Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Я и Слуга Тьмы Ally of Darkness and I
Пункт тридцать третий. Показывай характер!

Горячие губы томительно обжигали ее собственные, заставляя утонуть в сладком наслаждении этого мгновения. Есть только приятное чувство, теплом отдающееся по всему телу, тревожащее каждую клеточку тела. Он чувствовал то же самое, полностью отдаваясь влечению к партнерше. Эта девчонка сводила с ума, ее губы такие соблазнительные и манящие, что оторваться от них невозможно.


Неожиданно его рука ослабила хватку на запястье и поднялась выше, к плечу, затем в сторону. Парень стал нащупывать ночную сорочку и начал ее стягивать.


Поцелуй стал властнее, грубее, обжигающе, заставляя только подчиняться, что Алиса и хотела сделать, пока не почувствовала чужую руку на своей одежде. Эта рука хотела лишить ее единственной защиты... Недовольство вдруг вскипело в самой душе и ринулось к сердцу, там растворяясь и переходя в  бушующую кровь. В тот же миг злость обдала все тело, словно кипяток. Девушка поморщилась и недовольно замычала, прерывая столь желанный для партнера поцелуй.


Но не тут-то было...


Внезапная реакция так понравилась голубоглазому, что он нагло улыбнулся сквозь поцелуй и стал напористее. Руки его легли на грудь одноклассницы, которую скрывала только ткань ночнушки. Он прижался к ней сильнее и углубил поцелуй, выражая чувства уже не только губами, но и языком.


Чужой язык коснулся ее собственного, стал с ним играть, вовлекая в какую-то смущающе горячую игру, правил которой "гостья" не знала.


"Нет!.." — пронеслось в ее голове.

Темноволосая распахнула глаза и несильно сомкнула зубы, прикусывая его язык.


Почувствовав совершенно неожиданную боль, юноша тоже распахнул глаза, тут же отпрянул от школьницы, не понимая такое поведение. Ему было больно и неприятно, язык жег и пульсировал от довольно таки острых зубов. Что это за шуточки? Сейчас Патрик сидел на ней, абсолютно не думая удобно ли подруге, он просто смотрел на нее и злился, продолжая ощущать боль. Голубые глаза удивленно смотрели в не менее удивленные серые. Сначала только удивленные, но через секунду они уже источали праведный гнев. Такую злость, что из-за нее стало не по себе.


— Слезь с меня, — прошипела сквозь зубы брюнетка. Ее голос был такой злой, глаза пылали, а губы сжались в тонкую полоску.


— Но... ты же...


— Живо! — крикнула она, уже не сдерживаясь.


Беккер так и сделал, послушно отодвинулся в сторону, даже встал с кровати.


— Ты сама хотела этого, — убедительно выдал пепельноволосый, огорченный таким исходом событий. Его прервали на самом интересном, сделали больно, так теперь еще злятся на него.


Девчонка поднялась с кровати, стала на расстоянии от собеседника и злостно посмотрела на него. Прямо сейчас готова убить его.


— Я пришла, чтобы поговорить с тобой, а не...


— Постой-постой. Может, изначально ты пришла и не для этого, но была не против. Я же знаю! Ты поддалась мне, явно хотела, чтоб я тебя...


Звонкая пощечина.


Парень осекся и немного закусил щеку, из-за чего тут же почувствовал металлический неприятный привкус.


Удар по самолюбию.


Это уж слишком.


— Я не хотела с тобой переспать! Да кто ты вообще такой?! Как можешь так думать? Я шлюха, что ли?! — крик сорвался с ее припухших уст. Стало так горько и обидно от таких слов.


— Алисия, блять... Я разве говорил, что ты шлюха?! — нервы паренька тоже начали сдавать. Он просто не понимал, с чего все так быстро накалилось.


— Думаешь я сплю со всеми подряд?! — продолжала свое девушка. — Думаешь, горю желанием, чтоб ты меня трахнул?! Пф-ф... Ну да, ты же у нас такой грубый мачо, — и вот в дело пошла ирония, которая плавно смешалась с бурлящим гневом. Теперь ее не остановить. — Тебя хотят все, даже наши училки! Ты великолепен! Да, чувак, трахни меня, да! Вот так, что ли?!! — злость почему-то все сильнее и сильнее давила под сердцем. Невозможно было остановится. — Я тебе даже не девушка! А свои никчемные... потребности можешь удовлетворять с кем-то другим... С очередной из своих шлюх. С Анной, например!


Эр напряженно слушал тираду в свою честь. Теперь и его жилы заполнял колкий гнев. Ему конкретно надоел весь этот крик, который, скорее всего, по всему этажу слышно. Надоело поведение этой девицы, ее наглость и противный язык, который только и может, что жалить.


— Уйди, — чуть ли не прорычал парень.


— Задрал со своей наглостью, мразь!


— Пошла вон! — крикнул школьник, чувствуя нарастающую ярость. Еще секунду и он не сдержится.


— Смотри не упади из-за своего эгоизма...


— Свали отсюда! — бедолага не смог выдерживать, ухватил Алису за плечи и вытолкнул за двери, после громко хлопнув ними.


Прямо перед ее носом.


— Сука ты! Эгоистичная, блять, сучка!!! — девушка выкрикнула это, еще стоя перед дверью.


Но потом собралась с силами и ушла. Ох как же ей было неприятно, больно и чертовски плохо. Она шла по лестнице, громко топая, стараясь весь свой гнев излить на ни в чем неповинное дерево. Сейчас юная особа не считала себя виновной. Просто ей надоело эгоистичное поведение этого парня.



Патрик стоял спиной к двери, он слышал все, что кричала ему одноклассница. Потом, когда услышал, что та наконец ушла, развернулся и молча уставился на дверную ручку. Если бы в этот момент в комнате был навязчивый итальянец, то все было бы намного проще. Он хоть достает своим поведением, но всегда выслушает, понимает. Сложно признаться, но этого придурка сейчас не хватает.


Послышался тяжелый вздох, пустая комната ничем не отвечала. "Плохиш" посмотрел на взъерошенную кровать, которая еще десять минут назад была свидетелем их чувств. Что бы Алисия не говорила, она точно хотела того же, что и он. Это чувствовалось. Но тогда почему?


"Че-ерт!" — голубоглазый выдохнул, после обреченно хмыкнул, совершенно запутываясь во всей этой ситуации. Нет, все же девушек ему не понять, как бы не пытался.

Сидеть в пустой комнате становилось невозможно, поэтому Рик пошел в коридор, поднялся по лестнице и дошел до заветной комнаты, которая, благо, открывалась скрепкой. Открыл ее и зашел.


По-прежнему светло, уютно, спокойно; сюда редко заходят.


Паренек прошелся вглубь, до стола, сел за него и открыл шкафчик, он тоже открывался скрепкой. Потянул ручку на себя, деталь мебели выехала. Там находились мобильные телефоны. Очень много мобильных телефонов, примерно столько же, сколько и учеников в их классе. Их забирают у всех в первый же день приезда, а отдают, когда уезжаешь. Взгляд сразу же упал на знакомый черный телефон, почти как новый. Патрик Беккер всегда аккуратно обращается с вещами, хоть и сам всегда выглядит каким-то неопрятным.


Он взял телефон, наушники, которые находились рядом, удобнее уселся в кресле, постарался расслабится, пока включал телефон. Зашел в плейлист и включил первую песню.


И первой песней оказалась песня BigBang — Loser.


— Н-да... почему именно она?! — недовольно выдал в пустоту.



<center><i>Я просто лузер, одиночка.

Полный боли придурок.

В зеркале я

Просто лузер, одиночка.

Полный боли придурок.

В зеркале я...

Лузер.</i></center>


— Блять!


Да какое тут "расслабится". Сразу вспоминаются его собственные слова. Может, он и правда что-то не то сказал. Обидел девушку, выгнал ее, вместо того, чтобы успокоить. Надо было все прояснить, а не взрываться.


— Точно лузер... — виновато вздохнул, потом поставил следующую песню.



Rammstein — Sonne...


"Вот это лучше," — улыбнулся парень, чувствуя наконец долгожданное расслабление.

Он прикрыл глаза.


<center><i>Eins, zwei, drei, vier, funf, sechs, sieben, acht, neun, aus.</i></center>

Тяжелый ритм гитары врывается в само сознание, после чего оно рисует умопомрачительные картины.


Алисия играет на бас-гитаре, ее пальцы уверенно ударяются об струны, она смотрит прямо в его глаза и начинает петь голосом Тилля Линдеманна. Голос уверенный, грубый, пронзительный, как и взгляд серых глаз. Она увлеченно играет, но не сводит глаз с самого парня, этим пугая его. Затем на припеве смотрит в сторону, на гитаре играет уже Миранда, а рядом с ней на ударных Антонио. Они все в черном, накрашенные и с брутальными выражениями лиц. Брюнетка медленно подходит к голубоглазому, чуть ли не пытаясь испепелить его взглядом. Она подходит и толкает, запевая припев.


Наклоняется к нему, прямо к лицу и поет...


Ее голос один в один с Тиллем Линдеманном, это внушает животный страх!


— Eins hier kommt die Sonne...



Парень раскрывает глаза, тут же кричит от ужаса. Что это был за кошмар?! Аж холодный пот выступил. Пора спать! Вот только, получится ли... после такого?





<center><i>***</i></center>


Теплый ветер приятно касался кожи, лаская ее. Где-то сверху шумела блекло-зеленая листва, с примесью желтой, оранжевой и красной. Здесь осень только медленно подкрадывается, полностью давая ощутить себя. Двое сидели на лавочке, молча наблюдая за голубями, которые клевали крупицы зерна недалеко от самой лавочки. Девушка осторожно прижалась плечом к плечу друга, нежно улыбнулась и закрыла глаза. Даже такая глупость казалась ей безумно приятной. Все же как приятно... жить. Хорошо, что в этой больнице рядом с ней находится он, этот итальянец, на которого можно надеяться, не беспокоясь ни о чем.


— Скажи, — мягкий голос со стороны брюнета, — как ты себя чувствуешь?


— Уже лучше, — искренне ответила Миранда, затем невольно подняла руку к голове и коснулась повязки. — Скоро ее снимут. Восемь дней прошло, так что заметно иду на поправку.


— Это хорошо, — ответил Тони, он нахмурился, все же никак не мог простить себя за тот случай. Как только он мог быть таким жалким в момент, когда его любимой угрожала опасность. Непростительно. Так гадко и мерзко.


Рыжая внимательно посмотрела на одноклассника, ей было ясно, почему тот печалиться.


— Я же сказала тебе не волноваться об этом, бестолочь! — она ткнула ему пальцем в лоб, чтобы отвлечь.


У нее получилось, парень посмотрел в ее глаза и улыбнулся уголками губ, такой теплой, красивой улыбкой. С недавнего времени Мира стала немного более активной, что ли. Пропала та осторожность, с которой она выбирала слова. Наверное, сейчас она просто больше доверяет Антонио, поэтому так ведет себя.


— Тони, не мог бы ты мне кое-что принести?




Юноша пришел в дом тети своей подруги, в нем по прежнему никого не было. Странно, ведь синьора Кэмпбелл говорила, что должна вернуться через несколько дней, а уже столько времени прошло. Нельзя было не волноваться, проблемы синьорины его интересовали, как свои собственные.


Вот и добрался до комнаты, нелегко было найти в ней одну записную книжку, если учитывать, что она слилась со всеми книгами, что находились на полке. Тем ни менее, он взял вещицу и сразу же ушел из дома, но не хотел так быстро возвращаться в больницу. Ему просто необходимо было кое с кем поговорить. С братом, которого он не видел уже очень долго.




<center><i>***</i></center>




Теперь план держаться казался заоблачным, далеким и невозможным! Не успела Софи опомниться, как оказалась на холодном, леденящем все жили, железном столе. За несколько секунд, ее руки и ноги сковали цепи, такие же холодные, как взгляд этих ужасных синих глаз.


— Хы-гы, тебе бы еще заткнуть рот... кляпом, но нет, — мучитель сладко произнес бархатистым голосом, глядя прямо в синие глаза русалки, которой становилось хуже с каждым мгновением. По ее худенькому телу пробежала дрожь, сердечко колотилось об ребра. Нет, к такому ее не готовили.


Затем он наклонился ниже, томно прошептал на ухо:


— Я хочу слышать твои крики и... стоны, — с последним словом фраза приобрела более зловещий, странный, устрашающий оттенок.


<i>Нужно держаться! Нужно держаться. Нужно...</i>

Щеки бледнокожей порозовели, она сразу прикусила нижнюю губу, чтобы отвлечься болью.


— Нет, милая, скоро боли и так будет предостаточно.


Черноволосый коснулся пальцами внутреннюю сторону запястья девушки, на котором едва-заметно красовались вены. После чего улыбнулся самодовольной улыбкой и провел языком по этим венам, отчего Святая Жрица вскрикнула.


Он отвлекся...


— Скажи по-хорошему, кто твои приспешники? М?


Тишина в ответ. Верно, так быстро не сдается никто, тем более Жрица, на которую столькие возлагают надежды.


— Не хочешь, как хочешь.


Усмешка. Молодой мужчина выпрямился, приподнял руку, шепнул что-то, глаза его загорелись адским черным пламенем, а в руке появилось такое же черное пламя, похожее на саму тьму. После черное сияние исчезло, в ладони оказался серебренный кинжал.


Бонне с ужасом посмотрела на демона.


Серебро приносит русалкам неимоверную боль.


Да, не оборотням, а русалкам.


Он с хищной улыбкой провел острием ножа по тонкой коже, этим заставляя пленницу кричать и извиваться, как черту от святой воды. Кровь тут же окрасила глубокий порез.


Ногти на пальцах у Мефистофеля резко удлинились, стали более походить на демонические. Он вонзил ноготь прямо в рану и начал ковырять. Яркая кровь быстро сочилась из запястья... Мыслить стало невозможно. Все, что было — это боль. Она жалила сознание, тело, губительно мучило душу.


Последовали новые крики, девушка изогнулась от боли. Когда последовал вопрос, она снова не ответила, хоть боль и пульсирующим ядом отдавалась по всему телу.


Вновь он что-то шепнул, призвал предмет... В его руке оказалась свеча. Мучитель посмотрел на нее пылающим взглядом, и та сразу же вспыхнула. Прошло несколько заветных секунд, за это время не были нанесены новые повреждения, но через одно мгновение, когда Софи распахнула глаза, то увидела, как из свечи капнул расплавленный воск.


Прямо на ее открытую рану.


— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — кричала, что есть силы. Кричала до такой степени, пока внутри не загорелась боль от нехватки воздуха. Невозможно. Настолько больно. Еще немножко, и она все выдаст. Все расскажет. Поступит, как самый настоящий трусливый человек и все скажет ему.


— Тише, тише... Сейчас будет самое интересное.


Синеглазая не слышала, не понимала, что ей говорят, но знала, что какую-то мерзость.


Демон заглянул в глаза русалке, понимая ее страх, как же приятно осознавать, что эта милая девушка уже почти сломалась. Но это не все. Далеко не все. Он погладил ее по голове, медленно прошелся рукой ниже, по шее. Чтобы внимательнее рассмотреть всю прелесть, аккуратно порвал сорочку так, чтобы оголилась грудь. Не тронули его ни плачевный взгляд, ни смущение, ни ненависть в красивых глазах. Коснулся округлостей одними пальцами, задел соски. После пустился дальше, ниже. И ниже... По складкам сорочки добрался до ножек. Следующим действием задрал белоснежную ткань прямо до живота. На пленнице совсем не было белья.


Святая Жрица вспыхнула и выгнулась, чувствуя всю безысходность своей ситуации. Цепи удерживали ее, ничегошеньки не получалось сделать. Она обнаженная перед каким-то демоном.


Их взгляды встретились.


Он обещал, что это далеко не все.

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий

Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe