Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Я и Слуга Тьмы Ally of Darkness and I
Пункт двадцать седьмой. Всегда сохраняй спокойствие!

Я помню, в тот день шел снег. Он маленькими крупинками осыпал собой еще сонный Дублин. Тогда мне казалось, перед моими глазами распахнулся весь Мир. Теперь ничто и никто не остановит меня. Жаль, ведь я не знала всего... Не знала, что ошибаюсь. Все дальше шло так смутно и странно, наверное, я просто потерялась или сбилась с дороги. Мир, о котором так мечтала, распорядился совсем по-другому. Мне совестно, я ведь тогда так и не попрощалась по-человечески с мамой и папой. Как бы там ни было, я скучаю. Я так виновата перед ними и перед Мирой тоже. Но она поймет меня, я знаю. Колум тоже понимал меня всегда, он не осудит, но ему будет жаль.

Почему-то так сильно боюсь, что так и не смогу с ними больше попрощаться... Не смогу даже взглянуть в их глаза и услышать такие родные наставления. Ох, какая же я глупая! Стыдно за все мои поступки, за всю мою жизнь...

Лукас, скажи, там на небе мягкие облака?

Лукас, скоро мы встретимся. Ты скучаешь?

Лукас, братик, жди меня, уже скоро.


Кончики губ девушки приподнялись, и она отложила ручку в сторону, захлопнув записную книжку лимонного цвета.



Солнце только-только начало всходить над полутемным огромным городом. Рыжеволосая девушка положила в чемодан фотографию в стеклянной рамке, на которой была изображена вся ее семья: радостно улыбающийся пятнадцатилетний брат, оный обнимал маленькую восьмилетнюю Миру. Рядом с сестрой стояла и другая рыжая девочка, в обнимку со вторым старшим братом, а в центре находились улыбающиеся родители. На руках у матери сидела пушистая белая кошка, будто бы снежинка пробралась в их семью.


День, когда они фотографировались, сейчас казался таким далеким...


Меган грустно улыбнулась, погладив рукой холодное стекло такой теплой фотографии. Затем тонкие девичьи руки застегнули молнию, и серый кожаный чемодан был готов.


Полпятого утра.


Все еще спали... Девчонка зашла в комнату родителей и поцеловала спокойную спящую маму. Отца не было рядом, Мэг решила, что тот опять уснул в кабинете за своими бесчисленными бумагами. Вот так всегда.


Приоткрыв деревянную дверь, она обнаружила, что так и было. Работа всегда была чуть ли не самой важной частью его жизнь, иногда забывал даже про детей... Зеленоглазая тихонько пробралась к большому деревянному столу и поцеловала папу в щеку, так осторожно, чтоб он не проснулся, иначе все могло обернуться плохо. Комната старшего брата пустовала... Опять не пришел домой ночевать. Горькая обида закралась в душе, но юная особа улыбнулась, решив, что это уже не впервые, и пора бы привыкнуть, когда-нибудь он успокоится и изменит свой нрав... А пока придется забыть о прощании с ним и просто смириться с таковым положением.


"Колум... Балда ты эдакая! Я же хотела попрощаться..."


Дверь в комнату сестры отворилась без единого звука. Мисс Ди вон Хейли остановилась на пороге, стараясь запомнить ту сладко легкую безмятежность, что сейчас царила на бледном лице рыжевласки. Миранда, как всегда, спала на левом боку — на другом никогда не могла уснуть — а Меган всегда спала только на правом. Такие похожие, но такие разные, даже в этих повседневных мелочах.


Беглянка хотела пройти дальше в комнату, подойти к кровати и тоже поцеловать сестру, но она услышит. Мира всегда спала четко, слышала каждое постороннее движение, это у нее проявилось вместе с болезнью, после смерти Лукаса, к которому была так сильно привязана. Болезнь сейчас не давала о себе знать, но последствия от нее остались. Они все еще бок о бок сопровождают Миранду.


"Я буду скучать, но не волнуйся! Скоро мы встретимся, Миранда..."

Теплые воспоминания с детства мелькали перед глазами, невозможно было не улыбнуться, но сердце почему-то так защемило. Мэг последний раз взглянула на спящую и с улыбкой прикрыла дверь. Развернулась, кротко ступив к двери. Медленными шагами она увеличивала расстояние, которое очень скоро станет непреодолимым.


"Все хорошо... Почему же ты... плачешь?"


Девушка смахнула с румяных щек слезы, которые все продолжали литься.


"Может, просто остановится? Мама, папа, как же они без меня? Но... Нет, я же обещала. Я не могу нарушить свою клятву, и хоть больно... Я не отступлюсь."

Еще несколько шагов по большому светлому коридору — и будущая путешественница оказалась подле входной двери.


"Мы же не последний раз видимся."


Зеленоглазая широко улыбнулась, пытаясь унять сердце, так трепещущее в груди, словно раненная птица.


Она открыла дверь и вышла из родного дома, оставив после себя только маленькую записку.




Время шло, за свою поездку старшая из сестер увидела не мало чудных мест, удивительных людей, запомнила столько всего хорошего. Очень долгое время она собирала деньги на путешествие, и вот сейчас они почти закончились, на карточке остается только сума на билет домой. Осталось только посетить последнее место, которое она оставила на потом, предчувствуя всю его сладость.


Париж...


Этот день был самым замечательным! Столько красоты она не видела нигде... С Эйфелевой башни, кажется, виден весь мир! Сена такая величавая, огромная, полноводная, можно подумать, что она омывает весь мир... А сколько белых зданий и гигантских домов! Юное сердце билось в шальном ритме, а улыбка не сходила с лица ни на долю секунды. Девчонка только и успевала делать фотографии. Жаль, что здесь она совсем одна... Столько туристов, не смотря на то, что еще ранение утро, народу навалом! Парочки, семьи, детишки... И лишь она одна. Но отчаиваться не было времени... Казалось, весь город, каждая его улица, переулок — все прекрасно. Но, это отнюдь не так.


Сейчас Меган хотела только найти отель и вернуться сюда же, на самую верхушку башни, только ночью, когда все будет в огнях.


Счастливая девица шла по шумным улицам, стараясь получше запомнить все, что видела вокруг себя. Воспоминаний было так много, особенно тех, которые появились недавно, они были более яркими и живыми. Перед приключениями в Париже, мисс Хейли посетила деревню Живерни, оная славилась садом. Садом, сотворенным великим французским художником Моне. Такую красоту не каждый день увидишь... Столько любви в каждом цветке, лепестке, даже пруд был наполнен великодушной заботой. Сколько же себя самого Клод Моне вложил в этот сад! В таких местах понимаешь себя самого и уединяешься с природой, позволяя мыслям прийти в нужный порядок. Здесь, среди бесчисленного количества сияющих цветов, зеленоглазая поняла, что нужно вернуться домой, как можно раньше. В каждой из стран, в которых Беглянка была, она звонила домой и говорила: "Все хорошо". Дома ее ждали, и это так сильно согревало душу.


Рыжеволосая прикоснулась рукой к белой кувшинке, которая плавала на поверхности озера.


Улыбка украсила розовые губы.


"Послезавтра вернусь домой! Мама, папа, Миранда, Колум, ждите!"

Пение птиц лилось откуда-то с неба, подобно самой блаженной музыке. Один из светлых летних дней во Франции был таким замечательным. Этот пруд с кувшинками, эти цветы, деревья, пение птиц — Путница не забудет ничего.



И вот в этот момент, ступая по каменному тротуару одной из улиц столицы, девчушка решила, куда бы направиться первым делом. Создавалось впечатление, что это все дивный сон, такой же сладкий, как малиновое мороженое у нее в руке. Только бы это счастье не растаяло, как и это хрупкое, но такое вкусное лакомство.


Сколько лет она мечтала посетить этот город, и вот сейчас ничего не разделяет ее с мечтой. Рукой подать, да можно увидеть все, что захочется. Мэг вторым делом решила посетить Лувр и своими глазами увидеть все. То, что сейчас творилось в ее душе, просто не передать словами, все пылало, трепетало и возносилось к небесам.


Все такое приветливое, сам замок, загадочно роскошный, стеклянная пирамида, любезно встретившая ее у входа, произведения искусства, исполненные с частичками душ Творцов... Просто невозможно!


Затаив дыхание, рыжая всматривалась в каждую картину, запоминая мельчайшие детали. Какие замечательные, аккуратные и великолепные работы. Не даром они находятся в таком месте. Причудливые дамы в богатых одеждах, величавые мужчины, пейзажи, автопортреты — в этом месте замерли они все, чтобы украшать собою столь Божественное место. Столько разных отделений, тысячи памяток самых разнообразных культур и цивилизаций всего мира, но Меган Хейли пришла сюда, дабы в первую очередь увидеть одну картину. Загадочную и прелестную Джоконду с миловидной улыбкой. А ее глаза... Девушке подумалось, что они заглядывают в ее душу. Все остальное не волновало, неважны тысячи людей, не важен кто-то другой, важно только это бесценное мгновение...


Скульптуры же навеки пленяли своим очарованием и совершенством, будто Боги, спустившиеся с Олимпа, они покоряли могуществом и величием.


Сегодняшний день старшая из сестер точно не сможет забыть никогда.


"Видишь, Лукас, я почти сделала это!"



Вечер мимолетно опускался на Париж медленно и спокойно, оставляя время полюбоваться завораживающим закатом. Путешественница весь день была на ногах, поэтому, решила взять такси, чтоб быстрее добраться до башни. После этого, она планировала отправиться в отель и хорошенько отдохнуть, дабы набраться сил.


Такси тронулось, Меган смотрела в окошко, наблюдая за мерцающими домами, оных было так много... Водителем был молодой мужчина, он что-то рассказывал, да рассказывал, юная особа не вдавалась в смысл его слов.


— Девица, а почему ты совсем одна путешествуешь? — спросил он.


— Откуда Вы знаете, что я путешествую? — обратив внимание на мужчину, ответила вопросом на вопрос.


— Местные не смотрят в окно с таким запалом, — улыбнулся водитель.


— Хах, Вы меня раскусили!


— Да и акцент у тебя иностранный, — добавил он.


— Честно сказать, я сбежала из дома, чтобы путешествовать, но скоро вернусь, — с улыбкой проговорила рыжеволосая, не открывая взгляда от вида за окошком.


— Отважная ты, — добродушно добавил мужчина, продолжая что-то рассказывать.


Скоро девушка поняла, что хочет спать... То ли запах какой-то сладкий начал витать по салону, то ли она слишком устала. Сознание покинуло хрупкое тело, окунувшись в легкую гармонию и безмятежность.



За день до того, как вся семья сфотографировалась, Лукас взял на руки сестренку и сел с ней в кресло, что находилось у камина. Они долго разговаривали, больше, конечно, рассказывал старший брат. Он так много всего знал, мог любую историю рассказать так, что та на века останется в душе. Еще такой забавный был, любящий и веселый. С каким же азартом он рассказывал свои истории...

— Знаешь, я так мечтаю собрать денег и отправиться в путешествие по всему миру! Так хочу увидеть своими глазами другие народы, города, страны....

— Здорово! — в детских зеленых глазах появился огонек.

— А больше всего хочу во Францию, в Лувр, и на Эйфелеву башню тоже хочу забраться, когда ночь будет! Тогда весь город в огнях, как в сказке. Волшебно так... — заулыбался парень, представляя все те прекрасные места.

— Ты обязательно там побываешь!

Через месяц после того разговора Лукас погиб, он так и не смог исполнить мечту, но Меган поклялась, что сделает это за него.



Леди почувствовала странную тяжесть во всем теле, попробовала пошевелить руками, однако не получилось. Рядом эхом отдавался какой-то разговор. Мэг открыла глаза и обнаружила, что находиться в непонятном незнакомом для нее месте. Руки и ноги были накрепко связаны веревкой, отчего конечности сильно затекли.


— Ты уверен, что никто не будет искать это чудо? — сказал грубый голос.


— Нет, она сбежала из дома, — ухмыльнулся уже знакомый голос водителя.


— Замечательно! То, что надо. У нас еще не было рыжей, — засмеялся кто-то.


Беглянка почувствовала страх, начала крутиться и пробовала освободиться из плена веревок.


— О, проснулась, — сказал мужчина, подходя к связанной.


— Что Вы делаете?! Почему я здесь?!! — зашипела зеленоглазая, смотря прямо на подлеца.


— Скажем так... Ты нужна нам, милая, — молодой мужчина провел рукой по запутанным рыжим волосам.


— Не будем терять времени, Локк, — настойчиво выговорил незнакомец с английским акцентом. За те мгновения, что Меган успела на него посмотреть, она не смогла разглядеть его внешность.


— Да, — согласился "водитель", взяв пленницу на руки.


Рыжая почувствовала непередаваемый страх. Она в неизвестном месте с подозрительными людьми... Ей никто не поможет.


"Мне никто не поможет... Меня убьют?.."

Сопротивляться не было сил, да и возможности, поэтому ирландка спокойно ждала своей участи, по крайней мере, сейчас. Ее отнесли в какую-то комнату этого помещения, довольно большую , в ней уже дожидалась низенькая девушка в костюме горничной. Мужчина посадил Меган на кровать, девчонке что-то сказал, а затем ушел.


Незнакомка оценивающим, но немного робким взглядом осмотрела гостью.


— Где я? — спросила зеленоглазая, чувствуя сильную боль в руках.


— Мне велено не было говорить Вам, — опуская взгляд, сообщила светловолосая служанка. Она пошла в сторону, открыла дверцу шкафа, из которого достала короткое красное платье, после чего поднесла его к слабой и пугливым взглядом посмотрела на нее.


— Зачем это? — со всех сил Мэг постаралась скрыть дрожание голоса.


— Вам нужно надеть это, я помогу, только не брыкайтесь, или Вас изобьют.


Девчушка явно была младше рыжеволосой, такая низенькая и милая, но что же заставило ее быть здесь? Мисс Ди вон Хейли стала осматриваться по сторонам, все было очень красивым и роскошным, от мебели вплоть до шикарных светильников в разных углах просторной комнаты. Та, другая комната, и коридор тоже очень богаты. Нет сомнений, бедняга попала к каким-то влиятельным и опасным людям.


"Почему я?.."


Незнакомка развязала пленницу, но встать ей бы все равно не удалось из-за чувства непреодолимой усталости. С большим трудом бледнокожая сняла с себя джинсы и майку, она пошатывалась, поэтому девица ей помогала. Так тяжело было и трудно, а сомнения в душе только усугубляли положение еще больше.


— Белье тоже.


— Что? — девушка непонимающе посмотрела на служанку.


— Снимайте белье...


В этот момент в глазах у ирландки потемнело, и она осознала, насколько все страшно. Ничего делать не оставалось, лифчик и трусы оказались там же, где и остальная одежда — на кровати. Жозефина — так звали служанку — отвела спутницу в ванную, где помогла ей покупаться. Странно, но от ванной тело только потяжелело. Вода была теплой, пахла так же, как и в салоне того мужчины. Дальше девчушка помогла ей надеть красное легкое платье из шелка, которое замечательно сидело на Меган, подчеркивая ее фигуру. Только вот, на нем не было лямок, а вырез на груди девушке казался огромным. Расчесав длинные рыжие волосы, горничная помогла бедняге выйти и прийти в какую-то другую комнату. Раза в три больше предыдущей. За дверью послышался щелк. Заперли...


Зеленоглазая осмотрелась вокруг, все было в вишневых тонах, и это так угнетало... Огромная кровать с вишневой простыню, вишневые стены, вишневые шторы, такие же ковры...


— О Боже... — с отвращением проговорила девчонка, она вздохнула, затем посмотрела на свои руки, которые посинели из-за напряжения. Ей было страшно и плохо. Так пугала эта неизвестность, что хотелось выть. Зачем только она вообще взяла такси?.. Все так мутно и нелепо, как во сне.


Мэг вздохнула и зажмурила глаза, прижимаясь лбом к прохладной двери.


За ней послышались шаги, юная особа отпрянула в сторону, испугавшись.


Замок щелкнул, затем дверь медленно отворилась. На пороге стоял высокий парень со светлыми волосами. Он сразу же встретился взглядом с испуганными зелеными глазами, тут же на его губах появилась довольная улыбка. Незнакомец зашел и запер дверь на ключ.


"Что же делать?!"

Беглянка отошла в сторону, пошатываясь и стараясь при этом удержаться, только не получилось. Сильные руки подхватили рыжую, но она вырвалась и отступила на шаг.


— Строптивая рыжая кошка, — с усмешкой сказал парень на ирландском языке.


"Он знает, что я ирландка... Должно быть... Паспорт..."

Меган начала нервничать и смотреть, куда бы убежать, светловолосый это заметил и тут же приблизился к своей напуганной пленнице, заламывая ей руки за спину. Она вскрикнула, вздернув подбородок, встретилась взглядом с синими глазами. Девушке стало трудно дышать, руки и без того болели, а сейчас просто невыносимо зудели.


Наконец, парень сжалился и отпустил ее, он стал внимательно разглядывать свою босоногую гостью. Под таким взглядом хотелось съежиться и вообще исчезнуть с этого света. Вдоволь насмотревшись, незнакомец подошел к рыжей и коснулся рукой ее шелковистых чистых волос.


— Твое имя? — только сейчас зеленоглазая заметила на его щеке чуть заметный шрам.


— Вам это так важно? — бедняга хотела сказать это грубо, с уверенностью, однако получилось тихо и жалко.


— Говори, — глухо произнес он, наклоняясь к уху зеленоглазой и обжигая его своим жарким дыханием.


Мерзко, до того мерзко ей стало, что из-за этого чувства можно было задохнуться. Если видел паспорт, значит знает ее имя. К чему все это? Быстрей бы все закончилось и тогда, может, можно будет как-то сбежать...


— Меган... — робкий ответ.


Тот час же парень обхватил руками талию девушки, притянув к себе, и стал страстно целовать пленницу в губы. Это произошло так неожиданно, что не получилось даже отпрянуть. С большими усилиями Мэг практически вырвалась, она одарила мучителя гневным взглядом и влепила ему пощечину, к тому же, умудрилась оставить на его лице легкие царапины.


Синеглазый грязно ругнулся, затем схватил девушку за волосы, ему легко удалось дотащить ее до кровати, даже жалостливые крики не трогали его душу. Швырнув юную деву на кровать с такой легкостью, словно она была легким маленьким котенком, он стянул шелковое платье с нее и откинул ненужную вещь на пол. Девушка брыкалась как могла, кричала, пыталась угрожать, но ничего не помогало. Незнакомец так быстро избавился от своей одежды... Леди попыталась хоть как-то прикрыться руками, но парень с силой отвел ее руки в стороны, на подушки. Теплые пальцы касались ее груди, живота и ног... Это было мучительно-неприятно, горькие слезы сами наворачивались на глаза, совсем не хотелось ничего. Тело било дрожью, невинная вся тряслась, ожидая самого худшего. Паника полностью овладевала нею, вытесняя все надежды на спасение. Как же все могло так быстро поменяться? Еще утром она была так счастлива... А сейчас к ней так безбожно и по-хозяйски прикасаются...


Мучитель развел ее ноги, не обращая внимания на отчаянные протесты, и в одно мгновение вошел внутрь. Это произошло так резко, жестоко, что зеленоглазая изогнулась от боли, которая пронзила все тело, каждую его клеточку. Не успев опомниться от режущего чувства, бедняга почувствовала, как в ней двигается горячий твердый орган, и это привело ее в панику. Мысли путались одна об другую, единственное, что не исчезало, так это ощущение внутри себя. Она закричала и заплакала, впиваясь ногтями со всей силы в спину парня. Толчки были резкими, властными и глубокими, с каждым разом отвращение все сильнее наполняло тело Меган. О, эта боль... была сильнее всего, что мисс Хейли когда-либо чувствовала. Его руки так сильно впивались в ее бедра. Казалось, что это продолжалось бесконечно. Каждый толчок — новая волна боли и мерзости ко всему живому, к себе самой. Девчонка закрывала глаза, ей оставалось только впиваться в спину насильника до крови, это все, что она могла. Но все равно продолжала чувствовать его в себе. Это проклятое ощущение! Время так затянулось, исчезло все, но только не эти грубые толчки. В один момент, парень почти-что прорычал, и тогда Мэг почувствовала, как в нее влилось что-то горячее и вязкое. Тело изогнулось от боли, будто его пронзило током.


Сознание почему-то удержалось и не покинуло ее...


Рыжая с ненавистью посмотрела на светловолосого, который был, похоже, очень доволен. Парень стал гладить ей шею, оставляя невидимые следы, а потом прикусил за мочку уха, почти-что нежно, ненавязчиво... После, спустился ниже. Начав крепко сжимать грудь, мучитель не сводил взгляда со своей жертвы. Издевался, как мог, этими прикосновениями причинял еще больше отвратительного чувства.


Мерзость — вот то, что было в душе, но и не только в душе...


Руками он обхватил девушку за талию, а сам впился в ее губы, жадно прикасаясь к ним своими, заставляя открыться и почувствовать еще и чужой язык. Влажный, горячий...


Когда же отстранился, то довольно посмотрел в полные отчаяньем глаза, потом...


Резко перевернул рыжую и опять вошел в нее, заставляя жертву накрепко вцепиться пальцами в шелковою простыню.


На этот раз так медленно и так глубоко, что она полностью могла почувствовать в себе чужую плоть. А ему это так нравилось, гладкая белая кожа доставляла удовольствие, как и испуганный взгляд, крики, рыдания. Движения не становились быстрыми, а продолжали быть плавными, скользящими. Не спеша и очень глубоко парень двигался в ней, по-прежнему, обхватив ее бедра. Меган просто задыхалась, она плакала в подушку, закусывая синие сухие губы до крови. Каждое новое движение, все такое же медленное, только потом мучитель ускорился. Сбитое дыхание юной девушки возбуждало его еще сильнее, чем горячая плоть. Толчки стали грубыми, еще более болезненными. Доставлять боль сей особе казалось для незнакомца очень приятным.... Войдя до самого предела, парень снова кончил в нее.


И опять это паршивое чувство, когда в тебе разливается что-то жидкое, но густое и такое горячее.


Светловолосый приподнял жертву и усадил ее к себе на колени, та сейчас была похожа на куклу и совсем не двигалась.


Ее тело было таким великолепным и так манило его. Губами он коснулся ее шеи...


Парень все не отставал от бедняжки, пытка, казалось, продолжалась вечность. С того дня каждый день ее приводили в эту комнату, и все повторялось вновь и вновь. Такой грязной Меган не чувствовала себя никогда. Насильник оказался каким-то влиятельным бандитом, его все звали Саймон, но являлось ли это имя настоящим — неизвестно. То, что Мэг оказалась здесь — чистая случайность, ей просто не повезло. Саймону нужна была очередная игрушка... Возможно, этот Ад так и продолжался бы, если бы не Жозефина. В один из дней, когда никого не было в доме, она открыла комнату, отведенную мисс Хейли и сказала ей следовать за ней. Выяснилось, что она ее отпускает... Рыжая не знала, как благодарить свою спасительницу, но была впервые счастлива, что покидает это место. Служанка еще и отдала ей паспорт, что было очень кстати.


Зеленоглазая беглянка убежала из дома, куда глаза глядели, она добралась до дороги, села на первый попавшийся автобус и куда-то поехала. Это не имело значение, лишь бы только подальше... Дорога была такой долгой, девчонка ехала до конечной. Наконец, она вышла с транспорта. Не далеко от дороги возвышались купола церкви, почему-то какое-то чувство потянуло туда.


После того дня, Мэг плохо помнит, что с ней было. Она жила в каком-то подвале, в котором ей позволила жить одна старушка. Сколько времени прошло — неведомо. Путница почти не выходила из подвала месяцами, пока совсем не заболела, пока не выплакала все слезы. Она сначала долго кашляла, потом чувствовала сильную усталость, а уже после — ее сломил жар.


С горем пополам, Меган оказалась в больнице, за что спасибо той бабушке, что приглядывала за ней. Неделю рыжая не приходила в себя, наверное, потому что не хотела. Она не понимала, в чем теперь смысл ее жизни. Кому она теперь будет нужна такая грязная? Как после такого жить? Зачем? Еще и после слов доктора... Что могло быть еще ужасней? Она была беременна, но ребенок не выжил из-за того, что Мэг заболела. Теперь она и убийца... Грязная, оскверненная убийца.


Зеленоглазая попросила разрешения лишь на один звонок. Она позвонила тете и попросила, чтоб та приехала и забрала ее, но только не говорила ничего родителям. К ним возвращаться было бы намного тяжелее.


Просто невыносимо больно.


Очень скоро Клементина приехала во Францию, дабы забрать племянницу. Они вместе уехали в Италию, и Мэг долго молчала, потом осмелилась рассказать свою историю. Тетушка всеми силами старалась помочь ей, помочь залечить такую огромную рану в душе. Возможно бы, получилось, но... вскоре они узнали о болезни Меган.


Тогда стало ясно, что это конец.


Меган Хейли выплакала много слез, чтобы снова улыбаться. Даже умерла она с улыбкой.


Все же она исполнила клятву, данную брату. Она исполнила его желание, ценой своей жизни.




***



— Патрик!!! Это единорог! — черноволосая вцепилась в руку друга, который был напуган не меньше нее.


— Да ладно?! — иронично прокричал парень, отступая назад, почти вгоняя себя в кровать.


— Что делать?!


— И-го-го! Сле-дуй-те за и-го-го мной! — проговорило существо, начиная ржать с новой силой.


В этот момент парочка замерла, глядя на все еще говорящего... единорога.


Ничего делать не оставалось, так как ребят следом за мифологическим существом затянуло в портал.


Все в порядке, просто они в розовом портале, с розовым единорогом.


Бывает...

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий

Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe