Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe

Как описать природу, подобно классикам?

Как описать природу, подобно классикам?

     

На эту тему написаны учебные пособия, монографии, статьи, в которых приводятся примеры,  подробно рассказывается о языковых средствах, приемах, способах изображения природы в литературе, но авторы продолжают задавать вопрос. Почему? Потому что на практике не так-то легко понять, а КАК же все это работает?

На мой взгляд, помочь может «пошаговое» сравнение, к которому я и прибегну в своей статье.

Сразу скажу, писатели, как художники, могут быть портретистами, баталистами, пейзажистами, из пейзажистов – маринистами и т.д. Условно, конечно.

Возможно, вам удаются батальные сцены, тогда не стоит зацикливаться на пейзажных описаниях, вполне можно обойтись точными и понятными характеристиками: «небо потемнело», «начался дождь», «солнечное утро» и прочее. Несколькими штрихами обозначьте время года, время суток, место действий, погодные условия и следите за их изменениями по ходу повествования. Как правило, этого достаточно, чтобы читатель понимал – что, где и при каких обстоятельствах происходит.  

Если же вы хотите, чтобы пейзаж был не просто фоном, а «говорящим» фоном, особенным персонажем произведения (возможно, и главным), который может играть особую роль и занимать особое место в сюжете, то, конечно, нужно учиться у классиков.

Я хочу предложить вам игру-исследование, вы поймете принцип и потом сами сможете заниматься пошаговым сравнением.

Итак, перед нами три маленьких отрывка из рассказов известных писателей-пейзажистов – Тургенева, Пришвина, Паустовского.

Отрывки имеют три важные объединяющие вещи:

1. Рассказ ведется от 1-го лица.

2. Одна и та же тема: начинается осеннее утро.

3. Все или некоторые атрибуты осени: особенность света, небо, листопад, ветерок, птицы.

Давайте пока их просто внимательно прочитаем. Можете по ходу чтения отмечать что-то особенное, на ваш взгляд, у каждого автора.

        

      

№ 1

       

Turgenev Beljukin 1

      

"Я сидел в березовой роще осенью, около половины сентября. С самого утра перепадал мелкий дождик, сменяемый по временам теплым солнечным сиянием; была непостоянная погода. Небо то всё заволакивалось рыхлыми белыми облаками, то вдруг местами расчищалось на мгновенье, и тогда из-за раздвинутых туч показывалась лазурь, ясная и ласковая, как прекрасный глаз. Я сидел и глядел кругом, и слушал. Листья чуть шумели над моей головой; по одному их шуму можно было узнать, какое тогда стояло время года. То был не веселый, смеющийся трепет весны, не мягкое шушуканье, не долгий говор лета, не робкое и холодное лепетанье поздней осени, а едва слышная, дремотная болтовня. Слабый ветер чуть-чуть тянул по верхушкам. Внутренность рощи, влажной от дождя, беспрестанно изменялась, смотря по тому, светило ли солнце или закрывалось облаком; она то озарялась вся, словно вдруг в ней всё улыбнулось: тонкие стволы не слишком частых берез внезапно принимали нежный отблеск белого шёлка, лежавшие на земле мелкие листья вдруг пестрели и загорались червонным золотом, а красивые стебли высоких кудрявых папоротников, уже окрашенных в свой осенний цвет, подобный цвету переспелого винограда, так и сквозили, бесконечно путаясь и пересекаясь перед глазами; то вдруг опять всё кругом слегка синело: яркие краски мгновенно гасли, березы стояли все белые, без блеску, белые, как только что выпавший снег, до которого еще не коснулся холодно играющий луч зимнего солнца; и украдкой, лукаво, начинал сеяться и шептать по лесу мельчайший дождь. Листва на березах была еще почти вся зелена, хотя заметно побледнела; лишь кое-где стояла одна, молоденькая, вся красная или вся золотая, и надобно было видеть, как она ярко вспыхивала на солнце, когда его лучи внезапно пробивались, скользя и пестрея, сквозь частую сетку тонких веток, только что смытых сверкающим дождем. Ни одной птицы не было слышно: все приютились и замолкли; лишь изредка звенел стальным колокольчиком насмешливый голосок синицы."

        

    

№ 2

   

Prishvin Verejskij

           

"Листик за листиком падают с липы на крышу, какой листик летит парашютиком, какой мотыльком, какой винтиком. А между тем мало-помалу день открывает глаза, и ветер с крыши поднимает все листья, и летят они к реке куда-то вместе с перелётными птичками. Тут стоишь себе на берегу, один, ладонь к сердцу приложишь и душой вместе с птичками и листьями куда-то летишь. И так-то бывает грустно, и так хорошо, и шепчешь тихонько: – Летите, летите!

Так долго день пробуждается, что когда солнце выйдет, у нас уже и обед. Мы радуемся хорошему теплому дню, но уже больше не ждем летящей паутинки бабьего лета: все разлетелись, и вот-вот журавли полетят, а там гуси, грачи – и всё кончится."

        

    

№ 3

    

Paustovskij Yepishin

      

"Я проснулся серым утром. Комната была залита ровным желтым светом, будто от керосиновой лампы. Свет шел снизу, из окна, и ярче всего освещал бревенчатый потолок.

Странный свет – неяркий и неподвижный – был непохож на солнечный. Это светили осенние листья. За ветреную и долгую ночь сад сбросил сухую листву, она лежала шумными грудами на земле и распространяла тусклое сияние. От этого сияния лица людей казались загорелыми, а страницы книг на столе как будто покрылись слоем воска.

Так началась осень. Для меня она пришла сразу в это утро. До тех пор я ее почти не замечал: в саду еще не было запаха прелой листвы, вода в озерах не зеленела, и жгучий иней еще не лежал по утрам на дощатой крыше.

Осень пришла внезапно. Так приходит ощущение счастья от самых незаметных вещей – от далекого пароходного гудка на Оке или от случайной улыбки.

Осень пришла врасплох и завладела землей – садами и реками, лесами и воздухом, полями и птицами. Все сразу стало осенним.

В саду суетились синицы. Крик их был похож на звон разбитого стекла. Они висели вниз головами на ветках и заглядывали в окно из-под листьев клена.

Каждое утро в саду, как на острове, собирались перелетные птицы. Под свист, клекот и карканье в ветвях поднималась суматоха. Только днем в саду было тихо: беспокойные птицы улетали на юг.

Начался листопад. Листья падали дни и ночи. Они то косо летели по ветру, то отвесно ложились в сырую траву. Леса моросили дождем облетавшей листвы. Этот дождь шел неделями. Только к концу сентября перелески обнажились, и сквозь чащу деревьев стала видна синяя даль сжатых полей."

             

***

Наверняка вы заметили интересные сравнения, яркие эпитеты, что-то еще…

Обратите внимание, что, хотя описания даны от 1-го лица, рассказчики выполняют поставленную перед ними задачу. Сравним:

         

И.С. Тургенев  М.М. Пришвин К.Г. Паустовский
Рассказчик лишь созерцатель, «передатчик», вся его задача – сидеть, глядеть, слушать. Рассказчик говорит о личном восприятии осеннего утра, свои чувства и свое отношение он при этом объединяет с чувствами других при помощи местоимения «мы», создает родство. Рассказчик делает личное всеобщим. Всеми узнаваемы и цвет загорелой кожи, и ощущение счастья от мелочи. Рассказчик «перекидывает мостик» от детства до масштабности осени, которая «завладела землей».

 

Это хороший прием, не только понять – от какого лица нужно писать, – но и поставить перед рассказчиком авторскую задачу, чтобы передать идею.

Многие почему-то считают, что в описании природы нет какой-то особой идеи, кроме передачи самой природы, но наш пример показывает, что она не просто есть, а должна быть, что и отличает один текст от другого.

Эпитеты, сравнения и пр. – обязательно. Распространено мнение, что осенний пейзаж, его краски нужно передавать «цветовыми» эпитетами, подражая пушкинским «в багрец и золото одетым лесам».

А как же у классиков? А у них вот что:

        

И.С. Тургенев  М.М. Пришвин К.Г. Паустовский

Белый - 4

Лазурь

Червонным

Синело

Зелены

Красная

Золотая

0

Серым

Желтым

Зеленела

синяя

Всего 10 0 4

      

Как же так? У Паустовского цвета вообще не играют особой роли, хотя цвет вынесен в заглавие. У Пришвина их вообще нет. Даже у Тургенева, где герой – созерцатель и должен передать всю красоту, всего лишь десять раз упоминается цвет, а из десяти – четыре раза белый, два раза цвет передает действие, один выражен существительным, два весьма условны и только «красный» не вызывает никаких сомнений.  

При этом читатель ясно и ощущает, и «видит» все краски осени.

       

У каждого классика свой прием.

Тургенев любит «сквозные» косвенные и прямые сравнения:

● «…из-за раздвинутых туч показывалась лазурь, ясная и ласковая, как прекрасный глаз».

● «…тонкие стволы не слишком частых берез внезапно принимали нежный отблеск белого шёлка…»

● «…красивые стебли высоких кудрявых папоротников, уже окрашенных в свой осенний цвет, подобный цвету переспелого винограда, так и сквозили, бесконечно путаясь и пересекаясь перед глазами…»

       

У Паустовского прямые сравнения часто приближают объект к субъекту, то есть атрибут осени к атрибутам жизни человека:

«Комната была залита ровным желтым светом, будто от керосиновой лампы».

«От этого сияния лица людей казались загорелыми, а страницы книг на столе как будто покрылись слоем воска».

Однако для Паустовского важнее показать внезапность происходящего, неожиданное счастье осеннего пространства, как нового горизонта для человека.

     

Пришвин же выбирает некий «центр», «ядро», вокруг которого и складывается картина осеннего утра. В данном отрывке это «полёт». Девять раз звучат однокоренные слова, вовсе не являясь тавтологией, а рисуя, создавая узор осеннего быстрого времени.

        

Посмотрим и на другие, привычные всем, осенние атрибуты у классиков. Вы увидите, что вышеуказанные приемы повторяются и тут.  

         

  И.С. Тургенев  М.М. Пришвин К.Г. Паустовский
Листья Листва на березах была еще почти вся зелена, хотя заметно побледнела; лишь кое-где стояла одна, молоденькая, вся красная или вся золотая, и надобно было видеть, как она ярко вспыхивала на солнце, когда его лучи внезапно пробивались, скользя и пестрея, сквозь частую сетку тонких веток, только что смытых сверкающим дождем. Листик за листиком падают с липы на крышу, какой листик летит парашютиком, какой мотыльком, какой винтиком. Листья падали дни и ночи. Они то косо летели по ветру, то отвесно ложились в сырую траву. Леса моросили дождем облетавшей листвы. Этот дождь шел неделями.
Птицы Ни одной птицы не было слышно: все приютились и замолкли; лишь изредка звенел стальным колокольчиком насмешливый голосок синицы. Мы радуемся хорошему теплому дню, но уже больше не ждем летящей паутинки бабьего лета: все разлетелись, и вот-вот журавли полетят, а там гуси, грачи – и всё кончится. В саду суетились синицы. Крик их был похож на звон разбитого стекла. Они висели вниз головами на ветках и заглядывали в окно из-под листьев клена.

 

Классики видят то же, что видят в осени все люди, обязательно берут это общее (стандартное даже), но передают по-своему.

Можно, конечно, не использовать общее, но тогда будьте готовы к тому, что далеко не все читатели воспримут вашу осень, если они вообще ее узнают.

         

Однако если бы все ограничилось только этим, мы бы с вами не узнали автора по стилю.

Стиль делают особые фишки (их может быть несколько), которые повторяются из рассказа в рассказ, любимы авторами, наполнены особым смыслом – это уже талант.

     

У Паустовского это конструкции с «не», сами можете подсчитать, сколько частиц и приставок «не» в тексте: «Странный свет – неяркий и неподвижный – был непохож на солнечный».

Еще оксюмороны: «жгучий иней».

И, конечно, контрасты: листопад /дождь, приход осени / неожиданное счастье и др.

      

У Пришвина – это внутренний диалог, слияние природы и человека: «…ладонь к сердцу приложишь и душой вместе с птичками и листьями куда-то летишь».

«Говорящие» детали, олицетворения: «летящая паутинка лета», «день открывает глаза», лист «летит парашютиком»…

       

У Тургенева прием «матрешки», когда образы наслаиваются и создают картину:

1) Листва еще зелена… → 2) где-то она побледнела… → 3) из них одно дерево осеннее… → 4) оно-то и вспыхивает от луча… и т.д.

    Еще Тургенев часто использует прием «перевертыш» непредсказуемо, но точно.

Здесь это выражено сравнением: «…березы стояли все белые, без блеску, белые, как только что выпавший снег, до которого еще не коснулся холодно играющий луч зимнего солнца…»

А здесь метко найденным словом: «Листва на березах была еще почти вся зелена, хотя заметно побледнела; лишь кое-где стояла одна, молоденькая, вся красная или вся золотая, и надобно было видеть, как она ярко вспыхивала на солнце…», – многие сказали бы так про весеннюю березку, а тут про осеннюю – молоденькую, сияющую.

        

Авторский стиль часто отражают и художники-иллюстраторы. Обратите внимание, что я в статье использовал не просто картинки, а иллюстрации. И осень на них очень разная.  

          

     

Итак, подведем итоги:

         

1. Если вам природа нужна лишь как фон, несколькими штрихами обозначьте время года, время суток, место действий, погодные условия и следите за их изменениями по ходу повествования.

    

2. Важно не только понять – от какого лица нужно писать природу, – но и поставить перед рассказчиком авторскую задачу, чтобы передать только свою идею.

    

3. Важно знать атрибуты, общее представление об осени, но передавать их, используя методы наблюдения, ассоциации, языковые средства, наполняя образы своим видением, смыслом.

     

4. Помогает выбор «центра», «ядра», вокруг которого и разворачивается картина природы.

   

5. Ничто человеческое ничему и никому не чуждо – пейзажу тоже. Не бойтесь человека в описании природы.

  

6. Ищите свои фишки, не забывайте про них, сразу записывайте слова, фразы, которые внезапно пришли на ум, когда вы гуляли в лесу.

   

7. Читайте, без этого – никак!

          

Конечно, приемов и способов передать природу в произведении великое множество. Мы рассмотрели лишь три отрывка. Умение увидеть в книге красивое сравнение, эпитет, олицетворение, оценить его, восхититься им – это хорошо, но мало. Важно еще научиться сравнивать, исследовать и на этой основе искать свое. Удачи.

Статья взята с сайта "Синий Сайт"

Автор: Almond

Дата написания: 19/09/18


Обсудить
Как описать природу, подобно классикам?

Оцените новость


Автор: Брокка
Аватар Брокка
Вернуться к новостям
Написать статью/новость