Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Золотой Человек Gold Man
Часть I. Глава V - 5. Внутренняя тьма

Сколько он пролежал. Час, два, может быть целый день. Подниматься совершенно не хотелось, более того, не было желания даже открыть глаза. Он продолжал лежать на чем-то ледяном и твердом, лоб хорошо ощущал каждый острый камешек. Ужасный мороз, настолько сильный, что ноги уже не чувствовались, онемев от холода.

В голове медленно и спокойно гуляли разные мысли. Но ни одна из них не была тревожной, словно Николай забыл о недавнем ужасе. Лежать бы так всегда, никуда не бежать, ничего не бояться. Пускай остальные подумают за него и направят к цели. Да и какая может быть цель у человека, который просто лежит без сознания на мокром асфальте. Действительно ли это асфальт, почему же так темно?

Николай резко открыл глаза.

Что это? Совершенно никакой разницы, что с открытыми глазами, что с закрытыми. Темнота повсюду. Это не комната, не лес, и вообще ни что. Только темнота. Мальчик медленно поднялся на ноги. Удивительно, но вся боль резко прошла, остался только сильный холод.

– Куда я попал?.. Учитель? – Николай стал оборачиваться по сторонам, но кроме бесконечной черноты совершенно ничего не видел, как будто он стоял в пустоте. Никого поблизости, ни ребят, ни мужчины со шрамом, ни учителя.

– Эй! Меня кто-нибудь слышит?! Эй!

Николай пробежал пару шагов, и взглянул наверх.

Поразительно...

Это было настоящее звездное небо, прямо как тогда в Ужице перед отъездом. Мальчик замер с поднятой головой. Откуда-то подул ветер, точно такой же холодный ветер как дома...

Тело было прекрасно видно. Оно как будто само излучало свет. Одежда, к его удивлению, оказалась совсем другой. Китель, лакированные сапоги, бордовая рубашка – все это куда-то пропало. Он стоял босиком в той одежде, которую носил не так давно. Шорты с заплатками и белая футболка, на шее ощущалась веревочка, которая держала за спиной плетеную панамку. Он был в своей старой детской одежде, которая вдобавок ко всему излучала свет вместе с его телом.

«Что это... где я?»

Он решил пробежаться. Может быть, где-нибудь вдалеке появится свет. К тому же ноги сильно окоченели. Мальчик бежал примерно около минуты, но совершенно не было понятно, сдвигается ли он с места вообще, чернота вокруг не давала совсем никаких ориентиров. Разум отказывался понимать, что происходит, это начинало пугать. Николай взялся за свой затылок посмотреть идет ли еще кровь. Ладонь оказалась чистой.

– Настя! Ты здесь!? – закричал он по сторонам

– Ее здесь не может быть...

Тут же послышался ответ. Это был знакомый голос, настолько знакомый, что когда Николай услышал его, сразу вздрогнул. Он был похож на тот же голос, что звучит в голове, словно он сам себе и ответил на вопрос.

Николай резко обернулся. Он уже был уверен, что находится в странной черной пустыне совсем один. Но нет.

Он увидел прямо посреди тьмы светящийся зеленый холм, на котором рос широкий дуб с качелями на одной из ветвей. Все возникло из ниоткуда. Буквально только что мальчик пробегал мимо этого места и не видел никакого холма, но теперь он находился здесь, вросший в черный пол.

Это дерево было то самое, из родного пригорода Николая. Крупные ветви тянулись к звездам, они совершенно не колыхались, хотя по округе гулял ветерок. Но зато зеленые листья излучали настолько яркий голубоватый и зеленый свет, что были видны их лучи, падающие на черноту вокруг. Качели немного покачивались, на них сидел мальчик.

Этот ребенок смотрел точно на Николая с каким-то презрительным или раздраженным взглядом. С какой-то обидой. Он был в такой же одежде, что и Николай, поставив одну ногу на сидение, другой отталкивался от травы.

– Ты мог бы и догадаться, что здесь не может быть ни Насти, ни Славы, никого другого кроме нас двоих... – снова произнес он очень знакомым голосом.

Николай не верил своим глазам. Он смотрел на сияющий дуб, от которого, кажется, вдобавок еще исходило приятное тепло, затем он начал приближаться к качелям.

– Кто ты? – спросил Николай

Мальчик рассмеялся во все горло. Смех тоже показался каким-то родным.

– Молодец, что спросил... попробуй догадаться

Николай присмотрелся к незнакомцу. Обыкновенный мальчик, черные волосы, обросшие так, что закрывают наполовину уши, серые глаза, не слишком длинный нос, худое вытянутое лицо, небольшая розовая полоска на левой щеке, видимо шрам. Николай приближался к нему, разглядывая все новые и новые черты, а мальчик уже успел сменить свой недружелюбный взгляд на задорную и сверкающую улыбку, как будто разыгрывал его.

Только он вступил с черноты на зеленую траву холма своей босой ногой, как в лицо ветер тут же принес сладкий запах яблок. Николай остановился. Мурашки побежали по его коже, мальчик уже и забыл как давно не чувствовал этого дурманящего аромата. Яблоки он не мог ни с чем перепутать, но это место все равно не было похоже на его дом.

– Где мы? – спросил Николай, снова оглядывая все вокруг. Кроме дуба на холме, все по-прежнему казалось черной пустотой.

– Погоди... ты еще не ответил себе на вопрос, «кто я?» – ехидно улыбнулся мальчик

Николай снова взглянул на него.

– Может, если я узнаю, где мы... то смогу сказать кто ты?

Незнакомец почесал подбородок

– Почему ты говоришь «мы»... нет никаких «мы», есть ты, есть я... – мальчик призадумался. – Хотя знаешь... пожалуй, есть только я... тебя нет уже давно

– Что?

Мальчик снова рассмеялся.

– Ох... не обращай внимания, кажется, я провел здесь в заточении уже так давно, что начинаю сходить с ума... ладно, если хочешь знать, где ты, то я скажу тебе

Когда Николай поднялся наверх по тропинке холма к дубу, он наконец-то узнал мальчика. Правда, теперь ему стало настолько страшно, что он готов был, не обращая внимания на все, убежать с холма и бежать далеко в черноту, лишь бы не оставаться наедине с самим собой. Действительно, перед ним сидел точно такой же Николай Владыч.

– А... – вздрогнул Николай – ты... ты похож на меня...

– Ахаха! Знаешь, ты первый человек, что выглядит так напугано при виде собственного «я»... ты долго узнавал самого себя, другие делали это быстрее.

Николай смотрел на самого себя, человека, который качался на качелях.

– Кто ты? – спросил он у незнакомца

Улыбка исчезла с лица мальчика, теперь он снова начал взирать на Николая со странным презрением.

– Никола Владыч, собственной персоной... вопрос кто ты? – он показал пальцем на него.

Николай отшатнулся.

– Я?.. – он в который раз начал оглядываться по сторонам – где я?

Никола встал с качелей и подошел к Николаю. Тот с ужасом смотрел на приближавшегося самого себя, выглядевшего угрожающе, смотря исподлобья.

– Ты у меня в гостях, считай это вот так. – Он взял Николая под спину и повел вниз с холма. – Я надеюсь, тебе здесь понравится?.. хотя это глупый вопрос, ведь если нравится мне, значит, нравится и тебе, верно?

Николай, сам того не ожидая, непроизвольно кивнул. Трава под ногами вновь сменилась чем-то черным. Два одинаковых мальчика начали шлепать босиком по полу вперед.

– Куда мы идем?

Никола задумался над этим вопросом, поглядев на звезды

– Мы гуляем... я каждый день прохожу около тридцати верст туда вдаль, а потом возвращаюсь – он улыбнулся – знаешь... иногда так прекрасно погрузится в свои мысли, когда ты один, когда кругом тьма и ни что не отвлекает голову.

Николай молча шел рядом, не веря своим глазам и ушам. Мальчик был уверен, что спит. Конечно, как же иначе.

– Правда, я думаю, ты согласишься, что иногда мысли не родятся, пока не всмотришься во что-нибудь красивое... не так ли, любитель бесконечных далей?

Николай кивнул

–Ты какой-то напряженный, что с тобой? Может добавить немного музыки?

Никола щелкнул пальцами и в следующий же миг откуда-то сверху, с ярких больших и маленьких разноцветных звезд начала спускаться музыка. Тянущаяся и холодная, она только омрачила и без того темную пустыню. Небесные сияния стали появляться повсюду, снизу под ногами, вдалеке и позади, теперь мальчики как будто находились в невесомости космоса. Николай действительно почувствовал, как его тело легчает, он словно начинает парить.

Только холм с дубом все еще оставался где-то позади.

– Нравится? Конечно нравиться... – радовался про себя Никола – космос всем нравиться, возможность очутиться там, куда всматриваешься каждую ночь.

Николаю действительно начинало нравиться происходящее. Тихое блаженство и покой... то, чего он никогда еще не испытывал. Ни одной проблемы в голове, только осознание того, что он сейчас здесь в темноте, среди звезд. На его лице чуть-чуть краешки губ показали улыбку.

– Ага! – воскликнул Никола – наконец-то тебе тоже здесь понравилось! Не бери в голову, что это за место, просто наслаждайся.

Николай смотрел на мерцание огоньков. Голубые, желтые, красные и белые, большие и маленькие, или пролетавшие мимо. Ветер портил все происходящее, он усиливался с какой-то одной стороны, обдувая ребят.

– Правда, если четно, мне уже надоело – сказал Никола и щелкнул пальцем.

В следующий же момент они вдвоем очутились в какой-то комнате. За окном лунный свет, и все та же чернота. Кругом стеллажи с книгами и письменный стол.

– Я сказал, что ты у меня в гостях, но это не совсем так... это лишь доля Истины... ахах! Как это звучит «доля Истины» – проговорил Никола с выражением – не так ли? Как если бы Истине отрубили большой палец и назвали бы так... «доля Истины»...

Николай непонятливо с небольшим страхом смотрел на самого себя.

– М-да, шутка не удалась, ладно... ты не у меня в гостях, ты в моей тюрьме. Может быть, слово «тюрьма» звучит грубовато, но оно подходит этому месту.

Николай сразу узнал комнату, где теперь они очутились. Рабочий кабинет отца сложно было не узнать после стольких часов чтения книг здесь. Он стал осматривать помещение, медленно передвигая ноги.

– Осторожно! – воскликнул Никола, схватив его за руку – не споткнись.

Николай действительно чуть было не споткнулся о тело мужчины, что лежало на полу в луже черной крови, прямо перед ним валялся маленький мальчик, а между ними пистолет.

– Узнаешь это местечко? Кабинет Драгана. – здесь ты первый раз убил человека... здесь же ты и начал свой путь мести

В руке мертвого мужчины был сжат золотистый кинжал, весь в крови. Тот самый кинжал, что подарил мальчику отец и что спас его однажды. Никола подобрал его и подвел к лунному свету. Кинжал начал ярко светиться золотом, освещая всю комнату. Николай посмотрел на труп человека. На шее его был черный крест в октаграмме, а чуть выше пулевое ранение залитое кровью.

– Красивый, правда? – сказал Никола, не отрываясь от клинка – он стал символом твоей цели. Твоей благородной и справедливой цели отомстить.

Каждое его слово поднимало в Николае что-то горячее... огненное. Никола снова посмотрел на мальчика, улыбнувшись.

– Не хочу навязываться не в свое дело... хотя это и мое дело тоже, но чем ты занимался последние полгода? Ты близко продвинулся к цели? Скольких ты уже убил? Кажется... только этого – Никола указал на труп мужчины.

Ком подошел к горлу, мальчик произнес это с такой легкостью и улыбкой, что холодный пот проступил по всему телу.

– Убил?.. я не убийца... нет, я не...

Никола тихо посмеялся, пальцем снимая кровавый след с кинжала и показывая его мальчику.

– Не убийца говоришь? Не обманывай себя, я хорошо помню те слова, что ты произнес про себя в последнюю ночь перед отъездом в Веридас. Помнишь!? Ты стоял здесь на коленях и целовал кинжал! Ты помнишь, да... – ехидно подметил Никола, словно уличив мальчика в преступном деле – ты поклялся... дал клятву убить его. Ты убийца.

– Нет! – Николай закричал в истерике. Он хотел было кинуть с ближайшего стеллажа книгу в него, но руки почему-то отказывались это делать – я не убийца... я не буду убивать!

Никола начал кривляться, изображая разозлившегося Николая

– Я не убийца... ахах! Я убил человека, но я не убийца, я поклялся убить еще одного человека, но я все еще не убийца! Или ты раздумал убивать Чадаева? Ты так этого хотел

Он посмеялся в голос.

– Хотел... да... я хотел этого – Николай упал на колени – я хотел этого... – он схватил себя за волосы и начал тянуть их и взъерошивать, раскрытыми глазами смотря на лужу крови под мужчиной, шепча про себя одно и то же – я хотел этого... хотел... я хотел

Никола спокойно подошел к нему и положил руку на плечо. Теперь он продолжал успокаивающим голосом.

– Да хотел, в этом нет ничего плохого, делать то, что хочется...

– Нет! Ты ошибаешься, надо поступать как надо, а не как хочется!

Никола схватился за лоб, с презрительным голосом говоря

– Ты смешон! Неужели ты собираешься применять этот принцип ко всему и вся, с чего ты вообще взял, что он верен?! То, что тебе это сказал отец, не обязательно делает его истинным. А может быть сейчас то, что хочется и то, что надо совпадает? М? Кстати о Драгане...

Николай встревоженно посмотрел на него. За время последних сказанных слов у него сложилось впечатление, что он говорит не с самим собой, а с кем-то другим, с кем-то всезнающим и всемогущим. Голова сильно болела, мальчик думал, что еще немного, и он окончательно потеряет рассудок. В нос бил горький запах крови. Николай продолжал сидеть на коленях, руками двигая по всему телу, словно в лихорадке. Хотелось сильно ударить Николу, но почему-то рука не поднималась.

– Что с моим отцом, где он, ты знаешь? – холодно проговорил Николай

– Да знаю, не буду томить тебя и скажу сразу, он присоединился ко мне...

– Что это значит?

– То и значит, он теперь со мной...

Никола подал мальчику эфес кинжала. Золотистая ручка так и просилась ему в руку. Он почти взял его, глазами уже видел, как клинок блестит в руке. Но что-то подсказывало – ни в коем случае не трогать оружие, золотое лезвие в крови.

– Возьми, он твой

Но Николай оттолкнул оружие от себя, попятившись назад, мальчик медленно подступал к нему, протягивая эфес в руки.

– Нет... где мой отец, скажи мне

– Возьми кинжал, я уже ответил на твой вопрос

Николай кивал головой, отказываясь даже смотреть на оружие. Никола вздохнул, уставши, не спуская раздраженный взгляд с него.

– Твой учитель, профессор Скрепп, сильно мешает тебе... ты не находишь? Он быстро раскусил тебя тогда в поезде, когда по твоему виду было ясно, зачем ты едешь в Веридас. Наговорил тебе всяких глупостей про чувства... Ты точно хочешь учиться у него? Он ведь тоже был другом Чадаева, ты это знаешь?.. А может... может он будет мешать твоей мести?.. Месть! Месть! Давай, возьми кинжал!

– Нет... учитель говорил не поддаваться эмоциям

Никола закричал

– Это глупо! Глупо! Глупо! Идиот! Как можно не поддаваться эмоциям! Если ты не сделаешь этого, то никогда не добьешься цели. Эмоция есть источник твоей силы, ты же Золотой Человек! Поддайся мести, и Истина наградит тебя такой силой, что ты сможешь сокрушить любого, даже Чадаева. Сейчас ты еще молод, но совсем скоро ты достигнешь его уровня... ты убьешь его самого, и всех его последователей.

– Отец, я не хочу идти против отца... Отец примкнул к нему... я боюсь только этого

Никола резко замолчал, Николай тихо посмотрел на него.

– Значит отныне Драган Владыч твой враг...

Мальчик отшатнулся, он попытался встать с колен, однако ноги подкосились, и он повалился на спину. Из красных глаз текли слезы, он не переставал качать головой. В груди все горело, мышцы напряглись, и теперь прямо на кончиках пальцев рук начинало сверкать ярко-красное пламя.

– Нет... нет, нет, нет! Я не стану слушать тебя!

Никола же, заметив красное мерцание на руке Николая, оскалил свои зубы, улыбаясь, словно потрясенный, не веря своим глазам.

– Молодец, твоя четвертая составляющая пробуждается, ты жаждешь мести любой ценой... как только ты исполнишь цель, я освобожусь – засмеялся он

Руки Николая горели настоящим огнем, чем сильнее он думал о Чадаеве, тем ярче разгоралось пламя.

– Давай! Больше гнева! Представь, как вонзишь кинжал ему в грудь! Как он будет корчиться, умирая. Его кровь на тебе, ты уже чувствуешь! Да!

Николай медленно поднялся с колен, с горящими руками, рыча не своим голосом. Он смотрел на свои пальцы – огонь начал переходить к ладоням и дальше к локтям.

Никола протянул руку мальчику.

– Прими меня в себе, вместе мы отомстим ему.

Николай смотрел на протянутую руку отрешенным и пустым взглядом. Он не понимал совсем ничего, что происходит. Почему его рука горит, ведь он прочитал только первый свиток. Страх пробился в голову, и огонь начинал потихоньку угасать. Медленно, фаланга за фалангой, он, наконец, полностью исчез на кончике пальцев.

– Убери свою руку... я не поддамся злой эмоции, верни меня туда, откуда забрал! – сказал Николай, успокоившись

Никола вновь улыбнулся, опустив ладонь.

– Что ж... думаю, это не последняя наша встреча

Он щелкнул пальцами, и в следующий же миг абсолютно все вокруг растворилось в пустоте.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий