одежду, разве что с вышеупомянутой эмблемой, которая выделяет служителей при храме от остальных студентов. Риган, если честно, совсем не кажется страшным, когда снимает эти свои латы. Что, кстати, удивляет не хуже того факта, что парень вообще сюда пришел.

      — Что такое? Почему ты смотришь на меня как… Что за водяной здесь прошелся?! — Риган заметил бардак в комнате и аж побледнел, в казармах-то за подобное готовы убить.

      Деридэ самому стало немного стыдно за собственную неряшливость, но ведь комната для него совместима с лабораторией, в которой всегда идет практика, потому бардак — явление вполне ожидаемое. 

      — Это побочный эффект гениальности, тебе не понять, — махнул рукой Деридэ, дабы поскорее соскользнуть с неудобной темы разговора. — Что-то случилось?.. 

      — Ты еще спрашиваешь? — парень немного раздраженно выгнул бровь, однако его раздражительность исходила не из-за собеседника. — Сбежало чудовище, которого мы ловили! 

      — А… Я, конечно, уже в курсе… — не успел договорить тот, так как наглый гость сам прошелся в комнату, отпихнув его в сторону. — Эй!

      — От тебя не дождешься приглашения, — небрежно кинул Риган, и снова включил режим наглеца. Он стал рассматривать лежащие книги, не боясь открывать их без разрешения хозяина, будто попал на книжный рынок.

      — Ты что делаешь? Не трогай! Здесь все на своих местах! — спохватился Фонфаузер, но понимал, что вряд ли сможет вытолкать этого парня своими-то силенками.

      — Здесь жутко, между прочим. Словно лаборатория какого-то злого колдуна из сказок.

      — Гения, — поправил тот.

      — Серьезно, тебе самому не надоело себя восхвалять?

      — Нет, — честно ответил Деридэ. — Ты пришел сюда ради экскурсии?

      Риган повернулся к парню, смотрясь более спокойным, чем секундой назад:

      — Нет. Захотел проверить, как ты реагируешь на побег чудовища. Судя по всему, тебе не особо печально…

      — Ну… — Деридэ очень не хотел говорить на эту тему, ну очень, однако он не понимал, зачем же этот парень вообще завел разговор о том, что можно обсудить и при встрече в спецотряде. — Нет, я, конечно, шокирован таким поворотом, но… Разве я могу что-то исправить?..

      Риган одарил его внимательным взглядом. Деридэ ощутил, как начинает потеть, хотя в комнате совсем не жарко — это от нервов. Почему один из апостолов пришел к нему в комнату и говорит о чудовищах? Особенно после того, как Деридэ выпустил одного из них на волю?.. Что-то явно не так! Но нельзя выдавать себя!

      — Помнится, ты успел посочувствовать тому ребенку… — Деридэ слышал в голосе Ригана странный и необъяснимый интерес, который тот явно хотел скрыть. 

      — Не обвиняй меня в том, что у меня есть сердце, — попросил Деридэ, спрятав руки за спиной, потому что начал нервно их переминать, а этот жест всегда выдает нервозность. — Я никогда прежде не встречал кроурианцев. Мне всегда казалось, что они страшные, однако ребенок… Разве дети должны плакать в лесу из-за того, что их садят в клетку и везут на казнь? Конечно, я ему сочувствовал!

      — Это и называется милосердием, так ведь?

      — Наверное… К чему этот вопрос?

      — По мне так милосердные люди опасны. Кто знает, что им взбредет в голову, — Риган повернулся к Фонфаузеру, состроив очень строгий взгляд, даже подозрительный. — Сейчас старшекурсники проводят зачистку в лесу, однако, похоже, там никого нет. Откуда чудовищам знать, что мы решили прочесать весь лес? Как успели спрятаться?

      Деридэ напрягся еще сильнее, но на этот раз вовсе не из-за того, что его испытывают. Риган кажется подозрительным, разве нет? Еще недавно он строил озлобленный вид, когда в поле зрения появлялся Деридэ, а тут внезапно изменился! К тому же, если совсем уж подумать, то он тоже не проявлял садизма к ребенку в клетке…

      — Но ты тоже милосерден, — решился высказать свое мнение по этому поводу Фонфаузер. — Что-то я не видел в тебе жажды пугать ребенка. 

      — С чего ты взял, что это так?

      — Но я же умнее, чем кажусь, — самодовольно поправил очки тот. — Вот теперь и не нападай на меня из-за того, что я добрый. Ты тоже. 

      — Ну, ладно, признаю, — Риган пожал плечами. — Самому не хотелось бы причинять вред детям… В смысле… Даже если он другого вида, разве это делает его хуже? По сути мы не так уж и различаемся. Разве что кроурианцы немного странные в своей индивидуальной манере поведения…

      — Правда? В смысле?

      — Если так заинтересовался, то почитай на досуге сам, — Риган положил книгу, которую рассматривал, на место, а затем направился к выходу: — Я зашел, чтобы проверить тебя. Но, похоже, успокаивать тебя не нужно. Так что… до встречи!

      Деридэ не успел попрощаться в ответ, как Риган вылетел из комнаты, словно от чего-то убежал. Фонфаузер задумался над словами апостола. И почему это тот, кто по своей сущности должен этих чудовищ изничтожать во имя королевства, неожиданно проявил к ним благосклонность? Конечно, Деридэ не хотел подозревать в нем чудовище, но… Риган не боялся холода, он спокойно признался, что ему тоже жаль мальчика, да еще и заговорил на эту тему именно с Деридэ! 

      Сложно искать замаскированного чудовища в академии, потому что так можно вовсе никому не доверять. Но если бы враг затаился среди апостолов, то его вряд ли бы нашли… 

      — Странный тип… — проворчал Ливандер. — Даже не поздоровался.

      — Да уж… странный…

***


      Деридэ волновался весь день, потому что не знал, что ему и думать. Он не хотел подозревать Ригана, однако разве можно забыть о том, что где-то по академии бродит чудовище? И оно явно притаилось там, где его не видно. Но как его обнаружить? Под угрозой находятся наследные принцы королевства! Ректор, конечно, не сидит, сложа руки, но он же также надеется на помощь Деридэ, ведь чудовище проявило к последнему интерес… 

      Самое странное, что появляются только подозрения, но доказательств, которые бы точно сказали, что тот или иной субъект и есть искомый враг — нет. Конечно, скрывающийся в тени кроурианец позаботился о том, чтобы себя не выдать, но… 

      — Тебе не обязательно искать этого чудовища, понимаешь? Дрей Мэй просто попросил тебя быть осторожным, — напомнил Ливандер, лежа на столе, который напротив кровати, где, собственно, и лежал в тяжких думах Деридэ. — Не бери на себя то, что не сможешь понести. Не усложняй себе жизнь. 

      — Но я мог бы помочь своей стране… — проговорил парень в подушку. — Я уже совершил преступление! Нужно загладить вину! Тем более… Это же не просто мелочь какая-то. Уллаил и Дистаер могут оказаться в беде. И в таком случае я уже не просто о стране беспокоюсь, а еще и о своих друзьях. Но от того, что я не могу ничего сделать, мне становится плохо.

      Деридэ надоело лежать и просто ныть в подушку. Он поднялся с места, потому что захотел поесть, взял в карман Ливандера, а потом вышел из комнаты. Столовая находилась этажом выше, в другом корпусе, но дорога туда всегда была приятной. По крайней мере, в коридорах было очень много различных картин и украшений, будто все вокруг — сплошной замок.

      Если Фонфаузер очень хотел пойти и просто найти что-нибудь съестное, то судьба распределила все иначе, потому что спокойствию пришел конец. Прямо возле входа происходила стычка двух знакомых людей, которые не скрывали ее от чужих глаз…

      — …Ты вступил в спецотряд, и на следующий день исчезает пленник! — Ассиэль выглядел просто ненормальным, когда говорил об этом. — Хочешь сказать, это просто совпадение?! Тогда почему тебя не было весь день? Где ты был? 

      — Прямо как надоедливая жена, — закатил глаза Винрейт, и почему-то усмехнулся: — Фьор Ассиэль, не соизволишь ли ты прекратить свой допрос?

      — Не пытайся смутить меня и перебить тему, — упрямо зашипел тот. — Я не доверяю тебе.

      — Не зря, — заговорчески проговорил старший из братьев Палаке. — Мало ли на что я способен. К тому же, — он немного склонился к раздраженному апостолу, — я терпеть не могу патриотов. Служить стране? Чем ты лучше зомби, которого воскресил некромант? Слепо веришь тому, что говорят тебе те, кого ты даже не встречал лично. 

      — Не говори так! — возмутился Сол-А. — Неримия много пережила! Мы должны уважать наших предков!

      — Нет, не должны, — улыбнулся он, радуясь реакции. — Время не стоит на месте. То, за что наши предки там сражались — прошло. Я смотрю в будущее. В то будущее, где нет никого, кто смог бы навязывать мне кого ненавидеть, а кого любить. Анархия прекрасна.

      — Ты не понимаешь, о чем говоришь! — Ассиэль не хотел затевать спор из-за личных взглядов на жизнь, но так уж получилось. — Наши короли не просто так пытаются отогнать кроурианцев! Ты не можешь быть к ним таким снисходительным!

      — Почему? Они дышат одним воздухом, что и мы.

      — Это неправильно!

      — Так тебе навязало правительство, — Винрейт игриво щелкнул парня по лбу, вызвав у последнего недоумение. — Если бы у меня была возможность, я бы обязательно насолил вам всем, идиотам.

      — Скажи, что ты не причастен к исчезновению чудовища… — Сол-А произнес это с пугающей холодностью, будто боялся услышать ответ.

      — Не скажу, — специально подразнил Палаке. — А ты докажи, что это сделал я. И отдай меня под трибунал, чтобы меня убили. 

      Деридэ мог поклясться, что Ассиэль побледнел на глазах из-за произнесенных слов. Но он всегда был человеком, который исполняет приказы, считая их честными, и потому быстро пришел в себя:

      — Если это, правда, был ты, то я так и поступлю.

      — Замечательно, — радостно бросил Винрейт. — Другого ответа от тебя я и не ожидал. Что ж, я пойду, совершать свое зло и дальше, а ты стой и ожидай приказов сверху!

      Деридэ стало неловко, ведь он случайно все это выслушал. Вообще-то, он остановился, как и еще одна группка людей, которые не могли пройти в столовую из-за этой парочки, но все же… когда Винрейт прошел мимо, то пустил Деридэ очень странный взгляд, как будто знал намного больше, чем произнес:

      — А ты герой… — тихо проговорил он, и скрылся из виду.

      Деридэ впал в осадок. Кажется, что только что Палаке его раскрыл. Или он понял замысел еще раньше? Когда прикрыл его перед Ассиэлем? Что за странный парень! Как он это сделал? И как теперь быть уверенным, что он, Деридэ, в безопасности, если его страшная тайна известна кому-то постороннему?..

      Сол-А сердитым шагом скрылся в столовой, давая возможность другим пройти туда тоже. Похоже, Ассиэль не заметил Деридэ вовсе, потому что был очень зол на Винрейта. Оно и к лучшему, кто знает, что нужно было ему говорить?..

      — Деридэ, ну вот почему ты всегда исчезаешь, когда я тебя ищу! — Фонфаузер ощутил, как руки брата легли ему на плечи, и поспешил обернуться. — Ты не прочел мое сообщение, верно?

      — Что такое?

      — Родительское собрание! — Ксандр произнес это с досадой в голосе. — Я же уже тебе напоминал! 

      — Ах, точно! — припомнилось Деридэ. — У меня из головы вылетело. 

      — С твоей стороны приедет Хаузер, — Ксандр легко улыбнулся. — Так как наш отец вряд ли выйдет куда-нибудь ближайшие сто лет, а твой папа занят работой в Министерстве Внутренних Дел, то…

      — Так ко мне приедет дедушка? — удивился парень, хотя очень даже обрадовался. 

      Однако он больше хотел бы увидеть папу, но… Похоже, что ему сейчас нет дела до сына. Впрочем, а когда было?.. Деридэ жил с дедушкой с малых лет, и никогда не жаловался, поскольку Хаузер действительно любил его.

Читать далее

Комментарии:
IriScKa)): Винрейт полюбе знает! Мне интересно,что не так у его радаков,должна же быть причина... 18/03/17
vredina :): хммм а Винрейт, ме все больше и больше нравится;) 18/02/17
Natsu_Uko : Деридэ, я рада что он так поступил) 11/01/17
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий