Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Кагами Тайга. Не только баскетбол Kagami Taiga. Not only basketball
Глава 49

— Добрый день, Момидзи-сан! Извини, что отнял время в воскресенье.

— Не надо так официально, Кагами-кун, чем вообще можно заниматься в выходные?

Много чем, мои обычно расписаны по часам. Да и глава клуба журналистики явно не отдыхал, раз встречу устроил прямо в соседней с клубом аудитории, так сказать, без отрыва от производства. Им, в конце концов, новый выпуск газеты добивать.

— Аврал разруливать? — невинно поинтересовался, на что второкурсник фыркнул, но махнул рукой, дескать, сам знаешь. — Я как всегда по делу, но это касается не только тебя, но и нескольких ребят со второго года.

— Мне их позвать? — тут же выпрямился собеседник.

— Нет, сначала разберем это дело с тобой, хотя я и так долго откладывал. Помнишь, на фестивале танцев вы с ребятами работали помощниками с профессионалами из разных журналов?

— Да, конечно, но там не только журнальные корреспонденты были…

— Не в том дело, — выложив на стол список, я продолжил. — Вот эти издательства заинтересованы в работе с вот этими товарищами. Причем не просто частичной занятости, он планируют очень даже долговременную перспективу, планируя через несколько лет получить хорошо подготовленного, опытного штатного сотрудника.

Вывалив новость, стал ждать отклик. Пара секунд ушла на переработку полученной информации — старшеклассник «завис». После слегка дрожащими руками взял список, взгляд бегал по строчкам, с каждым прочтением становясь все осмысленнее. И наконец:

— Ты серьезно?!

— Абсолютно. Но как посреднику, мне бы хотелось быть уверенным, что никто из них не кинет работодателя в процессе или самом начале работы, это плохо скажется на моей репутации. Поэтому мне нужно твое мнение, кто из этих ребят действительно подойдет.

Момидзи-сан кивнул, уделив самое пристальное внимание списку, потому как не мог не осознавать важности решения. Удивительно, но с осени список увеличился, время, данное, чтобы присмотреться к ребятам через школьную газету, неожиданно сыграло в их пользу. Когда мы с Широямой-саном специально обзванивали, списывались с этими издательствами, уточняя, в силе ли предложение, пара журналов заинтересовалось сразу несколькими ребятами, а не только тем, с кем работали. Но исключительно второкурсниками, почти выпускниками, что впрочем понятно.

— Я-то точно соглашусь, как и вот эта парочка, — забормотал Момидзи-сан, подчеркивая указанных ребят. — Вот этот тоже подойдет, Умеде в принципе нет особой разницы, где работать, но он по натуре больше всего ценит стабильность, так что в такую возможность вцепится клещом. А вот здесь облом, Катагири мечтает писать финансовые обзоры, анализировать экономическую ситуацию и так далее, так что сначала получит нужную специальность, а потом пойдет обивать пороги подходящих издательств. Так…

Почти час разборов, кто, что, зачем, почему — и у меня остался урезанный список ребят, с которыми стоит иметь дело. Не откладывая в долгий ящик, я попросил позвать их и не удержался от снимка после того как Момидзи озвучил заманчивое предложение. Такие лица! Ну и на память, конечно, надо будет переслать потом журналистам, в конце концов, ребята столько сделали для нашего клуба и школы вообще.

— Обсудите с родителями, после сообщите Момидзи-сану о решении, а он уже свяжется со мной и мы организуем ваши собеседования.

— Уф, ты видел их лица? Как будто все их мечты осуществились, — глава клуба выглядел ничуть не менее счастливым, чем остальные ребята, что я не преминул заметить. — Что, теперь отдыхать?

— Можно и так сказать, мы с баскетболистами ходим смотреть игры студенческого чемпионата. Там наши знакомые играют, только вот, в полуфинале проиграли, сегодня за третье место сражаются.

— Тогда удачи им! Пока!

Да, нынче был финал студенческого чемпионата, а на удивленное «почему так быстро» мне долго читали лекцию о внимательности, ибо соревнования шли с середины осени, только я из-за Зимнего Кубка их не заметил. Финал, как и предсказывалось, прошел между токийским университетом и институтом спорта, третье место же разыгрывалось между нашими знакомыми из столичного и командой из Осаки. Симпатии зала были на стороне столичной команды, хотя из Осаки народу приехало много, умудрились притащить гигантские барабаны «тайко», но даже при такой поддержке парни из Осаки проиграли, и третье место страны было за командой Токийского Столичного. В отличие от ненормальных сейриновцев студенты праздновали тихо, без залетов за решетку, пьяного вождения и игры на уличной площадке в два часа ночи. Поражение на них сказалось, но все же, вырваться из плеяды среднячков и заявить о себе, как о сильном сопернике — это тоже было достойным результатом.

А на следующий день меня ждало порицание в учительской, что я совершенно забыл про классные часы, даже планы не подготовил:

— Помимо прочего, Кагами-сенсей, если вы забыли, я напоминаю, что в феврале классные руководители первых курсов устраивают встречи с родителями учеников, и к ним вам тоже нужно подготовиться! И подготовить учеников, как раз в субботу объявите об этом. Боюсь, все это ляжет на ваши плечи, потому что мы не можем быть уверены, что Тююма-сенсей не взорвет родителей. Согласитесь, это было бы крайне неловко, — Горо-сан педантично и занудно повествовал о важности и необходимости общения учителя и учеников, речь шла по давно отработанному шаблону, и я банально задремал стоя. — Кагами-сенсей!

— А? Да-да, я все понял: составить план классных часов, предупредить учеников и подготовить бумаги для встреч с родителями.

— Время встреч тоже на вашей совести, выясните, кто и когда сможет подойти, составьте расписание, освободите время в своем распорядке, вам придется временно отказаться от клубной деятельности, предупредите Ишинори-сана, в конце концов, — все больше распалялся от моей несобранности заместитель директора.

А я что? Я не виноват, что все мысли в работе: журналисты и издательства подтолкнули меня к мысли, что искать будущих авторов надо сейчас, пока они учатся в школе, пока они еще неизвестны и никому не нужны. И конкурс начинающих писателей был вполне очевидным решением, не думаю, что кто-то будет против, особенно после результатов конкурса иллюстраторов, новые юные сотрудники оказались порцией свежего воздуха, вдохнувшей новые силы в опытных работников. Айдзава-сан так вообще фонтан фантазии никак не заткнет, боюсь уже представить, что еще она может выдумать.

— Кагами-сенсей! — снова окликнул меня Горо-сан, посмотрел в глаза, не нашел в них ни единого воспоминания о прочитанной лекции и тяжело вздохнул. — Ай, бог с вами, я сам этим займусь, вы только раздайте детям вот эти листочки и соберите через две недели. Со своим расписанием как-нибудь сами разберетесь.

Извинившись перед замдиректора, я сомнамбула схватил протянутую пачку и отправился на тренировку, где из-за разбега мыслей устроил ту еще качку на водной площадке, ребята от моих необдуманных действий падали как подрезанные, хотя тот же Кавахара пытался как-то мотылять, создавая еще большую неразбериху. После тренировки Айда-сан сообщила, что она наконец-то все устроила, даже нашла возможность посоветоваться с Иноэ-сан по поводу упражнений, и теперь всех кроме меня ждут ежедневные утренние занятия в бассейне ее отца, как весной. Я был освобожден лишь из-за стабильной занятости ВОКСом, что тоже порядочная физическая нагрузка и по ее словам, вполне сопоставима с планируемым для парней.

Ух, какие у ребят были лица, после этих слов! Мало того что помимо обычной тренировки нас ждет «домашняя работа по баскетболу», так теперь еще и утром не выспаться. Куроко сумел поднять настроение команде, пригласив всех отпраздновать его день рождения в воскресенье, но запала надолго не хватило: уж больно многообещающее было выражение лица Айды-сан. У меня же нервно задергался глаз, потому как я точно знал, что помимо команды приглашена наша банда в расширенном составе, Поколение Чудес и Огивара-сан. Может прикинуться больным и не прийти?

— А если снова придет кто-нибудь вроде Момои?

— Никого больше не пропустят, — победно вскинула голову юная тренерша. — Того охранника, что пустил в закрытый центр постороннего, наказали существенным штрафом и занесением в личное дело, пригрозив в случае повторения ситуации просто уволить. Теперь уже никто не рискнет, так что если опоздаете — вас не пустят, не попадете в бассейн — пропустите тренировку, а если пропустите тренировку!

Продолжать она не стала, позволив нам погрузиться в дебри кошмаров собственного подсознания, как известно, не озвученная угроза страшнее любой другой.

— А мы? — расширили глаза дети.

— А вам и так хватит, — потрепал обоих по голове. — Со следующей недели возвращаемся к нашим обычным тренировкам на улице, температура вроде позволяет, но посмотрим, может будете дополнительно что-нибудь таскать, чтобы, пропотев после игр, не замерзнуть.

Два ураганчика вцепились в меня с двух сторон, соскучилась малышня по обычному распорядку. Да и мне не хватает возни с мальчишками, из-за порядков в Сейрине не получается уделять им достаточно внимания. Ничего, скоро вернется все на круги своя. А пока можно заглянуть в «Полдень», согласовать текст договора, уточнить время встречи с директором сети кафе и удостовериться, что с шоколадным праздником все идет по плану. После работы полетел домой, составлять планы классных часов, про которые я честно забыл, да и до сих пор не понял, о чем там говорить. Обычно просто предлагал ребятам обсудить что-нибудь, дела школьные насущные или новости, или просто что-то из мира вокруг, догадываясь, что бесполезно рассказывать людям о том, что их не интересует. Так что планы классных часов у меня были очень сомнительным, редко вспоминаемым и в целом крайне бесполезным делом, но я честно их написал, сдать заму все равно надо. Для отчетности и в качестве жертвы богу бюрократии.

— Кагами! — раздался треск, неизвестно боккена или костей, но вынырнуть из планшета пришлось на первой космической. — К доске, посмотрим, как тебе понравится вот эта задачка.

Совершенно не понравится. Умеет Куросаки-сенсей привлечь внимание к своему уроку: до самого звонка возился с рисованным ужасом, проклиная геометрию на всех известных языках. Урок химии состоялся в ближайшем к лаборатории кабинете, и ждали мы его не просто с опаской, а готовые чуть что бежать без оглядки к эвакуационным выходам. Глядя на вздыхающих с облегчением сокурсников из другого класса — ничего не взорвал, новую отраву не создал, все цело — я честно им позавидовал, ибо уроки Тююмы все больше стали напоминать русскую рулетку с пятью патронами из шести. Но почему у них был такой ошеломленный вид?

— Итак, сегодня у нас теоретическое занятие, — да ладно?!

Это правда был теоретический урок. Я готов молиться любому богу, чтобы странное настроение химика продлилось как можно дольше! Но все же надо узнать в честь чего нам такой подарок сделали, а кто кроме других учителей может мне в этом помочь?

— Две недели, — с тяжким вздохом ответил на мои мечтания Гайтору. Пока остальные учителя бешено хлопали глазами, не понимая, откуда это физруку известно, он продолжил. — По словам Аянаги-сенсея, супруга Тююмы-сенсея запретила ему общение с дочерью, если в течение ближайших двух недель ей хотя бы раз позвонят с сообщением, что он что-то нахимичил. Это жестокие меры, но не могу не признать их эффективности.

— Я готов послать этой великой женщине подарок, скажите адрес!

— Аналогично! — взревел Садахара. Он-то с чего? — А то опять эти молокососы всякую дрянь начнут подсыпать!

— Этому идиоту твои ребятишки продолжают пакостить, судя по воплям, в последний раз они ему что-то из экспериментов Тююмы подсунули, — тихо зашептал Куросаки-сенсей.

— Вот черт, — я аж чаем подавился.

— Да ладно тебе, этого балбеса вряд ли что возьмет, — похлопал меня по плечу математик. — Но лучше бы ты с ними поговорил, мало ли к чему все придет в итоге такими темпами.

— А если бы отрава подействовала на них?

— Так вот о чем ты беспокоишься…

— Героический поступок, мы обязаны отблагодарить Тююму-сан, — сверкнул очками Исида-сенсей. Как он так вообще делает, при любом освещении ведь получается?

— Я тоже думаю, что педагогический коллектив старшей школы Сейрин обязан поблагодарить эту, несомненно, удивительную женщину, — улыбнулась Хинамори-сенсей. — Если никто не против, я бы хотела этим заняться.

— Конечно, Хинамори-сенсей, сообщите только, если вам понадобится наша посильная помощь.

Помощь как таковая потребовалась лишь в том, чтобы найти информатика, какого-то черта спрятавшегося в кладовке, для подробного допроса на тему: «Чем порадовать Тююму-сан в качестве благодарности?» Ну и, разумеется, скинуться финансово тоже мне проблема. Не после того как эта женщина умудрилась временно отбить у химика желание экспериментировать. Как раз отстроим лабораторию, а то там задерживают пока, каких-то сверхпрочных материалов дожидаются, надеются, наивные, что на сей раз помещение продержится дольше. А вот класс второгодок уже привели в порядок, правда кабинет выглядит настолько обновленным, что ребятам там некомфортно. По словам Цучиды-сэмпая, как минимум до конца учебного года будут помнить визит сумасшедшего учителя первого курса, на что осталось лишь пожать плечами: везучие. Если мы будем помнить каждый неудачный опыт Тююмы, места в памяти не останется на более важные воспоминания, так что даже про обвалившийся пол никто не вспомнит меньше чем через пару недель после того, как мы начнем пользоваться обновленным помещением.

— Широяма-сан, я умею завязывать галстук!

— Это важная деловая встреча, так что тебе стоит выглядеть соответствующе, — понимающе улыбался директор, помогая затянуть на шее удавку. — К тому же, Кагами-сан становится спокойнее в костюме.

— Не то чтобы меня успокаивало ваше отсутствие…

Угу, в этот раз меня кидали в одиночку, дескать, изволь на деле показать, чему успел выучиться. Сотрудничество с обширной сетью было бы весьма полезным для нашего издательства, но в случае какой-нибудь неудачи — не фатальным, потому как вообще не наша сфера и провал там в принципе мало кого заинтересует. Посему из «Цветов жасмина» решили сделать тренировочный манекен, не спросив ни моего мнения, ни тем более владельца кафе. Я ворчал, но исключительно мысленно, понимая, что Широяма-сан и прочие главы отделов, входящие в неофициальный «совет издательства», правы, я не могу вечно опираться на метафорические костыли в виде их помощи. Но лицо Сасакибе-сана, когда на встречу пришел весь такой гордый в своем одиночестве я, было незабываемо даже при всем опыте сейриновской жизни.

— Здравствуйте, я Кагами Тайга, владелец «Полдня»…

Японец — всегда японец, в любой ситуации. Несмотря на весь шок, Сасакибе-сан очень быстро взял себя в руки: расплылся в доброжелательной улыбке, пролил тонну воды ни о чем, распинаясь про природу-погоду, и… принялся обувать меня как Пиноккио! Я на минуту прибалдел от такой наглости, что видимо было оценено, как согласие и непонимание подоплеки ситуации, потому напор усилился, как и наглость. Минут пятнадцать я с максимально простодушным лицом внимал опасной чепухе, параллельно размышляя, как лучше поступить: попробовать переиграть жителя страны восходящего солнца на его поле вечных улыбок или изобразить упрямого американского осла и встать в позу. Впрочем, а почему бы не сыграть и так, и так?

— Позвольте уточнить, Сасакибе-сан…

Угу, на американского мальчишку он рассчитывал, очень ловко, подготовлено уводя все свои ответы в молоко, как бы конкретно я их не ставил, причем подчеркивая, будто делает мне большое одолжение этим предложением. Я даже подумывал, есть ли там второе-третье дно, которое я банально не вижу, но в итоге полуторачасового хождения кругами вышел на финишную прямую своего терпения и сообщил, что в предложении не заинтересован. Учитывая, что до того момента я со всем вроде как соглашался, кивая как заправский китайский болванчик, Сасакибе-сан завис. Проглотив и смех, и улыбки, я со всеми поклонами принялся отчаливать — медленно и печально, дабы не дай ками, не успеть уйти до того как меня остановят — и типичный «японский бизнесмен в стопервом поколении» завел иную шарманку, уже более близкую к реальности, но несущественно, так что поиграв немного в барана, я все же поднял свою японскую маску. Скольких нервов она мне стоила в прошлом — словами не передать! Ненавижу местную манеру вести дела, приноровился, но ненавижу! С другой стороны, от меня этого обычно не ожидают, так что эффект неожиданности того стоил.

После часов мотания нервов противнику, который в свою очередь отвечал тем же, но с большим опытом, а потому и результатом, я все же притащил одну хитрозадую сволочь к устраивающим меня условиям. Ощущения после подписания соглашения как после адского матча с Ракудзаном в составе пять на одного! Причем где-то подспудно зреет уверенность, что даже сейчас я не за всем уследил, но сил понимать «какого черта» уже не осталось, тем более что в процессе «любования неожиданным снегопадом» я выяснил, что утечка информации произошла самым банальным образом, о котором, естественно, никто не подумал. Сеть ОБС — одна бабка сказала — работает бесплатно, круглосуточно, без праздников, выходных и отпусков! А если серьезно, то жена начальника одного из цехов в типографии, с которыми мы заключили договор, так как наших мощностей попросту не хватает, оказалась в приятельских отношениях с невесткой Сасакибе-сана, работающей у него же в сети в качестве администратора кафе в самом сердце Токио.

Проклиная всех сплетников мира, я, держа улыбку, вслух поразился, как тесен мир, какое счастливое совпадение и как я несказанно доволен, что наша идея привлекла внимание. Судя по лицу собеседника, никого я этим не обманул, ну и черт с ним, я злой как сто чертей, и будь улыбка Сасакибе-сана чуть шире — неизвестно как бы отреагировал. Домой срочно домой, меня ждет оглушительная встреча с грушей!

— Я так понимаю, договор вы не подписали? — уже утром спрашивал Коки, до того благоразумно державшийся от меня так далеко, как это возможно в пределах одного дома.

— Подписали, — братишка сразу уловил, что что-то не так, быстро дожевал завтрак и свалил в бассейн со словами: «Айда-сан не такая страшная».

Груша штука хорошая, но остыть у меня не получилось, так что курсантам в то утро не повезло: я все время тренировки валял первое отделение и огребал от него же. Даже Казама дополнительно подходил, осведомлялся, не совершили ли парни какого-то проступка, о котором он не знает. Успокоив беспокойство старшего сержанта, столкнулся с тем, что мои одноклассники не то что не безумствуют как обычно — ребята весь день сидели как мыши под веником, потому что одна сорока на хвосте принесла им весть, что я в бешенстве с самого утра! Что курсант Като — балбес, споткнувшийся на ровном месте и заполучивший растяжение — оказался в медкабинете из-за моих утренних издевательств над кадетами! Так что после информатики с все еще неспящим и чрезвычайно активным учителем я устроил небольшой разбор полетов.

— Найду пташку — хвост оторву, чтоб новости не таскала идиотские.

— Но ведь ты расстроен, Кагами-кун? — только Савако может из общего потока слухов уловить «бешенство» и перекроить его в «расстроен»!

— Я просто вчера вымотался из-за работы… — Савако изумительный слушатель! Внимательный, честный, сопереживающий! Я сам не заметил, как выложил все недовольство вчерашним днем.

Наверное, полезно иногда устраивать народу встряску: сейчас нам никто не мешал, большая часть вообще свалила из кабинета пообедать с друзьями-приятелями из других классов, даже моя шайка расползлась, прихватив общий обед. На недоуменное «а я что, голодным буду сидеть» меня окрестили идиотом, всячески намекая, что кое-чего в жизни я опять упустил. Порыв придушить друзей загасила, конечно, Куронума, выдавшая мне бенто собственного приготовления, а после дегустации случайно призналась, что давно хотела сделать нечто подобное. Кажется, я парням памятник задолжал.

Съедобный вопрос решили к взаимному удовольствию, я теперь готовлю не только на ораву, но и отдельно для своей девушки, а сам наслаждаюсь ее кулинарными шедеврами. Нет, есть все же смысл иногда позволять себе быть «не в духе», главное — редко и недолго. Так что уникальное в своем роде зрелище «Аянаги-сенсей, преследующий учеников» я встретил уже в нормальном состоянии духа. Информатик своей бешеной активностью, а также срывами на некоторых классах привлек к себе повышенное внимание общественности, особенно ребят из клуба магиков. Стоит ли уточнять, что «помилование» 1-б в данном случае играло против него?

Но это все меркло на фоне того, что Тююма, его дальний родственник, стал проводить теоретические уроки, это подняло шепотки на уровень тихой паники перед апокалипсисом. Клуб магических искусств вызвался добровольцем в деле «усмирения злобного ёкая, пока он не поглотил души остальных сейриновцев и не вместил в их тела злобных аякаси». Если бы я не был вчера в таком убитом состоянии, может и успел бы остановить это безумие, а теперь поздно: магики из бывших экзорцистов, которые и меня пытались изгнать, опробовали какой-то откопанный в старых легендах ритуал прямо на уроке информатики. Вот тогда вся школа и узрела, что Аянаги-сенсей точно такой же учитель первого курса как Куросаки, Садахара и прочие:

— Епт, нунчаки…

— Ого, боккен против нунчак это сильно!

— Снимай! Снимай немедленно, это же эксклюзив!

— Блин, Садахара, куда лезешь!

— Если бы этот идиот не влез, мы бы точно узнали что круче!

— Точно!

— Черт, где огнетушитель! Они тут столько свечей зажгли!

— Я все равно бы поставил на Куросаки…

— Пусть горят, это же так романтично! Позовет Анезаки-сенсей, устроят романтический вечер…

— Сейчас день! И штора горит!

— Кагами! Ты-то куда полез!

— Тащите сюда Анезаки!

Честно, кабы не Гай, мы бы их не спасли, а так физрук примчался на наш этаж как человек-метеор, я как раз прикорнул с мыслью, что нунчаки — штука тяжелая и крайне вредная для здоровья. А после пришла из административного здания Анезаки-сенсей, у нее, к несчастью, было окно, и устроила нагоняй всем вообще, и магикам, и информатику, и математикам, которым впрочем на него было плевать. Я же в это время по-тихому слинял к Укитаке-сенсею под крылышко, пока про меня не вспомнили, отписался только одноклассникам, чтобы не паниковали, не теряли и не попытались отомстить Аянаги за мое исчезновение, а то знаю я сейриновцев, такого придумают, что потом будешь и ржать, и плакать.

«Накахара-сан, у нас два варианта развития событий: либо вы объявляете ребятам, что Аянаги-сенсей не одержим, можете на меня сослаться, либо после пары таких попыток непобитых членов клуба будем пересчитывать по пальцам одной руки. Главное! Если и его богом объявите — сообщите заранее, для моральной подготовки».

«Вот уж нет! Глядя на его активность, наш учитель тоже активизировался с тестами, так что если он кем и будет, то только проклятым «спящим красавцем»!

«Ладно, ладно! Кем хотите, только до такого не доводите, хорошо?»

Поведал медику печальную повесть о проклятом на сон Аянаги-сенсее, тому тоже понравилась мысль, я же представил, как на нее отреагирует Саотоме:

— Она точно объявит, что Анезаки-сенсей — прекрасная принцесса, спасшая его от проклятия, — со стоном уткнулся в больничную койку.

— Это лучше чем Синий Чулок, — с мягкой усмешкой ответил врач. И не поспоришь ведь.

Кажется, основной запал безумия выплеснулся через Аянаги-сенсея, что до субботы мы дожили без приключений, даже выкроили время купить подарки имениннику. Мелькнула мысль, что мы с командой очень искренне молились перед тренировками и сумели кого-то разжалобить. Вот только суббота началась со взрыва в парковой зоне:

— Опять Тююма?

— Нет, он вообще сегодня отсутствует!

— Тогда кто?!

Кто-кто, один полудурковатый учитель, взломавший замок запасника ВОКСа, и решивший опробовать «новую игрушку». Почему у нас водятся такие кретины?! Но на сей раз Садахара-сенсей выбесил не только и не столько меня, сколько Гайтору, так что уроки в его классах снова были на самоподготовке, когда как каратист бегал от разозленного физрука по всей территории. Парочка бегала и по тренировочным площадкам разных клубов, и по корпусам сверху-донизу, и даже по кварталу разок пробежались, но там слишком много людей в выходной день, так что по умолчанию они перенесли забег на территорию Сейрина. Нормальный человек бы уже пару раз умер от разрыва сердца, а они ничего, бегут и бегут. Школа монстров, что я здесь забыл?

— Не тебе так говорить! — слабый подзатыльник от уставшего братишки вернул мне немного здравого смысла. — И вообще, чего ты так злился тогда? Татибана-сан сказала, что ты превзошел их ожидания с этим Сасакибе.

— Жаль, что она не сказала так про твою последнюю правку. Что там за напряг с финальной сценой?

— Не получается она у меня, вот никак. Она мне самому не нравилась, но Татибана-сан по ней асфальтоукладчиком проехалась, — расстроено уткнулся носом в стол мелкий. — Эмоции фальшивые, действие прописано так, что не поймешь, что там творится, персонажи ведут себя глупо и вообще все не то и не так!

— Но в первый же раз получилось? — я еще смутно помнил самую первую версию романа, до разделения и печати первой части, поэтому не очень понимал суть проблемы.

— Там вообще другая тема! — всплеснул руками Коки. — То, что было раньше, вообще не подходит, я в итоге столько намешал, что хоть стреляйся! А теперь с ума схожу, пытаясь распутать!

— Может лучше отвлечься? Завтра вот идеальный день, радужные, Сейрин и неизвестная величина в лице Огивары — такой коктейль, что ты не то, что про финал, вообще про все на свете думать забудешь!

— Надеюсь…

Наверное, какие-то способности пророка у меня имеются. Как иначе объяснить, что зайдя по указанному Куроко адресу с небольшим, буквально десятиминутным опозданием, мы умудрились вляпаться в самую гнетущую атмосферу, какую я только мог вообразить? В солидной по размерам гостиной у одной стены стояли парни из Поколения Чудес, у другой Огивара-сан, а между ними Куроко поворачивался то в одну сторону, то в другую и явно не понимал, что ему делать в такой ситуации. Жаль, что я этого тоже не знал:

— Атмосфера накаляется, — прошептал кто-то сбоку и, скосив глаза, я заметил, что зрителей куда как больше ожидаемого, помимо дисциплинированных сейриновцев, были и Момои-сан, и Такао, и Химуро-сан, а также какая-то незнакомая девушка рядом с Цучидой-сэмпаем.

— Кагами, что делать будем?

— Лучше не вмешивайтесь, не сейчас. Куроко, — я слегка сжал плечо фантома, получил в ответ растерянный взгляд и треснул себя по лбу, никого не стесняясь. — Так, вот эта радуга вся твоя, вправляй им мозги, начиная с Кисе, как с самого адекватного.

— Это он-то адекватный?! — Аомине я предпочел проигнорировать, как и сверкающего очками Мидориму. Как у очкариков получаются эти фокусы? Никак не пойму.

— Привет, двухцветный собрат, — шутка не удалась, но внимание Огивары я к себе привлек. А что дальше? Черт возьми, Тайга, ну когда ты научишься думать, а потом говорить?!

Ладно, слова на ум не приходят, значит начнем с действия: подхватив ошалевшего от наглого обращения знакомого как куль с мукой, я утопал в неизвестном направлении из гостиной. Попал на кухню, там и поставил молчаливого друга Куроко. Пощелкал пальцами под носом, не добился реакции и всерьез задумался, где здесь можно найти лук. Благо чрезвычайные меры не потребовались, на кухню влетел Кисе:

— Простииии!

И пока Огивара отмирал, радужная моделька выдал речь о том, как он сожалеет, что был таким высокомерным идиотом, что ему очень жаль, что он так ранил Огивару-куна, и что он надеется, что тот его простит. В течение всей речи тот молчал, крепко сжимал губы, не давая вырваться ни звуку, и пристально смотрел в глаза Кисе, видимо, пытался определить, не издевается ли над ним бывший игрок непобедимой Тейко. Почувствовав важность момента, эмоциональный парнишка под конец речи стал тише, серьезней, но взгляда не отводил, я же и вовсе не вмешивался, изображая предмет интерьера.

— Какого хрена… — наконец отмер Огивара. — Ты что, правда, думаешь, что мне нужны твои хреновы извинения?!

— Не были бы нужны — ты бы не слушал, — я не дал ему распалиться и наговорить глупостей. Жертва радужных поперхнулся воздухом, возмущенно сверля меня глазами, но продолжат обличительную речь не стал.

— Я понимаю, что извинения ничего не исправят, — ответил Кисе, прикрыв мне рот ладонью. Я послушно устроился на стуле, интересно, до чего они договорятся. — Я просто хотел, чтобы ты знал, что я сожалею о сделанном. Я был неправ, не думал о твоих чувствах и чувствах твоих товарищей по команде, преследуя эгоистичное желание развеять скуку. Я приношу свои извинения — и убийственно серьезный Кисе опустился на пол в «догезу».

— Сволочь ты… — хрипло прошептал отшатнувшийся Огивара, глядя нечитаемым взглядом на Кисе сверху вниз. — Сволочь! Даже ненавидеть себя не даешь! Вставай уже!

Когда Кисе не поднялся на крики, Огивара сам поднял его, буквально вручную. Заметив в проеме Куроко и прочих из их шайки, я попытался жестами спросить, все ли в порядке. До Митобе-сэмпая мне, конечно, далеко, но призрак понял сообщение и успокаивающе похлопал по плечу, также жестами попросив оставить их компанию одних. Я молча ретировался в гостиную, где сидели как на иголках остальные гости, малость обескураженные происходящим.

— Они разберутся, — предвосхитил я вопросы и уселся рядом с Савако. — Отлично праздник начали, просто шикарно.

— Куроко-кун расстроился, — тихо ответила мне девушка, сжав пальцы на сумочке.

— Он не мог этого не ожидать, — неожиданно резко ответил Коки. Пока я с разинутым ртом соображал, чего он так реагирует, брат продолжил. — Пусть Огивара-сан и сказал, что на дураков не обижаются, его сильно ранили, Куроко должен был это понять. Но решил, что с этим разберутся без его участия, знает же, что Тайга вечно во все лезет.

— А тут такой облом, — фыркнул Широяма. Поймав мой недоуменный взгляд, друг взъерошил белую шевелюру и ответил на немой вопрос. — Ты бы видел, какое у него было лицо, когда ты его отправил самого разбираться с этими цветными придурками! Наверняка надеялся, что ты влезешь и все разрулишь, пока он шейк в уголке попьет, а ты бац — и утопал в другую комнату с Огиварой на спине.

— Это правильно. Кагами не нянька, чтобы в таких вопросах за нас разбираться, — нахмурился Чиаки, как пить дать, припоминает весеннюю историю с театралами, когда я тоже отправил его подумать над ситуацией в одиночку.

— Будет думать в следующий раз, — Дзюмондзи так решительно сложил руки на груди, что я не сдержал смешок. И тут же им подавился под предупредительным взглядом Ноды-сан.

— Кагами, да и ты прям большая шишка в Сейрине, — поддержал мой смешок Такао. Паяц. — Я, конечно, еще с фестиваля знал, что ты не так прост, как кажешься, но вот такое могущество мне и в голову не приходило.

— Это ты еще не все знаешь! — поддержал легкий тон Коганей. — Он у нас ух!

Пока остальные просвещали не-сейриновцев в тонкости моего многогранного статуса, я тихой сапой в компании Савако обошел сплетничающих и прицепился к сэмпаю. Впрочем, Цучиде не потребовалось много времени, чтобы понять чего это мне надо.

— Моя девушка, Сакадзуки Нанако, — миловидная девушка скромно улыбнулась и склонила голову в приветственном поклоне. Мы ответили тем же, пока сэмпай представлял уже нас. — Школьная легенда, Кагами Тайга, и его девушка…

— Куронума Савако, приятно познакомиться, — поспешила заполнить паузу Савако, пока я сверлил обиженным взглядом второкурсника.

— Я просто его кохай, мы в одной команде по баскетболу, — пробурчал под тихий смех Цучиды.

— Простой как постовой!

— Изуки! — на непонятную шутку окружающие отреагировали рефлекторно, заодно привлекая внимания к тихому уголку. И Коганей тут же подскочил с обиженным мявом, что Цуччи умудряется прятать свою девушку даже среди них.

— Кагами-ками-сама! — неожиданно ломанулись падать ниц Кавахара и Фукуда, пародируя чудиков из клуба магических искусств, я только вздохнул на их издевательства.

— Ааааа!

Нечего над учителем издеваться. Перевернутые товарищи болтались лапшой, пока я держал их за ноги, за другие тут же схватились Чиаки и Дзю, страхуя, Хьюга одобрительно кивал, пока я сообщал парням, что нехорошо доставать товарищей. Парочка остолопов старательно кивала, как Айда добила их моральный дух обещанием утроенных тренировок, после чего осталось лишь осторожно опустить безвольные тела на пол.

— А вы тут времени зря не теряли…

— Кагами-ччи страшный!

— Кагами-кун, пожалуйста, отложи воспитательные мероприятия на завтра, я не хочу, чтобы половина гостей лежала в обмороке, а вторая в больнице.

— Я бы на твоем месте предпочел не откладывать, Куроко, а то вдруг магики прознают…

— Ребята! Мы вообще-то собрались, чтобы поздравить Куроко! — выступил голосом разума Киеши-сэмпай, доброжелательно улыбаясь аки смайлик на ножках.

— В Сейрине, наверное, весело учиться, — как-то растеряно улыбнулся Огивара-кун.

Переглянувшись, сейриновцы ответили хором:

— Ты даже не представляешь как!

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий