Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Кагами Тайга. Не только баскетбол Kagami Taiga. Not only basketball
Глава 4

И, естественно, совершенно не выспался, потому пока ехали в Кайдзё, я спал стоя. Куроко даже сказал, что я выгляжу хуже, чем обычно. Огромная школа, дабы запечатлеть весь комплекс пришлось сделать с десяток фотографий. Раза в два больше Сейрина, а ведь мы рассчитаны на девять сотен учеников. Содрогнувшись от мысли, сколько мороки у здешних учителей, я, наконец, проснулся достаточно, дабы заметить спешащего к нам Кисе-сана. Он начал кричать еще издали, давая нам время морально настроиться на нескончаемый поток сознания, который вечно оказывался у него на языке.

- Приветушки! Я решил вас проводить, школа довольно большая!

- Надеюсь, он не перерождение Ивана Сусанина, – пробормотал я, мысленно задаваясь вопросом, откуда мне известны такие детали истории, а ныне и фольклора Российской Федерации.

- А кто это? – у брата потрясающий слух. Предложить мыть уши киселем?

- Русский крестьянин, его пытались заставить провести поляков к убежищу юного царя из новой династии, но он, будучи верным престолу и родине, завел врагов черте куда, где и сгинул вместе с ними.

- У русских тоже были самураи? Надо же… Аники, а откуда ты это знаешь? – хороший вопрос, братишка, очень хороший.

- Слышал от Комы-тян, – условный ответ, сигнализирующий, что это знания, которые я получил во время клинической смерти. Коки понятливо кивнул, и мы на пару навострили уши, Кисе же болтал без перерыва.

- Куроко-ччи, когда ты отклонил мое предложение, я все ночь проплакал в подушку! – и почему мне почудился скрытый намек в этих словах?

- Мне никогда не отказывали! Ни девушки, ни парни! – судя по перекошенным лицам сокомандников, не мне одному мерещатся подозрительные намеки.

- Может, хватит уже так говорить? – ровным тоном прервал жалобы Куроко.

- Куроко, да ты, оказывается, умеешь стесняться, – я едва не заржал, увидев, наконец, проблеск эмоций в мимике манекена. И пусть это было едва уловимое раздражение, но он его показал! Почему-то эмоциональный Куроко ассоциировался с нахохлившимся воробушком, даже сфотографировать захотелось. – Это же почти признание!

- Я бы сказала "совет да любовь", но боюсь у нас иные планы, – неожиданно поддержала мои подколы Айда-сан. – Вы сейчас соперники, да и время поджимает.

- Тренер, пожалуйста, прекратите, – мгновенно вернулся в исходное равнодушное состояние фантом.

Разумеется, Куроко не оставил меня без возмездия, и мои ребра ощутили его недовольство на себе – у мальца сильная и тяжелая рука, прям как у капитана. Когда мы дошли до зала, нас ждал сюрприз, сильно разозливший Айду-сан и второкурсников: половина площадки была занята тренирующимися игроками. Судя по реакции старших, это было оскорбительно. Я лишь пожал плечами: мы более чем молодая команда, в то время как Кайдзё держит уровень уже не одно поколение игроков, с чего бы им видеть в нас равных. Тем более, по моему глубокому убеждению, тренировочные игры нужны для оценки противников, разведданных, но никак не потешить свое самолюбие. Девиз тренировочной игры: "Заставь показать максимум, используя минимум", то есть заставить противника показать силу, не раскрывая своих возможностей, что более чем сложная задача, если речь о равном или как в нашем случае – превосходящем противнике.

Эту мысль впервые изложил мне Хидеюки-сан, когда в конце января, только оправившись от поражения на студенческих соревнованиях, парни сыграли тренировочную игру в ничью с сильным оппонентом. Я присутствовал как зритель, и видел, что мои знакомые сдерживаются, стараясь не показывать свои пределы, впрочем, как и их противники. Не то чтобы у них это хорошо получалось, увлекались часто, но капитанский или тренерский подзатыльник щелкал нужным переключателем в головах, и они снова успокаивались. Как сказал Хидеюки, при равных возможностях игроков, на первый план выходит тактическая борьба, для которой жизненно важна информация, добытая в играх и слежке. Анализировать видео матчей, разбирая на составные части и прикидывая возможности игроков-соперников, а так же оценивать их рост между матчами – все это основа для создания стратегий противодействия ведущим игрокам соперников и командам в целом. Его лекции, анализ различных игр, не только их противников, но и матчей НБА, студенты слушали, затаив дыхание. У нашей команды много серьезных недостатков на фоне остальных: и недостаток опыта, и еще недоработанная командная игра, и явная нехватка информации о противниках. Например, о Кайдзё я вообще ничего не слышал, ни о составе команды, ни о типичных стратегиях, ни о стиле игры в целом. Я понимаю, нас они тоже не изучали, так как мы новенькие и слабаки, по их мнению, но сами-то могли и подготовиться. Ладно, наверстаем.

- Я тренер, Такеучи, – представился полноватый мужчина с легкой щетиной. – А кто ваш тренер?

- Я, – поклонилась Айда-сан. Интересно, а он поверит?

- Ты не менеджер?! – пальцем показывать неприлично, Такеучи-сан.

- Я тренер Айда Рико. Приятно познакомиться, – снова челобитье. – Это… Что это такое?

- Ум. Что видите, то и есть. Игрокам, сидящим на скамейке, бесполезно смотреть этот матч, так что они будут тренироваться в обычном режиме. Но вы играете против нашего основного состава, так что, пожалуйста, не проиграйте с трехзначным счетом.

После этого тренер соперников ушел, и мне осталось лишь прикрыть глаза рукой, дабы не видеть взбесившихся на пустом месте второгодок. Неужели так сложно держать себя в руках? Меня почему-то не задели слова Такеучи от слова совсем, а вот остальные… Даже Куроко чуть нахмурился, что вообще-то нонсенс. Две эмоции за день, где-то сдох последний динозавр.

Тем временем Такеучи-сан что-то выговаривал Кисе. Расстроенное лицо радужного сигнализировало, что ему не понравились слова тренера. Местное солнышко прибежало извиняться, что не выйдет на площадку, сообщив, что его наверняка выпустят, если мы одолеем основной состав. И что делать? Ткнуть в лужу сильных игроков, сдерживая себя у нас однозначно не получится, но Кисе стоящий противник и его оценить следует в первую очередь. Коки тихонько отволок меня в сторону:

- Аники, достаточно ведь просто разозлить Такеучи-сана, чтобы он выпустил Кисе-сана для назидательного размазывания нас по площадке.

- Разозлить? И ты знаешь как это сделать, не опускаясь до оскорблений?

Вместо ответа братишка красноречиво показал на корзину. Ну и что? И только подойдя поближе и вглядевшись, я понял, на что обратил внимание Коки. Ну-ну, взбесить, значит?

- Начинается товарищеский матч между школами Кайдзё и Сейрин! Сейрин, тащите вашего пятого игрока!

- Простите, я уже здесь, – парень со свистком не заметил Куроко, стоявшего буквально у него под носом. Как обычно, впрочем, я тоже только по наитию понял, где находится фантом.

Слаженный вопль, комментарии впервые столкнувшихся с призраком – все это я пропустил мимо ушей. Больше всего меня интересовал капитан противников, некий Касамацу. Капитан – мозг команды, сломай его – и сломаешь команду, по словам Хидеюки, а такие игроки уже не соперники. А значит именно его нужно будет изучать брату, сидящему на скамейке с блокнотиком в зубах. Об этом мы договорились еще давно, так как тренер студентов отметил, что у брата неплохо получается анализировать противника, а главное - использовать результаты анализа, пусть он и задействует для этого не только конкретные данные, но и какое-то внутреннее око. Как, что, почему – я не вникал. Получается, значит пусть развивает.

Вбрасывание я продул, ничего удивительного, не умею, но пришлось взяться, как самому высокому. Услышав разглагольствование капитана Кайдзё, как они сейчас потихоньку начнут, я, еле сдерживая смех, помчался к их кольцу и только по изумленным воплям понял, когда именно Куроко стащил мяч. Пас, ведение – и прыжок! Прыгнул я хорошо, красивый данк получился, но что важнее – навалил всей массой на кольцо, которое, не выдержав издевательства, приказало долго жить. Под изумленные вопли прошествовал к Такеучи-сану и с поклоном попросил прощения, сообщив, что готов возместить ущерб.

- Мне жаль, я не знал, что в Кайдзё старое и ненадежное оборудование. Это из-за проблем с финансированием? Простите мою бестактность, я обязательно возмещу вам стоимость, простите, пожалуйста, – смотрел в пол, иначе бы расхохотался и от той чуши, что нес, и от выражения лица тренера, оно было неописуемо.

- Извините, но теперь играть только на половине площадки невозможно, – мой бубнеж прервал Куроко. – Может, займем все поле?

- Придется! – рык Такеучи-сана застал меня врасплох. Кажется я переборщил, зля его. – И у Кайдзё все в порядке с финансами! Сами корзину заменим!

- Как скажете, сэр, – снова поклон. Ура, даже раскошеливаться не придется!

В общем, пришлось прерваться на подготовку площадки. Но они выставили Кисе, так что можно сказать не зря все было. Коки тихо сообщил мне, что Широ тоже здесь. Вчера мы попросили его подъехать и снять матч на камеру, чтобы потом разобрать ошибки. Так как мы не были уверены в законности наших действий – надо записать в ежедневник и прошерстить этот вопрос на будущее – ему пришлось тайком пробираться, да и сейчас надеяться, что его не заметят. Угу, не заметят парня с белыми волосами. С другой стороны, что Чиаки, что Дзюмондзи еще приметнее из-за опасной ауры, испускаемой непреднамеренно. Под вопли фанатов модели наблюдал, каким шикарным пинком с разбега наградил капитан аса команды. Да, этот Касамацу-сан все больше напоминает мне Хьюгу-сана.

Только игра продолжилась, как меня охватило смутное чувство дежавю. И только когда Кисе повис на кольце, до меня дошло, что он копировал мой данк. Вот только… Его прием был мощнее. Интересно почему, неужели его физические показатели настолько выше? Из размышлений меня вывел очередной крик:

- Кретин! Ты должен был сломать его! Пошел и сломал! – Касамацу-сан отвесил бедолаге очередной пинок.

- Если бы он это сделал, мы бы не смогли играть! – попробовал я вступиться, но тут капитан уже моей команды отвесил мне подзатыльник.

- Не лезь куда не просят!

- Больно, – совершенно идентично протянули мы с Кисе и переглянулись. – Впечатление, что капитанами становятся только садисты со страстью к рукоприкладству.

- Или ногоприкладству, – поддакнул Кисе, и мы тут же огребли повторно. – Кстати, хочу предупредить, что в игре я всегда возвращаю долг.

Как бы то ни было, игра продолжалась, темп воцарился просто бешеный. Присматриваться? Сдерживаться? Бросьте, это нереально! Я как психованный сайгак носился по площадке, отбиваясь от Кисе, который повторял каждый мой бросок. Но я все же надеюсь на подсознательное наблюдение. Во время игры наблюдать и анализировать обычно нет времени, поэтому приходится полагаться на работу подкорки головного мозга, дабы во время перерыва отследить все подозрительные моменты, и молиться, чтобы там было чему работать. Конечно, это не каждый сможет, но я все же надеюсь, что мой уровень интеллекта позволит этот фокус. И тут как гром грянул тайм-аут. Наш тайм-аут!

Куроко, да и остальные были не в силах поддерживать такой бешеный темп. Да и мне надо было остановиться и успокоиться. И только я собрался обратиться к своим извилинам с конкретным запросом, как меня загипнотизировали несчастными и печальными глазами кота из Шрека.

- Тайга, мы же не так договаривались, – только один человек во всем Токио может назвать меня по имени. Брат был обижен на мою бестолковость, что я установил такой сумасшедший темп игры.

- Фурихата-кун… – ребятам явно хотелось пожалеть кузена и постучать по моей черепушке, что довел ребенка. Коки мягкий и добродушный, и когда он расстраивается, ощущаешь себя садистом и живодером, замучившим сотни котят.

- Прости, я поддался дурости, – покаялся я. – Но я уже в норме.

Брат кивнул, принимая мои извинения, тем временем глазевших на нас игроков Кайдзё отвлек ор их тренера, что защита у них как решето. Я бы поспорил. Решето полезнее. А Куроко неожиданно сознался, что его незаметность падает, чем навлек на себя гнев Айды-сан. Какого черта он молчал, как партизан?! Пока она его душила, Коки шепотом попросил выйти против Касамацу-сана, дескать, мне будет полезно столкнуться с его обводами. Я обратился к Хьюге с вопросом, не станет ли хуже, если я возьму на себя капитана, пока кто-то будет блокировать Кисе. Он пожевал губу, но легкий кивок девушки решил все, Кисе будет наслаждаться обществом Изуки-сэмпая. Но вот предложение посадить Куроко на скамью вызвало дебаты.

- Мы без вашего дуэта не продержимся! – рыкнул капитан.

- Когда играют Куроко с Кагами, победа за нами, – выдал какую-то околесицу раздающий защитник. Боги, дайте этим людям мозгов! Хотя бы заспиртованных.

- Это. Тренировочная. Игра, – максимально спокойно и членораздельно заговорил я. – Победа или поражение – неважно. Но, если они потеряют восприимчивость к способности Куроко, на официальном матче нам придется туго. Это – основной состав. Вы серьезно готовы поставить на кон игру в чемпионате ради товарищеского матча?

- Ты преувеличиваешь, – отмахнулась Айда-сан. Вернее, попыталась, потому что Куроко подтвердил мои слова.

- Сейчас мы учимся и изучаем будущего противника, – я продолжил объяснять свою точку зрения, впрочем, без надежды, что меня выслушают. – Незачем терять козыри. И насчет Кисе меня кое-что беспокоит, но пока не могу сказать что, потому что еще не додумал. Коки, поразмышляй вот над чем. Кисе копирует каждое увиденное действие, каждый мой прием. Это фраза крутится у меня в башке, ответ как справится с Кисе в ней, но я не успеваю обдумать.

- Замена Сейрин! – пока я объяснял Коки, где по-моему зарыта собака, Цучида-сэмпай заменил Куроко. И судя по взгляду Айды-сан, она очень недовольна сложившейся ситуацией.

- Время вышло!

- Зонная защита! Остановите Кисе! – что за чушь?! Кисе не единственный игрок Кайдзё.

В итоге, даже защищая центр в 4 и 1, я не отводил взгляда от их капитана. И Касамацу-сан меня не подвел, я чудом успел блокировать его трехочковый. Нельзя недооценивать противника – это и Алекс постоянно говорила, и Хидеюки-сан вбивал в студентов буквально вручную (мне доставалось за компанию). И это же я внушал Такеши и Ютаро, особенно последнему. Осторожный и наблюдательный Такеши в большей степени был склонен верно оценивать ситуацию, чем вспыльчивый и напористый Ютаро. Тем временем счет рос, Кисе блокировал меня достаточно удачно, чтобы проклинать сквозь зубы собственную неумелость. Вот только сильная команда, которой были Кайдзё, склонна недооценивать неопытного противника. Забыв, что на площадку вышел еще один тяжелый форвард, они ухитрились пропустить еще один двухочковый. Очень хотелось сказать, что я не единственный забивающий в Сейрин, но силой воли я сдержался и рукой сдержал Изуки-сэмпая. Только идиот скажет противнику, где он ошибся. А идиоты не выигрывают.

Это не у Кайдзё защита – решето, а у меня. Касамацу прорывался два раза из трех, причем всякий раз как-то по-новому. Черт возьми, на следующей же тренировке костьми лягу, но стрясу индивидуальные тренировки по персональной защите и опеке излишне шустрого противника! Такой косячный косяк… Разрыв рос неуклонно. Кисе успокаивающе сказал, что лет через 10 я смогу играть с ними на уровне, я же снова зацепился за ускользающую мысль, что что-то неладно, что от Кисе я ждал чего-то иного.

- Я видел твой потенциал, Кагами, но это все. В баскетболе не столь важны стратегии и тактики, сколько параметры игроков. Наша команда намного сильнее твоей. Ты один можешь нам противостоять, но есть я. Один взгляд – и я верну тебе прием с удвоенной силой. Смирись, жизнь жестока.

Черт. Я кретин. Верну тебе прием – это при том, что у него должна быть уже мега-база скопированный бросков, обводов и прочего! Именно с такими мыслями я встретил перерыв после первой четверти. Рядом Коки аж подпрыгивал от нетерпения, тоже заметил фокус Кисе?

- Аники! Кисе! Он использует только то, что видит! А Куроко он не видит! – или вскрыл другой фокус.

- Меня больше интересует, почему он повторяет только то, что увидел сейчас. Я думал, у него будет мега-подборка приемчиков за такой-то срок. Или все эти движения сохраняются только в оперативной памяти, не откладываясь в долговременной?

- А меня волнует, какого черта ты выделывал с Касамацу!!!!! – ор Айды-сан даже на галерке слышали.

- Ой, зачем так орать? Будто я его невинности лишил! – заныл я, прикрывая уши. Разъяренная девушка бросилась меня душить борцовским захватом. Нашла на что время тратить, бестолочь! А вот то, что наш диалог услышали Кайдзё, даже сквозь крики их тренера – это плохо, их капитан будет мне страшно мстить.

- Кагами! И все остальные, Кайдзё играет несбалансированно, – тут она выдала нечто по делу. – Это трудно заметить сразу, но у них не команда, а четверо и один. Ваша задача сейчас – не дать Кисе получить мяч, поэтому Изуки будет опекать их четвертый номер. Кагами, блокируй Кисе, не давай ему завладеть мячом, с остальным мы справимся.

- Есть, мэм!

И когда Айда-сан отвлеклась на Куроко, жаждавшего выйти на площадку, я тихо сообщил Цучиде-сэмпаю и Митобе-сэмпаю, что хочу похулиганить.

- Он всегда повторяет за мной. Поэтому вы будете знать, какие действия, какой прием он использует при очередном прорыве. Проверим, хватит ли ему опыта сымпровизировать, когда нарушат заданный алгоритм действий.

Алгоритм действий, программа, импровизация – все это паззлы из одной головоломки, ответом которой будет "Кисе не думает". Он копирует, повторяет, но то ли мозгов не хватает, то ли просто в голову не приходит – он не меняет сами движения, он их только усиливает. И это бездумное копирование – CopyPast – его слабость, потому что делает его предсказуемым, а продумать в голове алгоритм действий на случай непредвиденных обстоятельств не было необходимости. Болезненный опыт поражения мог бы заставить его соображать, но Тейко только выигрывали – и он остался оружием в большей степени психологической атаки. Когда приемы, которые кровью и потом придумываешь и отрабатываешь до потери пульса, вот так легко и непринужденно повторяют – это очень мощный удар. Более слабых игроков такое вполне могло сломать. И быстро собраться с силами, восстановить душевное равновесие и отодвинуть обиду на несправедливый мир за короткое игровое время крайне непросто. А учитывая, что это были 12-14-летние дети – они просто не справлялись с психологическими испытаниями.

Начался второй период. Итак, попытка номер раз, простой проход и обводка. Есть очко, где там Кисе, смотрит? Желтая молния мчалась к нашему кольцу, я старался не отставать. Вот оно! Обходя Митобе-сэмпая, он не заметил рывок Цучиды-сэмпая и мяч, уведенный из-под носа аса Кайдзё, у меня в руках! Еще данк! Переглянувшись с второгодками, приняли пока стратегию за успешную. Разрыв сокращается, и капитан синих в бешенстве пинает Кисе и орет, чтобы тот не глазел по сторонам. Пинает и орет Касамацу, а у меня впечатление, будто это я щеночка растоптал. М-да, я, кажется, та еще тряпка, жалко мне радужного. Каким-то волшебным образом нам удалось водить противников за нос весь второй тайм, особенно успешно после того как Хьюга и Изуки подключились к забаве. Кисе действительно не всегда успевал среагировать, когда его предугадывали. Ребенок. Но это стоило нам стольких нервных клеток, что я буквально рухнул на скамейку.

- Очень хорошо! – ой, нас похвалили, какая прелесть. Сейчас заплачу. – Но боюсь нашу стратегию раскусили, так что придется поменять кое-что. Второгодки – атака на вас, Кагами – защищайся как проклятый!

- Замена Кайдзё! – вот тут мы массово выпали в осадок. Заменяли Кисе. Они заменяли лучшего игрока. Самоуверенности у них до черта и больше.

- Не думаю, что это самоуверенность, – я проговорил последнее предположение вслух, и Коки решил мне ответить. – За второй тайм Кисе-сан набрал только 4 очка.

- Шутишь?! – чтобы игрок из Поколения Чудес за тайм набрал только 4 очка? Не такого ждешь от известных баскетболистов. Ущипнул себя на случай, если сплю, и мне все снится, и игра нам еще только предстоит. Нет, вроде не сплю. Вон и Кисе надрывается со скамейки, обидели дитятко.

- Что ж, все равно, упор на защиту! Кагами, не вздумай дурить как с Касамацу!

- Да что я с ним сделал-то?! – взвыл я от справедливого упрека.

- Вернее, что ты не сделал! – осадила меня девочка веером по голове.

- Аники, – ко мне тихо обратился брат, пока Айда-сан распекала за что-то Изуки. – Помнишь, ты говорил, что баскетбол, как и любая игра, требует устойчивой психики? Я тут подумал… у них один игрок, под десятым номером, очень вспыльчивый. И импульсивный, вон он прыгает. Кричит что-то неразборчивое.

Я обернулся. Да, скачет там один, щебутной мальчик. И только я собрался уточнить, что именно придумал брат, как этому пареньку прилетело от капитана. Дедовщина, однако. Тем временем Коки шепотом предложил разозлить мальчика и посмотреть могут ли его ошибки принести нам очки. К нашему шабашу подключились Куроко и Цучида. Брат, стесняясь и запинаясь, пробормотал, что десятый игрок порывистый, и возможно легко ведется на обманки. Цучида-сэмпай согласился попробовать, если у него получится, мы еще и Изуки с капитаном подключим. Куроко снова пришлось уговаривать посидеть на скамейке. Разрыв, конечно, не в нашу пользу, но это еще не повод геройствовать, так что вежливо попросил воробушка не петушиться. И получил закономерно по ребрам за "воробушка".

Третий тайм прошел неожиданно спокойно. Ну это если сравнивать с началом игры. Капитан отжигал не по-детски, мяч едва успевал в руках подержать, правда блеск в глазах меня пугал. А уж его "Верь своим сэмпаям, а не то я тебя прикончу", сказанное с мягкой улыбкой и жуткой аурой, вообще проняло до печенок, Чиаки так не пугает, как капитан. У Цучиды получилось довести бедного десятого игрока до невменяемого состояния, он удивительно легко поддается на провокации. Жаль, что мозговправляющий пинок Касамацу оказал почти магическое воздействие и вернул ему способность думать. Эх, ну, мы попробовали. И почти получилось. Надо Коки сказать, чтобы в следующий раз пытался просчитывать игроков системно, то есть с учетом их влияния друг на друга. Касамацу вообще человек? Я, конечно, догадывался, что капитан противников всегда заноза в одном месте, но эта юла вообще что-то! И его чертовы трехочковые, я же не всегда могу их перекрыть! Вернее сказать, что у меня это иногда получается…

На последний перерыв мы пришли с небольшим разрывом в счете, но это дорого нам стоило, второгодки были на пределе, дополнительное время нельзя брать ни в коем разе, эти ослы себя до больничной койки загонят. Айда, аки полководец, вышагивала перед нами и никак не могла решить, что ж нам предпринять на сей раз, так как Кайдзё перестали сходить с ума и выпустили Кисе. И тут как чертик из табакерки, за ее спиной появился Куроко. В этот раз убедить его посидеть не удалось – не нашли контраргументов, так что Цучида остался на скамейке, а мы вышли на последний бой. Ну то есть отыграть последний тайм. И мне вновь захотелось заорать: "Нельзя использовать магию вне Хогвартса!" Куроко, мальчик-призрак, возникал из ниоткуда, перенаправлял мячи и снова пропадал с радаров. Мы неожиданно удачно сработались с одноклассником: тандем против Кисе сработал на ура, словно мы читали мысли друг друга. А как он уводил мячи из-под носа противников!

Но когда мы сравнялись в счете, радужный парень словно взбесился. Резко и четко обойдя что Куроко, что меня, не дав ни одному из нас перехватить мяч, что учитывая нахождение фантома за спиной, было сродни чуду, он забил ошеломительный по эффекту данк. Кажется, кто-то научился думать головой. Это плохо. Разразившаяся вслед за этим гонка подтвердила – все очень плохо. Изматывающий темп начала игры возобновился сейчас, но мне казалось, что наши устали больше, чем противники. Эх, пахать нам еще над выносливостью и пахать. Равный счет. Черт, дополнительное время сведет нас в могилу! Кто знает, с каким счетом и в каком состоянии бы мы закончили, если бы не Куроко и наш с ним аллей-уп. По словам фантома, "забить на последней секунде" было нашим единственным шансом избежать дополнительного времени. Ну или пропустить к своей корзине, но мы такой вариант, разумеется, не рассматривали. Народ, только было примолкший, вновь начал орать: Кайдзё не верили в проигрыш, наши шумно радовались победе. А Кисе заплакал прямо перед нами.

- Эй! Ты чего? Это же так, тренировка, не официальный матч на выбывание, – утешитель из меня тот еще.

Честно говоря, я совершенно растерялся. Одно дело, когда плачет ребенок вроде Такеши, другое – твой ровесник, причем одних с тобой габаритов. Но рука сама нашла блондинистую макушку, ероша волосы и успокаивая. Эх, мальчишка… Краем глаза заметил разбег Касамацу и на одних инстинктах дернул Кисе поближе к себе, позволяя его капитану промахнуться.

- Какого черта?! Ребенок и так расстроен, а ты еще и пинаешь его! - челюсти игроков что одной, что второй команды устремились к полу. А я что? Не могу я молча смотреть, как бьют плачущего, даже если это волшебный мозговправительный пинок.

- Извините, на Кагами-куна иногда находит, взыграл инстинкт курицы-наседки, – Куроко притянул внимание к себе, пока я тихо объяснял радужному, что игра тренировочная, что поражения полезны и вообще есть такая интересная штука как реванш. И все это продолжая гладить ребенка по голове. Не мог я уже видеть в нем высокомерного гада из Тейко. Вот хоть убейте!

- Я никогда не проигрывал, – тихо сообщил Кисе, успокоившись.

- О, тогда ясно! Все бывает в первый раз! – наиграно бодро сообщил я. – Мной вот площадку вытирают пару раз в месяц. Ничего, для жестокого убийства гордыни и разрушения самомнения уровня Статуи Свободы очень полезно.

Объявили построение. Блондин вроде как пришел в себя, хотя бы внешне, так что расходились мы достаточно мирно. Капитаны пожали руки, договорились встретиться на Межшкольных. Глядя на темную ауру тренера Кайдзё и сияющий ореол Айды-сан, мне очень хотелось заржать, но это было бы крайне невежливо. Тем более что мне уже надо было бежать на обследование, так что, спешно попрощавшись, я помчался на станцию. Цубаки-сенсей терпеть не может опозданий, даже если есть уважительная причина. Для него причиной может быть только в неспособность двигаться из-за травмы или смерть. Страшный человек на самом деле. По дороге столкнулся с парнем на велосипеде, тащившем за собой тележку. Рикша на современный лад. Надо же, я думал такие повозки только в туристических районах можно встретить.

Цубаки-сенсей встретил меня такой акульей улыбкой, что я пожалел, что родился на свет, и снова порадовался написанному завещанию. Ничего страшного или нового не было, но его дотошность просто зашкаливала. И после всего, добравшись до дома, я хотел только одного – поесть и лечь в лежку. Но и тут меня ждал облом. Стонущий брат сначала вызвал желание вызвать скорую, но когда он рассказал всю историю, я ему чуть голову не открутил. Он, как и наша больная на голову баскетбольная команда, сбежал из кафе, не заплатив! У этих бестолковых детей не хватало денег на еду, а отпраздновать победу хотелось. Вот они и повелись на предложение бесплатного стейка в четыре (!) килограмма, если умнут его за полчаса. Разумеется, никто его не осилил, но вместо того, чтобы позвонить родителям или еще кому, чтобы приехали и заплатили, они сбежали! С набитыми животами! И, разумеется, большинство стошнило. Дурни. Вот слов на них нет, я что, зря говорил этой пигалице о чести?! В общем, матерясь на чем свет стоит, поднял никакого брата и отправился в Канагаву. Кафе мы нашли достаточно быстро и мужик за прилавком махом опознал Коки, между прочим по школьной форме! Они пошли воровать, даже не потрудившись замаскироваться, с надписями "Сейрин" во всю спину! Слава Богу, приехали мы вовремя, полиции еще не было.

- Простите, пожалуйста, у них денег не было, а поесть хотелось, – кланялся я как заведенный, пока, как выяснилось, не просто повар, а владелец заведения пробивал счет. И оклемавшегося и напуганного Коки заставил кланяться. Воспитывать и воспитывать еще. Черт.

- Это вы, сенсей, правильно сделали, что заплатить пришли, – я не понял, почему мужчина принял меня за учителя, но слушал внимательно. – Я уже сообщил, конечно, в полицию, но у меня там родственник, так что так и быть, никаких заявлений не будет. А вот детишек вам построить придется.

Пока мужчина звонил родне отменять жалобу, я рассказывал Коки, что их бы очень легко нашли, просто обратившись в школу. И тогда в лучшем случае им вынесли бы строгий выговор с занесением в личное дело. В худшем – исключили и поставили на учет в полиции.

- На учет их бы в любом случае поставили, – вклинился в мои объяснения пострадавший, – как трудных подростков. И им пришлось бы попасть на рандеву с инспектором по делам несовершеннолетних, чтобы выяснить, откуда такие наклонности. Ну и к родителям, конечно, пришлось бы приглядеться, корни любой проблемы в семье.

- А главное, – подхватил я, – с такой пометкой в личном деле вас ни один приличный вуз не возьмет. Да и клуб, скорее всего, закрыли бы.

Брат дрожал и сжимался, стараясь занять как можно меньшее пространство. Конечно, мы нагнетали обстановку, но должен же он понять, что так поступать нельзя! И что, что остальные тоже бросились бежать? С крыши бы прыгали – присоединился бы? Промыв мелкому мозги и оставив в подавленном состоянии, я заказал тот самый стейк, прекрасно осознавая, что я его осилю без особых вопросов. Убежденный в моей платежеспособности повар спокойно поставил передо мной еду. Уложившись в семь минут вместо требуемых тридцати, я полюбовался квадратными глазами в троекратном размере. И только секунду спустя я понял, что к нам присоединился Куроко.

- Куроко! – взревел раненным гризли. – Ты какого черта возникаешь из ниоткуда?!

- Прости, Кагами-кун, но мы ехали в одном поезде. Просто я отстал от вас.

- Ты что здесь забыл? – нет, до привыкания к невидимке мне еще далеко. Столько времени под боком – и я его не заметил.

- Я заплатить приехал. Мы же убежали, а это преступление, – уверенным тоном ответил фантом. – И я знал, что нас найдут, на нас же баскетбольная форма была.

- Я уже оплатил ваш счет. О, кстати, сэр, вы не могли бы написать расписку, что к подлой и преступной группировке под названием "Баскетбольная команда старшей школы Сейрин" вы претензий не имеете? Именно в такой формулировке, надо кое-кому мозги пропесочить по поводу воровства и порчи репутации школы. И стребовать с каждого эти чертовы десять тысяч, я же не миллионер, так деньги транжирить.

- Конечно, сенсей, прямо сейчас и напишу. Но вам все же не стоит так выражаться, рядом же ученики, – мужчина степенно расправил лист бумаги и начал писать.

- Я староста класса, а не учитель, – глаза квадратом, дубль два. – Но все равно вынужден нянчиться с этой парочкой и, видимо, всей остальной командой.

- Я не ребенок, Кагами-кун, – возмутился Куроко. И даже, кажется, разозлился.

- Сам решай, как к тебе относится: как к ребенку, который еще только учится и может совершить ошибку, или как к малолетнему преступнику. Исходя из предпосылок, осталось только эти два варианта.

- Аники, но Куроко же вернулся заплатить, – заступился за призрака Коки.

- А не проще ли было просто позвонить? Мне, родителям, одноклассникам, в школу, в конце концов?! Не оставлять о себе впечатление недоумков, которые то убегают, то возвращаются платить?! Неужели так сложно вести себя разумно?

Парни потупились. Не знаю, донес ли я до них свою мысль или им просто неохота вступать со мной в полемику, но вышли мы из кафе в состоянии душевного раздрая. И столкнулись с Кисе! Парнишка пожелал поболтать с Куроко, так что обескураженный неожиданным и странным "Кагами-ччи" я, схватив Коки за шкирку, отошел к баскетбольной площадке, где трое ребят увлеченно играли в стритбол. Недолго они, правда, гоняли мяч, подошло еще пятеро, я уж было решил, что быть драке, как хулиганье неожиданно предложили разрешить дело игрой. Успокоившись, я остался наблюдать, и все шло даже неплохо, у первой тройки определенно были выше навыки, но расслабился я рано: один из этих козлов вмешался в игру, а после еще заявил, что не уговаривались играть три на три. Пятеро на троих?! Ну все, сейчас повеселимся! Отольются кошке мышкины слезки цианидом в ложке!

- Как мило! – рыкнул я, стоя за спиной самого наглого. – Тогда вы, наверное, не против, если мы присоединимся?

- Кагами-ччи, без нас развлекаешься? – черт, а про этих зрителей-то я забыл.

- Сыграем? Мы не против расклада три на пять, – равнодушно предложил Куроко.

Мне не понравилось, что он так спокойно упустил из виду Коки, но только я собрался отметить это, как брат шепотом сообщил, что ему все еще нехорошо. Трое против пятерых. Это не смешно, но так как играли Куроко, Кисе и я – о, это было забавно. Уходили мы не просто победителями, противник был побежден всухую, сломлен и разбит. Радужный был в таком восторге, что сыграл с Куроко в одной команде, что уходил почти вприпрыжку, напоследок заявив о желании взять реванш, и пожелал нам не проиграть на отборочных. Смешной парень и довольно умело прячется за маской бестолковой и улыбчивой модельки. Возвращались мы довольно поздно, так что еще и Куроко проводили. Фантом бухтел, что он не ребенок и не девушка, но вырваться из моей хватки не пытался, иначе руку бы себе вывернул. Распрощавшись с оскорбленным излишней опекой одноклассником, мы вернулись домой и с чистой совестью задрыхли прямо на полу в прихожей, ибо идти на второй этаж сил уже не было.

Там нас и разбудили звонком в дверь. Так как было обеденное время, громко ругаться не было причин, если бы не кто-то за дверью, мы бы весь выходной проспали. Уставший и измученный организм жестоко мстил за вчерашние перегрузки и ночевку на полу. Кое-как доковыляв до входной двери, я открыл, спросонок даже не взглянув в глазок. К моему вящему изумлению там была целая толпа: Чиаки, Дзюмондзи, Широяма, также Ютаро и Такеши. При взгляде на детей я вспомнил о тренировке и с треском припечатал ладонь ко лбу. Благо мальчишки не растерялись, а пошли к моему дому, по дороге столкнувшись с нагруженными продуктами парнями. Кажется, одноклассники решили взять за правило обедать с нами и таскать в обмен продукты.

Впустив гостей, я отправился на кухню, где брат уже взялся за готовку. Джент вовсю крутился под ногами, выпрашивая вкусности, скормил ему сырую картошку, чуть не облез, когда кот запросил добавки. Только долго нам кашеварить не дали: друзья заметили наше побитое состояние и погнали отдыхать, заявив, что еду и заказать можно. Собственно, так мы и поступили, собравшись на посиделки в гостиной, заодно сделали домашку и подтянули непонятный материал, пока детвора с удовольствием громила мой дом. После умственных нагрузок Широ включил на моем компе запись вчерашней игры, так что я провел нечто вроде теоретического занятия с детьми, разбирая и анализируя ошибки свои и противника. Ну, как мог, разумеется, тем более началось обсуждение с замечания Коки, что я поддался порыву, и половина первого тайма отняла у команды слишком много сил, пока они пытались угнаться за мной и Кисе. Кроме этого, Дзю показал приемы самомассажа и размял нас, тем самым сильно облегчив нашу участь.

- У меня оба отца раньше спортом занимались – объяснял он, умелыми руками превращая Коки в желе, пока я внимательно смотрел и старался запомнить движения. – Сами понимаете, что там без этих навыков туго придется.

Пока одно, пока другое, мы даже не заметили, как умяли все заказанные пиццы, и настал вечер. Проводив домой детей, а после ребят до станции, мы провели остаток вечера за просмотром фильма "Дорога к славе" и в играх с котом, на большее нам банально не хватило сил.

Понедельник – день тяжелый. Однако получив по голове синаем и отжавшись двадцать раз, я понял, насколько именно он тяжелый. А ведь мне еще приходилось вести записи замечаний для каждого ученика и не забывать вникать в тему урока. Но зато на информатике смог спокойно сделать полученное домашнее задание, так что обед посвятил работе. Вернее попытался, но получил гневное письмо от Широямы-сана, что совсем себя загонял, не берегусь и не жалею, так что он сделает это за меня. А именно – дистанциирует меня от дел издательства. "На данный момент присутствие владельца обязательным не является, издательство может работать в штатном режиме, а потому я считаю правильным приостановить твое обучение и освободить от обязанностей".

- Широ, это ты сообщил отцу, что я нагрузился как мул? – друг поджал губы и упрямо сверкнул глазами, но все же кивнул. – Спасибо. Самому мне было бы стыдно просить о послаблении.

- Я так и думал, – но по глазам было видно, что он рад моей благодарности. – Кстати, раз уж ты у нас теперь вхож в учительское общество, можешь кое-что у них узнать?

- Узнать кое-что можешь и ты. Но я слушаю.

- Я хочу создать сайт школы и быть одним из админов. Главным, разумеется, будет кто-то из учителей, но он скорее будет контролером, чем направляющей рукой. Что мне нужно сделать и с кем надо поговорить?

- И что будет на этом сайте? Набросай, хотя бы примерно, какого рода информацию ты будешь там публиковать, и в каких целях сайт будет использоваться. Распиши это, и будем через лояльных к прогрессу и нам лично учителей добиваться разрешения у директора.

Дальше мы говорили в основном о малозначительных вещах, параллельно наблюдая какую-то дискуссию о влиянии фаз Луны на энергетическую составляющую оболочки ауры живого объекта. Странная тема, безумный набор участников – шумная и энергичная Есиока, вновь говорящий исключительно с куклой Некодзава и вечно что-то напевающая Шиба. Как эта тройка вырулила на эту тему, я так и не понял, зачем спорили – тоже, все остались при своем мнении. Сумасшедший дом же начался, когда в это дело полезла Номура, настоящая одержимая отаку, и по неким таинственным причинам – Датэ, то есть, Данте. Впрочем, особого участия в спектакле он не принимал, скажет одно слово и молчит, стоя в вычурной позе. Будто остальным так легко разгадывать его ребусы. И почти под конец обеда вспомнил, что хотел поздравить Некодзаву с днем рождения. Подаренная шоколадка была едва ли не обнюхана, после чего меня ждали удивленные глаза и убойный вопрос "Зачем?" Я так и замер сусликом, ибо в моей голове не умещалась мысль, что нельзя поздравить человека с днем рождения просто так. В общем, интересные люди меня окружают, да.

В целом, день проходил как обычно, мелькнули даже мысли о рутине. Вот только после уроков, вместо того чтобы сразу пройти в раздевалку, я отправился к "тренерше", проследив, чтобы Такеда-сенсей был рядом.

- Айда-сан, не могли бы вы мне объяснить, по каким причинам вы поставили репутацию школы под удар, опустившись до воровства? – то ли мой тон, то ли присутствие учителя удержало ее от опрометчивых действий, и она не попыталась исполнить на мне один из своих болезненных приемов.

- Что за чушь ты несешь?! – ошибся, она решила прибегнуть к звуковой атаке.

- Вчера вы санкционировали побег всех присутствовавших членов команды из пункта общественного питания, не оплатив счет. И только Куроко вернулся рассчитаться. Это – воровство!

О, она умеет смущаться. А Такеда-сенсей злиться. Скандала, конечно, не было, просто сенсей негромким голосом уведомил, что еще одна такая выходка – и клуб будет закрыт, а все замеченные в недостойном поведении ученики получат особую отметку в личном деле и соответствующую репутацию. Учитывая, что консультант клуба обычно наблюдал за всем молча, ребята прониклись. А после тренировки сенсей попросил меня приглядывать за детским садом, если он отсутствует. Что поделать, присмотрю, не бросать же их на произвол судьбы. Но и вопрос с нормальным тренером надо решать, желательно успеть до лета, а то так и останемся командой среднего уровня. Интересно, можно ли найти человека в монастырях Тибета, если он находиться не хочет?

На меня обиделись. Выразилось это утроенными нагрузками на всю неделю. Ничего, переживем, убираться хотя бы не заставила в одиночестве, впятером со швабрами рассекаем. Но деньги они мне вернули до йены, ибо я как клещ, когда речь идет о финансах, у Широямы-сан научился. Хотя до мастера мне еще далеко…

Синаем по голове, отжимания, взрывы на химии, артобстрелы мелом на литературе и вопли про Силу Юности – в отличие от первых недель, сейчас все это казалось привычным и, страшно сказать, нормальным, представить Сейрин без всего этого бреда невозможно, это как дышать без кислорода. Правда, Анезаки-сенсей медленно и верно доводила меня до точки кипения, как бы ее убедить лично прокатиться по миру и сравнить тот язык, на котором говорит она, и тот, которым пользуется остальной мир? Хоть выбивай курсы повышения квалификации для дамочки с завышенным самомнением и стойкой убежденностью в своей правоте. Я, собственно, такой же, потому и бешусь.

Суга-сенсей неожиданно стал чаще улыбаться, по словам Куросаки-сенсея. Я тихо пробурчал, что цирк "1-Б" имеет определенный успех у зрителей, на что получил просьбу о месте в партере. Мелькнула мысль снимать видео о нашем классе. Перед выпуском склеим их и получим шикарный подарок на память. Да и просто выкладывать что-нибудь смешное на школьном сайте, пред-проект которого Широ до сих пор вымучивал. Складывалось впечатление, что он сам не понял, зачем ему этот сайт. Хотя лучше выкладывать видео с физкультуры, пусть позавидуют нашему "продвинутому" сенсею, стремящемуся понять подопечных и сблизиться с ними через общее увлечение. Уверен, что учителя-косплеера нет ни в одной другой школе страны, а то и мира.

Собирая информацию по каждому из одноклассников, большую часть которой, естественно, предоставил Широ, я раздумывал, как бы эту ситуацию с неуспеваемостью поправить. С одной стороны, я вроде как официально уполномочен вправлять им мозги, значит могу действовать как любой другой учитель, оставляя на дополнительные занятия и сообщая родителям. С другой стороны, того же Данте заставить говорить по-человечески, кажется, подвиг уровня Геракла. Интересно, пишет он так же? Да и действовать через взрослых – они же уже не дети, как бы я их не дразнил "детишками", пусть и ведут себя немного странно. Личный диалог с каждым, дабы вразумить и направить на путь истинный? Да откуда я знаю, какой путь им подойдет, не все же должны жить по шаблону "школа-университет-клерк в большой компании"! К пятнице дозрел только до одного решения, осталось лишь переговорить с Куронумой-сан, попросить об одолжении.

А в субботу пришло странное смс от Айды. Когда мы собрались в корпусе второгодок, нам сообщили, что каждое 25 число каждого месяца в школу приводят особые супер-вкусные бутерброды и наша задача – их купить. Сначала мне показалась странной угроза капитана об утроенных нагрузках для всех, но зайдя в кафетерий, мы осознали, насколько глобальную задачу нам поставили. Кавахара попробовал взять эту толпу тараном, но куда там – его отбросили как пылинку. Там ведь были и ребята из команды американского футбола, и сумоисты, и прочие шкафоподобные школьники, объевшиеся стероидов. Через какое-то время мне пришла в голову безумная и очень неправильная идея, которую, тем не менее, я с энтузиазмом ринулся осуществлять, предварительно оставив Коки деньги сэмпаев и посвятив того в свой план. Брат взглянул так, словно у меня рога выросли, но согласился помочь и выполнить мои указания. А я рванул к запасной лестнице, на которой столкнулся с Куросаки-сенсеем.

- Где пожар? – улыбаясь, спросил сенсей, которого я едва не сбил с ног.

- Пожара нет, я иду совершать диверсию! Если что – вы свидетель, что я очень безответственный человек! – крикнул я на бегу.

Конечно, он рванул за мной и увидел, как я без малейших сомнений нажал на кнопку учебной эвакуации. Там их вообще две было, но настоящая еще и пожарным сигнализировала, что в нашем случае было определенно лишним. Убийственный взгляд математика сигнализировал, что от объяснений мне не отвертеться, но позже. А пока что мы вместе выводили толпу учеников из здания первогодок. И видя паникующих, несобранных подростков, я подумал, что возможно поступил правильно. Но это решать на педсовете, который будет после классных часов, пока же все делают вид, что все идет по плану – Куросаки-сенсей передал остальным учителям, кто стоит за этой выходкой. Ох и достанется же мне от начальства! Но это потом, а сейчас я тихой сапой отправился на крышу корпуса второгодок, куда должен был увести остальных Коки.

- Наконец-то! – брат аж припрыгивал, переволновался за меня, бедный. – Почему ты так долго?

- Надо было понаблюдать за эвакуацией. Думаю, я знаю, как отбиться от претензий начальства.

- Это ты устроил пожар?! – ахнули остальные, даже Куроко смотрел осуждающе.

- Нет никакого пожара, я просто нажал кнопку учебной тревоги. Ты хлеб достал?

- Так точно! – использовав подхваченное у Казамы военное выражение, Коки показал пакет с едой и тут же отправился раздавать бутерброды обалдевшим товарищам.

Оказалось, что самостоятельно продукт добыл только Куроко, пользуясь своей незаметностью. Ну, чего-то такого и следовало ожидать от тихони. Ребята начали трапезу, а я и прицепившийся ко мне Коки отправились обедать в класс, так как учеников уже впустили в здание. Я же знаю, что ни Дзюмондзи, ни Широ, ни тем более скромный Чиаки не возьмут бенто без спросу, а значит, останутся голодными, если я не вернусь.

Так и есть, сидят, ждут, составив парты и чинно сложив руки на коленях. Одноклассники шумели не больше обычного, к моему изумлению, внезапная учебная эвакуация не стала основной темой разговоров. То ли они уже все обсудили, то ли просто решили, что для нашей школы это нормально – вот так с бухты-барахты устраивать проверку. Ну или сцена ревности между Танивой и Фудзиварой показалась им интереснее. Ладно, в эти дела я не лезу, девчонки сами разберутся, хотя без подробностей я бы все же обошелся, честно слово. Хорошо такие концерты не ежедневно устраиваются – я бы рехнулся. Объясняя, где пропадал, и слушая порцию возмущений по поводу своей дурости, я раскладывал еду.

- На будущее парни, если меня и Коки нет – берете коробку и приступаете к еде, мало ли какие у меня могут быть обстоятельства. – Посмотрев на чуть нахмурившиеся лица и дождавшись согласных кивков, я продолжил на более приятной ноте. – Зато теперь помимо обычного бенто, мы еще и супер-бутерброды попробуем, аж две штуки на пятерых!

- Три бутерброда на шестерых, Кагами-кун, – я даже не заорал, просто вздрогнул, когда спокойный голос Куроко раздался слева от меня. А вот остальные такой сдержанностью похвастаться не смогли. Ругаться, однако, никто не стал, проголосили, что он снова явился из ниоткуда и все.

Что ж, теперь я знаю, ради чего устраивал этот бедлам: бутерброды оказались объедение! Даже мелькнула мысль самому таких налепить, но, подсчитав примерно в какую красивую сумму мне это обойдется, решил, что и так хорошо кушаем. А теперь меня ждет сначала боевое крещение огнем в качестве классного руководителя – классный час, а потом – разборки с администрацией школы за произвол. В лучшем случае оштрафуют, в худшем – исключат с волчьим билетом.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий