Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Хлоя Ноар Chloe Noir
Воспоминание 8.

Воспоминание 8.
Поспешно бродя по закоулкам, мы все–таки вышли на то место, где собирались встретиться. Там уже стояли девчонки с множеством пакетов.
Пока гуляли по площади, добираясь до клуба, уже заметно стемнело, хотя еще и было всего 8 часов. В этом дне мне нравилось абсолютно все, кроме непонятного ощущения – волнения. Не понимала, откуда волнение взялось, когда стемнело. И было очень дискомфортно. Что–то тревожило.
Проходя мимо старого фонтана, Лен показал на небо и сказал:
– Смотри, какие звезды. Странно, но в нашем городе их почти нет. А вон там и Луна. Кажется, сегодня полнолуние.
Все. Мое сердце замерло. Последняя фраза Лена, звучала, как приговор. Я стала нервничать.
– Слушайте, ребята. Что–то мне плохо стало, голова закружилась. Наверное, вернусь в школу…, – пытаясь поскорее уйти и миновать беду, сказала я.
Развернувшись, стала уже уходить, но ребята схватили за руку и весело сказали:
– Ой, да не бойся! Потусуем часик и обратно.
Я готова была возразить, но оказалось, что уже стояли возле клуба.
Зайдя вовнутрь, по глазам прокатилась огромная волна светомузыки. На несколько минут я потеряла зрение. Но все же могла различать движение.
– Ребята, мы за коктейлями. Кому, что? Может закуски? Или может, как всегда? Заказывайте, пишите на бумаге, а мы с Мирандой сходим, – сказала разгоряченная Джемма. Я слабо видела, но всем ребятам было ужасно весело. Все танцевали под оглушительные биты музыки, возле столика, за которым мы уселись. Они смеялись и  рассказывали смешные истории. А я сидела, потирая глаза, и слушала все это.
Затем ко мне обратились:
– А ты, что будешь?
Даже не знала, что здесь вообще можно заказать и сказала:
– Давайте, на ваш вкус.
Все рассмеялись.
Наконец, зрение восстановилось, и я увидела, как Джемма с Мирандой несут разноцветные коктейли, а Нил помогает нести закуски. На подносе я заметила что–то белое, в кульке. Подумала, что сахар.
Затем, поставив все это добро на стол и вручив мне коктейль коричневого цвета, Джемма торжественно произнесла:
– Итак, пьем за победу сборной команды по футболу школы, за последний год учебы, за классных ребят и за…, – Джемма перевела взгляд на меня и сказала. – За новенькую.
Все подняли бокалы и сказали:
– За новенькую.
Затем мы чокнулись и выпили коктейли. Когда я залила жидкость в рот, то почувствовала, что по горлу течет что–то горячее, горько–сладкое и алкогольное. Это был коньяк. Нет, ну, конечно, как человек непьющего, должно было унести, но я же не человек. Поэтому чувствовала  по–прежнему. А посмотрев на других, поняла, что я одна такая здесь. Все веселились с большей оживленностью, беспричинно смеялись, друг с другом безразборно целовались, танцевали и орали. Даже Лен. Я, не вынеся этого бреда, пошла в туалет, чтобы скоротать там время. Ведь на улицу–то нельзя было. Зайдя в дамскую комнату, которая была до безобразия грязной, я услышала всхлипывания.
– Эй? С вами все в порядке? – спросила скромно я.
Всхлипывания прекратились. И послышался шорох. А потом  удар человеческого черепа о пол.
Я быстро открыла кабинку, из которой это все донеслось, и обнаружила там девушку без сознания. Она была вся мокрой и бледной.
Я схватила девушку и понесла к раковине. Немного умыла холодной водой. А потом сделала массаж сердца. И, слава Богу, она очнулась. Я посмотрела в зрачки девочки и поняла, что это был передоз. Тогда прикоснулась к девушке теми пальцами, которыми энергию впитываю в себя, и сделала переливание энергии. Это такой процесс, при котором вампир не забирает энергию, а отдает ее с некоторыми последствиями. У меня в качестве последствия – было головокружение и чувство голода. Голода по крови. Но я умею быстро перезаряжаться и восстанавливать равновесие. Так, что это было безвозмездно. Хотелось бы сказать, что переливанием энергии могла заниматься только семья Ноар. Но этим, кроме меня никто и не занимался в семье.
Высушив одежду под сушкой для рук, я передала сухую одежду девушке, которую отвела в кабинку. А затем спросила:
– Как ты?
Она откашлялась и слабым голосом произнесла:
– Лучше…, правда, еще тошнит… Спасибо. Не знаю, что ты сделала. Но спасибо. Ты спасла мне жизнь. Ты врач?
Я улыбнулась и серьезно сказала:
– Не совсем, пока еще интерн.
Затем девушка вышла из кабинки. Я сказала, чтобы она умылась, так как тушь растеклась под глазами. А затем я серьезным тоном спросила:
– Что случилось такого, что ты употребила наркотик?
Девушка долго стояла и смотрела в пол, а затем произнесла:
– Недавно отец умер от рака. Чувствовала себя очень плохо и попросила встретиться с парнем. Вчера пошла навстречу к парню. Когда пришла, то увидела его с другой девушкой. Было очень больно. Я позвонила подруге, и мы пошли в клуб. И подруга посоветовала кокаин, чтобы забыться…, но не хочу больше ощущать все это. Это ужасно мерзко думать вдвое медленнее, чем можешь. Прикрываться радостью, а потом ощущать боль в несколько раз сильнее. Не хочу стать зависимой от наркотиков. Ведь их пробуют те люди, которые отказались бороться за жизнь. Прием и употребление их – признак слабых.
Я приобняла девушку и сказала:
– Ты справишься! Сама сказала, что наркотики употребляют – слабые люди. А ты – сильная. Верю, сможешь справиться со всеми невзгодами, что будут тебя сталкивать с правильной тропы.
Незнакомка улыбнулась. Затем я прикоснулась к головному мозгу девушки и передала ей капельку энергии с неким внушением о том, что больше никогда не прибегнет к подобным методам.
Затем незнакомка встала, поблагодарила и сказала, что ей пора домой. Я, немного постояв у зеркала, увидела в отражении знакомую ухмылку. Не мою. Это была Стефани. Тело начало покрываться инеем от страха. Но осмыслив то, что сестра мертва и никак не сможет выйти из зеркала, я немного успокоилась и стала чуть увереннее.
– Ух, ты! Уже не боишься? Я удивлена, – как–то добро улыбнулась Стефани, разводя руками.
Я была обескуражена.
– Зачем ты помогла этой девице? Могла бы испить просто кровь, и никто бы даже не заметил…, – ходя из стороны в сторону, с неким озабоченным видом, спросила Стефани.
Проглотив комок, застрявший в горле, я сказала:
– Не собираюсь становиться темным вампиром. Один друг сказал, что я смогу…
– Да–да, стать доброй, никому не причинять боль и обрести бессмертие. Но ты хоть понимаешь, что тем самым баланс сил нарушишь? – перебив, не понимая, строго спросило отражение.
Хотела возразить, но тут меня будто в висок ударили, и почувствовала, как падаю на пол. Глаза накрыла тьма, появился шум в висках, гудение, и силы оставили меня. Сквозь пелену мрака, сна, почувствовала, как меня перекинули через плечо и понесли через клуб, на выход. Потом я слабо приоткрыла глаза и едва увидела несколько мужских силуэтов, которые о чем–то перешептываются.
Затем через пару минут облили холодной водой, что естественно пробудило меня и привело в тонус. Зрение восстановилось, и я увидела, как трое мужчин держат сзади за руки, а еще один – за горло. Меня, довольно жесткими рывками, поставили на землю на колени, голову откинули назад, так, что шея оголилась полностью. Связали руки и ноги, но при этом еще и держали. А потом сквозь шепот и смех, я услышала: «Mortale – immortales. Cras tempus enim ira amisimus» (с латин. – «Смертные – бессмертны. Пора покарать их за тех, кого мы потеряли»).
Я начала паниковать. Вырываться. Но злоумышленники держали так, что при сильном рывке мое тело могло пронзить что–то острое. Не понимала, что это за предмет. Поэтому взяла себя в руки и продолжила наблюдать.
Вдруг, послышались шаги, и из полумрака площади вышла фигура в темно–зеленом плаще. К фигуре подбежал один из подельников, кто держал меня, и что–то шепнул человеку в тени на ухо. Я, конечно, умею слышать звуки на микроуровне, но тут не смогла сосредоточиться из–за паники. Затем человек в плаще сделал движение пальцами, что означало, оставайтесь на своих позициях.
– Ну, девочка. Сама признаешься, кем являешься, или  пытки устроить? – послышался хриплый голос из–под капюшона, который показался знакомым.
Я плюнула на землю, показывая протест.
Человек тот рассмеялся и сказал:
– Девочка–боец. Но почему–то лошади тебя не возлюбили. А животные любят героев и сильных духом. Ну, да, ладно. Ты – вступила на землю не тех, из кого можно кровь высосать. А тех, кто расправляется с такими, как род, к которому принадлежишь. Я сразу это понял, когда увидел похотливые, ненасытные и жадные глаза. Глаза так и жаждали крови, мести, смерти. Я в этом деле не один год. Около 18 лет. Когда появилась целая семья тебе подобных. Эти твари растерзывали всю деревню, весь город. Наслаждались каждым стоном, последним вздохом жертвы, играя с ней. В сердцах жителей поселился страх. Страх за то, что в семье может пролиться невинная кровь. Но сегодня не людская кровь прольется. А твоя, Хлоя из династии Ноар! Эти убийцы здесь 18 лет назад попугали селение, а теперь и доченька решила по стопам предков пойти? Нет!!! Этому не бывать! Решила девчонка продолжить дело своей семьи! Смотрите на Хлою. Они скрылись, но тебе не удастся. Поплатишься за все! – мерзко, брызжа слюной, и злобно плевался словами человек в капюшоне. Все закричали, заликовали, радуясь этому событию.
Но сейчас не интересовали их бурные крики… Выходит, моя семья жива? Просто, скрылись…
Потом взгляд перенесся на человека в плаще, который снимал огромный капюшон. Я узнала этого человека. Это был друг отца Лена. По–моему, Ронни. Тот, который меня оглядел холодным взглядом. Даже не удивилась.
Затем меня швырнули грубыми движениями на каменную дорожку. Ронни наступил на живот так, что все внутренности чуть не вылезли наружу.
Ронни улыбнулся и достал нож, и занес его. Вот и все. По щекам пробежала слезинка того, что я расплачиваюсь за невиновность.
– Говорила же, что ты выбрала неверную сторону. Ладно, придется помочь. Но это будет в первый и последний раз, – прозвучал голос в голове, похожий на голос сестры.
И как она мне поможет?
– Доверься инстинкту. Поверь Луне, – сладко воспевал тот голос.
Я закрыла глаза. Прислушалась к внутреннему голосу. Потом услышала лишь тишину. И сквозь закрытые глаза почувствовала, что на меня светит что–то.
Нет, это было не что–то…, это была Луна. Тут по жилам и венам прокатилась жгучая и горячая волна. Появилось жжение. У горла. Жажда. Сердце бешено застучало. Руки налились огромной силой. Мощь и гнев одолевали меня.
Я спокойно открыла глаза. Вместо прежних красок теперь видела лишь в черно–красном цвете силуэты. Видела и синие вены, которые были присуще этим телам.
Резко взглянула на свой живот. Немного смущало то, что на мне почти стоит человек. Поэтому решила избавиться от дискомфорта. Взяв Ронни за ногу, я швырнула мужчину на 13 метров. Он врезался в стену и отрубился. Может и умер. Меня в тот момент интересовало последнее. Ведь вкусна та добыча, которая не сопротивляется и не рыпается.
Увидев, на что напоролись, те, кто держал меня, начали убегать.
– Не дай им убежать, – приказал внутренний голос.
Я послушалась, хоть и очень сильно сопротивлялась. Но почему–то чувствовала, что стою сбоку и наблюдаю за всем, что происходит. Будто моим телом управлял кто–то другой.
Я перегородила дорогу одному из обидчиков и с разбегу, прыгнув, треснула каблуком по носу, перелетев человека. Мужчина нервно закричал. Я ухмыльнулась. И кстати, ухмылка была точно не моя….
– Пей! Пей кровь!!! Давай! – все ликовал внутренний голос. Я подошла к этому человеку и взяла за горло, прислонив к стене, и открыла рот.
– Хей, Хлоя! Что ты делаешь? – прозвучал чей–то полупьяный голос.
Я обернулась. Увидела Лена. Но проблема была в том, что жажда усилилась. Поэтому я резко подбежала к парню и сказала кокетливо, надув губы:
– Привет, красавчик. Я тебе нравлюсь?
Парень опешил от такого вопроса. Потеребив свою рубашку, сказал:
– Даже очень.
– Тогда пойдем со мной. Будет весело, – сказала я, промурлыкав. Да, что со мной такое?
– Хм, думал, что ты – недотрога, – весело проговорил Саммерс. И зря так радовался.
Я улыбнулась. Схватила за руку Лена и потянула за собой. И вела Саммерса через поле сначала, а потом направились вообще в лес. Было темно, но Луна будто светила именно на меня, поэтому проблем с освещением не было.
– Ой, да ты шалунишка, – сказал довольный Лен, когда мы пришли в чащу леса.
– Еще бы. В отличие от Хлои, я – роковая девушка. Снимай рубашку, – приказным тоном сказала я.
Лен сначала задумался, но все–таки подчинился.
Я где–то уже успела раздобыть веревку.
Скрутив парня за ноги, прыгнула на дерево и резко потянула за веревку так, что Лен оказался ногами вверх. Потом закрепила веревку на дереве и спрыгнула.  Затем связала руки и ударила нежно по оголенному торсу Лена и сказала:
– Так кровь быстрее прильет к головному мозгу. А то еще ищи самые злачные места на человеческом теле. Лучше слить кровь в одно место, а затем пировать. Зачем потрошить такого обаяшку? Ты же симпатичный. Не хочу уродовать так, чтобы потом не смогли опознать. Да, и алкоголь быстрее выветрится. Не люблю проспиртованную кровь.
Ухмылка с лица Лена исчезла. Он начал раскачиваться и нервничать.
– Что…, что ты делаешь? О чем говоришь? Хлоя, опусти меня на землю…, – кричал Саммерс.
Посмотрев на свои ногти, сказала:
– Я – не Хлоя, дурачок. Я – Стефани. Сестра Хлои. Конечно, сейчас не вникнешь в наши семейные разборки, но могу сказать…, Хлоя  сейчас ничем помочь не сможет. Сестричкина жажда помогает вернуть в ней темную сторону. Я помогу Хлое с обращением.
О!!! Нет!!! Вот почему я в качестве наблюдателя! Стефани, каким–то образом, стала контролировать меня. Может вообще выселила душу из тела.
– Да, нет. Ты не выдумывай, сестренка. Ни откуда не выселяла. Просто тебя контролирую, твои инстинкты. А когда вампир голоден, то легко поддается внушению и контролю. Так же и гнев, злость – тоже могут помочь мне контролировать тело. Пока ты не перестанешь злиться и хотеть крови, пока не научишься испивать и добывать – я, учитель, буду делать это за сестренку.
Я схватилась за голову. Так, надо успокоиться, иначе Лену не жить. Я представила поля, овечек. Но потом представила, как Стефани отрезает голову Лену и, смеясь, пьет кровь. Нет, не смогу просто успокоиться.
Я только попыталась сосредоточиться, как вдруг увидела, что Стефани наступила на сеть и поднялась в ней в воздух, на ветку дерева. Есть, сестра была схвачена. Тут мое сознание начало перемещаться в собственное тело. Я оказалась теперь не в стороне от тела, а подвешенной в 7 метрах над землей. Затем во тьме послышались шевеления. Слышно было, как кто–то спустил Лена. Спас парня. А в меня внезапно воткнулась стрела, погрузившая в сон Хлою Ноар.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий