Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Очередная Золушка Another Cinderella
1 - 3

Ничего не будет. Доверившись одной из сотрудниц, я честно выложила все причины и следствия своей глупости, пришлось еще и чуток преувеличить, дескать, не впервой правящая семья такую подставу использует, и покойниц уже несметное число. Для пущей безопасности уточнила, что это лишь слухи, то есть если что – я тоже была обманута. Но идею, что кто знает, что без меня будет с модным домом, я до нее донесла. Не желая терять приличный заработок и спокойное место работы, женщина уговорила мужа помочь симулировать перелом. Сделав сложную конструкцию на ноге, что-то вроде глиняного сапога, которую, однако, легко снимать, лекарь порекомендовал постельный режим на две недели, велел звать его при болях и ушибах, а также сообщил, что через неделю придет на осмотр. И тайком передал на клочке бумаги, какие у меня должны быть нормальные и ненормальные ощущения, чтобы в случае проверок не засыпаться на пустом месте.

Думаю, леди Лизетту обмануть не получилось. Но, тем не менее, она ничего не сказала, лишь театрально вслух посокрушалась, что в таком случае мы никак не можем присутствовать на балу. Сестрички горячо ее поддержали, заявив, что "не смогут веселиться, зная, что бедненькая Зали будет грустить в одиночестве". Бедненькой Зали нужно, сидя в кровати, купить у поставщиков дополнительные рулоны ткани, причем по нормальным, а не взвинченным ценам, так что времени на грусть не будет точно. Решив для полноты образа оставаться в лежачем положении, пусть и регулярно гуляя по покоям, когда оставалась одна, на второй день я уже мысленно проклинала и себя за выдумку, и принца за то, что приблизился, и правящую чету за приглашение. Но быть щитом для не пойми кого? Я – Филдинг, мы на мелочи не размениваемся. То же самое стоит втолковать наглым купцам, пусть и через Барта: схема "несчастный приказчик – дворянка-самодурка" отработана у нас на ура. В целом, выходка была признана удачной, хоть и безрассудной, зато от бала удалось отвертеться, причем мне так от половины в сезоне сразу. Не появиться в свете, в разгар сезона, это, конечно, плохо для семейного дела, но продемонстрировать все новое смогут и без меня, пусть один выход придется пропустить. Зато на бал графини Каррес, что через три дня после королевского, на открытие театрального сезона в королевском театре и на великосветский раут у свежеиспеченного виконта Уимблоу родные смогут пойти, не опасаясь обвинений в бездушном отношении ко мне. Я же собралась с головой погрузиться в бумаги и изучить новые виды тканей, недавно полученные откуда-то с севера, очень теплые, что будет весьма кстати для верхних накидок. Надо бы отправить туда человека с предложением… Но старика Барта отправить не получится, он мне здесь нужен.

-       Придется,послать одного из помощников. Дина, скорее всего, опыта у него маловато, зато он довольно смышленый и, зная чем рискует, не станет творить глупости лишь бы всенепременно вернуться с договором, – я рассуждала вслух, сидя с Бартом в прилегающей к спальне гостиной, куда мне помогли перебраться служанки еще утром.

-       Дин-то?Да, он у нас умный малец, это да. Но с характером же, как бы все не попортил, – Остин задумался о предложенной кандидатуре.

-       Возможно его норов и к лучшему. Наш человек должен суметь правильно себя поставить, вежливо, но твердо, иначе уважать не станут.

-       Разумные слова, леди Азалия Филдинг, – от звуков знакомого голоса я покрылась мурашками. Это новая мода – нарушать правила приличия? Как он смеет вламываться к леди в личную гостиную?

-       Ваше Высочество, какая честь, – изобразила сидячий поклон, на большее пусть не рассчитывает. – Простите, что вынуждена принимать вас в таком виде, боюсь моя нога не позволит мне вести себя иначе. Присаживайтесь, прошу. Чего желаете, чай, кофе?

-       Я предпочитаю чай. Ничего страшного, леди, я осведомлен о постигшей вас беде. Как ваше самочувствие?

-       Благодарю за внимание, Ваше Высочество, – краем глаза я заметила, как ушли Барт с бумагами и одна из двух присутствовавших горничных, в приоткрытой двери мелькнула Анастасия. – Слава Единому, старания лекаря позволили обойтись малыми жертвами. К сожалению, нынешний сезон пройдет в большинстве своем мимо меня, но в следующем я точно смогу посетить все мероприятия.

-       Действительно ли вы об этом сожалеете? – не поняла, принцу этикет не писан? Мало того что он ввалился как к себе домой, так еще и вопросы задает! Неслыханно! Так, стоп, Азалия, этот человек щелчком пальцев сотрет твою семью, твое дело и твоих людей в порошок, сиди и не высовывайся!

-       Разумеется, Ваше Высочество, – глаза в пол, там очень красивый ковер, сидим и любуемся. И ни в коем случае не говорим, что сожалеем исключительно о самом существовании принца.

-       Ваше Высочество! – тетя стремительно вошла в гостиную, за ней менее элегантно ворвались сестры. Никогда в жизни не была так рада их видеть! – Для нашей семьи честь видеть вас в нашем доме! Надеюсь, вы благополучно добрались?

Лицо принца как-то изменилось, но, к сожалению, я не смогла интерпретировать как именно. Всегда ненавидела светские беседы, слишком тонкое искусство, следить за каждым жестом, взглядом, за минимальным движением бровей, да что там – за каждым вздохом! Нет, я определенно предпочитаю иметь дело с людьми нашего круга или даже хитроумными торговцами, с которыми хоть и воюешь за каждый серебряный, но можешь не переживать о махинациях и подставах. Доброе имя и честность в делах – в торговле репутация на вес золота. Да и интриги в нашем деле плести слишком долго, сложно и муторно, уж слишком крутое казначейство, не иначе один из королевских родичей сидит во главе. Но как бы то ни было, сейчас мне приходилось сидеть смирно, послушно склонив голову, дабы спрятать глаза, периодически поддакивать мачехе и вообще вести себя больше как предмет интерьера, чем как живой человек. Как сказала Лизетта, я могу быть сколь угодно гибкой и ловкой в делах торговых, но на светских раутах я обладаю грацией колонны. Или слона, в прошлом году нам посчастливилось увидеть это экзотическое животное, привезенное в дар королю.

-       О чем вы задумались, леди Азалия Филдинг? – надо написать в памятке, что отвлекаться во время беседы с его высочеством в высшей степени неразумно, принц сразу все замечает. Интересно, я когда-нибудь узнаю, почему он так часто зовет меня полным именем?

-       О слоне, Ваше Высочество, – мачеха говорила, что иногда моя правда – более сильное оружие, чем ее ложь. Судя по тому, что собеседник не смог удержать нейтрально-вежливое выражение лица и показал удивление, она была права.

-       И что же вы о нем думаете? – самообладание сэра Томаса вернулось мгновенно и он даже продолжил эту тему.

-       Диковинный зверь, в нашем королевстве нет ничего и близко похожего, – интересно, что можно сплести из такого диалога? Страдальческое выражение лица мачехи, когда она прикрылась веером, явно просило меня переменить тему.

-       Вас привлекает экзотика? – вежливо, учтиво, в полном соответствии с течением беседы, но меня не оставляло чувство, что здесь кроется какой-то подвох. Или у меня проблемы разума начались. – Может быть мечтаете посетить заморские страны?

-       Нет, Ваше Высочество, мои интересы куда более приземленные, – и снова Лиз закатывает глаза. Не повезло ей со мной. Впрочем, все мы со своими недостатками: Дризелла ненавидит танцевать и может спутать вальс с мазуркой, Анастасия поет как мартовский кот, сама Лизетта вышивает только невиданных чудовищ, а я совершенно не владею искусством светской беседы.

-       И какие же, леди Азалия Филдинг? – не мог он промолчать. Не мог. Королевских отпрысков не учат вовремя молчать. Куда катится страна.

-       Наряды,туфли, украшения – и ни одного слова лжи! Я могу собой гордиться. Разумеется, все это входит в сферу моих интересов, иначе как управлять модным домом?

-       Вот как. Юные леди весьма сведущи в вопросах моды, – мне показалось или он как-то потускнел? Глядя в засиявшие глаза мачехи, я поняла: мы нашли выход. Всего-то притворится типичными молоденькими дворянками, которые кроме как о тряпках и побрякушках ни о чем говорить не могут. Простые ответы самые верные.

Что и говорить, стоило нам начать рассуждать о моде, как принц резко откланялся по своим неимоверно важным делам. Мы же вздохнули с облегчением, беседа даже на любимую тему с особой королевских кровей то еще испытание. Возможно, мой план со "сломанной ногой" уже не нужен, но вернуться в прошлое невозможно, значит этот сезон я пропущу. С другой стороны – теперь из-за "сидячего" образа жизни есть время на дополнительную учебу, к тому же стоит погонять наших помощников, кому из них уже можно доверить ателье в другом городе, где нужны самостоятельность и инициативность. Разумеется, они все равно будут отчитываться нам с Бартом, но гораздо реже, примерно раз в один-два месяца.

Жизнь шла дальше, мачеха с сестрами демонстрировали новые модели на балах и приемах, я же с головой ушла в учебу и работу. Как и собирались, на север отправили Дина, а вот остальных помощников я загрузила работой и учебой. Если их за этот год подтянуть по теоретическим вопросам, то на следующий можно будет задуматься об открытии магазинов в других городах. Но нужна будет многочисленная, тренированная охрана, где их найти и как обучить? И главное – где взять на это средства? Дел было много, и уменьшаться ни в количестве, ни в качестве они не собирались, я регулярно забывала о ноге, и слуги периодически находили меня лежащей на полу. Дризелла фонтанировала идеями уже об осенних одеждах, Анастасия загорелась идеей найти нам отчима и уже начала составлять список кандидатов. Даже про монастырь на какое-то время забыла, слава Единому.

После двух недель нового образа жизни я почти привыкла изображать сидячую больную с периодическим тяготением к полному одиночеству (нельзя мне вообще не ходить, ноги откажут), но изнывала от желания оказаться на улице, лично удостовериться, что все работает как надо. Да и поглядеть в глаза работникам гильдии сапожников уж очень хотелось – последнюю партию товара как не они делали, одни изъяны. Но все, что мне оставалось так это сидеть дома и читать очередной научный труд на тему торговых отношений.

Недавно пришло предложение о торговле с соседней страной, предлагают открыть ателье по нашим правилам, но с местными швеями, охраной и управляющими. Законы там похожи на наши, отношения в гильдии купцов по тому же принципу построены, но лучше прочесть несколько книг и отправить своего человека на разведку. В целом, хорошее предложение, но все равно придется кого-то отправить, проконтролировать хотя бы на первых этапах.

Пока я размышляла, кого бы отправить, ко мне в дверь поскреблись. Именно поскреблись, неуверенно и робко. Заинтригованная, я позволила войти, и в гостиную проскользнули двое, помощница на кухне, Дана, и помощник конюха, Майк. Ребятишки, немного младше меня, работали, по меньшей мере, лет шесть, Майк так и вовсе с рождения с нами, но видела я их редко: детвора боялась приближаться к "госпожам". Слуги тихо стояли, глядя в пол, пока я пребывала в своих мыслях, и ждали, когда к ним обратятся.

-       Добрый день, – леди всегда вежлива. Если ее не выводят из себя. – Что привело вас ко мне?

-       Ой, доброго дня, миледи, – ахнула девчушка, сообразив, что не удосужилась даже поздороваться. – А мы это… Пришли вот.

-       Ага, пришли. Здрасьте, – парнишка был еще более красноречивым. Забавные дети. – Мы это не просто, вот.

-       У Майка есть тележка маленькая, – выпалила, смущаясь, Дана. Да, с вами точно все непросто. – Он ее миледи показать хочет, вот.

-       И ничего я не хочу, это Данка все, – мгновенно встрепенулся помощник конюха. – Не я. Вот.

-       И где же эта тележка, Дана? – еле сдерживая смех, спросила я у девушки, как у более разговорчивого собеседника.

-       Она там, у коней, – тут же ответила служанка. – Нам ее сюда не донесть, вот.

Любопытство зло. Именно из-за любопытства я приказала спустить меня на первый этаж и вынести на улицу на кресле, благодаря которому можно было доверить переноску лакеям, а не истязать горничных. К тому времени как я оказалась на улице, дети вынесли из конюшни то, что хотели мне показать. Больше всего это было похоже на уменьшенную и измененную двуколку или же стул на колесах. Когда же я осознала, для чего придумано странное приспособление, то прослезилась чуток. Маленький слуга из обломков старой телеги смастерил аппарат для моего передвижения по дому. Да, его определенно стоит доработать, выглядит это чудо массивным и неповоротливым, но сама идея! Прокашлявшись, я, сдерживая волнение, приказала:

-       Вызвать ко мне кого-нибудь из гильдии плотников. Это приспособление укрыть тканью, скрыть от глаз до поры до времени. Принести мне стол, бумагу и писчие инструменты немедленно. Майк, позови родителей и подойдите ко мне.

Кухарка на мое предложение оплатить ее сыну учебу на плотника разрыдалась, так что еще полчаса ушло просто на то, чтоб успокоить обрадованную женщину, пока отец-конюх задумчиво чесал в затылке. Пареньку идея пришлась по душе, раньше он и думать о таком не осмеливался, обучение стоило дорого и всем ученикам, чьи отцы или еще какие близкие родственники не были членами гильдии, приходилось отрабатывать его очень долгий срок. Отдавать такое дарование гильдии? Вы шутите!

К приходу гильдейского мастера я подготовила черновик трех договоров, один на обучение, второй на необычную коляску и третий на приспособление для подъема и спуска на первый этаж. Оказывается подросток и это придумал, но возможностей у него было только на воплощение маленькой модели. Впрочем, и этого хватило, дабы понять – эти приспособления могут пригодиться очень и очень многим, а значит, договор должен закреплять права и будущие деньги за эти задумки за семьей юного изобретателя. Не хватало еще, чтобы будущего плотника обворовали его будущие же учителя. Нет-нет, за этим мы строго проследим и отпускать парня в самостоятельные заработки тоже не станем, под дворянским крылом и надежнее, и его родным спокойнее, и моя купеческая душа довольна будет. Всего-то 10 процентов чистой прибыли взамен на покровительство и защиту его интересов.

Через трое суток переговоров с гильдией все бумаги были подписаны, оформлены в судейском ведомстве и еще через двое суток необходимые конструкции устанавливали у нас дома. Коляски, именно так стали называть приспособления для передвижения по дому, были намного меньше и изящнее той, что продемонстрировал Майк, и управлять ими было куда сподручнее. Уже на следующий день я летала по поместью из одного конца в другой, Стейс из-за моих скоростных заездов ругалась совсем не как леди и грозила, что уйдет в монастырь, если я не прекращу так рисковать собой. Я даже в сад выезжала, для меня сделали деревянный скат по ступеням. Забираться назад, правда, я могла лишь с чьей-то помощью, но с этим прекрасно справлялась горничная, чья очередь была присматривать за мной. И еще через сутки мачеха и сестры согласились устроить раут у нас в поместье, дабы продемонстрировать всем новые приспособления.  Прием назначили на этой же неделе, дабы ни в коем случае не пересечься с королевскими мероприятиями, на которые нас, к сожалению, продолжали приглашать. Анастасия сияла, явно намереваясь пригласить всех кандидатов на руку мачехи, пусть они об этом еще не знают, добавив без моих подсказок в этот список графа Дорнелла. А вот слуги под руководством Лизетты стояли на ушах, дежурство у моей коляски считая едва ли не отдыхом. Дризелла молча позволяла им сходить с ума,  но когда они стали натирать окна черновиками ее эскизов, дабы блестели, тихая и миролюбивая старшая сестра взорвалась и, устроив нагоняй всем, начиная с родной матери и заканчивая Даной, взяла подготовку в свои руки. После этого работа велась быстро, но тихо и без крайностей. Хотя в избранный день все равно большинство как на иголках было: до этого раут мы устраивали всего дважды. О бале и говорить нечего, бальную залу давно переделали в зал для приемов, ибо в последнем сделали небольшую оранжерею, решив, что к безумным Филдингам все равно никто не придет. Что ж, немного ошиблись, а теперь средств на пристройку не предвидится: начнем сохранять излишки на открытие ателье в соседних городах. Или в следующем году следует ограничиться покорением одного города? Да, пожалуй так и поступим, и без того рискуем, как Единый знает кто.

Прибывать гости стали минут через пять после указанного времени. Похоже, нас ждет успех, раз приглашенным так не терпелось. Глядя на лица тех, кто впервые увидел мою коляску, я едва удерживала улыбку в рамках приличий. К счастью, поблизости всегда был кто-то из сестер, кто подхватывал прибывшего, уводил вглубь и прицеплял к какой-нибудь группе гостей. Когда поток приглашенных стал иссякать, я отправилась в зал для приемов демонстрировать изобретенное средство передвижения. Беседа лилась легко, несмотря на то, что первое время людям было несколько неудобно смотреть на меня сверху вниз, пусть они и умело скрывали это. К тому времени, как ко мне приблизился сэр Роджер, уже несколько гостей отметили, что в их доме такое приспособление лишним не будет, а значит, мы не зря возились со всей этой мишурой.

-       Прекрасный вечер, леди Филдинг, – граф начал беседу стандартной похвалой одной из хозяек вечера.

-       Благодарю,граф, вы весьма любезны, – и пусть по этикету следовало упомянуть о безбожной лести и радости слышать комплимент, я это проигнорировала, ибо на графа у меня была более важные планы, чем попытка свести его с Лиз. Я собиралась привлечь его к демонстрации наших мужских моделей. – Вы позволите мне быть прямолинейной, сэр Роджер, настолько, насколько это возможно в рамках приличий?

Граф, мягко говоря, изумился. Но согласился достаточно быстро, упомянув, что раз наши женские наряды "столько вопиюще смелы и элегантны", то он с нетерпением жаждет увидеть мужские варианты. Победа! Если нас будет поддерживать значительная фигура вроде графа Дорнелла, мужские наряды, наконец, перестанут висеть впустую. И как я раньше до этого не додумалась? Впрочем, еще два года назад, граф был ко мне не ближе, чем его величество: наше общество, а так же спасение от своей "свиты" граф стал искать лишь в прошлом сезоне. Теперь, судя по всему, решил "платить по счетам", тем более что он ничем не рискует.

-       Я тоже думаю, что будет интересно взглянуть на мужские наряды вашего модного дома, леди Азалия Филдинг.

-       И вам доброго вечера, Ваше Высочество, – не удержала я язык за зубами, раз сэр Томас постоянно нарушает этикет, то и мне ничего не грозит за небольшую дерзость. Но больше меня беспокоило, что о прибытии принца не известил лакей, выполняющий на рауте роль мажордома.

-       Боюсь,что ваш мажордом был несколько занят, потому и не смог объявить о моем появлении, – если он еще скажет, что все произошло совершенно случайно, я рассмеюсь ему в лицо, будто удачной шутке.

-       Какая досада! – наигранно вздыхая, я покачала головой. – Прошу меня простить, Ваше Высочество, граф, но мне следует проверить, что случилось.

Я почти развернулась на коляске, дабы сбежать, а заодно выяснить, как принц проскользнул не только мимо лакея, но и мимо нашего дворецкого Арчибальда – старик, несмотря на возраст, обладал почти орлиным зрением и поистине магической интуицией. Вот только чьи-то руки, удержавшие моего "коня" за спинку, не позволили мне укатиться. Даже не сомневаюсь, кого увижу, когда развернусь.

-       Мне показалось, что ваша матушка уже разобралась с инцидентом. Не стоит беспокоиться, это может навредить вашему самочувствию, – Единый, сколько заботы! Сейчас заплачу от умиления, где мой батистовый платочек с луковым соком? Больше всего моему душевному самочувствию вредит навязчивое внимание его высочества. Я не хочу, чтобы какая-нибудь чокнутая леди, приняв все за чистую монету и настоящий интерес, свернула мне шею!

-       О, благодарю, Ваше Высочество – обмахнулась веером, не допуская в голос и намека на раздражение. После того как мы выяснили, что принца не очень привлекают типичные дворянки, мы без устали оттачивали искусство использования веера. В свое время мы, конечно, учились скрываться за веером так, дабы это выглядело проявлением скромности и смущения, а не попытками спрятаться, но и только. Леди Лизетта говорила, что мне есть куда стремиться, но получается вполне сносно. А потому было обидно услышать слова сэра Томаса.

-       Не прячьтесь от меня, леди Азалия Филдинг, позвольте и дальше любоваться вашими прекрасными глазами, – вот тут мне стало плохо, принц перешел на откровенный флирт, причем прямо на глазах у графа и еще пары приблизившихся дам. Декларация намерений, чтоб его!

-       О, Ваше Высочество, вы так любезны с нашей бедняжкой-сестрой, несмотря на ее травму, – сестрички, я вас обожаю! Именно так, пусть все думают, что принц жалеет меня. Лицо сэра Томаса слегка исказилось как и в прошлую встречу, неуловимо меняя выражение. – Какая честь, что вы посетили нас!

Анастасия смело взяла огонь на себя: непринужденно завлекла принца беседой, всеми силами привлекая к ним внимание, тогда как Зели шустро укатила меня в уголок. И пусть это было совершенно очевидным бегством в глазах королевской особы, а присутствовавшие, скорее всего, решили, что в нашей семье напряженные отношения между сестрами.

-       Так когда, мне стоит заглянуть в ваше ателье, леди Филдинг? – я подпрыгнула в коляске, совершенно не заметила, что граф ушел вместе с нами. – Мне кажется разумным обсудить все имеющиеся у вас модели, а не просто появиться и купить понравившийся наряд.

-       Когда вам будет удобно, сэр, – ответила я, не скрывая облегчения, что граф тактично и в полном соответствии с этикетом проигнорировал наше более чем странное поведение. – Благодарю вас за предложение, действительно будет лучше обсудить наряды, нам очень важен мужской взгляд на моду.

-       Тогда как насчет этой пятницы? Завтра, я подозреваю, вам будет совсем не до работы, – спросил сэр Роджер, слегка улыбнувшись.

Ошибается, конечно, завтра мы будет работать в обычном режиме, это слуги будут в себя приходить. Мы с сестрами за разработкой новой коллекции нередко до утра засиживались, а днем, вздремнув лишь пару часов, приступали к рутинным делам. Мне скинуть все на Барта не позволяло желание держать дело под личным надзором, а сестер начинала тормошить матушка, которую не волновало, что дочки не спали всю ночь и им очень от этого плохо. Когда речь шла о работе, Лиз не делала скидок никому, ни мне, ни родным дочерям, ни тем более работникам, неважно, что у них происходило в жизни: свадьба, похороны или им мерещились рогатые розовые пони с крыльями. Так что раут не причина отдыхать завтра. Зато сейчас я могу, сославшись на усталость, вернуться к себе.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий