Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Я и Слуга Тьмы Ally of Darkness and I
Пункт тридцать восьмой. Преображайся и будь довольна!

Один за одним отрывки из памяти складывались в одну определенную картину, которая каждым своим фрагментом причиняла колкую боль девушке. Когда они успели настолько сблизиться, что каждая мелочь отражается глубоко в сердце. Как же ей не нравилось впускать кого-то в свое сердце. Пуская туда кого-то, потом всегда чувствуешь одно и то же — боль, а иногда еще и предательство с обманом. Это кому как повезет.


Зажмурившись, всеми силами стараясь прогнать воспоминания, Миранда всхлипнула.


— Да что с тобой происходит? Ты же не была такой. Почему ты так со мной? Почему так сильно изменилась, синьорина?


После случая с братом итальянца, рыжая побыстрее хотела вернуться в академию, и они в тот же день отправились в путь. Каждый разговор был невыносимым, принужденным, таким тяжелым, что почти постоянно заканчивался ссорой. Ссорой со стороны девчонки. Юноша ни коем образом не пытался сам ее задеть, однако чувствовал непреодолимую вину за свои небрежные слова.


Пока воспоминания причиняли боль, она не могла простить.




Мисс Каррингтон чувствовала себя в своей тарелке. Оказывается, подруга подстроила так, что задание на Хэллоуин не выйдет таким уж обременительным. Каждый ученик должен что-то сделать. Алиссия будет помогать Чарли на кухне. Они уже давно хорошо подружились, поэтому такое задание даже приятно для нее. Они вместе уже даже придумали особое блюдо, которое, по большей части, будет готовить помощница.


Сегодня весь день готовка, да и половина завтрашнего дня занята этим же. Но отчаиваться нет времени, так как на кухне много вкусностей, а они, словно бальзам на встревоженную душу "вампира". Нет времени на горести, и тем более на ненужные мысли.




Слова могли оказаться слишком значительными. <i>Слишком.</i> Неужели он уделил им такое огромное значение?


"Неужели ему больно от этого?"

Подумав о том, что другу будет больно, Шарлотта болезненно нахмурилась. В груди что-то так сильно закололо, не давая вздохнуть. От одной только мысли, что Филу будет больно, внутри все сжимается и будто горит всепоглощающим пожаром.


Она рванула с места и побежала по коридору. Бежала так быстро, со всего духа. Лишь бы найти его и успокоить. Лишь бы сказать, что он неправильно понял. Лишь бы... лишь бы ему не было больно.


Пепельноволосая была в его комнате, в комнате отдыха, на кухне, в гостиной, во всех коридорах, но нигде не было ее Единорога. Совсем отчаявшись, леди уже не знала, куда идти. Но в голове мелькнула одна мысль. Нужно было проверить. И она пошла туда, где они с ним впервые поговорили по душам, где подружились. Ноги сами привели ее к той темной кладовой.


Тихонько открыв дверь, мисс Беккер глубоко вдохнула. Слегка темно, немного непривычно для глаз, но можно разглядеть, как на полу, опершись спиной об стену, сидит рослый парень. Он опустил голову к локтям и обхватил ее руками.


— Филипп...


Блондин посмотрел на вошедшую, затем опять опустил голову.


— Уходи, — только и ответил глухо. Но слово это было таким горьким. В его басистом голосе слышалась неуверенность. Девушка знала, что он не желает ее ухода. Но стало так болезненно неприятно, что он сейчас такой из-за нее.


Лотти подошла к другу и опустилась на пол рядом с ним. Она смотрела на него своими темными голубыми глазами, в которых отражалась мягкость и беспокойство. Протянув руку к его светлым волосам, остановилась, и опустила ее на плечо.


— Фил, ты не так понял. Вернее, я даже не знаю, что ты там понял, но это не так. Мы не дружим.


Юная особа вздрогнула от <i>такого</i> взгляда зеленых глаз, которые блестели будто от слез.


"Он... плакал?"

С его-то чувствительностью это совсем неудивительно. Никогда еще девчонка не встречала человека с таким большим сердцем. С сердцем, не способным обидеть даже насекомое. И в этот миг ей стало грустно и невыносимо стыдно, что довела его до нынешнего состояния.


— Ты не дружишь с ним, но... — он осекся, затем с горечью продолжил, — ты отдала ему... Вы с ним были... вместе...


— Что?


— Ты и он... ты...


— Что?! — вновь повторила девушка, не веря услышанному. — Ты... — слова не приходили на ум, она просто не знала, что ответить на такое. Слова путались и вовсе не шли из связок.


Она не была никогда ни с кем, тем более с Антонио. Он такой далекий от нее, что даже побеседовать трудно.


— Шарлотта, ты не понимаешь, что он тебя не любит? Он воспользовался тем, что... что ты вздыхаешь по нему. Но ты ему никто. Ему нравится та рыжая девушка, одноклассница.


— Что ты...


— Ты видела, как он на нее смотрит?


Конечно, видела. Она видела тот далекий взгляд, которым Медичи смотрит на нее, и видела его взгляд, направленный на Миранду Хейли. Осознавать этого не хотелось, но с этим, увы, ничего не поделать. Не выдержав, она выпалила:


— Ты идиот, Аронсон! Я не была с ним! Никогда!!!


Зеленые глаза внимательно смотрели в ее голубые. Облегчение, которое он испытал, трудно описать. Сказать, что он обрадовался — ничего не сказать, но... Это словно приятный-приятный свет внутри тебя, отдающий тепло. <i>Значит, она только его</i>... Наконец, парень грустно усмехнулся, не желая уступить сейчас.


— И ты так разговариваешь с принцем?


— Ч-чего?..


Повисла тишина. Юноша не сводил взгляда со школьницы, внимательно изучая ее реакцию.


— Ты повысила голос на меня, наследного принца. Я — Филипп Гордон Арансон Пятый. Пятый сын королевской семьи, — добавил блондин, тяжко вздохнув. Все это время он терпел, но сейчас почему-то захотелось сказать все этой наглой чертовке.


Мисс Беккер не знала, что ответить. Ее загнали в ступор, ни одно слово не шло, ни одна здравая мысль не пришла в голову. С кем она только не общалась, но чтобы с принцем... Настоящим... Этот высокий паренек с добродушным взглядом — принц?


— Удивлена, значит...


Он улыбнулся и в один момент потянулся к голубоглазой. В одно мгновение крепко-крепко обнял ее, ощутимо близко прижав к себе. Неожиданно, так неожиданно, что Шарлотта ахнула и замерла. Его теплые руки, кажется, обняли само ее сердце. Грубое и черствое сердце, скованное железными оковами. Теплота его души коснулась огрубевшего сердца, и оковы растворились, будто бы их и не было никогда. Она почувствовала его запах: запах травяного шампуня и дорогого одеколона, а еще особенный запах его кожи, настолько приятный, что чувствуешь уют вместе с нежностью. Вдохнув этот запах, с удовольствием прикрыла глаза, поддавшись к другу, сильнее впутываясь в его бездонные приятные объятия.


— Еще чуть-чуть. Побудь со мной вот так еще чуть-чуть... — парень тоже закрыл глаза, улыбаясь сильнее. В тот самый момент, когда услышал тот разговор, Фил понял, что не хочет, чтобы эта особа была с кем-то другим, даже представить этого не хочет. В тот самый момент осознал, что не видит себя больше ни с кем на свете. Он слышал стук своего сердца, которое говорило ему не отпускать эту девушку. Ее хрупкое тельце теперь в его надежной власти. Шарлотта с ним здесь и сейчас, теплая и милая.


"Ворчи, если хочешь. Я все равно никуда тебя не отпущу."



Этот день плавно подходил к концу, и это означало, что пора готовиться к празднику. Вот уже подходило то заветное время. Аннабель смотрела на свое отражение в зеркале и, чего уж греха таить, любовалась собою. Шикарное платье, идеальные шелковистые волосы, свежее лицо, только чуть чуть подкрашенное — явно залог успеха. На мгновение на ее очаровательном личике отразилось беспокойство. Губы дрогнули, а взгляд, будучи раньше озорным и самодовольным, за доли секунды перевоплотился в растерянный и полный грусти. Она поднесла руку к кроваво-красному — под цвет ее платья — ожерелью, облегающему шею, засмотревшись на него.



Собираясь зайти в комнату отдыха, девушка подошла к двери, но тут она открылась. Из комнаты вышел тот, кого она рада видеть всегда и везде, в независимости от обстоятельств.

— Ри-и-ик! — ринулась она к нему и заулыбалась такой светлой и радостной улыбкой.

Но тут же заметила самое главное. Лицо парня было синим и опухшим. Давно Анне не приходилось его таким видеть...

— Что с тобой? — вмиг потянула к нему руку, но тот увернулся.

— Все нормуль, — небрежно кинул он, хмыкнув при этом.

— Кто тебя так? С кем ты подрался?

— Не важно, — юноша собрался уходить. Он обошел приятельницу и направился своей дорогой, но Кошка остановила его. — Ну что еще?!

— Эр, кто тебя так? — серьезно спросила она, вглядываясь в побитое лицо.

— Повздорили с другом. Так что не переживай, — голубые глаза казались уставшими, когда Беккер улыбнулся, то его глаза не улыбались вместе с ним, вышел сей жест очень фальшиво.

С этими словами он покинул ее...


Прерывисто вздохнула шатенка.


"Совсем не хотел со мной разговаривать. И так каждый раз. Он не хочет со мной общаться... Если так продолжиться дальше, то мне, возможно, станет больно."

Хотя ей уже давно больно. Больно, что тот, кого она любит, никогда не смотрит на нее с любовью, не улыбается ей и не спрашивает за ее самочувствие. Принимает поцелуи и объятия, но душа его никогда не оказывается во власти Аннабель. Шатенка это чувствует, но...


"Но я ничего не могу поделать с собой. Он нужен мне..."

Улыбнувшись своему отражению, леди взяла насыщенную яркую красную помаду и стала красить губы.




Черноволосая моргнула и тут же прикрыла глаза.


— Ай! — воскликнула она.


— Потерпи, — тут же добавила Мира.


— У тебя руки холодные!


— Сама же попросила накрасить тебя, так что терпи.


Школьница улыбнулась легкой улыбкой, продолжив смазывать лицо подруги увлажняющим кремом. Алисия видела, что ее сожительница может сделать очень хороший макияж, поэтому попросила ее об услуге. Раз уж это самый крупный праздник в году — конечно же, по мнению Академии Нечисти — то выглядеть хочется по-особенному хорошо.


Закончив с кремом, Ведьма внимательно посмотрела на сероглазую, прикидывая какой образ ей подойдет. Она уже привыкла делиться с ней одеждой, из-за чего полностью поняла ее стиль.


— Давай сначала оденем тебя, а потом я продолжу. Мне прислали очень много платьев на выбор, — бодренько проговорила рыжевласая, заправляя прядь волос за ухо.


Она пошла к шкафу и достала оттуда огромную коробку.


"Ничего так.. коробочка" — улыбнулась Лис, заинтересовавшись содержимым.

Бледнокожая девушка поставила коробку на кровать и открыла ее. Заглянула туда, затем вытащила оттуда длинное бальное платье бежевого цвета. Такое большое и пышное.


— Боже! Зачем бальное-то? — серые глаза округлились, и она только и сумела приоткрыть рот от удивления.


— Ты и этого не знаешь... — убедилась Миранда. — У нас Хэллоуин всегда проходит в стиле тех веков. От Античности до второй половины двадцатого века. Костюмы могут быть только этих эпох. Кроме того, в этот раз у нас маскарад. Обязательно быть в маске. Впрочем... многие упускают эту деталь.


— Э-э-э... — протянула "вампир", пытаясь понять сие правило. — Ну ладно... Я просто... никогда раньше не надевала такие наряды. Бальное платье... Хах, просто мечта какая-то!


Улыбка озарила бледное-бледное лицо зеленоглазой, которая уже заприметила платье для своей подруги. Но все равно спросила ее мнение, попросила выбрать и... их вкусы сошлись.


— Я не уверена, что мне пойдет это платье. Оно слишком... красиво для меня. Чувствую себя неудобно...


— Сиди и не рыпайся! Сама же выбрала! — отозвалась мисс Хейли. Она решила не подводить "свое творение" к зеркалу, пока полностью не закончит со всем.


Корсет был затянут, наряд сидел как влитый, ножку облегали черные туфельки, обшитые той же тканью, что и само платье. Они были на небольшом тонком каблуке и возле щиколотки завязывались лентой. Мира подкрасила ее губы светлой помадой, но сделала акцент на глаза и сильно их выдела: черные стрелки, тушь, и темные тени.


— Готова?


— Э... Ну... Да! — сказала Алиса и встала со стула, затем увидев кивок подруги, повернулась к зеркалу и посмотрела в свое отражение. — Боже мой праведный! Это... правда я?


— Ты, а кто еще? Тебе очень идет этот образ. Настоящая барышня девятнадцатого века, — ответила рыжая, любуясь своим творением. — Да, и все же корсет творит чудеса, — добавила посмотрев на тоненькую талию упрямой сожительницы.


— Чудеса чудесами, а дышать тоже надо!


— Сегодня можно и не подышать, — хитро подмигнула и взглянула на часы. — Ой! Мало времени, я не успею...


До начала торжества оставалось меньше двадцати минут. Зеленоглазая не успела ни одеться ни накраситься, только покупалась и все, а свое время полностью уделила мисс Каррингтон.


— Позволь, я тебе помогу? — предложила темноволосая, чувствуя, что ей удастся это сделать.




Буквально за несколько минут до начала, девушка справилась со своей задачей, и они пошли на праздник. Коридоры были темными, свет исходил только от ламп в виде злобных улыбающихся тыкв, которые стояли на столиках, поставленных специально в честь этого дня. Кроме того, на стенах победно красовалась паутина — серебристая и тягучая.


Девчонки шли по коридору и хихикали, натыкаясь на разнообразные рожицы тыкв и паутину, которую приходилось обходить. Они дошли до поворота, и тут им на встречу резко вышло высокое существо в черном плаще.


Алисия вскрикнула, хватаясь за подругу.


В коридоре раздался веселый смех Чарли.


— Прости, Алиса, — хохотнул он.


— Тц! Издеваешься, — слегка напряженно выдала она, но в следующий момент улыбнулась.


Они перекинулись парой фраз, затем пошли в одном направлении. Сначала на четвертом этаже, куда раньше никто старался не подниматься (там были одни пустые залы), был концерт творческих учеников. А затем уже и бал.


Сероглазая сегодня веселилась. Ее выразительные глаза лучились, она слышала приятный запах духов, которыми ее подушила подруга. Чувствовала, что выглядит хорошо. Ей очень шла ее прическа: волнистые волосы, чуть чуть подсобранные красивыми фиолетовыми шпильками, игриво спускались по плечам и ниже, почти к пояснице. В этот день она была довольна собственными кудрявыми волосами. Изящное яркое фиолетовое платье в пол из дорогого приятно атласа, который поблескивал на свету, было в пору. Корсет прекрасно стянул талию — и одежда еще лучше легла по фигуре. Приоткрытый лиф платья был отделан широким черным кружевом, красиво подчеркивая грудь и плечи, рукав платья небольшой и пышный, немного оголял плечо, но этим добавлял образу соблазнительности.


Конечно, свыкнуться с таким платьем неудобно — несколько юбок под низом, умопомрачительная длина, давящий корсет, но... оно было настолько красивым, что стоило этих мук.


Девушка надела аккуратную черную маску из атласной ткани, украшенную черным кружевом, и довольно улыбнулась, войдя в зал, из которого уж давно доносились ритмичные звуки музыки.


Девчонки немного припозднились, директор уже объявила начало, но ничего. Усевшись в свободные места, начали наблюдать за представлением.


Еще раз взглянув на сожительницу в потрясающем бирюзовом средневековом платье, Лис улыбнулась в который раз за день и посмотрела на сцену.


Выступали какие-то ребятки, играющие на инструментах.


А вот под конец концерта... На сцену вышли другие ребята.


Первым вышел новенький — Кристофер Мур в черном деловом костюме восемнадцатого века, он прошел почти к середине сцены и остановился у стула с бас-гитарой. За ним — Филипп Арансон в похожем костюме, только бежевом с серебристой рубашкой, тот сел на место по левую сторону, возле синтезатора. После них появился Патрик в темно синем костюме с белым широким галстуком. Он улыбнулся публике, продемонстрировав свой уверенный взгляд и хорошее состояние. Легкой походкой, под аплодисменты он уселся за барабаны.


Алисия не могла поверить, когда увидела "плохиша" на сцене.


За ними вслед вышел... Антонио Медичи в костюме эпохи Возрождения. На нем были недлинные штаны, белая рубашка и длинный немного просторный плащ темно-зеленого цвета с отложенным воротником, вышитый золотыми нитями у рукавов, карманов и возле пуговиц. Шею его украшал белый шелковый галстук. Как ни странно, но парню... очень шло. Даже темная шляпа с перьями в тон костюму ему шла. Он словно дворянин из Средневековья.


У Миранды перехватило сердце.


Паренек стал посередине сцены, возле микрофона, потом слегка волнуясь сел на стул, после чего взял ритм-гитару и стал моститься поудобнее, регулируя под себя микрофон. Уже настроившись, он отвел взгляд, после посмотрел на взволнованную публику, ища глазами...


Он нашел. Нашел бледную особу с травянисто-зелеными глазами, сидящую во втором ряду. На его лице засияла лучезарная улыбка, такая, что все девчонки ахнули и стали хлопать в ладоши, но не Мира.



— Чего ты хочешь от меня? — спросил Беккер, уже готовый выслышать просьбу.

— Дай мне свой телефон... Хочу послушать музыку...

И он одолжил ему телефон, хотя это было и сложно. Музыка всегда успокаивала... Итальянец слушал песни, однако иногда ему попадались не совсем понятные. Довелось услышать очень красивую песню, слов которой он не понимал. Вытащив наушники, Тони спросил, о чем поется в этой песне.

Друг ответил.

— Это корейский язык. Конечно, ты не знаешь. Когда я был маленький, то мы вместе с рыжей ве... С Мирандой, — вовремя исправился, — вместе его учили.

— Подожди! Так... синьорина знает этот язык?

— Да.

В голове промелькнула странная идея, брюнет многозначительно улыбнулся.



Игру на гитаре плавно начал Филипп, затем его быстро подхватил Медичи, полностью увлеченный. Тут же услышались барабаны и клавишные... После нескольких секунд черноглазый посмотрел на зал, продолжая играть, и гармонично запел непонятным для всех языком. Для всех, но не для нее.


Она понимала каждое слово.


Звезда, которая сияет в небе. Звезда, которая так далеко от меня...


Девушка не могла поверить себе. Понимая все, вслушиваясь и чувствуя, как его слова доходят до самого сердца, зеленоглазая вздрогнула.


Кажется, что ты навсегда поселилась в моем сердце.


Пение разносилось по всему тихому залу, невероятно приятный бархатистый голос окутал округу, заставляя всех завороженно слушать. Музыка действительно была потрясающей, и все очень классно играли, уверенно и красиво.


Звезда, выгравированная на моем сердце.
Звезда, которая сияет в моем сердце.


Он пел и смотрел на нее, лишь редко посматривая на струны. Его волновала только эта девушка, он пел для нее и ни для кого больше.


Мне кажется, что эта звезда — ты.


Школьница замерев от удивления смотрела в его черные глаза, ощущая биение сердца.


Ты слышишь, как мой голос дрожит?
Звезда...


В один момент юноша заулыбался так искренне и весело. Волнение плескалась в его жилах, казалось, что пальцы вот вот онемеют от предательски волнующего чувства.


Ты чувствуешь, как я люблю тебя всем сердцем?
Ты моя звезда...


Тони пел будто бы был один в этом зале со своей синьориной. Будто бы она была для него Вселенной.


Я давным давно знал.
Я знал, что ты любовь, о которой я так давно мечтал.
Давай мы будем всегда вместе?


Легкий румянец лег на его щеки, а кровь хлынула от сердца сильнее в тысячу раз.



И даже если пройдет много времени...
Я надеюсь, что ты всегда будешь светить в одном и том же месте.
И мое сердце всегда будет принадлежать одной лишь тебе...



Казалось, что на небе разом засияли все звезды, и в один момент весь мир стал таким ярким, каким прежде был только в мечтах. Никогда в жизни Миранда не думала, что этот парень значит для нее так много.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий

Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe