Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Очередная Золушка Another Cinderella
1 - 6

На следующий день в обед нас навестил сэр Роджер Тасманский. То, что это будет тот самый визит, который мы с сестрами ожидали еще на прошлой неделе, стало ясно практически сразу: граф был взволнован, постоянно поправлял новый камзол и приглаживал волосы. Выглядел он весьма забавно и в какой-то степени мило – можно подумать Лиз ему откажет! Если что – ее Стейс под венец на веревке поведет, а мы с Зели будем за спиной с вилами стоять, на случай побега. Но сомневаюсь, что сэр Роджер знал о нашей полной и безоговорочной поддержке, а потому нервничал совершенно искренне и невпопад отвечал на наши замечания о погоде, моде и мышеловках. Последнюю тему я подняла исключительно из озорства – проверить степень внимательности графа, да и мачехи. Наконец, наговорившись впустую, мы степенно позволили мачехе и графу остаться наедине.

-       Зали, при чем тут мышеловки? – Дризелла смеялась, напрасно прикрывая рот рукой. Никогда не понимала, почему старшая сестра всегда старается скрыть улыбку и смех, даже в кругу семьи.

-       Да не при чем, мне просто было интересно, слушает он нас или просто кивает и поддакивает, – усмехнулась я в ответ. – Согласись, сэр Роджер весьма мил в своем смущении и волнении.

-       Не то слово, – подтвердила Зели. – Как думаете, он позволит нам создать их свадебные наряды?

-       Кому еще такое важное дело доверить! – тут уж Анастасия не выдержала, и я ее полностью в этом поддерживала. Чтобы наша Лизетта выходила замуж в платье чужого пошива?! Никогда!

-       Ты уже просчитываешь расходы? – обратилась ко мне старшая сестра. – Не вздумай экономить, Зали, я тебя не прощу.

-       И не пытаюсь. Свадьба – отличный повод потратиться. К тому же, если нам позволят проработать все декорации и наряды, можно будет задуматься об открытии брачного агентства, – я не могла не высказать свою давнюю мысль о применении талантов Стейс.

-       То есть, я займусь подбором пары, а после все мы – оформлением брачной церемонии? – задумалась Анастасия. – Тебе не кажется это слишком сложным?

-       Модный дом тоже казался нам неподъемной идеей, а теперь что? К тому же стоит попробовать сначала, потом посмотрим, возможно, это будет нам стоить слишком многих сил, и от этой идеи придется отказаться.

-       Может сначала, стоит узнать, а согласится ли матушка выйти замуж, потом уже прикидывать наши планы? – как-то робко спросила Дризелла.

-       И то верно, – прервала я младшую сестру, почти начавшую возмущаться. – Не спорю, меня более чем устраивает сэр Роджер в качестве отчима, но это решать не нам.

-       Вот уж точно, – о. Теперь я знаю это ощущение – "мороз по коже". В дверях показалась мачеха под руку с сэром Роджером. Несмотря на показательное недовольство, на лице ее нет-нет, да проглядывала улыбка, кажется, она волновалась, что мы не примем ее избранника. Думаю, не стоит ей рассказывать, что сводничество было нашей затеей.

-       Я рад слышать, что вы одобряете наш союз, юные леди, – граф лучился радостью. – Теперь я полагаю, нужно познакомить вас всех с моим наследником.

Про этот момент мы как-то забыли. До 17 лет все сыновья дворян обычно не чтобы скрываются, но крайне редко показываются в свете – нет повода, ибо ни на приемах, ни на балах они не присутствуют согласно правилам. Это для леди первое светское событие проходит в 13 лет, у юношей почему-то планка брачного возраста выше аж на четыре года. Интересно почему?

Уже на следующий день на обеде мы познакомились с будущим сводным братом, десятилетним Эдвардом Тасманским. Мальчик явно нервничал, но старательно скрывал эмоции и немного разговорился только, когда мы разместились в малой гостиной всей будущей семьей. Как и любой мальчик-дворянин, он учился в школе-интернате для мальчиков в пригороде столицы, пусть граф и забирал его каждые выходные.

-       А почему бы и нет? Живем мы близко, вот если бы дорога занимала часов десять, тогда, конечно, только на каникулы, – пояснял граф. – А так мы с ним успеваем пообщаться.

К нашей радости, сэр Роджер,потребовавший называть его по имени или дядей, придерживался близких и понятных нам принципов воспитания, несмотря на их явное несоответствие принятым в свете порядкам. С Эдвардом он возился часто, уверенный, что в первую очередь он должен вырастить из сына приличного человека, а уж напичкать его знаниями из разных областей могут и в школе. Будущий брат оказался ребенком любознательным, и все вокруг он должен был исследовать сам. Учитывая, что отец, в отличие от других знатных господ, никогда не запрещал лазить по деревьям, ловить лягушек и в целом совершать не приличествующие ребенку-дворянину действия, родное поместье Эд знал, как свои пять пальцев, а то и лучше. Во время экскурсии только и было слышно: "а вон на то дерево я забрался с первого раза", "на той полянке за кустами всегда много бабочек, я могу вам наловить их", "под тем углом крыши свили гнездо ласточки, хотите посмотреть?" Разумеется, такой ответственный подход к своим владениям со стороны маленького лорда не мог не оставить след в творческих душах, так что на следующее утро меня подняли до рассвета две не спавшие вовсе ведьмы, по недоразумению являющиеся моими сестрами. Проект детской одежды из особо прочных материалов, с учетом наиболее опасных для повреждения зон должен был стать самым провальным в нашей истории. Ибо крестьянам такие наряды не по карману, а детям дворян и равнявшихся на высшее сословие купцов запрещены активные игры. Мне иногда хочется спросить, как они ухитряются заставить потомков чинно бродить по дорожкам в саду, вместо того чтобы бегать, прыгать и вообще вести себя как нормальные дети.

Спорили мы, запускать эту коллекцию или нет до самого завтрака, когда нас примирила мачеха, безапелляционно заявив, что мы в любом случае должны создать эти наряды для младшего брата. В итоге обед мы встретили в лучшем ателье, где с Эдварда сняли мерки, а граф подключился к обсуждению моделей, предложив создать не только модели для повседневной носки, но и пару выходных нарядов, как минимум один раз в этом году Эд покажется светской публике – на свадьбе. Мальчик, слушая наши рассуждения, вертел головой во все стороны, разглядывая не столько обстановку, сколько присутствующих: то ли ему так интересно было, то ли его напугали наши дебаты о целесообразности таких расходов. И именно в разгар спора нас застал посыльный его величества: таинственная незнакомка найдена! А потому дают королевский раут, где и представят прекрасную леди свету. И, разумеется, сэр Роджер не преминул заметить, что такой светский прием – очень удобное место для объявления о помолвке и будущем союзе.

Собирались мы даже старательнее чем на первый бал: так как был почти третий месяц лета, мы собирались ненавязчиво продемонстрировать, что будет в осенней коллекции, потому необходимо было срочно сшить подходящие по стилю платья. Обувь так же пришлось заказывать, чтоб я еще хоть раз надела стеклянную обувь – лучше босиком пройдусь! Веера, вместо шляп – крошечные сумочки, украшения – все это необходимо было придумать, рассчитать стоимость и создать. А еще я кое-кому задолжала отпуск, так что пришлось отпустить лучшую швею в медовый месяц, правда с просьбой вернуться в конце месяца, чтобы сотворить свадебный наряд для мачехи. Суета сует. Отдельная песня началась, когда мы показали Лиз и Роджеру их парные наряды. Если граф отнесся к этому спокойно и в целом одобрительно, то мачеха неожиданно смутилась как девочка и наотрез отказалась надевать платье из тандема до брака. Слуги еще долго будут смеяться украдкой, вспоминая наши крайне изумленные лица: круглые глаза, брови, убежавшие к волосам, и приоткрытые рты. Если бы не обиженный жених – не думаю, что мы ее бы уговорили.

На приеме в королевском дворце было не продохнуть от людей, казалось, что собралось население и нашего и пары соседних королевств. На сей раз мы как-то единодушно решили не привлекать к себе внимание лишний раз, так что одеты были в платья без слишком экстравагантных форм приглушенной цветовой гаммы. И все было бы неплохо, не будь мы "теми самыми Филдингами", которые официально безумны, и которые ухитрились заарканить одного из виднейших вдовцов королевства. Даже не знаю, радоваться или бояться такой бешеной популярности: одна волна желающих пообщаться с нами сменяла другую и так почти полтора часа. Когда возле нас неожиданно возник принц Томас, лично мне было уже все равно, зачем, когда и откуда он пришел, лишь бы не нагружал наши несчастные головы ненужной и непрактичной информацией о мозоли на пятке левой ноги достопочтенной троюродной бабушки кузена знакомого его близкого приятеля.

-       Смею заметить, леди Азалия Филдинг, что мне такого рода информацию подают при каждой встрече. Словами не передать, как меня это интересует, – стало почти совестно, что не удержала язык за зубами, но, заметив в глазах лукавый блеск, одумалась.

-       Ваше Высочество, нас, ваших подданных, несказанно радует ваше внимание. Думаю, леди Эрнестина будет счастлива поведать вам о последних новостях в ее жизни, – упомянутая леди Эрнестина, очень общительная дама лет так сорока, как раз косила глазами в нашу сторону. Но стоило мне просто повернуться к ней, как мой локоть сжали в более чем недвусмысленном предупреждении.

-       Не вздумайте! – совсем не по-королевски прошипел мне на ухо принц. – Я с великим трудом сбежал от ее общества и не намерен повторять этот подвиг. Кроме того, мне помнится, в нашу прошлую встречу мы договорились, что вы будете обращаться ко мне "сэр Томас".

-       Не припоминаю, Ваше Высочество, – наивно считать, что меня можно поймать на слове и заставить признаться в проделке с леди Мистерией. – В нашу последнюю встречу, насколько я помню, вы пытались надеть на меня туфельку из стекла.

-       В нашу прошлую встречу во дворце, – уточнил Томас, улыбаясь настолько подозрительно, что я не могла не насторожиться.

-       Ох, Ваше Высочество, наша последняя встреча во дворце была в начале весны, мне простительно не помнить деталей, но уж разрешение обращаться к его высочеству настолько неформально и против всех правил приличия, я бы, несомненно, запомнила! – улыбаемся настолько искренне, насколько это возможно и прячем глаза за веером.  

-       Как скажете, леди Азалия Филдинг, – мне не давала покоя его улыбка, искренняя, счастливая, но явно сулящая мне множество проблем. – О, его величество желает обратиться к своим подданным. Судя по всему, он собрался представить свету леди Мистерию.

Так что ж ты тогда здесь забыл? Так, Зали, возьми себя в руки, сейчас его высочество аккуратно продефилирует к отцу, и все пойдет своим чередом.

Глядя на леди Изабеллу, стоящую в паре с принцем соседнего государства, я едва удержала на лице приличествующее выражение вежливого удивления с толикой восхищения, когда больше всего мне хотелось стукнуть себя по лбу веером. Надо же было не заметить, что в указе не было сказано, за какого именно принца будет сосватана "леди Мистерия"! Учитывая неприкрытый интерес сэра Томаса, естественно, что мысленно все ставили на него, но этот хитрец обошел все законы и требования, позволил нам думать так, как ему удобно и спокойно сплавил неучтенную деталь в чужие руки. Весьма радостные руки, стоит отметить. Мужчина выглядел более чем довольным неожиданной помолвкой, что весьма удивляет: Изабелла всего лишь графская дочь, причем соседней страны, с чего принцу крови быть радостным?

-       Это в нашей стране титул принца и принцессы принадлежит исключительно родственникам королевских кровей первой степени. На родине принца Карла титул принадлежит всем родственникам правящего короля, – шепотом просветил меня сэр Томас.

-       То есть, принц Карл – дальний родственник его величества Рейна Второго? – переварила я, наконец, полученную информацию.

-       Он сын троюродного брата короля. Родись он в моей семье, ему принадлежал бы титул виконта или графа. Сюда же он прибыл с дипломатической миссией, которая как вы видите. Протекает более чем успешно. Скорее всего, он останется как посол, что при довольно заурядных умственных способностях его более чем прельщает будущее положение.

-       Ваше Высочество! – тихо ахнула Дризелла, как оказалось, внимательно слушавшая весь диалог.

-       Прошу прощения, леди Филдинг, я был непозволительно груб в оценке принца Карла. Надеюсь, вы сохраните в тайне мои слова? – лицо его высочества снова как-то изменилось, стоило Зели подать голос, но я уже пребывала слишком далеко в своих мыслях, дабы концентрироваться на актерских талантах принца.

Что же получается, все зря? Вся эпопея с таинственной леди обернулась для меня ничем, и переиграть уже не получится. И одно из бабушкиных платьев сгорело зря. Нет, хватит с меня этих побегушек, слишком дорого обходится. Если будет следующий визит – выложу все как есть и попрошу оставить мою семью в покое. Томас неплохой человек, сомневаюсь, что ему захочется принуждать к браку.

-       Леди Азалия Филдинг, вы позволите показать вам парк? – вновь ворвался с мои размышления принц. – Разумеется, я буду счастлив, если ваши родные присоединятся к нашей прогулке.

Его высочество вспомнил о приличиях и это недобрый знак, но мне уже было все равно, лишь бы этот бедлам, наконец, прекратился (а уж как этого хочет автор!). Стоило нам выйти в сад, как под каждым кустом организовалось мини-собрание любителей подышать свежим воздухом. Не будь я такой уставшей – сомневаюсь, что сумела бы удержаться от смеха. Его высочество чинно вел нашу семью сквозь эту толпу, легким наклоном головы реагируя на приветствия, но не позволяя задержать себя беседой, будто эта назойливость совершенно нормальна и никак его не раздражает. Таким легким аллюром мы оказались в отдаленном укромном уголке, где типично роскошный парк внезапно превращался в уютный садик, настоящее убежище от мирских хлопот. Пока я осматривалась, родственники оккупировали небольшую беседку, практически сливающуюся с природой благодаря зарослям плюща. Так что ничего не оставалось кроме как присесть вместе с его высочеством на скамью возле бьющего фонтанчиком родника. Только-только я собралась с духом начать разговор, который по-хорошему должен был произойти еще весной, как Томас внезапно поинтересовался, где мой талисман.

-       Вы про мышиную шкурку, Ваше Высочество? – уточнив, я задумалась, так как талисман не видела уже довольно давно и отчаялась уже его найти. – К моему сожалению, я его потеряла.

-       Где же вы могли его потерять, если были не совсем здоровы? – кажется, я догадываюсь, где обронила шкурку и главное – кто ее нашел.

-       Я могла обронить его, когда посещала ателье, Ваше Высочество, – ответила я с максимальной чопорностью. – Легкое недомогание – не преграда к труду.

-       Сломанная нога – легкое недомогание? Леди Азалия Филдинг, вы чересчур к себе строги, – и именно в этот момент меня до ужаса разозлила его привычка называть меня полным именем.

-       Ваше Высочество, не могли вы объяснить, по какой причине вы регулярно называете меня полным именем? – наглость, конечно, требовать отчета от сына правящей четы, но злость, к несчастью, имеет дурное свойство затмевать рассудок. – К моим сестрам и тетушке вы обращаетесь, как принято.

Принц молча смотрел на меня, и как-то под этим укоризненным взглядом мои злость и решимость таяли как снег под лучами солнца. Стало неловко за вспышку, ведь что тут такого, подумаешь, полным именем называют, это ведь мое имя, и не коверкают его. В итоге я окончательно стушевалась и отвела взгляд.

-       Я был уверен, что ты догадаешься сама, – тихий смешок и сказанные слова подействовали как ведро холодной воды: что именно я упустила из виду? – Согласно столь любимым тобой правилам приличия, я не имею права называть тебя просто по имени, пока мы не обручены. Даже принц не может обойти это правило.

-       Спасибо за разъяснения, Ваше Высочество, – не знаю, что меня шокировало больше, фамильярное "ты" или же простота ответа. Простые ответы самые верные, сколько раз я должна напомнить себе эту истину, прежде чем она навсегда осядет у меня в голове?

-       Сэр Томас или лучше просто Томас, – предупредительный хмурый взгляд: еще одно "ваше высочество" мне не простят. И достал из-за пазухи шкурку белой мыши. – И талисман ты обронила в саду в первый визит. Когда вторая леди Мистерия вышла со мной на прогулку, она ухитрилась наткнуться на него, опознать как мышь и с непередаваемым шумом броситься мне на руки.

-       Вот как, – пришлось закрыть рот ладонью, но смех то и дело прорывался наружу. Элегантная, утонченная и всегда хладнокровная леди Изабелла, с визгом бросающаяся принцу на руки? О, Единый, почему я пропустила такое зрелище? – Полагаю, вас несколько удивило столь резкое сближение?

-       Ты не представляешь как, – с каким-то разочарованием пожал плечами Томас. – Дальше догадаться о происходящем было не трудно.

-       Да, два плюс два всегда четыре, – какая-то мысль не давала мне покоя. Когда же я ее выловила, то не смогла смолчать. – Но, Томас, если ты знал, что я не та леди Мистерия, что потеряла туфельку, то зачем был нужен спектакль с примеркой?

-       Чтобы убедить тебя, что все прошло так, как ты предполагала, – принц улыбался так счастливо, что нельзя было не ответить тем же. – Кроме того, я считал, что туфелька та же самая. Где ты сумела найти стеклянные туфли? Крестная с таким трудом отыскала подходящую пару!

-       Зачем их искать, когда можно заказать стеклодувам? Пятьдесят лет назад в таких туфельках, только поменьше размером, хранили кольца светские дамы, и технологию их создания знает любой мастер выше 2 ранга. Найти мастера, снять подробнейшие мерки и через три дня можно забирать, – лицо королевского отпрыска вытянулось и изменилось до неузнаваемости. Кажется, настолько простой ответ не приходил ему в голову.

-       Я и не знал, что все настолько легко решается, – Томас выглядел настолько озадаченным, что я не могла больше сдерживать смех. – Ты и дочери леди Каррес посоветовала так поступить?

-       Именно. Знаешь, сколько я мучилась, пока писала ей подробные инструкции, в которых еще и почерк надо было изменить? – вспоминать свои мучения оказалось неожиданно весело. – Данку в итоге совсем загоняла!

-       Данка – твоя сообщница?

-       Да,можно и так сказать. Официально, она у нас помощница кухарки, но вообще я могу ее о чем угодно просить. Даная привязалась ко мне еще в детстве, когда я упросила отца найти местечко для восьмилетней девчушки, потерявшей мать и оказавшейся на улице. Эта мышиная шкурка, кстати, была талисманом еще матери Даны и одной из немногих вещей, что остались у нее на память. Спасибо, что нашел и сохранил.

-       Я помнил, что она достаточно важна для тебя, раз ты взяла ее на королевский бал, – Томас усиленно делал вид, что в спасении чьей-то шкуры нет ничего особенного.

-       У тебя слишком хорошая память, – проворчала я, но смолкла, внезапно осознав его оговорку, которая ускользнула от моего внимания ранее. – Леди Роза – твоя крестная?! То есть всю эту эпопею с леди Мистерией начал ты?

-       Не совсем, это была идея леди Розы, – мягко улыбнулся принц. – Женщина, что приезжала к вам, всего лишь помощница, действующая от ее имени и скрывая тем самым крестную. Феи не любят, когда им уделяют слишком много внимания.

-       А я и не знала, – я старалась выглядеть не слишком удивленной тем, с какой легкостью его высочество говорит о самом таинственном из народов нашего материка. У меня это не получилось. – То есть твоя крестная – фейри? Как так вышло?

-       Не моя, а королевского рода. Три сотни лет назад, когда королевство практически уничтожило себя войной за престол, мой предок заключил договор с фейри, ставшей покровительницей династии. Ее мы и называем феей-крестной.

-       Даже и не догадывалась о таком, – да уж, не каждый день узнаешь, что правители страны имеют такого могущественного покровителя. Но важнее всего прояснить ближайшее будущее. – И что теперь?

-       Поженимся, – как будто это само собой разумеется, ответил принц. – Нас уже засекли в приватной обстановке.

-       Когда? Кто?! – я подскочила, намереваясь бежать договариваться с нечаянным свидетелем. Думаю, пожизненная скидка в нашем ателье вполне достаточная плата за молчание.

-       Мой отец с одним из советников, – или недостаточная. Как я могла прозевать его величество?!

-       Томас, а ты помнишь, что я дочь барона? Не короля, не герцога и не виконта. Мезальянс нынче не в моде, это я тебе как управляющая модного дома говорю.

-       На вашем роду благословение фейри. Это многое меняет, – я не смогла удержаться и ахнула, шокированная. Благословение фейри? С каких пор? Когда и кто из предков сумел так позаботиться о потомках?

-       Оно недавнее. Леди Роза сказала, что это благословение получила ты, но умолчала каким образом. Лишь упомянула, что сострадание всегда привлекало благопожелания.

-       От этого яснее не стало, Томас. Но спасибо, что рассказал. Мне стоит зайти в святилище, поблагодарить неизвестного фейри, благословившего род, – я уже мысленно вспоминала, куда лучше пойти и какие дары взять с собой, чтобы учесть как можно большее количество вариантов, раз точные предпочтения неожиданного благодетеля неизвестны. – С другой стороны – это не меняет моего мнения по поводу брака.

-       Но выбора у тебя нет?

-       Но выбора у меня нет, – разрушенная репутация погубит семейное дело. На такое я просто не в силах пойти. – Все у безумных Филдингов не как у людей! Вместо предложения – ловушка, вместо кольца – мышиная шкурка. Интересно, вместо свадебного платья будет монашеская роба или парадная форма гвардейца?

Я встала со скамьи, собираясь заглянуть к затаившимся в беседке родным и хотя бы взглядом выказать свое отношение к происходящему, как его высочество величественно и демонстративно встал на одно колено. В правой руке у него было пресловутое кольцо.

Читать далее

Комментарии:
Ghiro : Романтика! 07/03/17
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий