Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Туман над призрачной горой Fog over the ghost mountain
Глава 4

Очередной обряд тасого-эма уже подходил к концу, но Калисе никак не удавалось сконцентрироваться. Все ее мысли были заняты лишь предстоявшим побегом Тиа. Из-за слов принца, воображение рисовало кошмарные картины. Монстры, чудовища, разбойники – кто угодно мог поджидать Тиа за пределами Эрмемари.


«И почему меня окружают те, кто не может следовать простым правилам»? – вздохнула Калиса, вспомнив вчерашний визит принца.


Навещая ее, принц Адирис сильно рисковал. Его могли увидеть суми или монахи, или он мог столкнуться с Тиа. Любой из этих вариантов повлек бы за собой серьезные последствия. Если тар-атуа-ноэ узнает, что жрицы и члены королевской семьи нарушают правила, разразится нешуточный скандал. К тому же, Калиса не доверяла принцу до конца. Его доброта и мягкость казались ей не совсем искренними, хорошо отрепетированными, словно ритуальный танец.


И все же, ей нравились их беседы. Принц рассказывал о таких вещах, о которых не знали даже суми. Калиса не хотела бы лишиться подобного развлечения. Страх боролся с любопытством. Калиса всегда стремилась к знаниям и старалась получить их из всех доступных источников, которых и так было, увы, слишком мало.


Еще об одной причине, по которой она ценила встречи с принцем, Калиса стеснялась даже думать. Ей льстило, что внимание принца Адириса было обращено только на нее. Когда-то давно она спрашивала у предшественницы Тиа, навещал ли ее принц, и та ответила, что он никогда не приходил к ней, при этом весьма удивившись этой новости. Задавать такой вопрос Тиа Калисе было неловко, да и ответ она уже знала заранее. Если это было правдой, Тиа уже давно бы рассказала обо всем сама.


На фоне других жриц Калиса, по ее собственному мнению, ничем не выделялась. Ее сестры были храбрее, они выходили на ночные прогулки в одиночестве, умудряясь оставаться никем незамеченными, и нарушали добрую дюжину правил, чем всегда восхищали Калису. Тиа к тому же помнила божественный мир и знала язык богов. Калиса же не могла похвастать никакими талантами. Но встречи с принцем дарили ощущение, что и она тоже в чем-то особенная.


И все же, последний визит не принес обычной радости, а лишь усилил волнения.


Там опасно. Одной этой фразы хватило, чтобы вселить панику в ее сердце. Она должна была остановить Тиа, придумать, как удержать сестру от глупой затеи, за которую всем пришлось бы дорого заплатить.


А прихожане тем временем сменяли друг друга, пока очередь не растворилась. Калиса мысленно попросила прощения и у них, и у самого Анреншена за то, что толком не выслушала ни одного человека. Но ведь Анреншен все равно все видит? Значит, он услышал мольбы людей в любом случае, успокаивала себя Калиса.


— В последнее время вы часто бываете задумчивы, кси-атуа-ноэ, — нахмурив брови, сказал настоятель, когда после обеда они шли в северный зал для разучивания танцев.


— Нет-нет, все в порядке, просто я слегка устала, — улыбнулась Калиса, отводя взгляд.


В сотый раз они повторяли заученные движения, но из-за рассеянности, Калиса часто сбивалась с ритма. Мысли Тиа, судя по всему, тоже были заняты совсем другими вещами, потому что она тоже слишком часто ошибалась в движениях. Из-за своей невнимательности жрицы разозлили монаха Томмира, отвечавшего за репетицию. К счастью, он был слишком трусливым, и не рискнул повысить голос на дочерей Анреншена, лишь побагровев от злости.


Они повторяли танец вновь и вновь, доводя все движения до автоматизма, и понемногу Калиса начала испытывать к нему отвращение. Ей захотелось выбежать из зала и отправиться в парк, полюбоваться красивыми цветами, понаблюдать за рыбами в пруду, или просто ничего не делать хотя бы пару часов. Эта мысль так прочно засела в голове, что она чуть было не направилась к выходу. Но в этот самый момент, Тиа поравнялась с ней и прошептала: «сегодня».


Ноги подкосились, а к горлу подступила тошнота. Время, которого Калиса так боялась, настало, а она до сих пор не знала, что делать. Она застыла от ужаса. Лишь однажды она испытала подобное чувство: в день, когда верховный жрец сообщил, что Анреншен покарал ее сестру за предательство.


Она смотрела на Тиа и отчетливо видела, как ее настигает та же участь.


— Вы вновь забыли движения! Соберитесь же, кси-ату-ноэ! Времени осталось совсем мало!


Крик монаха Томмира привел Калису в чувство. Да, времени совсем не осталось, и нужно собраться с мыслями. Но думала она вовсе не о танцах.


Остаток дня пролетел незаметно – намного быстрее, чем того хотелось бы. К счастью, суми вели себя тише (видимо, все-таки получили нагоняй от кого-то из священнослужителей), и быстро выполнив свои обязанности, оставили Калису одну.


Она лежала на кровати с закрытыми глазами. И зловещие картины предстоящего будущего проплывали перед ней. Вот Тиа пробирается сквозь ночной город и выходит за пределы каменных стен Эрмемари. Вот она ведет под уздцы лошадь, открывает тяжелый засов, отворяет главные ворота и выезжает в другой, чужой мир. Калиса попыталась представить, что случится дальше, но ее фантазии не хватало.


Раздался знакомый стук в дверь, и в комнату вошла Тиа. Вид у нее был серьезный, и, казалось, слегка напуганный.


— Я зашла попрощаться, — сказала она. — Мне надо торопиться. Не волнуйся, я вернусь до рассвета. Ты еще будешь спать.


Спать? Неужели Тиа и вправду думает, что она сможет уснуть?


Калиса так много хотела сказать своей непутевой сестренке, но во рту пересохло, и язык отказывался повиноваться. И она лишь стояла молча, надеясь, что Тиа все поймет по ее взгляду. Но Тиа не понимала или притворялась, что не понимала. Крепко обняв Калису, она улыбнулась и направилась к выходу.


— Стой! — выдохнула Калиса, схватив Тиа за руку.


Тиа обернулась и вопросительно посмотрела на нее.


— Если хочешь остановить меня, то…


— Я пойду с тобой!


Глаза Тиа округлились от изумления. Видимо, она ожидала чего угодно, только не этих слов. Калиса и сама была поражена, ведь, она собиралась сказать совсем другое.


— Правда? – Тиа засияла от счастья. – Я так надеялась, но не верила, что ты согласишься.


«Нет, нет. Я не это имела в виду. Я хочу, чтобы ты осталась в храме», — в мыслях кричала Калиса, но так и не произнесла это вслух.


Она будто наблюдала за происходившим со стороны. Кто-то вселился в ее тело. Определённо кто-то контролировал ее действия. Никак иначе она не могла объяснить, почему вместо того, чтобы убедить Тиа остаться, она вместе с ней отправилась в гардеробную («Тебе надо переодеться. Это платье не подходит для прогулок по горам») примыкавшую к спальне, чтобы найти нужную одежду.


Явно не по своей воле (это просто не могло быть правдой) она взяла теплые брюки из рук Тиа. И натягивая халат с самыми короткими рукавами, какие только удалось отыскать в ворохе многочисленных натроко и дзироко, она тоже была под чьим-то контролем.


Подойдя к зеркалу, Калиса невольно улыбнулась – слишком уж смешной у нее был вид. Лилово-бежевые брюки, которые она обычно надевала на прогулки в зимнее время, смотрелись нелепо в сочетании с аметистовым платьем, которое можно было носить исключительно в последний месяц осени. Она посмотрела на Тиа и заметила, что ее вид был ничуть не лучше: на ней были брюки цвета солнца, которые надевают лишь в первый месяц весны, и темно-синее платье, сшитое специально для зимних дней.


У каждого платья, накидки или халата было свое предназначение, каждому предмету гардероба отводилось свой сезон. Подумать только, даже такие простые правила этикета – они нарушали даже их. Сколько же еще грехов они совершат до рассвета?


— Теперь идем, – сказала Тиа.


— Подожди одну минуту.


Калиса подошла к полке, на которой стояли свитки со священными текстами, взяла в руки один из них и слегка потрясла. Из свитка выпали несколько листов пожелтевшей бумаги. Свитки с писаниями были единственной вещью, к которой не притрагивались слуги даже во время уборки, и единственным местом, в котором Калиса могла хранить что-то, не боясь, что это могли обнаружить.


Она положила бумаги за ворот платья, не совсем понимая, зачем делала это. Ведь они с Тиа вернутся в храм через несколько часов, и не было нужды брать с собой какие-либо вещи. Но что-то подсказывало, что она поступала правильно. Калиса не хотела оставлять ценные документы без присмотра.


Ее переполняло странное чувство – во второй раз в жизни она нарушала правила. Но сейчас ее грех будет в сотни раз тяжелее первой проделки.




Побег оказался не таким грандиозным, как представляла Калиса. Тиа не взяла лошадей и, конечно же, не направилась к главным воротам, (и как она могла додуматься до такого? Ведь, у ворот стояла охрана). Вместо этого они направились в парк, выбирая самые удаленные тропы и стараясь держаться ближе к увитой плющом стене.


Маршрут показался Калисе смутно знакомым. Ну, конечно! Еще чуть-чуть, и они выйдут к заброшенной беседке!


Но Тиа остановилась раньше, прошептав: «это здесь». Калиса растерянно огляделась по сторонам, но не смогла найти ничего примечательного, пока Тиа не отодвинула лианы и не указала на небольшую брешь в стене, вполне достаточную для того, чтобы они пролезли сквозь нее.


— Я нашла ее пару месяцев назад, — сказала Тиа с гордостью.


С этими словами, она пролезла сквозь дыру так проворно, будто занималась этим каждый день.


«Там опасно! Опасно! Там очень опасно!» — нараспев звучали голоса принца Адириса, тар-атуа-ноэ, настоятеля Цуно и даже противного монаха Томмира.


Но отступать было поздно, и Калиса последовала за Тиа в неизвестность.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий