Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зазнайка и Чудовище Swellhead and the Beast
Глава 12. Танец с моим врагом

      — Деридэ! — дедушка пребывал в хорошем настроении с самого утра, что удивительно. — Ты не поверишь! 

      Парень отвлекся от своих дел, а именно копошением в конспектах, и уставился на Хаузера. Тот, все еще сияя, словно ему недавно стукнуло восемнадцать, протянул внуку конверт. Магическая печать, которая переливалась на нем, говорила о том, что прибыла почта от папы. Что изумительно — почему он связался при помощи такого древнего изобретения как почта? Неужто сложно кинуть вызов по зеркалу? 

      Однако Деридэ схватил письмо, сам себе поражаясь, и быстро открыл конверт. Папа, стоит сказать, всегда занят делами, о которых нельзя говорить. Дело вовсе не в желании, а в том, что он все-таки работает на правительство, причем его работа порой занимает больше места, чем должна. 

      — Что он пишет? — в нетерпении спросил Хаузер. 

      Деридэ, пробежавшись взглядом по тексту, обреченно вздохнул:

      — Он не приедет, но передает нам слова поздравления… Понимаешь ли, у него есть одно важное дело, — он раздраженно фыркнул, а затем постарался выбросить письмо в мусорное ведро, но промазал. — Вот дрянь!

      — Не злись, прошу тебя, — со вздохом проговорил Хаузер. Письмо за секунду оказалось в его руках, будто для этого волшебства он даже не приложил усилий. Деридэ стало немного завидно, однако сейчас он злился не из-за этого. — Ты же знаешь о Светлой Империи? Та, что за Потонувшем морем? Так вот, там возникла проблема, а Неримия, как союзник, не может ничего не делать.

      — Что там за проблемы такие срочные? — ворчливо спросил тот.

      — А, проблемы с тринадцатым по имени Дарлагас Рейверан, — махнул рукой дедушка, словно это не столь важно. 

      — Все еще этот тип?! Серьезно, его столько лет не могут приструнить?

      — Это нас не касается. У Светлой Империи свои заботы, а у нас свои. 

      — Тогда почему это касается именно папы? — с негодованием спросил Деридэ. — Ну вот почему он не может оторваться от своих дел ради меня? Неужели дела тринадцатого и чужой страны важнее единственного сына? Ах да, все что угодно важнее меня! 

      — О, Деридэ… — со вздохом произнес Хаузер, отмахнувшись от письма, будто нашел дело поважнее. — Это не так. Микэл любит тебя, очень любит! Он просто… Ну, характер такой! Ты тоже не умеешь проявлять свою любовь. Микэл еще в детстве был достаточно скуп на внешнее проявление чувств, но и ты не паинька.

      Деридэ оставалось только надуться, а потом скрестить руки на груди, дабы показать все свое состояние. Он был категорически не согласен с дедушкой, ну ни капли:

      — Я не такой холодный, как папа!

      — Вот как? — тот тоже заупрямился. — Как ты поздравил меня с днем рождения?

      — В смысле? Я прислал тебе подарок.

      — И написал на открытке «продуктивного времяпровождения». А как же «я люблю тебя»? Или другой пример! Когда ты там в последний раз меня обнимал? Ах да, когда испугался грома в возрасте семи лет.

      Деридэ смутился — не так уж он и испугался грома, просто… Ай, не важно! Главное ведь в том, что дедушка оказался прав! Деридэ любит его, однако никогда этого не проявлял. В принципе, он не знал как. Ему становилось неловко каждый раз, когда Хаузер его обнимал и не мог сообразить, зачем этот телесный контакт вообще нужен. Да, немного приятно и тепло, но что с того? Практической пользы никакой. 

      — Этот спор зашел в тупик, я вынужден его оборвать, — отрезал Фонфаузер.

      — Почему это?

      — Потому что я проигрываю.

      — Тебе не стыдно? — скептично произнес дедушка. — Мог бы просто принять к сведению и поработать над своим поведением. 

      — Зачем? Мне это не нужно, у меня все под контролем, — выпалил тот. — Мне не нужно проявлять свои чувства. Это не имеет смысла. К тому же, ты и так знаешь, что я испытываю к тебе глубокую привязанность, так ведь?

      — Ты просто постеснялся сказать, что любишь меня, — прекрасно понял Хаузер, но махнул рукой. — Ладно уж, злюка-бука, иди по стопам Микэла. Я люблю тебя даже таким. Надеюсь, что твой парень тебя выдержит.

      — Парень? — протянул Деридэ, чуть не задохнувшись от возмущения. — Какой еще парень?

      — Ну… Тот, в черных очках… — неуверенно протянул Хаузер, словно начал говорить что-то непонятное чисто для себя. — Джейерон ДезРей. Мы с ним хорошо пообщались недавно. Я даже удивился, что ты предпочел кого-то настолько живого и веселого! Мне всегда казалось, что если ты и полюбишь кого-нибудь, то только скучного стереотипного библиотекаря. 

      — Нет, стоп! — Деридэ так встрепенулся, что не заметил стула прямо под носом, и чуть не навернулся. — Нет! Я не влюблен! Это недоразумение! 

      — Но он говорил о тебе с такой теплотой в голосе… — задумчиво проговорил тот. Деридэ не заметил, как смутился. Таких вот действий достаточно, чтобы дедушка это заметил, и усмехнулся: — Ну, и что ты мне заливаешь? Покраснел так покраснел! 

      — Это… Это не из-за… — парень растерянно коснулся щек, они оказались горячими, что очень странно. — Может, я просто заболел? Эй, верно! Это логическое умозаключение! Повышенная температура и бредовые мысли — все из-за болезни!

      Хаузер цокнул языком, а потом посмотрел на Ливандера, который сидел на столе все это время. Фамильяр тоже выражал чуть ли не человеческие эмоции, на мышиной мордочке отчетливо виднелся скептицизм:

      — Такие дела, — сказал он, уже предугадав вопрос магистра. — У него нелогичная логика, без меня он бы пропал.

      — Я так и понял, — ответил Хаузер. — Очень надеюсь, что это когда-нибудь пройдет. Микэл, помнится, был похуже в этом плане, но все же умнее. Да и поклонников у него всегда было очень много.

      Деридэ как будто не услышал укоризненный тон, но заинтересовался насчет другого. Дедушка редко рассказывал о том, каким был папа в далекой молодости. Да, отличник, гордость школы и академии, победитель олимпиад и так далее… Деридэ перелопатил все альбомы папиного выпуска, они хранились в зеркальном архиве академии, и много раз видел там Микэла — вот таким учеником он был, участвовал всегда и во всем. Однако это совсем не то.

      — Папа никогда не рассказывал о том, как вообще связался с отцом, — как бы невзначай заговорил Деридэ, словно просто смахивает пыль из книг (а пыли там не было). — Отец учился в другой академии, она вообще на другом конце королевства…

      — Да уж, было время… — прошептал Хаузер, закатив глаза, но все же решил ответить: — Микэл тогда был на свидании с одним молодым человеком, с которым он на тот момент состоял в весьма многообещающих отношениях… И, честно говоря, против того брака я совсем не возражал. Однако в том же месте был Гвирен. Микэл говорил, что они начали спорить и ссориться в очереди, а после Гвирен просто не отстал. Ну, знаешь… Эти записочки, предложения о встрече и так далее… Но так как Гвирен Фонфаузер был тем еще, как говорят в другом мире, Казановой, их отношения напоминали казан с кипящим маслом. О, как же долго они цапались! То сходились, то расходились, я тогда с ума сходил! — Хаузер эмоционально выдохнул, пустив руку в волосы. — Гвирен женился на другом человеке, даже семью создал, но… Опять увидел Микэла, на этот раз, уже в какой-то важной поезде, и все! Опять роман, опять ссоры, но в итоге свадьба. Я до конца был против, Гвирен ненадежный человек, вечно общался с какими-то бандитами… Но потом родился ты. Думаю, в тот момент Микэл и Гвирен все же стали настоящей семьей. Пускай это продлилось немного, но я знаю, что Микэл был счастлив, а это главное, — эти слова дались ему тяжело, так как признавать, что от брака сына есть плюсы он не хотел. — Ну, а позже Гвирен был втянут в разборки Светлой Империи, где и познакомился с Дарлагасом Рейвераном, который только-только начинал бесить светлых волшебников, и в итоге твой отец стал политическим преступником. Впрочем, это ты знаешь.

      Деридэ выслушал рассказ довольно жадно, но со всех сил не показывал своего интереса. И с каких пор его вообще интересуют такие вот рассказы? Раньше он считал, что это все неважно — ну, встретились однажды его родители, и что? А теперь эта тема показалась безумно интересной.

      — Что ж, весьма информативно, — произнес Деридэ, делая вид, будто ему рассказали какую-то сущую ерунду. — Буду знать.

      — Ага, и потому ты спросил? — естественно, дедушка ему не поверил. — Ты невыносим. Знаешь, если бы ты не скрывал свои истинные чувства, то всем было бы легче. Ладно я и Ливандер, мы-то знаем тебя как облупленного, но остальные!.. Другие люди могут посчитать тебя высокомерным и черствым. 

      — Какое мне дело, что они посчитают?

      — Никто не влюбляется в высокомерных и черствых. Разве что в романтических сказках, но в реальности — нет, — категорично отозвался тот. — Будь искренним, ладно? Хотя бы немного. Эй! — он вздрогнул, когда его взгляд остановился на часах. — Через десять минут начнется собрание, а я даже не выдвинулся в дорогу! Короли меня убьют! Что ж, подумай над моими словами! — Хаузер побежал к выходу, но перед самим уходом добавил: — И да, поищи маску на маскарад!

      Деридэ фыркнул себе под нос, когда дед скрылся из виду, и раздраженно бросил книгу на стол. Его бесило то, что ему стало интересно узнавать истории о любви. Раньше он вообще о таком не думал! А еще этот маскарад! Похоже, придется поехать в город и найти иллюзорную маску, которая напускает на носителя временный мираж, дабы скрыть его личность для других. Временный, потому что злоумышленники могут этим воспользоваться. 

      — Давно же я не выбирался в город… — прошептал Деридэ, когда сосредоточил мысли именно на этом. — Нужно найти свой пропуск и узнать, когда ходят кареты в город. Думаю, я найду себе маску без проблем.

***


      — Деридэ, отстань от бездомного! — Ливандер прыгал на плече у юноши, пытаясь отвлечь его. — Он просто попросил денег!

      — Вот я и объяснил ему, что чтобы были деньги, нужно не сидеть на заднице, а… — договорить ему не дало то, что бездомный мужик сбежал от него, громко топая по снегу.

      Столица пестрит подобными индивидами, которые стоят у каждого столба и выпрашивают немного денег. Однако привыкнуть к такому Деридэ не мог. Впрочем, ему везло — академия, в которой он учится, находится на окраине города, а потому в центр столицы ему добираться не нужно. На окраине не так много странных людей, к которым можно пристать с настырными лекциями. 

      — Я же только хотел рассказать, как важно уделять время учебе!.. — расстроился Деридэ тому, что не получилось поумничать. — Почему все, кому я начинаю рассказывать истины бытия, сбегают в пучину незнания и алкоголя?

      — Высокомерное ворчание слышу я, — Деридэ вздрогнул, когда услышал знакомый голос, а потому уже досадно вздохнул, оборачиваясь прямо навстречу Джей-Рею. — Да, я так и думал, что это ты! И я, водяные бы меня полюбили, изумлен!

      Деридэ резко замер, как будто перед ним появился кто-то другой. Пускай светлое зимнее пальто и сидело на юноше так хорошо, что можно было бы полюбоваться мужской фигурой, но Фонфаузер так замер не потому. Очки. На ДезРее не было этих черных очков! И пристальный взгляд черных глаз был устремлен на него. Деридэ неосознанно сделал шаг назад, будто его снесло неведомой силой. И почему один только взгляд черных глаз оказывает на него такое внимание? Кто украл воздух, почему нечем дышать?

      — Что-то не так? — Джей-Рей, как всегда, веселый, подскочил к нему, пряча руки в карманы. — Ты смотришь на меня будто на призрака из прошлого. Эй, ты в порядке?

      Слова не сразу нашлись. Хотелось просто полюбоваться на этого парня, а вот такое вот желание вообще сбивало с толку! Как оно появилось-то? Зачем? Деридэ не знал, однако постарался собраться с мыслями:

      — Ты меня преследуешь?

      — Очень хотел бы, но не умею быть незаметным, — ответил тот. — Я типа решил по выпивку смотаться. А что? Нужно же отпраздновать день Великой победы! Я понимаю, администрация академии не разрешает проносить мою выпивку, но откуда ей знать? 

      — Ты нарушаешь правила, — жестко прошипел Деридэ, но беспомощно умолк, когда черные глаза вновь обратились к нему. 

      — Все забываю, что мышка у нас законопослушная, — хихикнул Джейерон, будто умиляется. — Кстати о мышках, твоему фамильяру не холодно?

      Ливандер почувствовал, что ему нужно удалиться, а то не зря его хозяин постоянно краснеет (явно не от мороза), а потому пискнул и юркнул прямо под шарф. Деридэ поправил этот вязаный шарф от нервов, которые почему-то заиграли, а потом, глядя себе под ноги проворчал:

      — Хватит сверлить меня взглядом. Почему ты не в очках?

      — Потому что зима на улице, и ходить в летних очках будет как-то слишком даже для меня, — Джей-Рей продолжал улыбаться, не замечая, что его собеседник сражен наповал одним только его присутствием. — Ты чем-то расстроен? Похоже, хочешь на ком-то отыграться? Что ж, я уже здесь! А кстати… — припомнил он, и заметно сбавил темп говора: — Ты обычно не выбираешься в город, что случилось-то?

      Фонфаузер, смотря куда-то в сторону, но только не на этого человека (а то становится очень жарко), ответил с нотками важности:

      — Да так, у меня важные дела… Ну, нужно бы купить маску на маскарад…

      — Маскарад завтра, а ты еще не готов? — изумился тот. — Что за бессмыслица? Я думал, ты, как хороший мальчик, все делаешь по пунктикам! Составить тебе компанию? Я уже прикупил себе маску, могу отвести в магазин, где оправданные цены. 

      Фонфаузер чувствовал смущение. Ему нужна была помощь, это так. Он не знал, где и что здесь продается. Нет, он бывал в городе, но по другим делам, а потому где покупать что-то к маскараду он не знал. Но, вот незадача, если бы Джей-Рей не снял черные очки!.. Ведь черные глаза так и манили, а почему?.. Думать об этом стало страшно.

      — Вот что ты носом крутишь?.. — Джей-Рей, заметив выражение лица собеседника, посчитал, что это вредность заиграла. — Я же еще не начал устраивать разборки.

      — Разборки? — не понял Деридэ.

      — Ты ходил на свидание с апостолом по имени Риган, — парень сделал недовольное выражение лица: — Почему он, а не я? 

      — Ну… — Деридэ ужаснулся: он не может найти слов, а все из-за до жути пристального взгляда, который и пугал его, и завораживал, и… И вообще, кто-то опять украл воздух! — Он предложил, а я…

      — Но я же тоже предлагаю! Чуть ли не каждые день!

      — Ну… Спасибо… — неловко проговорил Деридэ, не зная, что еще нужно говорить в такой ситуации.

      Джей-Рей хотел быть серьезным все это время, но, услыхав это глуповатое «спасибо», просто не выдержал и рассмеялся. Злиться на Деридэ не получалось, потому что тот сам не всегда понимает, что творит. Да и милый он, разве нет? 

      — И как мне теперь возмущаться, если ты такая бестолочь? — смеясь, спросил Джей-Рей, за что его одарили презрительным взглядом, но он не обратил внимания. — Послушай, — немного успокоившись, произнес он, — я понимаю, что тебе будет лучше с кем угодно, но не со мной, правда. Кому может понравиться вечный шут, так ведь? И я прекрасно понимаю, что тебе необходима птица более высокого полета. Но когда я вижу, что ты вызываешь интерес у других, то начинаю ревновать, хотя обещал себе этого не делать.

      Деридэ стало жарко — и это в мороз-то! Ладоши вспотели, пришлось спрятать их в карманы. Сердце стучало слишком громко, казалось, что оно вообще где-то в ушах. Возможно, внешность Джей-Рея безумно бесит, ведь он специально выставляет себя тем идиотом, которому нужно от жизни сплошное развлечение, однако… Если бы это все решало!

      — Я никогда не был влюбленным, — неожиданно для себя признался Деридэ, но в тот момент он ощущал острое смущение не из-за своего положения, а потому слова исходили будто бы сами по себе. — И это чувство мне чуждо, потому я не понимаю, о чем ты вообще говоришь. 

      — Я говорю, что без ума от тебя, но знаю, что ты достоин лучшего, — ДезРей не церемонясь, взял его под руку и повел вперед. — Пока что я прощу тебе твою интрижку с апостолом, ладно? А сейчас пошли веселиться!

      — Что? Какое веселиться!.. — хотел было возмутиться тот, и стал противиться, пока не стал на лед.

      Деридэ моментально соскользнул, а потому ухватился за Джей-Рея как утопающий за круг, и уставился на ледяную поверхность с каким-то тихим ужасом. Дело в том, что он был из тех людей, которые падают на гололеде даже если его не так уж и много. Это, во-первых, всегда больно, и во-вторых, позора перед Джей-Реем вынести нельзя.

      — Я восприму это как объятия, — невозмутимо произнес ДезРей, удобнее взяв Деридэ под руку, чтобы тот не упал, даже если поскользнется. Деридэ еще не чувствовал такой вот поддержки и надежности, словно сейчас можно хоть с горы прыгать. — Прежде чем мы пойдем готовиться к маскараду, предлагаю зайти и купить вкусняшек! 

      Тогда-то Фонфаузер и очнулся от своего забвения. Похоже, что его настойчивый поклонник просто подловил момент, а теперь будет таскать его гений по каким-то дешевым магазинчикам! Набрав в легкие воздуха, он уже открыл рот, дабы повозмущаться, но так и не сделал этого. Зачем? Ему все равно нечего делать в академии. Ну, а еще свидание с Риганом было на удивление скучным и неловким. А вот с Джей-Реем все иначе — вечно какие-то эмоции.

      — Раз уж тебе выпала честь пройтись со мной, то ты просто обязан позаботиться о том, чтобы я не навернулся на льду, — с ноткой высокомерия проворчал Деридэ, лишь бы скрыть дикое смущение. 

      — Ну, раз уж я обязан… — протянул ДезРей, которому было все равно на тон.

      Первым делом они пошли в магазинчик, который стоял недалеко от остановки. Так как людей на улице было мало, вероятно, из-за непогоды, то и внутри заведения оказалось пусто. Это означает, что не придется стоять в очереди. Витрины чуть ли не сияли чистотой, в них аппетитно лежала разная выпечка. Деридэ обратил внимание на парочку кексиков, но решил не показывать свою любовь к сладкому слишком открыто.

      Здесь по крайней мере очень тепло, аж очки запотели. Джей-Рей отпустил его руку, заверив, что здесь упасть нереально, и прошелся к витринам, чтобы выбрать себе что-нибудь вкусное. 

      — Эй, — Ливандер пошевелился под шарфом, ненавязчиво привлекая к себе внимание. — Что это на тебя нашло? Ты же не собирался гулять!

      — Да, но… — с сомнением прошептал Деридэ, лишь бы его не услышал Джей-Рей. — Я передумал…

      — Что? Почему?

      — Смотри! — Джей-Рей радостно обернулся, а Деридэ натянул шарф потуже, дабы фамильяр замолчал. ДезРей указывал прямо в витрину, где лежали булочки в виде драконов, которые извергают пламя (но на деле это желе). — На тебя похоже, если подразнить.

      Тогда-то и стало ясно, что этот парень не бывает серьезным, ему просто необходимо шутить и дурачиться. Даже сейчас, когда сам Деридэ Фонфаузер соизволил погулять с ним!

      — Твое счастье, что я не извергаю пламя, — проговорил Деридэ. 

      — Извергаешь! Правда, не ртом, а просто всем телом… 

      — Это внешнее проявление магической энергии, неуч, — с ноткой возмущения произнес Деридэ, ведь лично для него это было очевидным. — Есть несколько разновидностей пламени, однако не всеми можно управлять. 

      — Я куплю тебе булочку, лишь бы ты не начал читать мне лекции, — весело пропел Джей-Рей, подбегая скорее к продавцу, будто сбежал от проблемы вовсе.

      Деридэ слегка смутился такому вот предложению. С каких пор за него кто-то платит, а уж тем более угощает? Отказываться он не захотел, так как это все равно бесполезно. Наверное. На самом деле, можно и принять угощение, почему бы и нет?

      — Эй, — припомнилось Деридэ. — Твои родители алхимики?

      — Этот вопрос должен что-то означать?.. — не понял тот.

      — Ну… приставка «Дез» в фамилии достается тем, у кого род ведется от алхимиков. Но ты же бестолочь.

      — Да уж… — парень не обратил внимания на оскорбление. — Наверное, поэтому-то родители и отправили меня учиться в эту академию. 

      Они вышли на улицу с приподнятым настроением, хотя Фонфаузер скрывал этот факт за хмурым личиком. Он увидел, невероятно, Ригана! Однако тот никого не замечал, а просто несся через всю улицу с каким-то обеспокоенным видом. Похоже, он куда-то сильно спешил. Наверное, тоже ищет себе маску.

      Скользкий лед под ногами был не полностью покрыт землей, но это мало чем помогало. Потому-то Деридэ и не решился отпускать локоть своего сопровождающего, мимолетно отмечая, что Джей-Рей не такой уж и растяпа. И вообще, у него приятные на ощупь мускулы, это даже через плащ чувствуется. Смутившись своих мыслей, Деридэ резко отвернулся в сторону и случайно столкнулся с танцующими людьми на площади! Они танцевали под веселую мелодию, водили хороводы и довольно-таки шумели (удивительно, что Фонфаузер не услышал их из-за своих мыслей раньше).

      — Некоторые начали праздновать уже сегодня, — задумчиво проговорил Джей-Рей, остановившись. — Похоже, им весело…

      Деридэ нахмурился сильнее. Помнится, в его деревушке тоже устраивали такие вот пляски среди зимы, однако праздновали люди не победу, а просто так. Звучит очень глупо, Деридэ никогда не понимал, почему эти люди тратят свои дни впустую и просто развлекаются! Похоже, эта привычка есть даже в столице, что вообще нелогично. Разве здешние люди не должны быть более рациональными?

      Джей-Рей взглянул на хмурого Деридэ, а потом заулыбался и потащил его на танцпол со словами:

      — Да ладно тебе! Там не скользко!

      — Нет! Нет! — воспротивился Деридэ, стараясь не поддаться, но силы остаться на месте не хватило. — Я не хочу! Это пустая трата времени! 

      — Сейчас и посмотрим! — весело проговорил тот, уже вытащив парня к танцующей толпе.

      Деридэ ощущал дикое смущение, однако не мог понять почему конкретно оно появилось. Джей-Рей настойчиво ухватил его за руки, заставляя двигаться в такт музыке. Деридэ был очарован не самим действием, а тем, как же все-таки бывает весело с Джей-Реем! Пускай танцевать совсем не хотелось, но когда ДезРей повел его к хороводу и нагло вклинился в круг, то тут-то все и изменилось. Люди не знали друг друга, однако радостно плясали, делились теплыми улыбками и напевали праздничную песенку. 

      Здесь не было обделенных или обиженных. Каждый прохожий мог стать частью этой шумной процессии. И, ощутив себя на удивление уютно, Деридэ расслабился. К тому же, пускай за одну руку его держала незнакомая женщина, но зато за другую — тот, от которого будто исходило электричество. Прикосновение казалось чем-то необычным, хотя это не так! Это просто хоровод!

      — Выглядишь испуганной мышкой, — подметил Джей-Рей, которому все царящее вокруг веселье было только в радость, а потому он и улыбался.

      Деридэ повернул к нему голову, но, вот незадача, эти глаза!.. Они манили, хотелось смотреть в черную таинственную бездну, но нет, иначе можно сойти с ума.

      — Здесь слишком громко… — все, что смог проговорить Деридэ.

      — Но я еще не вижу то, ради чего мы здесь!

      — В смысле?..

      — Где твоя улыбка? — после этих слов парень, не стесняясь перебивать весь хоровод, ухватил Деридэ со спины в объятия и наглым образом закружил его прямо в центре.

      Люди восторженно захлопали и рассмеялись, приняв этих двоих за влюбленную парочку. Деридэ очень смутился, но вырываться было бы бесполезно, потому что Джей-Рей сильнее, и… Да и вообще, сам от себя не ожидая, он все-таки улыбнулся. Даже больше — рассмеялся. Хотя не видел в этом смысла! 

      — Все, хватит! — попросил он. — Если у меня закружиться голова, то я тебе как-нибудь, но отомщу!

      — Меня ждет кошачий удар лапкой? — насмешливо поинтересовался Джей-Рей, все же остановившись, но только крепче обнял его сзади. — Тогда я не против!

      — Целуйтесь уже! — крикнула какая-то женщина из толпы, а другие, в свою очередь, ее поддержали.

      Деридэ будто очнулся. Ну, конечно! Его обнимают, еще и при таком количестве народа! И вообще, понятное дело, что данная ситуация походит на настоящее свидание! Но это же не так! А поцелуй — это уже слишком! Хватит баловаться, ведь он, Деридэ, против того, чтобы быть именно с Джей-Реем! А если этот немаленький идиот сейчас посмеет протянуть руки и губы, а потом…

      — Даже толпа считает нас красивой парой, — внезапно Джей-Рей отстранился.

      А Деридэ немного опешил. А где поцелуй? Не то чтобы ему хотелось… Нет, в каком-то смысле хотелось, он даже ожидал его, и придумал, как начнет возмущаться после!.. А тут!

      — Жаль, что тебе нужен кто-то получше, — почти прошептал ДезРей, и голос его звучал немного грустно. 

      «Эй, он что это, отказался целовать меня ради меня же? Что за логика?!» — пока Деридэ завис, стараясь понять смысл происходящего, то момент был упущен безвозвратно. Почему-то было уже не так весело. Похоже, что Джейерон ощущал нечто похожее, если вдруг захотел прервать веселье:

      — Точно! Нужно еще купить тебе маску! Пошли, пока не увлеклись до вечера! — хотя он и говорил это с нотками веселия, но что-то уже было нарушено.

***


      Деридэ лежал под одеялом и не желал вставать. Щеки пылали жарким пламенем, ему казалось, что у него поднялась температура! Ливандер молча бегал по комнате, поскольку ему было скучно, а у хозяина опять что-то не так. Сам хозяин даже не настроил купленную маску, он напрочь о ней забыл. Лежал и припоминал прогулку. Что за напасть-то такая?

      — Где мой сыр? — спросил Ливандер, бегая по всей комнате как слон, а не мышь. — Куда ты положил всю мою еду?

      — Не видишь, мне не до этого?! — рявкнул Деридэ в подушку.

      — А вдруг я похудею?! — с ужасом запищал мышь уже где-то под кроватью.

      — Не думаю, что это вообще возможно.

      «Интересно, Джей-Рей считает, что мне нужен кто-то получше него только из-за того, что я один раз сходил на свидание с Риганом?» — пронеслось в мыслях парня.

      Ему казалось, что он совершил ошибку. Риган, конечно, ему нравился, но как друг. Это определенно дружеская симпатия, потому что с ним не возникает таких вот чувств, как… Деридэ неприятно съежился. Он, конечно, может сварить зелье и понять, влюблен он или нет, но почему-то боялся. Впервые в жизни, хотя всегда считал себя смелым. Похоже, в мире не все так просто. 

      Стук в дверь прервал все мысли. Деридэ выполз из своего укрытия, ухватил очки с тумбочки, и потом уже открыл дверь. Как оказалось, это пришел Ксандр, который принес какую-то коробку. Он вошел в комнату под несчастный взгляд младшего брата, не понимая, что не так:

      — А где же напоминание о том, что мне нельзя входить без особого разрешения?..

      — Сейчас я рад даже тебе… — прошептал тот, чем вообще сбил Ксандра с толка:

      — Чего? Ты пьяный, что ли?

      Ксандр поставил на стол коробку, объяснив, что это прибыло в почтовое отделение академии, но так как Деридэ там никогда не бывает, то он решил занести сам. Это был подарок от Микэла, который совсем не интересовал Деридэ. Опять прислал какую-то бесполезную штуку. В прошлый раз была копилка в виде ящерицы. Очень полезная штука, ага. 

      — Почему ты такой грустный? — спросил Ксандр. — Скоро же праздник!

      — Мне кажется, что я полностью запутался в том, что происходит вокруг, — выдал Деридэ, уже ничуть не смущаясь того, что говорит именно с Ксандром. — У меня полно дел, однако такое чувство, что я просто не могу с ними справиться. 

      — Сможешь, конечно! — довольно добро ответил старший брат, слегка удивившись такому заявлению. — Где твоя уверенность в себе?

      — Не знаю. Я не уверен в себе, это точно, — вздохнул Деридэ, ощущая себя избитым, хотя это явно не так. — Может, я вообще все делаю неправильно? Может быть плюнуть на это зельеварение? Подумаешь, не закончу академию с отличием! Да разве это что-то изменит в моей жизни, если я такой неудачник? Может быть, я никогда не смогу стать действительно кем-то? Зачем тогда сейчас-то лезть из кожи вон? Надоело уже!

      — Не смей так говорить! — Ксандр ухватил его за плечи и настойчиво взглянул в глаза. — Ты столького добился сам! Как только перейдешь на старшие курсы, то точно окажешься на доске почета! И все потому, что ты сделал это сам! Не знаю, что у тебя там за проблемы случились, но они явно не самое тяжелое в твоей жизни, прекрати киснуть!

      — А если самое тяжелое? — недоуменно спросил тот.

      — Тогда можешь быть спокоен, что подобного в твоей жизни больше не случится. Деридэ, может, раньше я был злым ребенком, но сейчас-то уже перерос тот период, и смотрю на мир совершенно иначе. Ты самый упорный человек в мире, ты никогда не сдавался! Так зачем опускать руки сейчас? Наберись-ка побольше высокомерия, как обычно, и вперед!

      Деридэ недоуменно уставился на него:

      — Разве быть высокомерным это не плохо?

      — А в нашем мире иначе нельзя. Иначе тебя растопчут. Можно подумать, ты этого не знаешь! 

      — Но что если в моем случае нет даже уверенности в том, кто есть кто? — в отчаянии произнес младший. — Вроде бы все такие хорошие, но ведь мне нужно найти одного, но он прячется за маской! А с другой стороны зачет и непонятные мне чувства! Что делать, если я пошел на свидание с одним, но не хочу видеть его рядом с собой? Что мне вообще делать?

      — Успокойся, — Ксандр примирительно улыбнулся, когда понял, что весь стресс исходит от того, чего Деридэ избегал всю жизнь — чувств. — Может, кажется, что с чувствами разобраться сложно, но это не так. Представляешь, даже в отношениях нужна голова, а не слепо следовать зову сердца. А потому у тебя больше шансов разобраться, чем, скажем, у меня. Если ты считаешь, что кто-то притворяется тем, кем не является, то просто спроси у него прямо.

      — Но он же не скажет правду!

      — Скажет, хотя и не поймет этого. Ну, знаешь… — Ксандр на секунду задумался. — Люди нервничают, когда лгут. Если хочешь найти лжеца, то обрати внимания на то, сколько деталей он говорит. Как правило, чем больше речь, тем меньше правды. 

      — Но… но… — Деридэ немного опешил. — Это слишком просто, не находишь?

      — И что? Не все в мире должно быть сложным. Ты напористый человек, так ведь? Устроить допрос, сорвать маску с лица с таким видом, словно так и нужно — это же про тебя. В этом и есть твоя сила, так что прекрати переживать. Ты все наладишь, стоит только захотеть этого.

      Деридэ будто пощечину влепили и пробудили после долгого сна. Конечно! Конечно, Ксандр прав! Похоже, что он… верит в него, верит в Деридэ?.. Это странно, потому что всю жизнь сам Деридэ считал, что тот, кто однажды причинил боль, сделает это снова. Но ведь не все люди одинаковые, каждый меняется. Ксандр больше не тот озлобленный мальчик, которого все бросили, вовсе нет! И Деридэ тоже уже не ребенок, пора бы вылезать из своей скорлупы!

      — Погоди, ты что, только что поддержал меня? — не понял младший Фонфаузер.

      — Ну, естественно, — Ксандр отпустил его плечи. — Именно это и нужно делать, когда видишь дорогого тебе человека таким раскисшим. 

      — Я никогда у тебя не спрашивал, но почему? С чего вдруг я стал для тебя важным? — Деридэ не знал, почему он решился спросить то, что давно хотел, но, к своему стыду, так и не спрашивал. 

      — Ну… Это сложно объяснить на самом-то деле… — неуверенно произнес Ксандр, но только потому, что не мог привести конкретный аргумент. — Наверное, я понял, что кроме тебя, у меня, по сути, нет вообще никого близкого, когда уже перерос юношеский максимализм. Мать умерла, отец сидит в темнице, другим родственникам нет особого дела до меня. А мы учимся в одной академии и, к тому же, без моей опеки ты бы не справился.

      Деридэ смутился, но признался:

      — Ладно, в этом ты прав. 

      И тогда он понял, что Ксандр ему не враг. И если был им, то не со зла. Нужно уже отпустить прошлое. Но если уж они решили все дела между собой (на удивление быстро), то можно немного подразнить старшего:

      — А у тебя есть личный маньяк.

      Ксандр вздрогнул, прекрасно поняв о ком идет речь:

      — Он и до тебя добрался?

      — Да, мы поболтали… Он много чего рассказал о твоих микробах.

      — Ох, да чтоб его водяные утащили! — выругался тот. — Честное слово, не знаю, чем это я удостоился такой чести! Минэ бывает не в себе, иногда даже преследует меня, считая, что я этого не замечаю. Ненормальный тип, однако, как по мне, безобидный.

      «Он мне хотел кислоту в лицо плеснуть, твой безобидный маньяк!» — подумал возмущенно Деридэ, но вслух этого не сказал. Не нужно портить атмосферу.

***


      Деридэ, так уж вышло, встретил Сури, когда раздумывал над костюмом. Был вечер, а потому в коридорах надеялся никого не увидеть, но нет. Сури был один, без Ригана или Мауера, что удивительно, и выглядел озадаченным.

      — Эй, Деридэ, — окликнул он. — Ты не в курсе, что творится с Риганом? 

      — А что не так?.. — не понял Фонфаузер, подходя ближе.

      — Весь день он какой-то больно нервный и дерганный, будто завтра не маскарад, а какая-то каторга. Но дело даже не в этом, — продолжил Сури, и видок у него был весьма озадачен. — Мы договорились пойти попугать первокурсников, но Риган в последний момент все отменил, дескать, планы поважнее нашлись. Он никогда так не поступал! Никогда! Это странно!

      Для Деридэ это не казалось чем-то больно странным, но раз уж Сури, близкий друг Ригана, так говорит… 

      — Может, он просто беспокоится из-за маскарада? — предположил Деридэ.

      — И потому только что искал какие-то компоненты для зелья? Зачем ему вообще зелья, если у нас нет зельеварения в этом семестре? 

      Деридэ напрягся:

      — Зелье? Какое?

      — Я не знаю, честно! Просто… Ты вроде как довольно близок с ним, вот я и спросил у тебя, — объяснил Сури, а потом протянул с сомнением: — Так… ты что, сам не в курсе?

      — Я его весь день не видел.

      — Вот проказа! Кажется, он к чему-то готовится, а нам не сказал! — апостол еще поворчал, а потом решил, что раз уж Деридэ не в курсе, то нет смысла с ним трещать, а потому и ушел.

      Зелье, нервы и нехарактерное поведение. Перед маскарадом. Риган не из тех, кто переживает по таким вот событиям. Следовательно, здесь точно не виноват маскарад. Или же… Деридэ округлил глаза от своей мысли. Что если Риган ищет зелье, чтобы сменить свой облик? А что? Зелья это часть магии, в которой не нужно использовать определенную специфику волшебства, а потому и отследить того, кто его сварил — нельзя. Чтобы сменить облик и остаться незамеченным — самое оно!

      Похоже, что чудовище старалось сблизиться под видом простого ученика. И если Риган — чудовище, то это объясняет многое. К примеру, он не боится холода и выглядит довольно устрашающе, несмотря на то, что является симпатичным. Риган знает даже бога, которого почитают кроурианцы, хотя в учебной программе такой информации нет. И, наконец-то, зачем он пригласил Деридэ на свидание? Чтобы подобраться ближе.

      Кажется, пора действовать иначе.

***


      Деридэ подождал, пока Риган появился в коридоре. Заметив Фонфаузера у своей двери, апостол подал изумление на вид, хотя секундой назад выглядел каким-то взвинченным.

      — Что такое?.. — спросил он, но Деридэ, сложив руки на груди, произнес кратко и ясно:

      — Я все знаю.

      — Что «все»? — не понял тот, и почесал лоб. — Что случилось?

      — Где ты был только что?

      — Я… — он замялся, а рука переметнулась со лба к носу. — Я ходил в библиотеку, помогал там книги переносить.

      — Когда рука касается лица, то собеседник явно врет, это движение происходит на подсознательном уровне, — категорично отрезал Деридэ, заставив Ригана вздрогнуть. Состроив суровый вид, он продолжил: — Ты ищешь ингредиенты для зелья? Похоже, оно очень редкое, если в академии их нет.

      — Ох… — апостол обреченно вздохнул и сгорбился. — Похоже, ты, правда, все знаешь, — он вымученно усмехнулся: — Ну? И где я себя выдал? Мне казалось, что я замел все следы, да и вел себя так, что никто бы не понял, кто я на самом деле. 

      Деридэ ощутил холодок по телу. Вот! Вот оно! Чудовище перед ним! Нужно быть осторожным, иначе Риган решит убрать свидетеля! Значит, нельзя показывать страх, чтобы он посчитал, что сейчас все в руках Фонфаузера.

      — Какое зелье ты используешь? — спросил Деридэ чисто из любопытства.

      Если человеческий облик дался так натурально тому, кто вообще не может становиться человеком, то здесь особенное зелье, это точно.

      — Сонное, — ответил Риган, чем немного сбил с толку Деридэ. — А что мне еще остается? Дядя готов растерзать меня, а если подлить ему в самовар немного сонного зелья, то он успокаивается. И вообще, это не противозаконно. Нервы успокаивает.

      Деридэ уставился на Ригана во все глаза. Что он несет? Дядя? Самовар? Самовар, где было сонное зелье был только у… Что?!

      — Ты племянник Шеола? — проговорил озадаченно Деридэ.

      — Да, и скрываю это со всех сил, — непонятливо ответил тот, словно потерял нить разговора. — Так уж вышло, что моя мать и Шеол брат и сестра, однако они совсем не ладят. Но дело не в этом, просто… Понимаешь, дядя требует от меня быть кем-то вроде тебя, даже в пример тебя ставил! — раздраженно проворчал Риган. — Ну, а я не отличник, вот и все тут! Нечего орать на меня за то, что я хулиганю… 

      Деридэ все еще не мог понять, что пошло не так. Чудовище не может быть племянником ректора, потому что личность Ригана подтверждена во всех смыслах. А чудовище скрывается под личиной кого-то, кого на самом деле нет. 

      — Ты бегал за зельем, чтобы твой дядя не стал злиться на тебя?.. — недоуменно проговорил Деридэ.

      — Он увидел мои оценки, — лицо Ригана скривилось, намекая на то, что ничего в табеле хорошего не нашлось. Вообще. — Грозился, что расскажет маме. Родители оставят меня без денег, если узнают, понимаешь? 

      — Но почему ты скрываешь, что ты и дрей Мэй родственники?

      — Чтобы не было лишних сравнений между мной и моей многоуважаемой родней, — закатил глаза тот. — Это бесит. И ты не смей кому-то рассказывать! Даже Сури и Мауеру! Никто не в курсе! Ума не приложу, как ты-то все узнал!

      Фонфаузер съежился, но решил сбежать от разговора, сославшись на срочные дела, а сам быстрым шагом добрался к своей комнате. Он ошибся! Он ошибся! Что может быть хуже, если чудовище так внедрилось, что его не видно? Однако Риган чист, уже сужает круг подозреваемых. Нужен кто-то хитрый и незаметный, кто-то, кто редко появляется, и… Да кто угодно может быть таким загадочным типом!

***


      Маскарад — не самое приятное зрелище. Одна маска способна воссоздать невероятное количество образов, а потому гости на балу были неузнаваемые по всем параметрам. Маски искажали восприятие того, кто смотрит на человека, и чтобы мираж исчез, необходимо просто ее снять. Дамы в пышных платьях были в основном приглашенными матерями учащихся или же членами администрации академии. Мужчины, впрочем, тоже скрывались под роскошными нарядами и костюмами. Хуже всех были те, кто добавлял себе перьев. Это было в моде, однако двигаться по залу, когда везде эти перья — сущая мука!

      Деридэ еле пробрался через толпу. Ему пришлось поработать над маской, чтобы она давала возможность видеть мир без очков, а на это ушло большее количество времени. Потому на его приталенном темном сюртуке не было никаких перьев или дополнительных аксессуаров. В них и смысла-то нет, все равно никто не узнает, кому принадлежит костюм! 

      Деридэ нервно потрогал подвеску на шее. Ему нужно встретиться с чудовищем. Оно тоже будет в маске. Если Деридэ сорвет ее при всех, и приглашенные гости заметят кроурианца, то случится что-то плохое. Либо толпа взбесится, либо чудовище. А ведь где-то здесь принцы. Деридэ помнил, что Дистаер решил скрыть свою личность полностью, а вот Уллаил мог этого и не делать, а просто надеть маску, не скрываясь. 

      Без Ливандера Фонфаузер ощущал себя очень уязвимым. Очень. Но брать с собой мышь-фамильяра было бы слишком. Вдруг чудовище посчитал бы, что это какой-то фокус и навредил Ливандеру? И вообще, брать его с собой значило бы признаться в своей неуверенности. А Ксандр говорил, что нужно брать себя в руки. Вот и хватит трусить!

      Он обернулся с мыслями, что нужно найти чудовище и приструнить его, но, вот незадача, чудовище нашло его первее. Оно стояло прямо напротив, вероятно, заметило Деридэ еще в толпе. Вернее, его подвеску. Красный удлиненный сюртук подчеркивал изумительную мужскую фигуру, а маска на лице не позволяла рассмотреть детали внешности. Одно ясно — обсидиановая кожа у него от природы, а не колдовства.

      — Как ты долго, — сказал Чудовище, подхватив Деридэ для танца, чтобы вмиг слиться с танцующей толпой. — Я начал беспокоиться, что ты не придешь.

      Голос совсем незнакомый. Либо это не его голос, а просто иллюзия, либо же Деридэ просто не слышал как чудовище говорит в человеческом виде. Кожа Чудовища была теплой и на удивление приятной, вовсе не шершавой, как почему-то думалось Фонфаузеру. Он быстро отмел все ненужные мысли, чтобы стать самоуверенным.

      — Зачем нам видеться? — спросил Деридэ, но не стал противиться тому, что они кружатся в танце среди безликих людей в масках. 

      Сейчас все словно чудовища — скрылись за иллюзией и счастливы. Прекрасный праздник в честь победы — попробуй пойми, кто же монстр на самом деле.

      — Слышал, ты ответственный за то, чтобы принцы были в безопасности внутри академии, — как требует того танец, Чудовище прокрутил Деридэ, а затем снова прижал к себе.

      — Можно и так сказать, — Деридэ старался не говори лишней информации. 

      — Но, похоже, что ты очень недружелюбно настроен ко мне. Хотя, позволь напомнить, что я спас тебя от ледяных собак, — Чудовище улыбнулось уголком рта. — И я здорово испугался, увидев кровь у тебя на глазах. 

      — Зачем ты вообще меня спас? — недоуменно спросил Деридэ, стараясь не отставать от ритма, дабы не выделяться из толпы. 

      — В смысле?.. — не понял тот, и это странно. — Разве я мог позволить тебе пострадать? Я довольно мирный человек.

      Деридэ позволил себе презрительно усмехнуться:

      — Такой мирный, что два раза пытался убить принцев?

      — Что? Я? — изумился партнер, но ему пришлось остановить разговор, дабы снова покружить Деридэ в танце, и продолжил только тогда, когда возобновились прежние движения. — Это я и хотел сказать тебе. Это не я пытаюсь убить принцев. Нашему народу это не нужно. Мы любим людей, очень и безумно. Мои предки потому и развязали войну, чтобы завоевать вас, поскольку ваш вид нам нравится. 

      — Что? Что за бред?! — Деридэ хотелось кинуть в него учебник истории, а то несет этот парень какую-то несусветную чушь.

      — Да, согласен. Но это правда, — собеседник вовсе не оскорбился, а продолжил довольно спокойно объяснять: — Война была триста лет назад, когда наша цивилизация только начала нормально развиваться, а вот ваша уже многого достигла. Сначала мы, кроурианцы, просто заинтересовались новыми землями и теми разумными существами, которые там обитают, а потом уже решили ее завоевать, так как люди были чем-то новым и необычным. Напомню, что дело было очень давно, когда войны и завоевания были нормой для любой империи или королевства! 

      Деридэ опешил, сравнивая те факты, которые описаны в истории. Там было сказано, что кроурианцы агрессивный народ, а потому решили завоевать Неримию ради того, чтобы сделать людей своими рабами и расширить свое королевство. Но, если подумать… На тот момент королевство Кроу было достаточно огромным, зачем им новые территории на материке?.. Но нет! Не станет же правительство врать!

      — Погоди-ка, хочешь сказать, что вы — вовсе не враги? А война это так, пустяки? — хмуро спросил Деридэ, которому все еще хотелось чем-то кинуть в этого таинственного типа.

      — Вовсе нет! Не перекручивай мои слова! — возмущенно попросил Чудовище. — Я не поддерживаю решение о войне, которое было триста лет тому назад! Однако только благодаря этому наша страна смогла развиться так же, как и ваша. Ну, ладно… Не настолько грандиозно. 

      Фонфаузер понял, что здесь что-то не так. И кто-то определенно лжец. Пока что подозрение падали на Чудовище, потому что он вообще скрывает свою сущность!

      — Ну, раз уж ты такой белый и пушистый, то что делаешь в академии под видом простого ученика? — спросил скептично он.

      — Добываю образование, — внезапно ответил он. — А если серьезно, то я сбежал из дома. Если ты мне не веришь, то можешь сам разузнать. Уверен, ректор знает о том, куда подевался принц.

      — Бред! Зачем тебе сбегать?

      — Если я скажу, что не хочу быть наследным принцем?

      — Это банальная отговорка.

      — Жизнь банальная штука.

      И тут Деридэ осознал, что считает так же. Это странно — соглашаться с врагом. Но нельзя ему верить, это явная ложь. Потому что дрей Мэй никогда не говорил о том, что принц сбежал именно по той причине, что он безответственный тип какой-то!.. 

      — Жаль, я не вижу твоего лица, но могу поспорить, что ты хмуришься, — проговорил Чудовище, и похоже, что он улыбался даже грустно. — Ты мне не веришь, но это так. Я не хочу убивать принцев, и мой отец тоже. Он просто хотел привлечь внимание людей, а расторгнуть мирный договор — чем не попытка?

      — Это глупо, — отрезал Деридэ, чуть ли не зашипев. — Да кто вообще так поступает?

      — Мы. У нас, можно сказать, так принято, — Чудовище повеселел, наверное, потому что смог завязать нормальный разговор. — Даже если мы вступаем в брак, то изредка можем угрожать или даже подавать на развод, чтобы другая половинка обратила внимание. Это работает безотказно. Да, для вас это глупо, не нужно опять надувать губы. Я понимаю, что наши традиции немного разнятся.

      Деридэ не знал о быте кроурианцев. На ум пришел тот мальчик, которого он спас из подземелья. Он не был агрессивным, он был напуганным и милым. Даже вежливым. А этот, который кружит его в танце и рассказывает странные (но интересные) вещи так вообще способен прекрасно танцевать вальс! Как тут понять, какие же эти кроурианцы? Уж точно не те дикари, которыми их выставляют в учебниках!

      — Чем докажешь, что не ты покушался на принцев? — прошипел Деридэ, не желая признавать своего поражения.

      — Увы, ничем, — мягко улыбнулся тот. — Однако я не умею открывать порталы для монстров. А уж тем более не смог бы натравить ледяных псов. Они ненавидят нас, кроурианцев, и готовы загрызть при первой же возможности. Потому мне пришлось ослепить их тогда, когда спасал тебя

      — Ну, это я смогу проверить, — Деридэ решил, что поймал его на лжи. — Если ледяные псы ненавидят вас, то это обязательно будет упомянуто в справочнике.

      — Так как я не вру, то буду рад, если ты посмотришь сам, — почему-то голос Чудовища звучал вполне уверенно. — Знаешь, это не вся причина, по которой я решился тебе открыться. Ну, не полностью, конечно. 

      — Чего тебе? — недружелюбно спросил темный маг, надеясь услышать что-то важное, но…

      — Я хотел с тобой потанцевать! Серьезно! — он живо прокрутил его. — Это было бы интересно! А еще просто поговорить! Понимаешь меня?

      Деридэ изумился — он понимал! Понимал этого кроурианца, будто бы ему вовсе не нужно было говорить. Это странно. Очень странно.

      — Только не говори, что так сильно желаешь добиться моей благосклонности, — надменно проговорил он.

      — Хочу. И у меня есть на это весь вечер! — ответил Чудовище, загадочно улыбаясь. 

      — Вот как? — не веря, произнес тот. — И почему именно я? 

      — Ну, ты же единственный из учеников, кто знает обо мне. Может быть, мне удастся стать первым в мире кроурианцем, который смог наладить отношения с человеком?

      Деридэ презрительно усмехнулся. Похоже, что этот тип вообще не в курсе о его характере. Значит, когда чудовище в человеческом виде, то редко общается с Деридэ. Что ж, это полезно знать.

      — А вообще, я же чудовище, верно? Уже из-за этого факта ты все равно будешь считать, что именно я твой враг, — печально проговорил кроурианец. — Если бы я мог как-то доказать тебе, что это вовсе не я!..

      — Но если это не ты, то кто?

      — Я не знаю, — он даже легко пожал плечами, не сбиваясь с ритма. — Поверь, я удивлен не меньше тебя. Однако какой толк кроурианцем убивать ваших наследных принцев? 

      Деридэ открыл рот, чтобы ответить, но попросту не знал что. А и правда. Королевство Кроу не получит никакой выгоды от того, что погибнут наследники на трон в соседней стране. В конце концов, королевские семьи смогут завести еще одних, благо, возраст позволяет. Да и после принцев можно отыскать тех, кто сможет занять трон. Но каким боком здесь кроурианцы?

      «Так, стоп! Деридэ, не смей ему доверять! Мало ли, что он тебе наговорит!» — Фонфаузер махнул головой, не давая этим мыслям залезать в голову.

      — Я все равно не доверяю тебе, — сказал Деридэ вслух. 

      — Другого я и не ожидал. Но, по крайней мере, я все тебе рассказал, моя совесть чиста, — Чудовище остановилось.

      Танец закончился, музыка на мгновенье утихла. На сцену кто-то вышел и стал что-то там объявлять и поздравлять каких-то людей. Но Деридэ заметил, что хоть танец и закончился, Чудовище еще держал его за руки. И, пускай из-за маски нельзя узнать наверняка, он точно смотрел именно на него! Просто держал за руки и смотрел, словно в мире больше ничего не нужно. Сердце почему-то громко застучало. Сосредоточиться на словах, которые звучат со сцены, просто не удавалось.

      А ведь руки у Чудовища такие теплые. Такие надежные… И что, что у него вообще другой вид? Неужели нельзя сделать ему комплимент, пускай и в мыслях? А реально ли вообще считать чудовище милым? Вот так, без причины! Он не был агрессивным, и даже не стал настаивать на своей правоте, а просто… Он просто говорит, общается, и… Деридэ вдруг засмущался. Оказывается, собеседник из Чудовища ему под стать, поскольку хочется еще разок потанцевать и просто поболтать.

      — Нам не обязательно говорить именно о том, что я тебе враг, — довольно неуверенно произнес Чудовище, перебивая неловкую тишину. — Сейчас я в маске, вокруг люди, никто не знает, что ты сейчас с чудовищем. Может, просто так поболтаем? 

      — Это неправильно, — с сомнением протянул Деридэ. — Я типа должен вытащить из тебя как можно больше информации, чтобы разоблачить и тебя, и твои планы.

      — И сказал мне об этом в лоб?.. — не понял смысла тот. — Знаешь ли, это делается незаметно.

      — Ты че это умничаешь?! — нахохлился Деридэ, случайно сжав его руки, но от гнева. — Слушай сюда, я в сто раз умнее тебя, потому что я гениален, а ты просто недоразумение! Не смей учить меня, понял?

      — Понял, — улыбнулся тот, и был Чудовище на удивление покорный. 

      — Я говорю тебе об этом в лоб, потому что так хочу! И так нужно!

      — Все-все, я понял. 

      — Ой, да пошел ты!.. — Деридэ засмущался, потому что с ним никто не спорит, а он был настроен именно на это. — Боишься признаться, в каком обличие скрываешься, тоже мне!

      — Да, боюсь. Меня же казнят! — как очевидно, ответил ему тот. — А у меня, межу прочим, очень красивые рога! Редко у кроурианцев бывает аж три пары! 

      Деридэ не смог сдержать колкость:

      — Шутка про «наставили рога» актуальна?

      Чудовище проворчал что-то под нос, дескать, он тут красуется, а его обламывают. Деридэ это развеселило, он даже улыбнулся. Что ж, страна, подожди пока что, а Деридэ Фонфаузер решит поддаться чувствам. Впервые в жизни.

      — Эй, — Деридэ сделал шаг вперед, когда услышал новую песню. — Даже если ты мне враг, танцуешь ты на удивление хорошо.

      — Намек понял, — Чудовище быстро подхватил его, улыбнулся, и они вновь закружились в новом танце.

      Деридэ понимал, что это бессмысленно, что он теряет свой шанс сделать что-то действительно важное, но… Да пошло оно все к водяным в болото! Деридэ счастлив, и счастлив не понятно почему. Наверное, потому что понял, кто прячется под маской. Завтра он просто найдет доказательства. Почему-то он был уверен в том, что они будут.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий