Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Я и Слуга Тьмы Ally of Darkness and I
Пункт двадцать пятый. Оставайся на месте!

Брюнет неслышно спустился с лестницы и застыл, обдумывая, что ему делать. Когда только гость успел прийти? И вообще — кто он он? Почему кажется таким знакомым? Наверное, незнакомец только вошел, потому что даже куртку не успел снять. Или же он не надолго? Сомнения закрадывались в груди парня, но он сделал несколько шагов и, чтобы привлечь к себе внимание, спросил:


— Кто Вы?


Миранда обернулась и сразу же встретилась взглядом с пронзительными черными глазами. Сегодня она еще бледнее, чем обычно. У нее с недавних пор появились огромные синяки под глазами. Она почти потеряла очарование и тот свет, который так притягивал...


Молодой мужчина обратил внимание на постороннего. Улыбка мимолетно блеснула на его губах. Незнакомец был очень красивым шатеном, имел правильные, привлекательные черты лица, особенно выделялись серые глаза, даже серо-зеленые. Высокий, статный, симпатичный. Ему точно было не больше двадцати восьми лет, это Тони с уверенностью мог сказать.


Итальянец подошел к паре ближе.


— Я — Марко Бокаччо, друг семьи, — приятным легким тоном представился он, протягивая руку.


Посмотрев в серо-зеленые глаза, юноша пожал протянутую руку. И тут ему что-то вспомнилось, что-то весьма занятное.


— Вы же работаете психотерапевтом, да? — резко, с улыбкой, спросил маг.


— Да... Откуда Вы?..


— Мое имя — Антонио Медичи, я — племянник Альберто Медичи, — еще шире заулыбался черноволосый, окончательно вспоминая старого знакомого.


— Антонио... — шепотом проговорил мужчина, тут на его лице тоже засверкала улыбка. — Боже, как же ты вырос! Я тебя мальчишкой помню!..


— Да... Много времени прошло, да и я уже не тот, — согласился школьник.


Одна только девушка совсем не понимала, что происходит. Было ясно только одно — эти двое знакомы. Очень хорошо знакомы.


Одноклассник посмотрел на нее и решил все немедля рассказать, а то ей ведь ничего непонятно.


— Марко — лучший друг моего дяди, они вместе учились в школе и вместе поступили в университет, теперь работают врачами. Оказывается, это друг и нашей семьи... — весело проговорил паренек, почесывая затылок.


— Ох... ясно... Давайте присядем? — предложила ведьма и прошла к дивану, за ней пошли и двое. Но сначала гость снял с себя куртку и положил ее на быльце дивана.


Повисла тишина. Рыжеволосая снова погрузилась в свои мысли, опустив взгляд вниз.


— Я еще раз соболезную, Мира, — серьезно сказал синьор Бокаччо, внимательно наблюдая за поведением девчонки, он переживал за нее, сильно переживал.


— Д-да... — кивнула она, не подымая взгляда.


— Последнее время Мире очень тяжело. Я беспокоюсь, — добавил Антонио, поглядывая на возлюбленную, затем обратил свое внимание на знакомого.


— Ничего особенно странного не происходило? — неожиданно спросил шатен.


— Эм... — вот как раз сейчас вспомнилось ночное происшествие, но рассказать о таком Медичи не посмел, решив лучше промолчать по этому поводу, он только неуверенно помотал головой. Еще бы о таком всем рассказывать!


Мужчина насторожился и решил кое-что сделать. Он подвинулся к юной особе ближе и рукой коснулся ее лба, та вздрогнула и отдернула чужую руку от себя, посмотрев в серо-зеленые глаза, она, кажется, разозлилась.


— Прошу... не трогайте меня.


Доктор внимательно посмотрел в ее тусклые глаза, тяжело при этом вздохнув.


— Тебе трудно, я понимаю. Мне кажется, нам нужно поговорить. Вдруг твои проблемы снова могут проявится? — аккуратно проговорил Марко Бокаччо.


Его слова ввели парня в заблуждение. О чем это они говорят? Было непонятно. Но если подумать, то все может сложится в одну весьма понятную картину. Марко — психотерапевт, так какие же тогда у Миранды проблемы? Какие у нее были проблемы раньше? О чем он? Эти мысли сразу же заставили брюнета волноваться, он тут же насторожился.


— Антонио, — тихо бросил мужчина, — можешь куда-нибудь выйти, пока мы поговорим?


— Нет! Пусть останется, — уверенно заявила девушка с зелеными глазами, цепляясь взглядом за одноклассника, как за нить спасения.


— Ты уверенна? — спросил врач.


— Да.


Черноглазый и с места не сдвинулся, но заметно напрягся. Волнение все нарастало и нарастало, заполняя собой все уголки его души. Казалось даже, что атмосфера в этом доме накалилась и становилась туманно-вязкой.


— Ты же помнишь, как лечилась у меня? — спокойно начал психотерапевт, доставая из кармана пиджака маленький блокнотик с ручкой.


Марко сидел рядом с Мирой, на диване, а юноша — на кресле.


— Помню, но... Доктор, зачем сейчас? — тусклым голосом спросила мисс Хейли.


— Давай начнем как раньше, с самого начала. Представься.


Бледное лицо еще сильнее нахмурилось. Леди сжала пальцами рук юбку очень длинного платья, в котором была.


— Меня зовут — Миранда Хейли, я — ирландка. Родилась и росла в Дублине, в большой семье. Раньше у меня была большая семья. Мама, папа, я, Меган, Лукас и Колум. Лукас... Меган... их больше нет, — и без того безжизненный голос дрогнул.


Тони волновался за подругу даже больше, чем она сама. Его чуть не трясло, когда его бедная синьорина начала рассказывать про семью. Ей было очень тяжело, это было видно. Так зачем ее заставлять? Захотелось выгнать доктора Бокаччо, чтобы он больше ни слова не сказал, даже побить его хорошенько захотелось. Юноша сжал кулаки, дабы успокоится.


— Я... Я пойду сделаю чай... — дрожащим голосом произнесла рыжая, вставая с места.


Она ушла на кухню. Каждый раз, когда она шла на кухню, чтобы сделать чай, то на ее глаза наворачивались слезы, а в душе все который раз отмирало. Все рушилось, весь ее мир был разрушен, вот уже во второй раз... Почему ей доводится переносить это? Наверное, куда легче было бы, если бы она сама умерла.


Когда двое остались одни, то мужчина серьезно посмотрел на приятеля, решив рассказать.


— У вас с Мирой хорошие отношения, я правильно понимаю? — задал врач вопрос, что-то записывая в блокнот.


— Да, это так, — укоризненно смотря в серо-зеленые глаза, ответил темноволосый.


— Не оставляй ее сейчас одну, хотя бы пока не вернулась синьора Кэмпбелл. Семь лет назад, когда я только начинал практику — моим первым пациентом стала Миранда Хейли. После смерти старшего брата у нее начало развиваться диссоциативное расстройство идентичности, проще — раздвоение личности. После долгого лечения она поборола болезнь, одна личность подавила вторую, но сейчас... Я могу сказать, что болезнь снова прогрессирует. Надобно принять меры.


Слова эхом отражались в подсознании парня, он не сразу понял смысл сказанного. В это было трудно поверить, да и вообще не верилось. Совсем не верилось, что такая девушка может болеть психическими расстройствами. Невыносимая жалость вдруг пленила Антонио, ему стало горько и больно. Он нахмурился, чувствуя, как его сердце кольнуло. Никогда и ни за кого он так сильно не переживал. Тяжелый ком подкатил к горлу и парень резко вздохнул, пытаясь себя успокоить.


— Ты ведь заметил, что она начала вести себя не так, как всегда? — приподняв одну бровь, поинтересовался синьор.


Если вспомнить то, как себя начала вести Мира, еще даже до смерти Меган, то все станет ясно. Она как будто менялась и становилась другим человеком. Наверное, смерть сестры только сдвинула болезнь с мертвой точки.


— Все правильно... Но я не мог подумать, что...


Девушка зашла в гостиную с небольшим подносом в руке.


— Мира, — начал доктор, поднимаясь с места. — Сможешь прийти ко мне в больницу, в пятницу? Думаю, нам нужно во всем разобраться.


— Хорошо... — неуверенно кивнула она, переводя взгляд на школьника. — Тони, п-пойдешь со мной? — неуверенно спросила, сильнее уцепившись в поднос.


— Конечно.


Марко подошел к зеленоглазой и улыбнулся, чтобы ободрить ее.


— Ты можешь рассчитывать на меня.


Ведьма отвела взгляд, обдумывая эти слова. Очень долгое время они с доктором не виделись, но тогда, семь лет назад, он был ее лучшим другом, и те бесчисленные разговоры с ним помогали собирать ее душу по кусочкам.


— Буду ждать вас, — договорил шатен.


Юноша поднялся с места и пожал руку гостю, затем провел его.


После ухода старого знакомого, Тони сел на диван, рядом с молчаливой девушкой. Ему нужно было время, чтобы принять все то, что на него навалилось. Смирится с этим... Разум еще не до конца все осознавал, всю ту тяжесть, однако сердце не сомневалось ни секунды. Брюнет был убежден в своих чувствах.


— Ты ведь... не оставишь меня?


От голоса подруги парень вздрогнул.


Было видно, что она боится и не уверенна в нем. Ведь не каждый продолжит общение с психически больным человеком. Еще в детстве Миру поставили перед таким фактом: "Ты будешь посещать больницу один раз в неделю". Она понимала, что болеет, но болела она не как все. У нее было что-то похожее на простуду души, как она думала. Самой ей было трудно понять, о чем все говорят и почему считают ее не такой, как все? Трудности начались еще тогда, девочка не могла представить, что когда-нибудь те же проблемы к ней вернуться. И опять после смерти близкого.


— Нет, синьорина, я не оставлю Вас, — он снова перешел на "Вы", неосознанно, ему было так легче. Теплая улыбка появилась у него на лице, чтобы поддержать любимую.


Мисс Хейли легко улыбнулась, но улыбка ее получилась грустной и от этого ее другу стало только тяжелее.


— Когда мне было одиннадцать, я потеряла старшего брата. То время я плохо помню, знаю только, что было невыносимо трудно. Единственные четкие воспоминания — это разговоры с доктором Бокаччо.


— Мне жаль, — шепнул итальянец, неожиданно обнимая собеседницу. Он крепко прижал ее к себе, хотел согреть и попытаться помочь. По сути, то он ничего не мог, однако всей своей сущностью он желал помочь.


К нему пришла мысль, которая посетила его еще утром. Нужно было как-то помочь бедняжке и попытаться развеселить ее.


Парень выпустил рыжую из объятий и встал с места. Подав ей руку, он улыбнулся.


Миранда молча взялась за теплую руку, не отводя взгляда от черных глаз.


— Синьорина, я хочу показать Вам мою семью, — нежно проговорил Антонио, помогая подруге встать.


Он точно знал, что познакомившись с его семьей, она хоть немного повеселеет.


Ей просто нельзя больше здесь находиться.

Ее необходимо спасать.

Сейчас, пока не поздно.




***




Девушка с янтарными глазами спустилась по деревянной лестнице в холл, она держалась за правую руку, лицо ее было недовольным. Рука все еще болела, после того, как ее умело вывернули. Чувствовала темноволосая себя паршиво, ничего с этим поделать не могла. Она огляделась, как всегда, никого не было. Вздохнув, шатенка открыла входную дверь, тут же почувствовав при этом сильный порыв ветра с улицы. Но не обратив на это внимание, красавица вышла наружу, закрыв за собой тяжелую дверь.


Медленными шагами, она ступала по белому снегу ногами в красных туфлях. Обувь была красивая, летняя, поэтому, разумеется, не грела. А так на ней была еще не особо теплая одежда — шерстяное платье с длинным рукавом серого цвета, которое едва доставало до колен.


Как же на улице было холодно! А ведь еще не зима.


Ветер сумасшедшие свистел в ушах, а юная особа шла куда-то, ей было неважно куда. Надо просто освежить голову и немного подумать. Все равно, что холодно, она ведь не заболеет. Зато, это всегда помогало отвлечься.


Все было как-то плохо. Ссора и драка с Шарлоттой, холодность того, кто ей нравился. Наверное, в этом году лучше бы она воздержалась от Академии Нечисти и поступила куда-то в другое место. Думала же об этом, но все равно не сделала так.


"Как он мог? Почему оставил меня и теперь с какой-то девчонкой? Я не понимаю, ведь... ведь я намного красивее. Мы так долго знаем друг друга..."

Прикрыв глаза из-за холодного ветра, дующего прямо в лицо, Аннабель почувствовала невыносимую боль и тоску за былыми временами.



Янтарные глаза четырнадцатилетней девчонки сияли ярче солнышка, настолько она была радостной. Сегодня она впервые в зоопарке. Как бы это странно не звучало, но зоопарк всегда был мечтой этой удивительной особы. Этот день оказался таким теплым и солнечным, что душа трепетала. Как же волнующе это все!

А главное — вместе с ней пошел ее лучший друг, тот, кого она уже давно искренне любит. Но, похоже, этот "колючий" пепельноволосый мальчишка совсем не обращал на нее внимания. Но надежда оставалась... может, когда-нибудь он заприметит ее!

Двое только зашли в зоопарк, а уже увидели столько всего интересного. Кое-где были воздушные шарики в честь открытия сего места. Вдалеке виднелись ларьки, в которых продавалась сладкая вата и карамельки. Людей-то сколько повсюду! Родители с детишками, парочки, просто друзья... всех так много.

— Потрясающе! — охнула длинноволосая девчушка, растягиваясь в счастливой улыбке.

Схватив спутника за руку, Анна побежала к вольеру с бабуинами.

— А! Смотри! Смотри! Это бабуины! Глянь, какая задница! — расхохоталась шатенка, наслаждаясь и веселясь от души. Она прыгала и тыкала пальцем в бедное животное, которое уже успело наградить ее величественным взглядом а-ля "на дурных холопов внимания не обращают".

— Задница, как задница. Бабуин, как бабуин. На тебя похожий... — лениво выговорил голубоглазый и хмыкнул, рассматривая приматов.

Пусть и так! Все равно, глядя на него сейчас, "Кошка" не чувствовала злости. Она только улыбнулась, да кивнула.

Вдоволь насмотревшись на бабуинов, девица потянула приятеля подальше, к большому вольеру с лошадками. Это были такие маленькие, но ужасно милые лошади — пони. Захотелось тут же подойти и погладить.

Анна подошла и протянула руку за ограждение. Одна из лошадей, оная была бурая с белыми пятнами, издала смешной звук, глянув на незнакомку, но потом потихоньку подошла и теранулась мордочкой об руку.

— Миленькая! — с радостной улыбкой сказала красавица.

— Я знаю многих людей с похожей мордой, — усмехнулся паренек, сунув руки в карман джинсов.

Опять он за свое, однако это все же ничего не портило.

Неожиданно юный Беккер достал из кармана сахар кубиками и протянул его животному, которое с радостью приняло лакомство и счастливо начало живать. В этот же момент к ограждению начали подходить и другие пони. Какими же они были красивыми — белыми, черными, разноцветными, даже рябыми. Захватывающе красивое зрелище! Все лошадки хотели сахара от недовольного мальчишки.

Тогда Эр улыбался, совсем незаметно, аккуратно, но искренне.

Тогда он был с ней... и казалось, что так будет всегда.



Сейчас эти воспоминания кажутся безгранично далекими, словно это вообще происходило не с ней, словно она никогда и не видела ту улыбку. Скорее всего, никогда больше и не увидит.


Снег так блаженно хрустел под ногами, какой же это был замечательный звук! Несмотря на весь этот холод, что здесь вокруг, она может радоваться этому хрусту. <i>И не смотря ни на что, она не отступится от него. Будет бороться до последнего вздоха!</i> Для нее Рик — эта часть ее души, с ним связаны только лучшие воспоминания. Без него будет только хуже, без него она останется пустышкой...


— Аннабель! — окликнул кто-то за спиной, заставив вздрогнуть от неожиданности.


Девушка-кошка повернулась и увидела русоволосого паренька с пластырем на носу.


— Джонни, чего тебе? — недовольно спросила, нахмурив бровки.


Юноша подошел ближе, он весь дрожал от мороза.


— Я вышел следом за тобой, чтобы поговорить, — Брайан покривился от ветра, но спокойно посмотрел в янтарные глаза. — Тебе нужен Беккер, а мне — Каррингтон. Не важно, что мы будем делать и как, но я хочу объединить силы с тобой. Вместе мы разлучим их.


Красивые губы "Кошки" растянулись в злобной улыбке.


Ей понравилась эта идея. Почему бы не попробовать?




Услышав такой странный и загадочный ответ от друга, Алисия напряглась. Внезапно душераздирающий крик пронзил тишину, словно пуля. Девушка и парень уставились друг на друга, почувствовав напряжение. У брюнетки даже мурашки пробежались по коже. Она смотрела на голубоглазого, ожидая объяснений, будто он знал больше нее. Стало как-то страшно...


— Что это, черт возьми, было?! — крикнула она.


— А я, блять, знаю?!

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий

Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Libre Book Self Manga GroupLe